Перевоспитание (инфантилизм). Часть 9

Просмотров143
Комментарии0

Я подошла к трёхлетнему карапузу и подняла его с горшка.
– Давай встряхнем писюнчик, – улыбнулась я, потряхивая тоненькой Максимкиной пипеткой, – А теперь хорошенечко его вытрем.
Вытерев Максимке писюнчик детской салфеткой, я нагнула малыша вперед и занялась его попой.
– Не надо зажиматься, – попросила я, заметив, как напрягся трехлетний карапуз.
Я надавила Максимке на спину, заставив его чуть присесть.
"Как сопротивляется" – усмехнулась я, положив обернутый салфеткой палец на Максимкину дырочку в попе.
– Это твоя машинка? – спросила я малыша, кивнув на лежащий на полу ярко – красный грузовичок.
Максимка потянулся к игрушке и я, улучшив момент, пихнула детскую салфетку ему в попу.
– Всё! – улыбнулась я через пару секунд, вынув обернутый салфеткой палец наружу, – Даже испугаться не успел.
Я взяла голубой тюбик и приставила его к Максимкиной дырочке – точно так же, как это только что делала Коле Ленка.
"Тоже теперь так буду делать" – решила я, выдавливая Максимке в попу детский крем.
Помазав малышу после попы мошонку и паховые складочки, я сходила за его тренировочными трусиками.
– Не хотю тусики! – запротестовал Максимка, увидев, что я ему принесла.
– Чего капризничаешь? – усмехнулась я, – Не поймешь вас, мальчишек. Один стесняется голопопить, а другой отказывается одевать трусики. Давай ножку. А теперь вторую.
– Так обиделся, – улыбнулась Ленка.
– За то, что не оставила голопопить, как остальных?
– Боишься, что на пол написает?
– Есть такое предчувствие, – уклончиво ответила я, подтянув Максимке трусики.
"Дурачок, – с улыбкой подумала я, – Ну зачем тебе надо было пить Сашин сок?"
Я повернулась к растерянно стоящему рядом Коле.
– Ну что? – спросила я четырехлетнего мальчика, – Одеть тебе Максимкины трусики?
Коля отрицательно мотнул головой.
– Тогда свободен! – улыбнулась я, легонько шлепнув карапуза по голой попке.
Кивком поблагодарив забравшую детские горшки Ленку, я с деловым видом подошла к Саше.
– Вставай! – приказала я мальчишке, потянув его за руку, – Сейчас проверим твои успехи.
Саша неохотно встал с горшка.
– Так и не покакал, – вздохнула вернувшаяся в комнату Ленка, кивнув на пустой Сашин горшок.
"Если б послушно сходил по большому, было б неинтересно, – ухмыльнулась я, предвкушая осуществление заранее продуманного плана, – Ну что ж, сейчас мы тебе немножко поможем"
– Какой плотный животик, – притворно нахмурилась я, пощупав мальчишке пупок, – Только запора мне сейчас не хватало. Когда ты в последний раз ходил по большому?
"Прикольно его смущать, – улыбнулась я, заметив, как покраснел мальчишка, – Особенно когда стоит перед всеми с голой попой".
– Сам не помнит, – усмехнулась я, повернувшись к Ленке, – Даже не знаю, что делать. Юлька обычно борется с запорами клизмой.
– Не надо, – жалобно проблеял Саша, – Я утром какал.
– Быстро вспомнил, когда услышал про клизму, – хихикнула Ленка.
– Ага, так я ему и поверила, – улыбнулась я, – Что угодно соврет, чтоб избежать клизмы.
– Я честно какал! – продолжал со слезами на глазах настаивать Саша.
– Как сейчас? – усмехнулась я, кивнув на пустой горшок, – Раз я в твоём горшке ничего не видела, значит не какал!
Мальчишка обиженно скривился и тихонько заплакал.
"Как испугался, – ухмыльнулась я, довольная произведенным эффектом, – Впрочем сразу мы тебе клизму ставить не будем. Сначала попробуем кое – что другое".
– Слушай, а ты случаем не заболел? – снова обеспокоенно нахмурилась я, приложив ладонь к Сашиному лбу, – Точно температура. Поэтому так и капризничает.
– Нет у него никакой температуры, – заявила Ленка, в свою очередь пощупав Сашин лоб.
– Не знаю, – сказала я, снова приложив ладонь к Сашиному лбу, – Когда в прошлый раз лоб щупала, показалось, что горячий.
– Горячий, холодный. – усмехнулась Ленка, – Сунь ему подмышку градусник и не надо будет гадать.
– Малышам немножко по другому меряют температуру, – заметила я, подмигнув подруге.
"Наконец дошло, что я хочу сделать" – улыбнулась я, услышав Ленкино хихиканье.
– И вправду теплый, – сказала она, снова дотронувшись ладонью до Сашиного лба, – Не мешает померить температуру. И после этого уговорим сходить по большому.
– Не сомневаюсь, что. – я запнулась, еле сдерживая смех, – Уговорим.
"Пытается понять, что мы задумали, – усмехнулась я, заметив подозрительный взгляд мальчишки, – Наверно уже не помнит, как ему мерили температуру в я сельном возрасте. Ничего, сейчас узнаешь, куда малышам ставят градусник"
– Залезай на стол! – приказала я Саше, кивнув на стоящий рядом с ним пеленальный стол.
– Зачем? – насторожился мальчишка.
– Как зачем? Мерить температуру.
– Так я на диване могу посидеть.
– Маленьким детям сидя температуру не меряют! – заявила я.
– Я не маленький, – обиженно сказал Саша, чуть не плача.
– А почему тогда не сходил вместе со всеми на горшок? – поинтересовалась я с насмешливой улыбкой, – Все наши малыши уже с горшком дружат. Даже двухлетний Андрюша. Только ты ничего туда не сделал.
Саша смущенно промолчал.
– Даже не пописял, – не унимала
сь я, – Опять намереваешься в штаны это сделать? Тебе так больше нравится, да?
Мальчишка продолжал стоять, уставившись в пол, и мне ничего не оставалось, как поднять его на пеленальный стол самой.
– Ох и тяжелый ты, Саша, – вздохнула я, посадив семилетнего мальчика на стол, – Давай, ложись на спинку.
Саша нехотя улёгся на спину, выражая всем своим видом крайнее недоумение.
"До сих пор думает, что будет держать градусник подмышкой, – улыбнулась я, – И вправду, какая разница как его там держать: сидя или лёжа"
Я вынула из ящика стола марлю и сложила из нее толстый квадрат.
– На всякий случай? – хихикнула Ленка.
– Ш – ш! – шикнула я на подругу, едва сдерживая смех.
"Представляю, что он нам сейчас устроит, – усмехнулась я, заметив в Сашиных глазах испуг, – Когда поймет, как я собралась мерить температуру".
– Ну что, задираем ножки? – обратилась я к мальчишке, демонстративно поставив на стол баночку с детским вазелином.
– Не хочу – у! – дрогнувшим голосом сказал Саша и снова заревел.
– Опять капризничаешь? – повысила голос я, рывком задрав мальчишке ноги.
– Не хочу в попу! – продолжал реветь Саша, – Не на – адо!
– Малышам только так меряют, – пояснила я мальчишке.
"Никуда ты от меня не вырвешься, – с улыбкой превосходства подумала я,, наблюдая за Сашиным барахтаниьем, – А ножки мы сейчас еще выше поднимем. Вот так, до отказа, чтоб полностью разжал попу".
– Прекрати ерзать! – прикрикнула я на мальчишку, подоткнув ему под попу марлю, – Сейчас всё со стола скинешь!
Я взяла опрокинутый мальчишкой флакончик с жидким мылом и неожиданно мне в голову пришла новая идея.
"Поставим вот тут, – хитро ухмыльнулась я, придвинув флакончик к Сашиной попе, – Чтоб лежащий с задранными ногами мальчишка это мыло не видел".
– Чья это кругленькая попка? – ласково обратилась я к всхлипывающему мальчишке, – Сейчас хорошенько помажем ее вазелином.
Демонстративно поковырявшись пальцем в баночке с детским вазелином, я сделала вид, что собралась помазать Саше попу, но вместо этого просто вытерла палец о лежавшую у мальчишки под попой марлю. – Катька! – покачала головой Ленка, когда я так же незаметно от Саши капнула на палец жидким мылом.
– Что? – с притворным недоумением спросила я, – Должна ж я помазать ребёнку попу вазелином.
Я принялась обмазывать Сашину дырочку мылом, периодически углубляясь вовнутрь, словно пробуя ее на прочность.
– Лежи спокойно! – прикрикнула я на отчаянно вырывающегося Сашу.
– Давай я его подержу, – предложила Ленка.
– Спасибо, – кивнула я, передав подруге Сашины ноги.
Снова намылив указательный палец, я беспрепятственно сунула его мальчишке в попу.
– Что такое? – заботливо спросила я, услышав в следующую секунду громкий Сашин рёв.
– Щипет! – пожаловался сквозь плач мальчишка.
– Странно, – притворно удивилась я, покручивая пальцем у Саши в попе, – От вазелина не должно щипать. Хотя этот специальный: с витаминами и целебными маслами.
– Лекарственный? – ехидно спросила Ленка, – Для малышей, которые страдают запорами?
– Ага, – кивнула я, изо всех сил стараясь сохранять серьезное лицо.
Пошуровав намыленным пальцем у Саши в попе еще полминуты, я быстро вынула его наружу.
"Ничего себе, – брезгливо поморщилась я, вытирая грязный палец детской салфеткой, – Представляю, какую мальчишка после градусника наложит кучу".
– А вот это наш термометр, – сказала я, продемонстрировав Ленке пластмассовую палочку.
– Электронный?
– Угу, – кивнула я, принявшись незаметно от Саши намыливать термометр.
Как следует полив градусник жидким мылом, я бесцеремонно сунула его мальчишке в попу.
– Что? – заботливо спросила я мальчишку, заметив, как он скривился, – Опять щипет?
Саша молча кивнул.
– Надо потерпеть, – усмехнулась я, покручивая градусник в разные стороны.
Мальчишка тяжело вздохнул.
– Давай введем поглубже, – сказала я, – Вот так.
Я снова принялась шуровать у мальчишки в попе градусником.
– Просто не держится, – шутливо пожаловалась я подруге, – Смотри.
Я отпустила термометр и он тут же медленно пополз наружу.
– Эт обычно только одно означает, – усмехнулась Ленка.
– Хочет какать? – улыбнулась я, – Сейчас спросим. Саша, ты хочешь по – большому?
Мальчишка густо покраснел и отрицательно мотнул головой.
"Не умеешь ты врать" – усмехнулась я.
– Точно не хочешь? – не унималась я, – А почему тогда выталкиваешь из попы градусник? Значит так! Померяем температуру и сразу на горшок!
Я снова пошуровала у Саши в попе градусником.
– Если не наложит кучу на марлю, как только я вытащу у него из попы термометр, – с насмешливой улыбкой добавила я, – Сколько раз это в поликлинике видела.
– Когда твоя мама мерила малышам температуру?
– Этим у нее обычно медсестра занималась.
Чуть раздвинув мальчишке задранные вверх ноги, я положила ладонь ему на живот.
– Очень плотный животик, – вздохнула я, – Надо помассировать.
– С градусником в попе? – улыбнулась Ленка.
– А что? Одно другому не мешает.
Я принялась массировать Саше живот, улыбнувшись, как сразу пополз наружу градусник.

Похожие публикации
Уважаемые Читатели! Если и с Вами произойдут или уже происходили случаи Реального женского доминирования, то, я вас умоляю, напишите две строчки об этом мне на почту. Я имею ввиду Реальное доминирование, а не игровое.
Давно хотел пристрастить жену к групповому сексу ММЖ или ММЖЖ, но она не только не давала себя уговорить, но и даже намеки про это, не желала воспринимать. Я уже и не против был бы посмотреть, как она мне изменит, но она и слушать не хотела про это...
Она стояла и плакала у входа в метро, сквозь слезы глядя на равнодушную толпу, которая текла мимо. "Что за люди, – думалось ей. – Никакого сочувствия! Еще полчаса постою – и все, на сегодня хватит!"И тут подошел он.
Ты как то обмолвилась про садо-мазо. Да, наверное, я отчасти садист. Мне нравится терзать женщину, но я делаю это, не причиняя ей боль. Я бы назвал это «пытка страстью». А ты ведь всегда хочешь изведать все на собственном опыте.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.