Методы воспитания. Часть 3.

Просмотров117
Комментарии0

Продолжение: - Что дальше будем делать? – спросил Серёжа. - Мож в кино? – предложил Степан, - и Крис как раз отогреется. - Можно, - согласилась я, вставая со скамейки. Поднявшись, я поспешила одеть курточку, и сразу застегнула молнию, желая поскорее согреться.Я не осознавала до конца, на что именно я даю согласие… Отправиться в центр города, в кинотеатр, в одной коротенькой курточке, которая едва-едва прикрывала мою попу! - А лосины? – спросил Ваня, показав на мокрые, все в снегу лосины, валявшиеся около скамейки. - Да пусть здесь лежат, - предложил Степан, - Не будет же она их сейчас одевать… А на обратном пути заберём. - Угу, - лениво согласилась я, всё ещё не совсем придя в себя после заморозки. Засунув руки в карманы, я пыталась отогреть замёрзшие пальцы. - Надо их тогда снегом присыпать, - сказал Ваня и наскоро забросал их снегом. Мы отправились по дорожке в сторону оживлённой улицы. Когда мы дошли до остановки, пальчики на ногах и руках уже почти отогрелись и «морозная» боль почти ушла. Я видела, что прохожие обращают внимание на мои голые, красные от мороза ноги, но ввиду своей замороженности , никак на это не реагировала. Было такое ощущение, что мысли мои окоченели и были также неповоротливы, как и мои конечности. Автобус подошёл почти сразу. Он был полупустой и мы с радостью расселись по левому борту на одноместные места друг за другом. Серёже только не хватило места и он остался стоять, пристроившись между сиденьем Степана и Вани. Я же сидела последняя в нашей цепочке, почти напротив задней входной двери. Когда я садилась, подол курточки задрался и я уселась на грязное тканевое сиденье голой попой. Печка под впереди стоящим сиденьем мощно дула горячим воздухом мне на ноги и я, отогреваясь, буквально растеклась на кресле. Всё моё тело постепенно отходило от мороза, погружаясь в негу..… На меня накатило такое расслабленное и умиротворённое состояние, что казалось ещё немного и я усну. Ноги мои, прижатые друг к другу коленями, сами собой разошлись в стороны. Я почувствовала, лёгкое дуновение тёплого воздуха у себя между ног и совсем разомлела… Веки мои налились свинцом и я провалилась на какое-то время в сон. Когда же я пришла в себя, то посмотрела первым делом в окно и поняла, что нам ещё ехать 2 остановки. Затем меня что-то заставило посмотреть на Серёжу. Его лицо выражало растерянность и одновременно любопытство и он явно хотел мне что-то сказать. Глазами он покосил в сторону, а потом посмотрел мне между ног. Слегка повернув голову на право, я поняла, что сбоку от меня стоит мужчина. Совсем рядом! Затем я посмотрела вниз и… О, ужас! Вот, что я увидела… Молния моей куртки начиналась не у самого края подола, а на 10 сантиметров выше. Ноги мои были разведены в стороны, края куртки разошлись, и получилось так, что моя гладенькая киска оказалась полностью на виду! Поэтому для мужчины, который стоял рядом, сверху открывался восхитительный вид. И как давно он уже здесь стоит, любуется на мои прелести? Краска стыда мгновенно залила моё лицо. Вместе с этим я почувствовала, знакомое и такое волнительное ощущение заполняющего меня тепла. Меня дико возбудила эта ситуация: я сижу в общественном транспорте с разведёнными в стороны ногами и голой писькой, а незнакомый дядька пялится на всю эту красоту! Чувство стыда и нарастающее сексуальное возбуждение боролись во мне. Одна половина меня говорила: «постыдись, закройся». Другая говорила: «смысл закрываться… он уже всё видел…наслаждайся…». И подначивала: «…ну же, поласкай себя ТАМ, тебе ведь хочется…». Первая же половина осуждала: «не делай этого, ты что…. это же совершенно аморально». Я смотрела в окошко, стараясь сделать вид, что всё нормально и абсолютно в порядке вещей. А во мне боролись противоречивые чувства! Но я продолжала сидеть, как сидела, не сводя ноги и не прикрывая писю. Возбуждение во мне нарастало… Не доехав вместе с нами одну остановку, мужчина вышел. Мне жутко захотелось дотронуться до своей изнывающей от желания киски! Я сидела и боролась с собой… Меня сдерживало то, что в автобусе были и другие пассажиры, которые могли заметить мои откровенные действия. Но и желание поласкаться было нестерпимым… Я подалась телом вперёд, приблизившись к сидящему передо мной Ване, делая вид, что хочу с ним поговорить. На самом же деле я прижалась плотней текущей киской к сиденью и двигая бёдрами, стала тереться ей о ткань обивки. - Вань, а что там щас идёт, - спросила я Ваню для отвода глаз, продолжая елозить бёдрами. - Пацаны знакомые говорили, боевичок нормальный есть, - ответил он, чуть повернув назад голову. - А-ааа, - протянула я, думая, что же ещё такого спросить. Продолжая тереться киской о сиденье, я довела себя почти до оргазма и поэтому мысли мои путались… Стоявший чуть впереди Серёжа двинулся к выходу, поднялся с места Степан. «Приехали», - догадалась я. Мне немного не хватило, чтобы кончить, но я не особо расстроилась – мне нравится удерживать себя на грани оргазма. Я тоже встала, и посмотрев на своё сиденье, увидела, что оставила после себя мокрое пятнышко. Ах ты моя киска-шалунишка ))). Выйдя из натопленного автобуса, я почувствовала, как мои голые ножки и влажную писечку, приятно охватил морозец, что добавило мне новых волнительный ощущений и лишний градус к моему уровню возбуждения. И именно это помогло мне преодолеть путь от остановки до переполненного людьми торгового центра и далее до кассы кинотеатра. На меня не оборачивался разве что ленивый. Мои голые ножки словно магнит притягивали взгляды прохожих! В холле кинотеатра я увидела себя в большом до пола зеркале и офигела! При ходьбе полы моей курточки, не скреплённые молнией, расходились, обнажая мои голые бёдра и мою щёлочку! «БЛИН! - закричала я про себя, - и я так шла?!» Так вот почему на меня так пялились? Я вдруг резко почувствовала себя абсолютно голой и мне захотелось поскорее от всех спрятаться. Увлекая за собой Степана и Ваню, я поспешила пройти в кинозал, чтобы укрыться от любопытных глаз в темноте. Серёжа остался покупать поп-корн и колу. До начала сеанса ещё оставалось несколько минут, но некоторые зрители уже сидели на своих местах. Так как был будний день и была возможность выбрать хорошие места, все зрители располагались по центру. Мои же мальчишки взяли места на последнем ряду (кто бы сомневался))), и от нас до ближайшего ряда с людьми было рядов пять. Серёжа успел придти как раз до начала сеанса, прежде чем выключили свет. У меня не очень получалось вникать в сюжет фильма, т.к. все мои мысли были заняты тем, что я представляла, как иду по торговому центру, сверкая своей голой писькой. Это меня здорово возбудило и писечка снова потекла. Мне стало жарко… В зале вообще было довольно тепло и ребята все сидели без верхней одежды. Я потянула замочек молнии и расстегнула курточку до самого низа. Всё, теперь я почти голенькая! И хотя мальчишек я уже почти не стеснялась, и в темноте на последнем ряду меня сложно было увидеть, но осознание самого факта, что я сижу голая в кинозале полном людей меня здорово взволновало. Я откинула полы куртки в стороны полностью обнажив грудь, живот, бёдра… Сделав несколько глотков холодной колы из бумажного стакана, я поставила его не в подлокотник кресла, а себе между ног, максимально прижав к разгорячённой киске. - Жарко…, - тихо сказала я, отвечая на немой вопрос повернувшегося ко мне Степана. - А ты сними куртку, - также тихо ответил он. «А что, это идея, - подумала я, - тем более, что это мало что изменит в моём внешнем виде». Поставив стакан с колой, я встала, и сняв с себя курточку, положила её на кресло, переднего пустующего ряда. Опустившись голым телом обратно на сиденье, я почувствовала новые волнительные ощущения. Я вдруг подумала, что до меня на этом кресле наверное сидели тысячи зрителей, а сейчас сижу на нём я… Голая! И впитываю эти необычные ощущения от контакта моего обнажённого тела с мягкой тканью обивки. Потом я подумала о том, что наверняка моя возбуждённая писечка оставит после себя привычный мокренький след, а потом на этом самом кресле будет сидеть какой-нибудь парень или девушка и может быть даже, уже на следующем сеансе. Эти мысли ещё больше возбудили меня! Отпив ещё несколько глотков, я снова поставила стакан холодной колы между ног – это хоть как-то позволяло унять зуд моей возбуждённой писи. Я уже совсем перестала вникать в то, что происходит на экране. Мальчишки пару минут о чём-то перешёптывались друг с другом и потом Степан повернувшись ко мне тихо спросил: - А слабо, голой пройтись через весь зал? И хотя состояние возбуждения, в котором я находилась, позволяло мне согласиться на это предложение абсолютно безвозмездно, я по привычке спросила: - Сколько? После того, как мы сошлись на определённой сумме, я стала разуваться – для меня понятие «голая» означало совсем без всего. По условиям спора, мне предстояло выйти с одного края нашего ряда в проход, пройти вниз, к экрану, далее вдоль передних рядов и вернуться уже по проходу с другой стороны рядов. Моё сердечко от волнения учащённо заколотилось… Мне было боязно покидать укромный задний ряд, который для меня, такой голой и беззащитной, являлся своеобразным убежищем. Но спор – есть спор! Да и возбуждение, которое уже достигло критического уровня, буквально толкало меня на «подвиги». Скинув сапожки, я встала на ноги. Когда я почувствовала босыми ножками ворс ковролина на полу, ощущение беззащитности ещё более усилилось. Я стала пробираться к краю нашего ряда, успокаивая себя тем, что нижняя часть моего тела, пока ещё скрыта спинками кресел. И вот я стою в проходе… Голая! В центре города, в кинозале, и ГОЛАЯ! От нарастающего волнения сердце ещё больше усилило свой ритм! Я стала спускаться вниз… На экране в этот момент шла перестрелка с многочисленными взрывами, которые подсвечивали моё тело, отражённым от экрана светом. Я продолжала спускаться, замечая боковым зрением, что некоторые зрители, из тех, что сидели ближе к краю, стали оборачиваться на меня. Возбуждение нарастало… Капелька моего сока, побежала вниз по внутренней стороне бедра. Я спускалась… Вниз, в темноту, в пугающую неизвестность… Всё дальше от своей одежды, от ребят… Вот я дошла до первого ряда и начала огибать кинозал в проходе между ним и экраном. Я шла, глядя себе под ноги и стараясь не смотреть в сторону зала – мне казалось, что все смотрят только на меня. Всё, ряд пройден, и я повернула в проход. Мне вдруг показалось, что все головы зрителей повернулись в мою сторону. Мои нервы сдали и последние несколько метров до своего спасительного ряда, я преодолела почти бегом. Далее уже по ряду я пробралась до мальчишек и плюхнулась в кресло. Сердце от волнения готово было выскочить наружу. - Уффф! – выдохнула я. - Незачёт, - невозмутимо заявил Степан. - Что-оо!? – возмутилась я. - Вообще-то он прав, - сказал Серёжа, - был уговор пройти, а не пробежать…. - Придётся повторить, - продолжал Степан. - Блин! Да вы чо! – продолжала я возмущаться. - Как хочешь, - произнёс Серёжа, нарочито безразличным голосом, - тогда с тебя деньги за проигранный спор. «Вот сволочи, - подумала я, - но формально, конечно, они правы». Деньги мне отдавать совершенно не хотелось, и поэтому я согласилась пройти весь этот путь ещё раз. «Я вам сейчас докажу», - думала я. Встав, я пошла к боковому проходу. В это время пальба и грохот на экране стихли - начался лирический отрезок фильма. Свет от экрана уже не моргая, освещал моё обнажённое тело, и мне казалось, что ещё больше людей обращают теперь на меня внимание. Но, не смотря на это, я старалась идти нарочито неторопливым шагом, чтобы не дать мальчишкам новый повод усомниться в моей победе. Я пыталась успокоить себя тем, что один раз я уже проделала этот путь, значит, смогу и второй. - Вон, вон, смотри…, - услышала я в тишине громкий шёпот, - она опять идёт… - Ага… точно…девчонка голая… - Где, где? Меня заметили… Чувство паники обрушилось на меня, но я продолжала идти и с каждым шагом я понимала, что всё больше и больше людей поворачиваются от экрана в мою сторону… Моё сердце от волнения с каждым своим новым ударом пыталось выскочить из груди. Я продолжала идти и вот я уже повернула вдоль первого ряда. Уровень моего возбуждения достиг предела. Щёлочка изнывала от желания! Страх, стыд и возбуждение захлестнули меня. До меня доносился шёпот из кинозала, и хотя я не могла разобрать слов, мне казалось, что все говорили обо мне. Это меня и смущало и возбуждало одновременно. Наконец то я на финишной прямой – осталось преодолеть подъём по боковому проходу. Я поднималась по редким ступенькам, вверх, к своему ряду, прилагая неимоверные усилия, чтобы не ускорить шаг. И вдруг, совсем рядом я услышала шёпот: - Привет… Я от неожиданности остановилась, и подняв глаза, увидела, что совсем рядом, на крайнем от прохода кресле сидит парень лет восемнадцати и буквально поедает меня глазами. Похоже, желая рассмотреть меня поближе, он пересел на это место из середины зала. - Классно выглядишь, - продолжал он громко шептать, разглядывая меня. Я продолжала стоять, как вкопанная, совершенно растерявшись от этого его внезапного появления. - Спасибо, - ответила я, единственное, что пришло мне в голову. Я понимала, что пока стою здесь, привлекаю к себе ещё большее внимание. - И часто ты так гуляешь? - Я на спор разделась, - ответила я механически. Мне хотелось, поскорее завершить свою голою прогулку, но вместо этого я стояла, как дурра рядом с этим парнем, чувствуя, что от его, скользящего по мне взгляда, я всё больше и больше возбуждаюсь. Часть меня говорила «иди дальше, не стой», а другая часть вопила «ну постой ещё немножечко, насладись». И как всегда, в моменты такого раздвоения, я впала в ступор. Но к счастью парень сам разрешил мой внутренний спор. - Как я понимаю, ты здесь не одна, - прошептал он, протягивая мне обрывок билета, - здесь мой телефончик, набери мне как-нибудь. Буду ждать… Я машинально взяла этот билет и продолжила путь. Щёлочка сочилась влагой… Степень возбуждения зашкаливала… Писечка умоляла поласкать её… И вот я на своём ряду. Странно, но мальчиков почему то не было… Где они? Может в туалет все двинулись…Но мне даже не хотелось думать об этом, нет их и слава богу. Наконец то я сделаю то, о чём так давно мечтала. Я положила билетик парня на стакан с колой, плюхнулась на своё место и развела пошире ноги… Затем с долгожданным удовольствием, я положив ладошку на лобок и закрыла глаза от предвкушения мощнейшей разрядки… Я ласкала набухший клитор едва дотрагиваясь до н
его, поднимаясь при этом на невиданный до этого уровень наслаждения. После каждого касания, я оказывалась на грани оргазма, балансировала на ней, и после небольшой паузы, позволяющей мне немного остыть, снова ласкала себя. Я оттягивала момент наступления оргазма, наслаждаясь своими ощущениями… Но в какой-то момент я потеряла контроль и… - А-ааааа! - вырвался из меня крик и тут же потонул в общем гуле звукового сопровождения фильма. В голове пронеслась мысль: я мастурбировала, сидя голой в кинозале и я кончила! Ну-уу, я даю… Открыв глаза, я увидела три мальчишеских головы на фоне яркого экрана, высовывавшихся из-за спинок переднего ряда и направленную мне между ног камеру телефона с подсветкой. В тот же момент камера немного поднялась, ослепляя мои глаза светом. - Снято! – прозвучал голос Степана. После перенесённого мною мощнейшего оргазма, я не сразу поняла, что всё это значит. Но постепенно до меня стало доходить… Они видели, как я мастурбировала! Смотрели, как я кончала! Какой ужас! Мне вдруг стало ужасно стыдно… Но зачем они снимали всё это на телефон? - Ребята, вы чего? – спросила я, машинально сведя ноги и прикрыв ладошкой писю. - Да ладно, чё ты закрываешься, мы уже и так всё видели, - сказал Степан, - а теперь ещё и видео есть… - Но зачем вам видео…, - я ничего не понимала. - Понимаешь… Нам хочется кое-чего большего, чем просто смотреть, - ответил за всех Серёжа, - А это видео поможет тебе принять правильное решение… - Вы хотите секса, что ли? - Правильно мыслишь, - Степан. - Но я же ещё девочка… - Есть другие варианты, - продолжал Сергей. Я не могла поверить, что эти мальчишки, с которыми я дружу уже несколько лет, способны на такой шантаж… И что это за варианты, о которых говорил Серёжа? У меня в голове промелькнули ужасные картинки анального секса, которые я видела в инете и которые вызывали у меня отвращение. Я считала тогда, что когда девушку трахают в попу это во первых очень больно и во вторых унизительно. Может сказать им, что я обманула их, сказав, что я девочка… Даже не знаю, почему я так сказала… Наверно потому, что у меня не было опыта секса и не хотелось показаться им неопытной. Вот и брякнула им первое, что пришло в голову. Я ведь сама себя лишила девственности, причём это получилось совершенно неосознанно, в порыве страсти, когда я мастурбировала попавшейся под руку рукояткой от скакалки. - Например, минет, - подхватил Степан. Я внутренне расслабилась… Минет это ещё ладно… Я и сама была не прочь попробовать… какой он на вкус… мужской член… Но зачем они так грубо обошлись со мной, опустившись до шантажа! Мне было ужасно обидно! Я продолжала сидеть, потрясённая до глубины души их поступком, а мальчишки в это время перешли на мой ряд и сели рядом. - Давай начнём что ли, раз ты не против, - предложил Степан. - Что, прямо здесь? – переспросила я. - А чё такого, никто же не видит. Я поняла, что выбор у меня небольшой… Тем более, что их предложение, хотя и было для меня неожиданным, не шло в разрез с моими собственными планами. Пока Степан расстёгивал штаны и доставал свой член, я пристроилась на коленях между его ног. До этого момента я видела мужской член только на экране и казалось он олицетворял собой силу и мужество, а в живую он мне показался маленьким и беззащитным. Когда же я осторожно взяла его в руку и неумело стала его ласкать, то почувствовала, как он начал постепенно увеличиваться в размерах… Это было так необычно! Вскоре он уже поднялся в полный свой рост и уже перестал мне казаться маленьким и беззащитным. И ведь это сделала я! Своими руками! Этот факт меня неожиданно поразил. Я даже ощутила некую власть над ним, над Степаном… Это было странно, но я вдруг поняла, что тоже начинаю возбуждаться. Мне захотелось взять его член в рот и поласкать его язычком, как я видела это в порнороликах. Я ощутила необычный, слегка солоноватый вкус во рту и поняла, что мне это нравится. Неумело поласкав языком головку члена, почувствовала, по непроизвольным движениям Степана, что такие ласки ему приятны. Я продолжила ласкать губами и язычком и вскоре почувствовала, как всё тело Степана напряглось, и он даже слегка выгнулся, сидя на кресле. В следующее мгновение, совершенно неожиданно для меня, его член стал извергать в мой рот поток спермы. Вздрогнув от неожиданности, я не понимала, что же теперь делать дальше. Рот мой стремительно наполнялся его семенем, и мне ничего не оставалось, как попробовать проглотить всё это. По консистенции и вкусу его сперма напомнила мне тёплый и сырой яичный белок. Мне очень понравился этот необычный вкус. Сделав глоток, я сделала ещё один и стала облизывать его головку, собирая остатки его семени. По тому, как извивался на кресле Степан, я поняла, что он сейчас еле сдерживается, чтобы не застонать от удовольствия. И причина этого его состояния – Я! Это я сделала так, что он сейчас извивается от наслаждения! У меня на душе стало, как то светло и тепло от этой мысли. И зачем они пытались шантажом заставить меня сделать это? Это же так здорово! Я и сама бы с удовольствием сделала бы это )) Постепенно чувство обиды стало притупляться… Я уже хотела было переключить своё внимание на Серёжу, но на экране вдруг пошли финальные титры, символизируя окончание фильма. В любую минуту в зале мог включиться свет. Мы дружно встали и начали одеваться. Я надела сапожки и едва успела накинуть на себя курточку, как зажёгся свет. Мне было немного не по себе от того, что во мне могут узнать ту, что бегала голышом по кинозалу. Да и вид у меня в коротенькой курточке с голыми ногами был такой, что точно бы узнали. Сев на своё место, я решила немного подождать, пока схлынет основная толпа зрителей, заодно и колу свою допить. Потянувшись к стакану, я увидела на нём обрывок билета с номером телефона того парня и на автомате сунула его в карман курточки. От осознания того, что придётся вновь идти через торговый центр полный людей в своей короткой курточке и светить голенькой писей, страх вместе с нарастающим возбуждением, стали заполнять меня. Но когда мы с мальчиками вышли из полумрака кинозала в освещённый и многолюдный торговый зал, страх начал постепенно уходить на второй план, освобождая место всё более набирающему силу сексуальному возбуждению. Мысль о том, что моя киска доступна для взглядов прохожих, невероятно взволновала меня. И я заметила про себя, что чем сильнее я возбуждена, тем легче я переношу экстремальные ситуации. Сегодня уже второй раз, когда бурлящее во мне сексуальное напряжение помогает мне преодолеть, казалось бы невозможное. Я шла, «подзаряжаясь» всякий раз, как ловила чей то взгляд направленный мне между ног. А так как был вечер пятницы, таких взглядов я поймала довольно много, так что, когда мы вышли на улицу, моя пися была уже возбуждена до предела. Поэтому я с радостью поддержала предложение Степана, вернуться домой пешком – морозный воздух так приятно остужал разгорячённую щёлочку. Мы не спеша шли по дорожке, освещаемые светом фонарей и болтали о том, о сём. Благодаря морозу и меньшему, по сравнению с торговым центром, числу прохожих, моё напряжение немного спало. Но не настолько, чтобы начать стесняться своего вида! ) Наоборот, я шла, игриво глядя в глаза каждому прохожему, который удостаивал меня своим вниманием. И в этих глазах я читала удивление, вопрос, негодование, смущение… И это смущение ещё более усиливалось, когда они понимали по моим глазам - я знаю, что именно они видели. ) И именно это моё состояние позволило мне совершенно спокойно отреагировать на прозвучавшее предложение Сергея. - Ну, что? Может, теперь меня порадуешь? - Здесь что ли? – спросила я таким голосом, будто делать минет зимой на улице, для меня привычное дело. - За магазин можно зайти, - предложил он. Мы все вместе проследовали за угол магазина. Здесь и правда было довольно укромное место. За магазином был бетонный забор, далее шли кустарник с деревьями. И вот сюда, между забором и кустарником, свет от фонарей практически не падал и видно нас могло быть видно только с дорожки, на которой мы как раз и стояли. Степан и Ваня остались стоять на дорожке, а мы с Сергеем пошли вглубь этого своеобразного коридора, утопая чуть ли не по колено в сугробе. Удалившись метров на десять, Сергей, шедший впереди, остановился и повернулся ко мне. Он был выше меня на полголовы, и подняв на него глаза, я прочитала в его взгляде нетерпение, замешанное на диком желании. Сергей протянул руку к замочку молнии на моей курточке и ухватившись за бегунок, протянул его до самого низа, полностью распахивая мою единственную одёжку. Я же при этом, послушно стояла и смотрела на него, ощущая при этом, как морозный воздух охватывает мою обнажённую грудь и живот. Я почувствовала нарастающее возбуждение и поняла вдруг, что отчасти причиной этому, была именно моя покорность. Не знаю почему, но мне показалось тогда, что я готова принять от него любое его действие и исполнить любое его желание. Поэтому, я точно также не сопротивлялась, когда он спустил с моих плеч курточку и бросил её на снег… Когда больно стиснул мою грудь… Когда провёл рукой по моей писе… Когда проник пальцем в глубь моей мокренькой щёлочки… Когда больно ущипнул за половую губу… А затем он надавил мне на плечи, заставляя меня опуститься на корточки и взять в рот его член, который был уже в рабочем состоянии, едва он приспустил штаны. Его член оказался немного короче, чем у Степана, но при этом заметно толще. Я стала ласкать его, как умела, осознавая при этом, что процесс этот мне, безусловно, нравится. А нравился он мне ещё и потому, что сидя на корточках, я касалась возбуждённой, изнывающей от желания писечкой, пушистого и нежного снега. Это были просто невероятные ощущения, когда снежинки проникали в мою разгорячённую щёлочку, нежно лаская меня своим невесомым холодом. Я настолько увлеклась своими необычными ощущениями, что не заметила, как Сергей вплотную приблизился к оргазму, так, что когда он кончил, я от неожиданности вздрогнула. И снова, уже во второй раз за сегодня, я почувствовала во рту вкус спермы, знакомый, но в тоже время, в чём-то отличный, от вкуса семени Степана. Проглотив всё, до последней капельки и лизнув язычком, напоследок, пока ещё возбуждённую головку его члена, я поднялась на ноги. Лицо Сергея излучало счастье! И от этого мне стало очень хорошо. ) Пока он поправлялся, я одела валявшуюся на снегу курточку. Снег, приставший к моей писе и попе, пока я сидела на корточках, растаяв, стал стекать вниз по бёдрам мелкими каплями. В какой-то миг мне стало грустно… Грустно от того, что моя детская дружба с мальчишками закончилась и наши отношения перешли на какой-то другой, совершенно иной уровень. Хотя надо признать, что после нашего разговора летом на грядках, все наши игры стали носить всё более выраженный сексуальный подтекст. И что с тех самых пор мальчишки стали по другому ко мне относиться и по другому на меня смотреть. И вот настал тот момент, когда им надоело просто смотреть и им захотелось чего-то большего… Мы шли пешком всю дорогу до нашего района. А я ужасно хотела в туалет. На самом деле, хотела я писать ещё от кинотеатра, но моё возбужденноё состояние отвлекало меня от зова природы. Но в какой-то момент пол-литра колы стали уже неудержимо проситься наружу и мне ничего не оставалось, как сделать это прямо на улице. - Ещё немного и я обоссусь, - пожаловалась я ребятам на свой мочевой пузырь, пытаясь контролировать его изо всех сил. - Ну а чего ты, - сказал Степан, - отойди вон в сторонку и пописай. - Ага, - довольно согласился Серёжа, - а мы посмотрим. - Да, смотри…. мне то что – ответила я так, будто справлять нужду на виду у зрителей, привычное для меня дело. - Ну, я бы не отказался, - сказал Степан. Мне так хотелось в туалет, что спорить с ребятами никакого желания не было. И решила, ладно, посикаю при них. Тем более, что киску мою они видели уже много раз. Мы в это время проходили через двор жилого дома, срезая угол, так что спрятаться особо негде было. Но и терпеть не было сил… Поэтому я быстренько зашла между двух припаркованных во дворе машин и присела на корточки, благо отсутствие на мне нижнего белья и минимум верхней одежды, позволяло максимально упростить всю эту процедуру. Курточка моя приподнялась, полностью оголив писю и предоставив ребятам возможность наблюдать процесс в деталях. Едва я присела, как горячая струя, исходящая из меня, стала мощно прорезать слой белого снега. Сергей достал телефон и начал снимать… - Э-эээ, мы так не договаривались, - возмутилась я, но остановить процесс и закрыться уже не могла. - Мы и на счёт минета не договаривались, - сказал Сергей, хитро мигнув правым газом. - Ну, ладно, - согласилась я, - только лицо не снимай. Степан и Ваня стояли и с интересом наблюдали, а Сергей, сидя на корточках, снимал на видео, как я писаю. Он продолжал снимать, когда я уже закончила и встав, оправляла курточку. Я поняла, что вопреки моей просьбе, он снимал и моё лицо тоже, но не сопротивлялась этому… Объектив его камеры неожиданно взволновал меня ничуть не меньше, чем взгляды любопытных зрителей. Я вдруг поняла, что мне это нравится! Стоя под прицелом его камеры, освещаемая ярким светом фонаря, я почувствовала себя порномоделью. Это возбудило меня! Неожиданно мне захотелось совершить какую-нибудь глупость на камеру. )) Не придумав ничего лучше, я игриво приподняла полы своей курточки, продемонстрировав ребятам гладенькую писю, а затем повернувшись к ним спиной – свою голенькую попку. Мальчишки одобрительно загудели. Я совершенно не подумала о том, что стоя, я хорошо заметна не только многочисленным прохожим, находящимся во дворе, но и всем, кто в этот момент вздумал посмотреть в окно. Но, слава богу – пронесло, громких возмущений в мой адрес не последовало, и мы спокойно продолжили свой путь. Когда мы дошли до дома Степана и Сергея (они жили в одном доме), мы стали прощаться. Уже в дверях подъезда Степан сказал: - Ну, мы пошли, а вы… сами тут разбирайтесь. Я поняла, что он говорит об обещанном мною минете, который я осталась должна Ване. Иван же промолчал, и мы уже вдвоём продолжили путь. - Зайдёшь, - спросил он, когда мы подошли к его дому, - а то на улице, как-то неудобно… Ну ты понимаешь… - А у тебя есть кто дома? – спросила я. - Только бабушка,- ответил Ваня, - но она не встаёт с постели. Было немного стрёмно идти в гости голой, ведь когда я сниму курточку и сапоги, то останусь полностью обнажённой в чужой квартире! Но моё непроходящее возбуждение заглушило голос разума, да и мои голые ножки уже прилично подмёрзли. Я согласилась.Продолжение следует.

Похожие публикации
Меня, наконец, выпустили из больницы. Что удивительно, я умудрился, познакомится с близняшками, которые не против поиграть с девушками. Наладив свой социальный и финансовый статус, решил, что пора действовать. К тому времени у меня уже был свой дом, в котором я оборудовал подвал.
***Болит моя натертая промежность,Но зуд в пизде, конечно, не унять.
Я стала трогать нежную маленькую складочку между ног прямо через трусики. Меня охватило необыкновенное желание. Горячие порывы ветра напоминали жаркие мужские объятия.
Случилось это, когда мне было 32 года! Было лето, жара, девочки гуляли в лёгких платьицах и босоножках. И собрался я в гости к маме.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.