Теория измены. Часть вторая

Просмотров130
Комментарии0

Стоя коленями на ковре, а грудью лежа на диване, Юля мелко дрожала от наслаждения, чувствуя, как внутри нее двигается большой, твердый, горячо любимый член мужа. Ее очаровательные губки были приоткрыты, и между ними вырывались короткие, отрывистые стоны, ее великолепное, покрытое потом обнаженное тело получило уже третий оргазм за пятнадцать минут, но не собиралось останавливаться. Сзади нее стоял Алекс, и быстрыми, уверенными движениями вбивал свой болт в гостеприимную киску жены. У него имелось много вопросов, которые он пока не решался задать. Где была Юля? Почему, едва войдя в номер, она, не говоря ни слова, набросилась на него, как сумасшедшая? И почему они занимаются сексом уже пятнадцать минут в одной позе, когда есть множество других, не менее интересных? Но Юле сейчас было не до разнообразия. Стоило ей закрыть глаза, и перед внутренним взором сразу вставала сцена разврата матери и дочки, подсмотренная ею из шкафа. Их голые тела, та страсть и похоть, с которой они ласкали друг друга, грязные словечки, которые при этом говорили. Впервые увидев соитие других людей, да еще такое. нестандартное, Юля возбудилась так, как никогда в жизни. Ни один просмотренный ею раньше порнолик не дал таких эмоций, как то, что она увидела в номере Вики и Ани.
Получив третий оргазм, Юля вдруг ощутила, что ей надоело быть в постели постоянно ласковой и нежной. Ей вдруг захотелось жесткости, дикого, грязного секса, хотя бы немного напоминающего тот, что она видела, сидя в шкафу. Алекс, увидев, как жена зашевелилась, с готовностью вышел из нее, и уже хотел предложить перейти на кровать, как вдруг Юля быстро сказала:
— В попку. Хочу в попку.
Для Алекса это стало полнейшей неожиданностью. Как было сказано ранее, Юля с трудом переносила анальный секс, ее сексуальная задница была слишком маленькой для большого члена мужа. Но теперь она сама развела руками ягодицы, демонстрируя Алексу маленькое, сморщенное колечко ануса.
— Хочешь туда? — перепросил он.
— Да. — выдохнула Юля, и нетерпеливо завиляла попкой. — Быстрее. Очень хочу тебя туда!
Алекс не стал спорить, ему самому было интересно, как все пройдет на этот раз. Юля расслабилась и сцепила зубы, приготовившись к боли. Но она хотела эту боль, хотела всем сердцем, вот в чем был фокус. Она хотела быть грязной потаскушкой, которую ебут во все щели, не оставляя ни одной без внимания. Все то, что она любила в постели раньше, сейчас вдруг казалось ей скучным и неинтересным, ее захватила жажда новых ощущений.
Алекс поднялся было, чтобы принести смазку, но Юля ухватила его за руку, и заставила вернуться на место. Тогда он сунул два пальца в вагину жены, хорошенько смочил ее же любовным соком, и ввел их ей в попку. Это было еще ничего, и Юля затаила дыхание, ожидая продолжения. Медленно тянулись минуты, пальцы Алекса разминали ее анальное колечко, и вот, наконец, туда начала входить головка члена.
— А-а-а-а. — дикий, протяжный крик разнесся по номеру. Алекс сразу остановился.
— Больно?
— Продолжай, — выдохнула Юля сквозь сжатые зубы.
Она терпела, терпела, терпела, пока член не вошел в нее наполовину. Анус горел огнем, ощущение было такое, будто ее изнутри выворачивает наизнанку. Алекс остановился, давая жене время привыкнуть, и, чтобы хоть как-то отвлечь ее от боли, начал пальцами потирать твердую горошинку клитора. Это помогло, Юля застонала от удовольствия и прогнула спину, давая мужу понять, чтобы он вошел в нее полностью. Оставшееся расстояние Алекс преодолел одним сильным рывком.
— Су-у-у-у-к-а-а-а. — не то сказала, не то простонала Юля, мелко трясясь всем телом.
И вдруг боль начала уходить, уступая место чувству невероятной наполненности. Юля осторожно расцепила зубы, и едва заметно шевельнула попкой, чтобы проверить, как это движение отзовется у нее в анусе. Теперь уже Алекс не сдержался от стона, его член сдавливали узкие, мягкие стенки. Ни с чем несравнимое ощущение!
— Попробуй двигаться, только медленно, — попросила жена.
Первый же толчок заставил обоих судорожно вздохнуть. Алекс медленно-медленно вводил и выводил член, внимательно наблюдая за реакцией Юли. Ему не было видно выражение ее лица, но, если бы он его увидел, то был бы снова поражен. Глаза Юли горели такой похотью, какой у нее еще никогда в жизни не было, а все ее лицо выражало сильнейшую сексуальную чувственность.
— Быстрее. Глубже. — глухо сказала Юля, в перерывах между сильными криками боли вперемешку с наслаждением. Алекс слегка ускорил темп, его большие, крупные яйца бились об гладко выбритый лобок жены. Юле хотелось кричать во весь голос от того, как член выворачивает ее изнутри, даря новые, доселе невиданные ощущения. На глаза ей попалась диванная подушка, ухватив и подтащив ее к себе, молодая жена утопила в ней свое лицо.
Обычно хорошо тренированный, Алекс теперь с трудом сдерживался, чтобы кончить. Дабы продержаться еще немного, он остановился, пережидая момент эякуляция, и вдруг резко сунул сразу три пальца в киску жены. Юля приглушенно зарычала, и дернулась, насаживаясь на них. Один из пальцев задел клитор, и ее пронзила новая вспышка наслаждения. Оторвав от подушки свое лицо, она прохрипела:
— Волосы. Возьми меня за волосы!
Алекс ухватил ее за «конский хвост"», и потянул на себя. Новая волна боли стало началом четвертого оргазма Юли, самого сильного из всех, что ей доводилось переживать ранее. За закрытыми глазами взрывались фейерверки, она плавилась и распадалась на мелкие кусочки, умирала и возносилась вверх, к новым вершинам. Пришла в себя только, когда ощутила, как где-то глубоко в попке дергается и изливается горячей спермой член мужа. Алекс осторожно вышел из нее, и устало сел рядом, а Юля сползла на пол и легла на спину, чувствуя приятную вялость во всем теле. Попка болела, но ноги все еще дрожали от полученного удовольствия.
— Как тебе? — спросила Юля, глядя на мужа с раболепным обожанием.
— Классно, — без энтузиазма ответил Алекс. — А теперь расскажи мне, что это на тебя такое нашло.
Жена смутилась, ее лицо покраснело, она отвела взгляд в сторону.
— Просто захотелось чего-то необычного.
— Это я понял. Так это и был твой сюрприз?
— Какой сюр. Ах, да, точно, именно он. Я ходила. в секс-шоп, — Юля лихорадочно врала, избегая смотреть Алексу в глаза. — Там, знаешь, такие вещи. Сначала я хотела нам что-нибудь купить, но пока ходила и смотрела, так возбудилась, что просто уже не могла терпеть. Решила: лучше сходим, и выберем вместе, а сама помчалась к тебе.
— Понятно, — наступило неловкое молчание.
Чтобы скрыться от дальнейших вопросов, Юля попыталась встать, и чуть не упала. Из-за боли в попке теперь приходилось ходить враскорячку.
— Тебя отнести в ванную? — предложил Алекс.
— Нет, я сама дойду, — отказалась жена, и, с трудом переставляя ноги, отправилась туда. Ее слегка потряхивало, сперма стекала по ногам, между ягодиц появилась красная, натертая область. Алекс проводил ее взглядом, пожал плечами, натянул трусы, и вышел на балкон покурить.
Включив воду, Юля устало присела на край ванной, разглядывая в маленькое зеркальце свой собственный, оттраханный мужем анус. Ничего серьезного, придется немного подлечить мазью, для первого раза не так уж и страшно. Зато, какие ощущения, какие эмоции! Ее внезапно накрыло чувство стыда — за то, что так себя вела, за то, что наврала мужу, и за то, что увидела, сидя в шкафу. Нужно было рассказать Алексу про Вику и Аню, но как ей признаться, откуда она это узнала? И, самое главное, как он к этому отнесется? В конце концов, Юля решила — расскажет все ночью, когда Алекс будет слишком расслаблен от обильного секса, чтобы ругаться. Предвкушая сегодняшнюю ночь, когда придется удовлетворять его только минетом, она начала набирать ванную, чтобы полежать в горячей воде, и еще раз все хорошенько обдумать.
*******************
Но ночью Юля так ничего и не рассказала, полностью увлеченная своим любимым делом — сосанием члена мужа. Утром она снова ощутила вину, но сделать с этим ничего не могла, к тому же, Алекс начал явно что-то подозревать, и его вопросы «Что случилось? Ты какая-то сама не своя, все в порядке?» доводили Юлю чуть ли не до истерики. В их наполненном счастьем медовом месяце произошел разлад. Жена переживала, а муж чувствовал это, но не мог понять, почему именно.
В мрачном молчании они отправились на пляж, где снова наткнулись на Вику и Аню. Теперь, зная об истинных намерениях Вики, Юля вдруг как-то по-другому посмотрела на нее. Вика-искусительница, разбивающая чужие браки, вдруг куда-то исчезла, а ее место заняла Вика — заботливая мать, желающая счастья для своей дочери. Аня по-прежнему вела себя тихо и скромно, но теперь Юля видела, какими глазами она смотрит на Алекса, и как Вика постоянно посылает ей многозначительные взгляды, призывая к решительным действиям. Лежа на покрывале, и глядя, как мать натирает дочь кремом от загара, Юля внезапно вспомнила вчерашнее, и почувствовала волну возбуждения. На людях эта розовая парочка ничем не выдавала себя, но Юля ясно представила, как после пляжа они пойдут к себе в номер, и будут снова заниматься любовью, в новых, развратных позах, которые она часто видела, смотря порно с лесбиянками.
Потом Аня ушла купаться (наверняка для того, чтобы, наконец, остаться наедине с плескающимся в море Алексом), а Вика, придвинувшись к Юле поближе, сказала с чисто материнской нежностью:
— Дети так быстро растут, да?
— Угу, — промычала Юля в ответ.
— Вроде только вчера ей портфель в первый класс выбирала, а сегодня она уже на пляже, в бикини, такая взрослая и такая красивая, — продолжила Вика. — Восемнадцать лет, Господи, помилуй! Как же так быстро время пролетело?
Юля отвернулась, потому что ей нестерпимо хотелось сказать: «Да, восемнадцать лет — это достаточно взрослый возраст для того, чтобы трахать собственную мать». Вика ничего не заметила, а только придвинулась еще ближе.
— Мне кажется, Юля, что между нами ощущается какое-то напряжение. Вы, вроде бы, откровенны и честны, но иногда смотрите на меня так, будто хотите придушить. Давайте разберемся сейчас, пока мы одни. В чем дело? Я мешаю вам с мужем отдыхать? Или вам противна чужая компания?
Юля пожала плечами.
— Так не годится, — мягко сказала Вика, кладя ладонь на обнаженную, загорелую спину Юли. — Молчание только усиливает ненависть, мне ли этого не знать. Скажите что-нибудь.
Юля задрожала, почувствовав, как нежная, мягкая ладонь поглаживает ее, едва заметно опуская ниже. «Не могу поверить, эта лесбиянка меня соблазняет! Так вот, что она имела в виду, когда говорила, что займется мною!».
— Да! — выпалила она, дернувшись всем телом. Потом перевернулась на живот, и отодвинулась подальше. — Вы нам мешаете! И я вижу, что вы натаскиваете свою дочь на моего мужа! Думаете, я совсем слепая?
Вика нахмурилась.
— Да уж, теперь вижу, что не слепая, — сказала она, даже немного резче, чем надо. Но спустя пару минут сориентировалась в ситуации, и снова смягчилась. — Хорошо, вы меня вывели на чистую воду, признаю свою вину. Но я всего лишь хочу, чтобы моя дочь была счастлива.
— С чужим мужем? — злобно оскалилась Юля.
— А я не говорю ей, чтобы она отбивала его у вас, — спокойно ответила Вика. — Неужели у вас никогда не было курортного романа?
— При чем тут это? — Юля бесилась все больше и больше. — Ау, женщина! Вы учите свою дочь соблазнять моего Алекса, а теперь сидите с таким видом, будто это совершенно нормально! Вы, вообще, в своем уме, или как?
Вика продолжала смотреть на нее с любопытством, слова Юли ее совсем не задевали.
— Хорошо, Юля, тогда я задам вам один вопрос, — сказала она. — Вы помните свой первый раз? Я имею в виду, первый секс с мужчиной.
— Я. — Юля осеклась. — При чем тут это?
— Вы ответьте сначала.
— Да, я помню свой первый раз, — злость прошла, и Юля снова заняла прежнее положение на животе. — И что с того?
— Это был ваш муж?
— Ну, допустим, нет.
— Это был ваш парень?
— Да, это был мой парень, моя первая, школьная любовь. К чему вы клоните?
— Вам понравилась? — Вика продолжала задавать вопросы монотонным тоном школьного учителя.
— Нет.
— Он был неопытен?
— У нас обоих это был первый раз. Мы пообещали хранить друг другу верность, и заняться первым сексом после школьного выпускного.
— И как, получилось?
— Не выдержали, и занялись им раньше, во время подготовки к выпускным экзаменам.
— У него дома?
— У меня дома.
— Вы сами подтолкнули его к этому?
— Нет, все случилось само собой.
— Вы кончили тогда?
— Нет, конечно!
— Теперь, чтобы вы поняли, к чему я веду, расскажу про свой первый раз, — сказала Вика. — Меня изнасиловал собственный отец, когда был пьян. Я помню только удар по голове, и кровь вместе со спермой из вагины, когда пришла в себя. Все, конец истории.
Юля помолчала, не зная, что и сказать.
— Ваш первый раз прошел не совсем удачно. Мой — совсем неудачно. И я уверена, у многих женщин по всему мира найдется подобная история. Теперь возьмем мою Аню. У нее первого раза еще не было. Она заглядывается на парней из своей школы, но это все больше прыщавые ботаники да озабоченные спортсмены, которые тащатся от собственной крутости. Первая половина даже понятия не имеет, как обращаться с женщинами, а вторая знает, но не хочет, потому что они эгоисты. Мой первый и единственный муж никогда не доводил меня до оргазма. Собственно, замуж я вышла рано, и не по любви, а чтобы сбежать от родителей. В постели он вел себя так, будто решал сложную математическую задачу — и ответом на нее был мой оргазм. За пять лет супружеской жизни он так ее и не решил. Для него простейшим путем выхода из положения было кончить самому — и все, больше ничего не надо.
Юля слушала, и все больше проникалась сочувствием к этой женщине. Но это не отвлекло ее от главной темы разговора.
— И при чем тут мой Алекс?
Вика улыбнулась.
— Нет, Юля, не надо притворяться, вы все прекрасно поняли. Раз уже скрытно не вышло, скажу прямо. Я хочу попросить вашего мужа подарить моей Ане первый раз, а вас — разрешить ему это.
Хотя Юля и так знала правду, в груди все-таки появилось неприятное, обидное ощущение.
— А потом и самой с ним трахнуться, да?! — не удержалась она от крика.
Вика покачала головой.
— Мне это ни к чему. Я сыта мужчинами по горло, и прекрасно обхожусь без них.
«Да уж, сучка, знаю я, как ты без них обходишься» — подумала Юля, но решила не говорить это вслух.
— Вы. Вы. Вы — чокнутая, сумасшедшая, озабоченная.
— И ваш ответ?
— Нет! Никогда!
— Юля, войдите в мое положение, — умоляющим тоном сказала Вика. — Ане будет больно отдать свою невинность кому попало — как было больно и мне, и вам. Она будет жалеть об этом до конца своей жизни, как я. А ваш Алекс — красивый, опытный, такой сексуальный, такой чуткий и нежный. И наверняка знает, как дарить женщине удовольствие, даже когда она девственница. Я прошу всего один раз. Потом мы с Аней исчезнем из вашей жизни — и как будто бы ничего не было.
— А почему бы вашей Ане просто не подождать? — саркастически спросила Юля. — Чтобы она сама встретила нормального, опытного мужчину?
— Не всем же так везет, как вам. Сколько лет пройдет, и какие шансы, что она его встретит? И как? Вы ее видели? Да, красивая, но, давайте скажем откровенно — тихая, скромная, груди почти нет, еще и худая. Да ни один опытный мужчина на нее не посмотрит по своей воле.
— Но ей восемнадцать лет! Восемнадцать, блин! Не слишком рано для первого раза?
— Лучше сейчас, с вашим Алексом, чем потом, с кем попало. Кстати, вам самой сколько было тогда лет, если речь шла о выпускных школьных экзаменах? Не столько ли?
— Я сделала это с любимым человеком, а не с чужим мужем! — пылко ответила Юля, даже с какой-то толикой гордости. — Я никому не навредила!
— И Аня никому не навредит. Алекс любит вас, он всего лишь окажет ей услугу — ну, это все равно, как если бы он ей хорошую оценку за просто так поставил.
— Вот! — Юля зацепилась за эти слова. — Ваша Аня ходит в школу, где работает Алекс! А если она захочет продолжения?
— Она уйдет из этой школы, — просто ответила Вика. — Можете лично это проконтролировать. Как только мы вернемся домой, она заберет оттуда документы, и больше никогда там не появится. Даю вам свое честное слово любящей матери.
У Юли закончились аргументы — оказалось, что Вика идеально подготовилась, продумала каждую мелочь, лишь бы ее план осуществился.
— Но. но. — Юля пыталась сказать что-то еще в ответ. — Но это же неправильно!
— Почему?
— Что значит почему? Это же измена!
— Позвольте не согласиться с вами, — лукаво покачала головой Вика. — Измена — это когда второй супруг об этом не знает. А когда все проходит по взаимному согласию, то это изменой никак не может считаться.
— То есть то, что мой муж будет трахать вашу дочь, а я буду знать об этом, по-вашему, не измена? — не поверила Юля своим ушам.
— Нет, конечно. Более того, я почти что уверена, что это принесет новую струю в вашу сексуальную жизнь.
— У нас и без того все отлично.
— Ну, знаете, как говорится — нет предела совершенству, — засмеялась Вика. — А вдруг вам понравится? Или ему?
— Как это может мне понравиться, это же. — Юля замолчала, и, неожиданно для себя, начала представлять, как бы это выглядело. Но из-за неопытности в таких делах так ничего и не придумала.
Разговор прервали вернувшиеся из моря Алекс и Аня. Причем первый был несколько ошарашен, а вторая прятала улыбку, пока на ее щеках играл юный румянец.
— Мы пойдем, — сказала Вика, а Аня согласно кивнула. — У нас сегодня еще по плану поход на маникюр. Встретимся вечером?
Юля неохотно кивнула.
— Давайте в ресторане, где мы были.
— Договорились, — и мать с дочерью удалились.
Жена подозрительно посмотрела на мужа.
— Ты чего это такой удивленный?
— В море дельфина увидели, — ответил Алекс, теперь уже он отводил взгляд.
— Ясно. Пойдем и мы, что ли, прогуляемся.
****************
Весь остаток дня Юля снова и снова прокручивала в голове разговор с Викой. Возвращаясь к тому месту, где Вика рассказывала про свой первый, Юля невольно вспоминала свой собственный. То разочарование, которое охватило ее, когда Паша вытащил из нее окровавленный член, ту тупую боль, которая еще несколько дней жила у нее между ногами, и то, как первый секс разрушил их с одноклассником отношения. До своего первого раза они мечтали пожениться, уехать вместе из города учиться в одном институте в столице, жить вместе, а после него разошлись в разные стороны, и вскоре совсем расстались. Юля еще долго потом не подпускала к себе мужчин, пока не встретила Алекса. Испытав с ним свой первый оргазм, она подсознательно начала считать своим первым мужчиной именно мужа, потому что именно он открыл ей двери в мир сексуального наслаждения. А то, что произошло с Пашей — так, ложный запуск, техническая ошибка, не стоящая даже воспоминаний.
Так-то оно так, но сколько в мире бродит еще таких же Алексов, чутких и нежных любовников, которые становятся идеальными мужчинами для своих женщин? Юле повезло, с этим не поспоришь, но повезет ли Ане, и сотне другим девушкам, с таким нетерпением и волнением ожидающих своего первого раза? Каковы шансы на их счастье? Конечно, всем девушкам в мире не поможешь, это факт, но она-то, Юля, сейчас способна помочь хотя бы одной из них.
А измена? До этого Юля страшно боялась, что узнает о том, что Алекс переспал с другой женщиной, а теперь ей предлагали знать об этом, когда еще даже ничего не началось. Более того, самой разрешить ему сделать это! Дать свое согласие на то, чтобы муж любил другую женщину, юную девчонку, чтобы его член вспахивал ее вагину, чтобы уже она стонала и кончала в его объятиях? Совершенно немыслимо!
Короче говоря, Юлю терзали противоречивые сомнения. С одной стороны, она признавала правоту Вики, а с другой — не могла перешагнуть через себя, и дать «добро» на измену мужа, которой так долго опасалась. И не только опасалась, а еще и все делала для того, чтобы ее не случилось. Алекс почему-то тоже притих, и не больше не трогал жену вопросами. Ему самому было, что обдумать.
Как накануне Юля соврала насчет секс-шопа, так и ее муж соврал насчет дельфина. Все произошло, когда они купались с Аней в море. Сначала они просто плавали рядом, перекидываясь словами, потом Аня призналась, что никогда не заплывала очень далеко, а очень хочется, но страшно. Алекс предложил подстраховать ее. Вместе они поплыли подальше от чужих глаз, и там Аня коварно начала «тонуть». То есть, завопила, замахала руками, и пошла ко дну. Алекс мгновенно оказался рядом, и подержал девушку, прижимая ее к себе.
— Спасибо, — кашляла Аня, обхватив руками его широкие плечи. — Ты меня спас!
— Да ладно, — Алекс чувствовал ее юное, манящее тело под водой. Аня обхватила его бедра ногами, и теперь его член прижимался к зоне бикини, как раз там, где находилось нежная девичья сокровищница. Он старался не думать об этом, но его болт все равно отзывался приятным покалыванием. И вдруг Аня, обхватив его лицо ладонями, впилась ртом в его губы!
Алекс вздрогнул и попытался отстраниться, но Аня не дала ему это сделать. Двигая губами, она ласкала его язычок своим, при этом бесстыдно сопя от возбуждения. Оторвалась она от него, когда воздух в легких закончился. В живот ей уперлось что-то твердое, приятное томление ощущалось в груди, а особенно в затвердевших сосочках.
— Ты что делаешь? — выругался Алекс, расцепил ее бедра, и оттолкнул от себя.
— А что? — наивно улыбнулась Аня, и отплыла в сторону. — Нельзя?
В полном молчании они вернулись на берег. Теперь Алекс искоса смотрел на молчаливую Юлю, и думал, говорить ей об этом, или нет. Он просто боялся непредвиденной реакции, особенно после того, что она устроила ему в начале отпуска, когда заподозрила в том, что Вика хочет его соблазнить.
Вечером Юля, лежа на кровати, держала на коленях ноутбук, выискивая в Интернете все, что там писали на супружескую измену по взаимному согласию. В основном это были истории женщин, про то, как их лучшая подруга или сестра мучилась в одиночестве, без мужика, что подтолкнуло их попросить мужа помочь в беде близкому человеку. Юля читала, чувствовала возбуждение, и примеряла каждую историю на себя, представляя себя на месте женщин, Алекса — на месте мужчин, а Аню или Вику — на месте тех, кому супружеская пара решила помочь.
Постепенно она начала фантазировать, представляя совершенно новую ситуацию, в которой немалая роль отводилась эротическим отношениям между мамой и дочкой. В этой фантазии Вика была ее сестрой, а Аня — племянницей, и Юля представляла, как бы они с Алексом наблюдали, как эти двое занимаются любовью. А потом Алекс и Аня ушли бы в другую комнату, совершать акт потери девственности, а они с Викой. Ноутбук был уже давно отброшен в сторону, пальцы жадно ласкали клитор, а свободная рука сжимала и тискала грудь. Теперь Юля представляла, как бы ее муж трахал Аню, а они бы с Викой стояли, и тихонько смотрели. Причем, что ни странно, Юля в точности воспроизвела в мозгу сцену ее собственного первого секса с Алексом — уютный гостиничный номер, свечи, романтический полумрак, два сплетенных на кровати тела. Пальцы двигались все быстрее и быстрее, и вместе с ними в ее фантазии двигался член Алекса, погружаясь в нежную, девственную киску Ани.
— А-а-а-а! — тело Юли выгнулось, и она забилась в волнах оргазма, полностью отдавшись наслаждению.
«Офигеть, я кончила от того, что представляла
измену!» — была ее первая связная мысль.
Расслабленно лежа на кровати, она неторопливо размышляла. Ну, правда, что такого, если Алекс заберет у Ани невинность? Не жениться же он после этого на ней собирается, так ведь? И Юля будет рядом, и Алекс будет помнить, что она — его жена, и он любит ее, а не эту малолетку. Зато Аня избежит сломанной судьбы многих девушек по всему миру. А дальше. а что дальше? Жить, как жили прежде. Есть, конечно, опасность, что Аня, даже несмотря на запрет матери, захочет заделаться для Алекса постоянной любовницей, или, что еще хуже, вообще в него влюбится без оглядки, но уж Юля точно этого не допустит. В конце концов, у нее уже немалый опыт проверки мужа на вероятную измену. И вообще, она Алексу доверяет, иначе зачем было выходить за него замуж, если она в нем сомневается? Надо только взять с него обещание, что он больше никогда в жизни не будет иметь никаких дел с этой малолеткой или ее матерью — и все, живи себе со спокойной душой.
Юля еще долго лежала, поглаживая себя между ног, лениво взвешивала все «за» и «против», прикидывала так и эдак, Между тем наступило время похода в ресторан, для новой встречи с Викой. Алекс, уже одетый и готовый, вошел в спальню, но увидев, что его жена ласкает себя, сразу понял, что все отменяется.
— Никуда не идем? — спросил он, нежно целуя Юлю, и добавляя к ее пальцам свои собственные.
— Ам! — Юля сладко застонала. — Давай останемся, ну их! Завтра встретимся, никуда не убегут.
Она мягко толкнула его голову вниз, и Алекс мгновенно занял нужную позицию, целуя и вылизывая ее сладкое, влажное лоно любви. Кончая и захлебываясь криками от его умелого языка, Юля знала, что возможно, в эту же самую минуту, в другом отеле Вика точно также кончала от умелого язычка собственной дочери.
****************
— Я согласна.
Вика внимательно посмотрела на Юлю.
— На что согласны?
— Давай на «ты», — махнула рукой Юля. — Чего уж теперь там. Я согласна на твое предложение. Согласна помочь Ане.
Они сидели возле кафе, за столиком, накрытым зонтом, и ели мороженое, для отвода глаз. Алекс отсыпался в номере, а Аня в одиночестве отправилась на море загорать и купаться. Теперь двум женщинам ничто не мешало обсуждать свои дела.
— Быстро ты, — улыбнулась Вика, явно не ожидая такого приятного сюрприза. — Я уже было решила, что соскочишь.
— Но у меня есть условие! — жестко сказала Юля.
— Слушаю внимательно.
— Я должна при этом присутствовать.
Вика немного подумала, и кивнула.
— Будем присутствовать вместе, идет? Но ты же сама понимаешь, если мы будем стоять и смотреть на них, они не получат того удовольствия, которое необходимо для полноценного первого раза.
— И что ты предлагаешь?
— Оставим их в спальне, с открытой дверью, а сами будем в другой комнате. Мы будем все слышать, и наблюдать за процессом. А они будут знать, что мы рядом, но не станут смущаться.
Юля замолчала, обдумывая этот вариант. Конечно, она не хотела, чтобы Алекс получал удовольствие, оставшись наедине с Аней. Но, с другой стороны, что это за первый раз под надзором?
— Ладно, согласна.
— Я знала, что ты меня поймешь, — Вика накрыла ее ладонь своей. — Ты очень добрый, и отзывчивый человек.
Юля убрала руку.
— Но только и ты сдержи обещание. После этого вы двое исчезнете из нашей жизни, навсегда!
— Да, я помню. Не волнуйся, все так и будет. Если только вы сами не захотите продолжения.
— Не захотим!
— Хорошо-хорошо, я просто так сказала, не кипятись.
Дело осталось за малым — рассказать обо всем Алексу. Юля и Вика начали это обсуждать, прикидывая и выстраивая модель поведения, при которой молодая жена могла бы издалека намекнуть мужу, что, мол, девочка мучается, неплохо бы ей помочь, ты же мужик, а жена все понимает, и не возражает. Юля хорошо знала Алекса, и понимала, что лучше было бы, конечно, сказать ему все прямо. Вика придерживалась иного мнения, считая, что мужики слишком непредсказуемы в таких вещах, с ними надо, как с детьми, осторожно и ласково, чтобы случайно не травмировать их психику.
А в это время Аня, дрожа от волнения, стояла в дверях спальни, и рассматривала обнаженное тело Алекса, раскинувшееся на кровати. Ключ она еще раньше вытащила из сумочки Юли, и теперь проникла в номер, зная, что ее мать будет отвлекать Юлю ближайшие несколько часов. Пять минут назад ей пришло от Вики короткое сообщение: «Она согласна», и эти два слова стали сигналом к действию. От страха подкашивались ноги, но желание увидеть мужчину ее мечты было сильнее всего на свете.
Он был идеально сложен — как какой-нибудь греческий бог! Его тело было покрыто мышцами, солнечные зайчики играли в светлых волосах, суровое, словно высеченное из камня лицо было сейчас во сне спокойным и безмятежным. Аня не раз, затаив дыхание, подсматривала за мальчиками на физкультуре, когда они играли в баскетбол без футболок, но ни один из них не мог сравниться с Алексом в мужской красоте настоящего самца. Тогда, в море, она была настолько взволнованна его близостью, что просто не могла удержаться, и сама на него накинулась, забыв все наставления и советы матери про то, что нужно ждать. И сейчас Аня больше ждать не намерена. Юля сама дала согласие — так пусть ее первый раз будет сладким, как сама жизнь!
Ее взгляд остановился на его члене — даже в спокойном состоянии он вызывал уважение своей красотой и своими размерами. Аня облизала губы. Желание ощутить его у себя во рту было нестерпимым, просто не было сил ему сопротивляться. Тихонько, как мышка, она подошла к кровати, наклонилась над спящим мужчиной. Его член манил ее, трусики намокли, внизу живота медленно, но верно разгорался пожар желания. Благодаря своей матери Аня уже хорошо знала, какое удовольствие дарит вагинальное проникновение, и зачем нужны ласки клитора, и сейчас страстно хотела испытать это с Алексом. Чтобы этот красивый, как бог, мужчина ласкал ее, а потом взял ее невинность, и доводил ее до оргазма своим большим, твердым членом!
Между тем Алекс спал, ничего не подозревая, и это окончательно снесло юной девушке крышу. Встав на колени возле кровати, Аня протянула руки к его достоинству. Интересно, какой он на вкус? А как будет больно, когда он окажется внутри нее? Будет ли он целовать ее, как свою жену, и шептать нежные, ласковые слова? Или будет сильным, и напористым, как настоящий самец, берущий текущую самку? Сейчас она была согласна на все. Отбросив все сомнения, Аня распахнула губки, и осторожно взяла в рот маленькую, пока еще сморщенную головку члена. Голова кружилась от пьянящего чувства восторга, в трусиках был настоящий потоп. Забыв обо всем, она с упоением посасывала мужской отросток, и чувствовала, как он набухает у нее во рту, становясь все больше. Скоро он уже не помещался там, и Аня, выпустив его, нежно погладила член кончиками пальцев. Большая и красная, похожая на спелую сливу, головка так и манила, хотелось ее поцеловать. Потянувшись к ней, она высунула язычок, приготовившись облизать ее, как вкусное мороженое.
И в этот момент Алекс открыл глаза.

Похожие публикации
Она отдыхала после тяжёлого дня лёжа на угловом диванчике находившимся на кухне, то что шло по тв не привлекало её внимания. Попивая чай и не желая делать лишних движений.
В возрасте около шестнадцати лет я начал увлекаться анальной мастурбацией с применением самодельных фаллоимитаторов толщиной 5 – 6 см. Поначалу проводил обследование своего ануса, разглядывая его в зеркало, и пытался определить, а что же можно туда засунуть? Перепробовал всякие гладкие штуки.
Проклятие Беложопки.В одном очень, ну очень далёком королевстве, что расположено на зеленеющих полях и возвышающихся холмах, окружённых диковинным лесом, жил-был народ. И народ этот был такой добродушный и простодушный, что двери их домов были всегда открыты, и на лицах почти всегда сияла улыбка.
Самое прекрасное удовольствие, которое я получал когда – либо от онанизма, было в то время, когда мне было 19 лет, в моей подруге 18. Она не хотела расставаться со своей девственностью, и мы вынуждены были дрочить друг дружку.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.