Исповедь одинокой женщины (эроповесть) Часть 11

Просмотров80
Комментарии0

11 часть
– Ты чего несёшь, Шурик? Зачем мне замуж? Я люблю только тебя.
– Слышишь, Василий Кузьмич, не свободная я, меня Ирка любит.
Шура растроганно прижала к себе Ирку, набрасывая на неё край своей простыни.
– Не бойся, дурочка, не брошу я тебя. Кто ж такую верную подружку может бросить? Нас ни один мужик разлучить не сможет. Будь я мужчиной, женилась бы на тебе, Ириша. Да тебя, дурёху, трясёт всю. Выперлась с жары на прохладу, застудишь себе чего. Василий Кузьмич, ступай к Серёжке, а мы в дом пойдём, на стол накроем, время позднее. Слишком долго там не сидите.
Кузьмич выбил о ладонь трубочку, поднялся и бочком прошёл мимо подруг в предбанник.
– Другим разом, Шур, я тебя в свою баньку позову. После пары пропарок, ты у меня в речушке с головкой окунёшься. Продеру так, что на руках домой отнесу. Вот это будет баня. А это ж баловство для городских дамочек.
– По нам и такое в диковину, – усмехнулась Шура. – Иди, Вась, дай нам одеться.
– Похоже, что Серёжка продрал тебя изнутри и снаружи? – приподняв Иркин подбородок, спросила подруга – Смотрю, ни жива, ни мертва выползла.
– Не, Шур, одним веником обошёлся. Я ему сразу сказала, что вам спать нынче вместе. Ну, он и выписал всю свою дурь веником на мне. Так отходил, едва жива осталась в этом аду. В пору караул кричи. Я уж и вздохнуть не могла. Обещал ночью добавить, если не сдохну.
– Да его Кузьмич сейчас так умотает, что до утра не проснётся. Да не ной ты, Ирк, я-то на что? Не брошу. Идём в дом, я только бельишко захвачу.
По заросшей тропинке они прошли к избе. Разогрели на плите привезённую с собой еду. Нарезали салат, достали из холодильника оставшуюся настойку Ксении, и бутылку водки. Вышли на крыльцо и сели дожидаться мужчин. Свет в парилке погас, значит одеваются и с минуты на минуту явятся. Не успели выкурить по сигарете, дверь предбанника скрипнула и в темноте замаячили два белых пятна, приближающихся к дому.
– С лёгким паром, мальчики, – прокричала в темноту Шура.
– Спасибо, девочки, – отозвался Кузьмич, подходя к женщинам, – не задержали вас, с ужином?
– Заходите скорее в дом, комары заели, пока вас дожидались.
– Чур я пью вино, – заявила Ирка, хватая тёмную бутылку с середины стола, – тут осталось меньше половины пузыря.
Сергей промолчал, взглянув на Ирку, не стал предостерегать о назначении рубинового напитка и, сдвинув три стаканчика перед собой, разлил водку.
– Ты с этой краснухой полегче, забористая зараза! – предостерёг он Ирку. – Мы с Ксюхой от неё забалдели даже. Может, потому и перестарались.
– Пить надо уметь, а вы глушили по-чёрному, – плеснув настойку в стаканчик, менторским тоном заявила Ирка.
– Ну, ну. Только с водярой не мешай, специалист, – усмехнулся Серёга, раздавая стаканчики с водкой.
– Хоть и с запозданием, но предлагаю выпить за открытие дачного сезона, – произнёс тост Сергей, – жаль Ксюша не с нами, но мы вчера с ней отметили это событие.
Все одобрительно зашумели и выпили свои стаканчики, накинувшись на закуску. Застолье продолжилось за полночь. Ирка, совсем окосевшая от выпитой настойки, закемарила, уткнувшись в плечо сидящего рядом Кузьмича. Шура подмигнула соседу, указывая на сомлевшую Ирку, шепнула ему:
– Тащи её к себе, пока я добрая. Видишь, баба готовая на всё. Только без изуверства с ней.
Кузьмич, взяв Ирку на руки, осторожно вышел с ней из дома. Медленно ступая в темноте, он понёс женщину к себе в дом, где их ждала предусмотрительно застеленная им кровать. Опустив Ирину на постель, Кузьмич расстегнул на ней летний халатик. Освободив мягкие груди, расползшиеся по телу, с малиновыми холмиками на их вершинах, он потянул трусы с полноватых бёдер Ирины. Та недовольно поёжилась, зябко передёрнув во сне плечами, пошарив по телу руками, в поисках одеяла. Василий Кузьмич, набросив на неё суконное одеяло, захватил свою трубку и вышел за дверь.

Тишина ночи, нарушаемая стрекотом кузнечиков, окутывала старый, дачный посёлок. Звёзды на бездонном небе мерцали ярким блеском, поминутно прочерчивая темноту небосклона, следами своего падения. Кузьмич обратил внимание, как в доме Александры Ивановны тусклый свет электрической лампы потух и контуры старого дома стали едва различимы, на фоне чернеющего неба. Угомонились, решил Кузьмич и закашлялся от едкого дыма. Загасив трубку поднялся, зябко потянувшись на ночной прохладе. В доме, укрытая лёгким одеялом, спала Ирина. Будить её Кузьмич не решился, раздевшись, он лёг рядом с ней, положив руку на горячее бедро женщины. Только с первыми петухами Ира приоткрыла глаза и не узнав знакомой обстановки комнаты в доме соседа, вдруг ощутила на себе тяжелую ладонь мужчины. Она покоилась на её талии, а в затылок доносилось лёгкое посапывание с едким ароматом самосада. Нет, это не Серёжка, он такую дрянь не курит. Не поворачивая головы, Ирка приподняла край одеяла и обнаружив свою наготу, обессиленно выдохнула. Кузьмич, подлый прохиндей! Напоил и надругался над беззащитной женщиной. Тогда почему она ничего не помнит? Что за пойло она выпила, если даже процесс позорного совокупления с чужим мужчиной не запомнила? И где была Шурка, которая обещала оградить её от посягательств своего сына? Приняв решение потихоньку уйти из чужого дома, Ирка едва шевельнувшись приподняла одеяло, чтобы выскользнуть на свободу, как за спиной прозвучал сонный голос Кузьмича.
– Ты уже уходишь Ирочка? Рано ещё, все спят.
Рука Василия переместилась на живот и подтянула Ирку на прежнее место. Она тут же почувствовала напряжённый, мужской член у себя между ягодицами.
– Вась, паскудник эдакий, не трогай меня! Ведь тебе Шурка нужна, а не я. У меня мужчина есть, хороший человек.
– Что же он не женится на тебе, коли такой хороший?
– Он не может.
– Зато я могу. Ты красивая Ириш, я на тебя всю ночь любовался. И решил, что мы подходим друг другу. Тебе со мной будет хорошо.
– С чего бы это? Столько лет знакомы, а тут вдруг рассмотрел.
– Тело у тебя красивое, характер несклочный, глазки блядоватые, но это женщине только шарму придаёт.
А чем ты для меня хорош, чтобы я за тебя выходила?
– Всем. Не пьянь, хозяйственный, как мужик соответствую всем стандартам, а борода, Ириш, так это привычка. Рожа на холоде не так мёрзнет. Я ведь ещё не старый. Хочешь, ребёночка тебе сделаю?
– Старая я для ребёночка, Василий Кузьмич. Я лучше Ксюшиных деток понянчу.
– Там и без тебя охотники найдутся, задницы мальцам замывать, – уточнил Кузьмич.
– Я ведь тебе, Вася, для баловства. Нынче я, завтра Шурка или ещё кто.
– Я тебя, Ирина Николаевна, замуж зову, а не в гарем.
– Сразу и замуж? А чем докажешь?
– Утром уговор, к вечеру договор, – пообещал Кузьмич.
– Больно хитро говоришь, Василий Кузьмич. Ну, коль заволок в постель, твоя взяла.

Ирка отбросила с себя одеяло и замерла, неотрывно глядя на Кузьмича. Ох и отомщу я Шурке, носилось шальная мысль в её голове. Ведь сама, сводня подлая, подложила меня под своего Сережу, потом под Надежду, теперь вот Василий. Но рассмотрев довольно крупный член партнёра, хотя, весьма, небольшой в сравнение с Серёгиным, подумала про себя. – Тут больших трудов не будет, осилю как-нибудь.
Жёсткая ладонь Кузьмича легла на грудь Ирины и помяла её, сжимая пальцами твердеющие соски на её вершинах. Колючая борода коснулась шеи женщины, отчего она поморщилась, пытаясь отклониться от неприятной ласки своего партнёра. Но короткие поцелуи с шеи перешли на лицо Ирины, непривычно щекоча кожу на подбородке женщины.
– Не целуй, Вась, пока не сбреешь эту метёлку, – отворачивая голову от лица Кузьмича, недовольно произнесла Ирина. – И с куревом своим, ко мне не приближайся. Я сама курю, но не такую же гадость.
– Ты слишком торопишься, Ириш, Не сердись, милая. Всё решим со временем. Я свою бороду не один десяток лет ношу.
– Давай закончим эти разговоры, а то дождёмся зрителей и бриться будет незачем.
Кузьмич не стал вникать в возможные варианты происходящего и перешёл к решительным действиям.
* * *
– Кажется, Шура тебя недооценила, Василий Кузьмич, – переводя прерывистое дыхание, с улыбкой на губах, заключила Ирина. – Но, полагаю, она ещё передумает. Во всяком случае, у тебя ещё есть шанс не спешить с избранницей.
– Ирочка, милая, я не коллекционирую женщин и вполне смогу отказаться от некоторых своих привычек, ради любимой женщины. Главное, чтобы женщина ценила моё к ней отношение.
– Да таких только свистни. Враз набегутся на непьющего и хозяйственного, только выбирай. Поневоле коллекционером станешь.
Ира надела халат, сунула в карман трусы и, чмокнув Кузьмича в небритую щёку, вышла за дверь.
Что ни день, то секс, а то и два, – размышляла Ирина, поднимаясь по ступенькам крыльца в доме Темниковых, – многовато будет для такой идиотки, как я.
– Ой, Ириша пришла! – пропела елейным голосом Шура, сидя на кровати, заправляя в лифчик купальника объёмные груди, – а мы с Сережей всё тебя ждали, думали, посидишь в гостях у Кузьмича и придёшь.
– Трепло ты, Шурочка, бесстыжие твои глаза! – зло ответила Ирка.
– Для тебя же старалась, дура набитая, – возмутилась Шура, – тебе такого мужика ещё поискать!
– Да на что он мне сдался, твой мужик? В мои-то годы!. Ему не баба, ему жена нужна.
– А чем он для тебя плох, невеста Христова? Замужем и дня не жила. Выходит под мужика лечь не проблема, а замуж боязно? Вот и сейчас, сидит без трусов и мне ещё выговаривает, кукла египетская!
– Так он меня в бессознательном состоянии раздел, что мне оставалось? А трусы у меня в кармане, – вытянула край трусов Ирка.
– Хорошо хоть халат на тебе. И нечего из себя изнасилованную строить. По роже видать, что довольная. Словом, подруженька, коли зовёт замуж, иди и не выкобенивайся. А на наши удовольствия мы время найдём. Квартира у него получше твоей, зарабатывает неплохо, хотя и перестал по своим партиям таскаться. Сядь ко мне, я тебя поцелую, дурёху.
– Сына постесняйся, сумасшедшая! – Садясь рядом с Шурой укорила Ирина.
– Что его стесняться? Он парень с пониманием к нашим слабостям. Да не упирайся ты, умчался он к своей Ксюшке. Они тут полночи по телефону переговаривались, спать не давали.
– Как я рада за наших деток, Шурочка! – умиротворённо вздохнула Ирка, расстёгивая на себе ворот халата.
Вдруг в прихожей скрипнула дверь и в кухню вошёл Кузьмич. – Хозяева, живой кто есть?
– А куда мы денемся? – запахивая на Ирке халат, отозвалась хозяйка. Присаживайся, Вася, сейчас завтракать будем. И обернувшись к подруге тихо добавила, – трусы так и будешь в кармане носить?
Но выйдя на кухню всплеснула руками.
– Ирка, ты что сделала с мужиком? Иди посмотри на него! Какого я тебе красавца сосватала!
В кухню вошла Ирина и, прикрыв ладонью рот, остолбенела.
– Мама дорогая! Василий Кузьмич, ты же не хотел.
Перед женщинами стоял сосед, до неузнаваемости преображённый, при полном отсутствии растительности на нижней части лица.
– А что? Зря бороду сбрил? – озадаченно спросил Кузьмич, проведя ладонью по голому подбородку.
– Вась, ты на Пореченкова стал похож. Просто одно лицо. – рассмеялась Ирка, прислонившись к косяку дверного проёма.
– Ирочка, я за тобой, если Шура не возражает. Что вам тут тесниться? Серега Ксюшу привезёт, вовсе жить будет негде. А у меня дом пустой. Переселяйся, стало быть, ко мне.
– Вась, ты что говоришь? – вспыхнула Ирка, – что о нас соседи подумают?
– Что мы одна семья, – утвердительно заявил Кузьмич, – при Александре Ивановне говорю, что завтра едем подавать заявление в ЗАГС.
– Шур, чего он говорит? – возмутилась Ирка, растерянно глядя на подругу.
– Замуж тебя, дуру, зовёт. Или поломаться хочешь? – сложив руки под грудью, довольно улыбаясь, пояснила Шура.
– К вечеру ребята приедут, помолвку отпразднуем
* * *
Автомобиль Сергея остановился у дома Ксении.
– Ксюша, я на месте, – сообщил он по телефону.
– Поднимайся в пятьдесят вторую, Серёженька, я открою.
– Друга захватить или тут подождёт? – усмехнулся Серёжка, выходя из машины.
– Его в первую очередь, милый. Бабуля очень хочет с ним познакомиться лично. Инструменты уже в стерилизаторе,
– Шуточки у вас с бабулей, Ксюш!
Звонить не пришлось. Дверь была приоткрыта и Сергей вошёл в квартиру. В прихожей его ждала Ксения. Она кинулась на шею парня и прижалась к его груди.

– Ксюшенька, – донёсся из соседней комнаты голос бабушки, – он пришёл?
– Да, бабуля, пришёл, – ответила Ксения, счастливо глядя в глаза Сергея..
– Пусть проходит сюда.
Ксения ввела Сергея в комнату, где в глубоком кресле сидела седая старуха. Высохшее морщинистое лицо женщины, с бесцветными глазами, медленно повернулось в сторону молодых людей.
– Добрый день, Анна Егоровна. Вы хотели меня видеть, я пришёл. Собственно, я хотел забрать Ксюшу с собой на дачу, если Вы не против. Согласен на любые условия.
– Об этом мы ещё поговорим. Меня интересуют твои намерения, относительно моей внучки.
– Я люблю Ксюшу. Надеюсь, что и она меня. Осенью мы поженимся, заработаем на квартиру, через пару лет заведём ребёнка.
– Это слишком далёкие перспективы, до них я могу и не дожить. Но в моих силах их приблизить. Я хочу быть уверена, что Ксюша будет счастлива ещё при моей жизни. И полагаться на волю случая я не могу. Она и так год назад наделала дел. Знаю лишь одно, ваш ребёнок должен родиться к началу весны. Об этом я уже позаботилась.
– Каким образом, Анна Егоровна? – Искренне удивился Сергей, обнимая девушку за плечи.
– Можешь мне не поверить, но ту настойку, что я дала вам с собой, Ксюша, я думаю, тебе сказала о назначение этого напитка? Это особое средство, благодаря ему, женщина с гарантией на девяносто, девяносто пять процентов может забеременеть от своего партнёра. Ксюша выпила достаточное количество. То, что осталось пригодится вам в другой раз, если надумаете не останавливаться на одном ребёнке.
Сергей недоверчиво взглянул на девушку, но та спокойно слушала, без капли сомнения в прогнозе своей бабушки, лишь согласно кивая головой.
– С квартирой, думаю, тоже особых проблем для вас не будет. – продолжала Анна Егоровна. Поживёте первое время у Ирины. Её я заберу к себе, пусть на глазах у меня будет. За столько лет ни мужем, ни ребёнком обзавестись не сумела. Ксюша, доченька, ступай к себе, я тебя потом позову. Мне с твоим Сергеем надо переговорить.
Ксения вышла из комнаты, робко взглянув в глаза своего жениха.
– Видишь ли, мой друг, давай поговорим на весьма щекотливую тему ваших интимных отношений с Ксюшей. Я врач, с опытом работы в гинекологии, не один десяток лет. То, что я увидела при осмотре моей внучки, по её просьбе, меня явно насторожило. Мне известно, что Ксения не имела контактов интимного порядка, но тем не менее. У меня, вполне определённо, сложилась картина, явного злоупотребления подобным занятием, в столь короткий срок вашего общения. Она предупредила меня, что размер твоего члена намного превышает допустимые границы принятого. Но то, что я увидела. Я, Сергей, просто в шоке! Впечатление такое, что всё было произведено крайне грубым способом и неоднократно. Я вообще удивлена, что всё обошлось без разрывов тканей и внутреннего кровоизлияния. Ксюша с детства без боязни переносила всякую боль, но тут её выносливость меня просто поражает. Я не намерена бестактно вмешиваться в вашу половую жизнь, но необходимы определённые меры предосторожности. Чтобы исключить всякие сомнения, вызванные словами моей внучки, могу я взглянуть на твой член, о котором сообщила Ксюша? Считай это рекомендацией специалиста по женским заболеваниям.
– Ну если это для Вас, Анна Егоровна, так важно. – Сергей расстегнул нехотя джинсы и положил на всю длину своей ладони предмет, визуального изучения профессора гинекологии.
Женщина некоторое время молча смотрела на представленный к осмотру инструмент Сергея. И только потом вынесла окончательный вердикт:
– Надо полагать, что при соответствующей эрекции всё это несколько изменится в размерах в сторону увеличения. Бедная девочка!. При соответствующих обстоятельствах, определённо могу сказать, что измены супруги в дальнейшем тебе не грозят, в чём не могу быть уверенной в обратном. Впрочем, я Ксюшу об этом предупреждала. Надеюсь, у неё хватит ума трезво оценивать твои измены. Жаль у неё нет сестры, это решило бы некоторые проблемы. Ты ещё до моей Ирки не добрался? – испытывающим оком зыркнула Анна Егоровна на Сергея. – Но тут я уже ничем не могу быть вам полезна. Забирай своё чудо науки и позови Ксюшу.
Ну что, Ксюшенька, я тебе могу сказать? – задумчиво произнесла Анна Егоровна, вошедшей девушке – мои опасения на счёт твоего жениха подтвердились. Вас ожидает бурная и нескучная жизнь. Измены, твоего будущего супруга, на мой взгляд, увы, неизбежны. Мужскую природу не изменишь. Всё зависит от вас. Главным образом от тебя, внучка. Не надо пренебрегать медикаментозными средствами, ну об этом мы ещё поговорим с тобой. Необходимый набор снадобий я тебе дала. Езжайте и будьте благоразумны, детки мои. Надеюсь, что дождусь своего правнука уже в недалёком будущем. Хотелось бы, чтобы ваша жизнь сложилась счастливо и дружно, как у нас с твоим дедушкой Ксюшенька!

Продолжение следует

Похожие публикации
Она искала комнату подешевле. Так как была иногородней студенткой. В основном все комнаты подешевле предлагали парни и подразумевалось, что придется отрабатывать натурой. Она была красива и не хотела трахаться с какими то заморышами, которым даже девушки не дают.
Пару дней я не видела дядю и уже успела соскучиться по нашему общению. И вот как-то утром, выйдя на прогулку, я встретила его в подъезде.— Здрастье, дядя Ваня, - смущенно поздоровалась я.— Здравствуй, Оль, - с ехидной улыбкой на лице, ответил дядя Ваня.
Название:«любви, все образы покорны».Автор: А. КисПис.обычный, солнечный ничего не обещающий день, время обеда. Есть не хотелось, но кофе пришлось выпить, иначе была большая вероятность уснуть на работе.
Начало преображения.Часть — 3Придя в понедельник домой, я решил повторить начатое ранее. Я полностью разделся и прошел в спальню мамы. Открыл шкаф и достал присмотренное белье. Помимо трусиков и лифа я достал пояс для чулок и черные чулки. Начал свое перевоплощение с чулок.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.