Вера Н.

Через три года после женитьбы я устроился на «левую» работу – два вечера в неделю не бить лежачего в одной конторе. Мы шуршали бумагами в небольшом кабинете вдвоем. Я и начальство в лице Веры Николаевны , стройной женщины 33 лет , на четыре старше меня.

В нашем небольшом городе было легко навести справки . Они оказались лестными и потому Вера Н. встретила меня очень радушно и в первый же вечер дала понять , что надрываться не стоит , бумаги не волки – в лес не убегут , тем более , что можно пить кофе и беседовать с приятным молодым человеком.

Очень скоро она стала доверительной со мной , поведав , что живет с матерью , сыном от первого брака и вторым мужем , с которым ей не очень повезло и что она отдыхает от семейного быта , общаясь с подругами. В ответ откровенничал и я.

Наши столы располагались друг против друга и все два-три часа моей службы она была передо мной и ее высокая оголенная шея , длинные пальцы рук , прямые ноги с округлыми коленками довольно быстро начали волновать меня. Но сугубо в теории. О практике я и не помышлял из-за разницы в возрасте , ее замужества , положения на работе.

Тем временем она становилась все откровеннее и я узнал , что муж терзает ее ревностью и как бы мимоходом намекнула , что в постели он не то, чего бы ей хотелось. «Ты сам не ревнив?» , спросила она и остановилась на мне пристальным взглядом. Пожав плечами , я ответил , что, наверное , не очень.

«Терпеть не могу ревнивых , - продолжила она , - а почему «наверное» ? Неужели у тебя совсем идеальная половина ? Кстати , знаешь , кем должна быть в спальне идеальная жена ? “ “Кем ?”, - поинтересовался я. “ Распоследней… нн-у , сам понимаешь”. И перекинулась на литературу.

Я , говорила она , невозмутимо попивая кофе , люблю сравнивать , как разные писатели рисуют женщин. Жалею Анну Каренину и Эмму Бовари. Ведь женщине так хочется тайны , приключений и секса , а они из-за них погибли..У Горького героини одна сексуальнее другой , но что они переживают , почему такие доступные , он не объяснил. А вот Бунин молодец , особенно в “Темных аллеях”, и у Куприна есть один хороший рассказ об одной учительнице- днем она была строга и неприступна , а по вечерам выходила на улицы и становилась проституткой. Из любви к искусству. Лет в двенадцать мы с одноклассницами обалдели . Читали про королеву Марго, как ее в юности мать с братом уличили в распутстве , оголили зад и брат укусил его. С той поры мне такие мысли в голову лезли…

По дороге домой у меня сильнее обычного колотилось сердце и я впервые подумал – если женщина так доверяет и раздевается в разговоре , значит , она готова , чтобы с нее сняли трусы раздвинули ноги.

Так исчезла стоявшая между нами перегородка и в мой следующий приход она под большим секретом дала мне почитать английский роман «Любовник леди Чаттерлей» , который в те времена , когда «у нас секса не было» , найти было невозможно и которого ей «подарил один хороший друг». По нынешним меркам это вполне безобидная книжка , фильм по ней с чарующей Сильвией Кристель бывшая Эммануэль спокойно крутят на ТВ , а тогда… Тогда мы с женой проглотили ее залпом и сильно расширили свои понятия. И я решился. Ведь у меня тоже кое-что было. Придя вновь на работу я еле дождался окончания и , смущаясь , вручил Верочке , как я стал ее называть про себя , вместе с ее книжкой датский порножурнал с фотокомиксом о том , как две шикарные подруги в возрасте приходят в мужской бордель , выбирают самцов и устраивают оргию.

Три дня спустя вместе с журналом я получил выговор. «Саша ,- сказала она , - так же нельзя , надо ж было предупредить.Не дай бог мои домашние бы увидели». Я слабо оправдывался , мол , не был уверен. «Да все в порядке , отличный журнал , я и подругам его показала. У всех одно мнение». Последние слова она произнесла с легким вздохом сожаления , дававшим понять ,каким было оно.

На дворе уже стояла весна , было тепло, пахло почками , цветами , сам воздух манил куда-то. Закончив работу , мы , как обычно, направились к автобусной остановке. Верочка выходила на третьей , а я ехал дальше. Автобус оказался набит пассажирами , как селедками в банке. Я кое-как подсадил ее , а самому и стараться не пришлось , потому что в последний момент набежала группа мускулистых ребят и под возгласы «уплотнимся , граждане !» втолкнула меня и так уплотнила , что прижала к моей начальнице. Ее бедро вдавилось мне в пах , тонко пахнувшие волосы лезли в мои глаза и я был беспомощен. И вдруг стал возбуждаться. Положение было безвыходным – я старался хоть как-то отодвинуться , чтобы не оскорбить ее своим членом , но тщетно. И тут случилось невероятное. Стоявшая до этого боком ко мне , Вера улучшила позу и прижалась ко мне обеими ягодицами. Мне осталось лишь сказать себе – что ж , быть по сему.

Так мы и ехали. Автобус изредка потряхивало и тогда Верочка поглубже насаживалась на меня , а я лихорадочно размышлял над вечным российским вопросом – что делать? А ее невинный вопрос , не провожу ли я ее до дому , сделал ситуацию просто аховой. Мы шли молча , она взяла меня под руку и мерно постукивала каблучками , а я будто всходил на Голгофу. Вот и ее двухэтажный дом с уютным светом за зашторенными окнами. Мы прошли в безлюдный двор , вошли в темный и тихий подъезд . Надо было прощаться , но я ее страшно хотел. И случившееся в автобусе требовало какого-то завершения. Обхватив ее талию , я прижал Веру к себе и мягко поцеловал. Она с готовностью открыла рот , а потом умело всунула в меня свой язычок. У меня между ног снова затвердело, но теперь можно было не смущаться и я изо всех сил прижал к себе ее податливое тело. Наконец она высвободилась и прошептала « Иди за мной». Как заговорщики мы прошли в росшие напротив подъезда деревья и кусты. В их глубине было свободное пространство с врытыми посередине столиком и двумя скамейками для отдохновения пенсионеров и забивания козла трудящимися. На наше счастье в тот поздний час там не было ни тех , ни других. Мы снова сплелись в объятии . Наши руки лихорадочно знакомились с нашими телами и это происходило под окнами ее квартиры !

Ее ладошка скользнула вниз , погладила , знакомясь , мой бугор , а потом , освоившись , начала сжимать его, в то время как я , обцеловав на удивление крупные соски , задрал ее юбку стал ласкать упругие ягодицы. Вера сдавленно простонала , отстранилась , оправила себя и приказала сесть на столик. И прошептала мне на ухо – «Я сделаю сама». Все остальное было похоже на сон и , расставшись с нею , я задавался вопросом , а было ли это. И ночью , лежа на двигавшейся на мне жене , я с восторгом прокручивал в памяти то, что произошло на том столике – как ловко Верочка обнажила мой член , как оценила глазами и руками его длину и готовность , как довела их до предела своими гибкими пальцами и ввела в себя . Через пару минут , легко гладя ее головку и сделать больно, я стал изливаться. Казалось , моим судорогам не будет конца , потому что Верочка провоцировала их своим алчным сосанием.

Мы обнялись на прощанье и она бесстыдно пробормотала – «Какой он у тебя вкусный , кто бы только знал…У меня такого еще не бывало, как будто я сама себя в рот выебла… Так не хотелось вытаскивать…И так было много, спасибо за угощение…»

В нашу следующую встречу она радостно вышла из-за стола и мимолетно, проверяя мое настроение , прижалась долгим бедром. Поцеловав ее в щеку , я , запинаясь , обратился по имени-отчеству. «Что это такое , - воскликнула она , - столько трудов потрачено,соблазнить , дать в полное распоряжение бедненький рот и слышать «вы» ! С кем я спуталась ! Детский сад». Потом мы стали открывать друг-друга бесчисленными жадными вопросами. Она с удивительной естественностью распрашивала о всяких чувственных тонкостях и даже спросила , был ли я близок с женой в тот вечер , добавив , что никоим образом не хочет ей ни малейшего вреда. Меня охватила волна признательности и я без стеснения и неловкости посвятил ее во многие наши постельные секреты. Ей все было любопытно, но сделав усилие , она поставила временную точку. Ни о какой работе в тот вечер не могло быть и речи. «Что ты так смотришь на меня ?», наконец спросила она. Я ответил , что хочу ее.

Услышав долгожданные слова , она прошла к двери волнующей , почти не сгибая ног в коленях , походкой , закрылась на ключ , выключила свет и устроила таинственную полутьму , а потом села мне на колени. «Не открою никому!» Я покрыл долгими поцелуями все черточки ее милого лица , прильнул к уже знакомому рту , а мои ладони передавали , как я мечтал в эти дни о ее соблазнительно оголенной шее , удлиненных грудях , гладких коленях , шелковистых бедрах.

Ах , думал я , какая картина – мы сидим на работе и у меня на коленях голая по пояс начальница ! Как голодный младенец я мучал по очереди ее похожие на клубничные ягоды соски. Прервав глухие стоны , Вера спросила «так что ты хотел?». Я повторил , что ее. « Нет , скажи по-другому. Когда я с мужчиной , я обожаю называть вещи своими именами. И возбуждаюсь , как кошка , слыша их. Скажи , что хочешь меня выебать. Отъебать. Поебать. Какое сладкое слово – ебля. Мы будем заниматься еблей. Сейчас меня будет ебать молодой любовник. Девочки , где вы ? Смотрите и кончайте от зависти.”

Не сговариваясь , мы переместились за ее стол , я лихорадочно смел с него бумажный хлам и отдался ее ловким ладоням и алчным губам. У нее была очаровательная манера – менять вытягиващее из меня какие-то жилы сосание на долгие паузы , будто ее рот хотел ощутить , что делается у меня внутри. В решающий момент я сдержался , высвободился и усадил ее рядом. Целуя плечи и хрупкие ключицы , я сказал , что хочу сделать ей подарок. Она будет называть места , которые я должен целовать. “Ой , -оживилась Верочка , - да это же мечта жиэни. Приказывать мужчине , что ему делать. Неужели такое возможно! “

Мы начали с ушей , потом , повинуясь ее указанию , я долго облизывал языком ее спину и талию. “Хочу ноги” , приказала она. Ах , эти мучительные ноги. В них и между ними в такие моменты для меня была вся женщина. Коленки , ступни , щиколотки , каблучки туфель.Когда я оторвался , то, несмотря на полумрак , заметил лихорадочный блеск Верочкиных глаз. “Если можно…” , осеклась она. “Да-да , все можно” – поощрил я. “Если можно…если можно…сзади”, раздался ее неуверенный шепот. В мгновенье ока я поставил ее на ноги , задрал до пояса юбочку и стянул трусики .Встав буквой “г” , она округлила белеюшую задницу и безвольно отдала ее в мое распоряжение – хоть бей , кусай , охаживай ремнем. Вместо этого последовали мои нежные поцелуи , движения языка вдоль разделяющей ягодицы ложбинки , а после того, как , подчиняясь моим рукам , она до предела раздвинула ножки , мой язык коснулся ее разработанной дырочки. Каждая его попытка проникнуть вглубь вызывала ее восторженные восклицания. А потом настала очередь самого утонченного. Осторожно уложив ее на стол , а голову на изголовье из своих сложенных брюк , я обцеловал и обсосал ее промежность , хорошо ощутимые губы и ввел язык как можно глубже. Поначалу она настороженно сжалась , но постепенно ожила , начала подаваться навстречу и мокнуть все больше и больше , прекратив прежние стоны. Вдруг она вырвалась , толкнула меня на свой стул и без церемоний оседлала меня , я слизывал слезинки с ее слегка впалых щек , а она прижималась всеми своими клеточками и , двигаясь на мне , шептала , словно в бреду , не вникая ни в смысл , ни в выражения. Позднее я узнал , что это называют потоком сознания - Это невозможно невыносимо еще бы секунда и я заорала на всю контору как самая последняя самка у меня была куча мужиков если попросишь я расскажу все как и где они меня трахали ебали в хвост и гриву как сучку блядешку но никто такого не делал это безумство я думала я все знаю и умею даже в жопу давала а оказывается главного не знала о-о что ты со мной сделал если ты все это делаешь жене я ей завидую завидую по-черному - только пусть она на меня не обижается я этого не хочу боюсь я не собираюсь у нее ничего отнимать я готова ее погладить поцеловать ее грудь она же у нее большая ты наверное кончаешь меж ее сисек я готова их обсосать пососать ее пизду ты мне расскажешь про ее вкус как она кончает я же не ренивая как эти твари да и права не имею я готова вылизать пизду у твоей жены пусть она ее даже не моет выеби ее набрызгай внутрь а я все вылижу - заставлю ее кричать она у тебя кричит я люблю кричать когда меня хорошо ебут и болтать матом такая уж я ах как хорошо какой замечательный хуй представляешь ты ее выеб она лежит с раздвинутыми ногами и я на коленях голова между ними я зарылась в ее пизду а сзади ты меня сосешь и ебешь о-о я сумасшедшая фантазерка нет я просто блядь я блядь я дура почему я потеряла столько времени не дала тебе раньше ты поднял меня своими поцелуями я впервые почувствовала что значит бытьгоспожой ты позволишь мне иногда приказывать полижи меня отъеби меня дай мне твой хуй вот мечта женщины вот настоящая жизнь а не эта подлая работа деньги дырявые носки ревнивого мужа я уже кончила от языка медленно не торопясь как никогда а сейчас снова кончу сейчас сейчас ааааааааа…
— Безумство кончилось. Обессиленная , она положила голову на мое плечо и , не размыкая объятий , затихла.

Вот так закрутился наш роман , в котором переплелись страсть и удовольствие , обжигающая открытость и эксперименты , легкие капризы и подчиненность.
Наверное , не хватало ревности , как во всякой любовной истории. Но дойдет очередь и до нее.

На службе мы обязались не баловаться , пока не останется хотя бы полчаса до ее окончания. Но благими помыслами… Да и как можно было удержаться , видя ее скрещенные ноги , чтобы не залезть в проем стола и , покрывая их поцелуями , не проникнуть под юбку. А если Вера вдруг бросала писанину , устраивалась на коленях в кресле , вытащенном нами из маленькой подсобки , и , возбуждающе округлив зад , предоставляла его в мое полное распоряжение.
Или, сидя на своих местах , мы могли подолгу , с лирическими отступлениями , обсуждать , в какой позе займемся сексом сегодня. Или ..Или…Иногда же мы героически сдерживались на работе , чтобы по дороге домой воровато оторваться под деревом в безлюдном сквере , в чужом подъезде , ежеминутно рискуя быть застуканными , на уже знакомом столике напротив ее дома.

Конечно, мне льстило иметь любовницей симпатичную и ловкую замужнюю женщину старше себя. Но, если поискать ,вокруг можно было найти не одну такую. А вот насчет умения и желания отдаться душой – не знаю.

Очень скоро я узнал ее сексуальную биографию – стала женщиной на школьном выпускном, понравилось , продолжила , уехав учиться в центр , на последнем курсе знакомая театральная костюмерша ввела в подпольный дом свиданий , на даче , там бывало всякое , но больше хорошего и поучительного, чуть не увлеклась , но во-время остановилась , закончила учебу , вернулась , первое замужество, развод как обычно, по причине несходства , затем второе.Так что берите ее как есть.

Рассказывая , а тем более расспрашивая , Верочка умудрялась так остановиться на вроде бы несущественных мелочах , так выделить детали , что разыгрывалось воображение и закипала кровь. Это касалось и моих сексуальных опытов , и пристрастий , и взглядов на женщин , но особенно отношений с женой. Узнав , что она курит , Вера с характерной задумчивостью произнесла – «жаль , я не курю , а то было бы оригинально – невозмутимо дымить и давать сзади». Признавшись , что раза три видела супругу издали и похвалив ее грудь , она продолжила – «была у меня полногрудая знакомая , описывала , как ей меж грудей кончают , вы не пробовали ?» На своей работе жена регулярно дежурила до поздна и в такие вечера все хлопоты по дому ложились на меня. «Ах , - мечтательно заметила при этом Верочка,- как чудесно можно было бы устроиться . Трахнуться под шумок , придти домой , а там все окей , дочка накормлена и спит, муж ждет и потому прямо с порога можно опять в постель. Сексканикулы !»

Из причудливой мозаики ее слов и поведения , из ответов я пытался склеить образ. Кем и как она себя ощущает ? Как-то у нее вырвалось про себя – шлюха. Я попросил ее не заниматься самотоптанием.— Да не топчу я себя. Дело в другом . Когда народ обзывает нас шлюхами , шалавами , блядьми – он в чем-то прав. Ведь если я не захочу , меня никто не возьмет. Так что — формально верно . Но только формально. Большинство мужчин думает , что они берут — нас. А лично я считаю , что неправда. Я хочу брать. Понимаешь? Я свободна , хоть и замужем . И если мне нравится мужчина я , уступая , беру его.
Тебя , например. Цинично? Зато как есть. Беру и получаю удовольствие. Получаю сама и стараюсь как можно больше подарить. И никого не предаю.Не приведи господи сделать кому-то вред.— Вот это было бы плохо… — М-да , подумал я и хмыкнул про себя . А как же , к примеру , Казанова ? В его подвигах кто кем был ? , но решил отложить дискуссию на потом. — Между тем телу и чувствам хотелось большего, чем эти наши романтичные , но слишком куцые рабоче-любовные свидания. Я предлагал варианты , но Верочка все оттягивала , будто готовилась к чему-то. Тут подоспел июль , отпуск , , я соскучился , вернувшись , тут-же известил Веру и вместе с заверениями в обоюдности получил обещание большого сюрприза.

Мы встретились очень бурно, а когда отдышались , она заявила , что работать сегодня не будем , а поедем на квартиру к ее подруге , которой сейчас нет , она в больнице , медсестра. Поймав такси ,через четверть часа мы были у места - в заречной части ,которую по-старинке называли Черемушками. Остановились у одного из четырехэтажных домов , обогнули его и оказались в знакомой мне “коробке” выстроенных квадратом зданий , в одном из которых жил мой давний дружок. Подъезд , в который мы вошли , располагался точно против его дом
а .

В однокомнатной квартире на третьем этаже было чисто и уютно, стояла типовая мебель , в том числе тахта у одной из стен. Лихорадочно раздевшись , мы рухнули на нее и принялись бешено утолять одолевавший обоих голод. Когда первый приступ закончился , я , положив ладонь на ее грудь , откинулся на спину. Верочка устроилась на боку и приступила к типовому допросу. Скучал ? Как , сильно или нет ? Думал ? Не думал ? Потом прижалась и попросила сказать ей что-нибудь не обычное. При виде ее позы мне пришли на ум когда-то слышанные строчки Бунина. “Она лежала на боку , Нагие раздвоивши груди”. Вера пришла в восторг - “нет , это надо где-то записать , любовник выеб и угостил стихами , большу-ущее спасибо. А теперь отвечай – ты был верен … нам обоим ? Да ? Допустим. Ну и как вы там шалили ?” Это значило, что надо поделиться сексуальными воспоминаниями.

Ей было известно, что мы побывали в Болгарии , но про «шалости» еще нет. Ну что, начал я , в Пловдиве , на холме , громадный мраморный амфитеатр. По ночам освещен прожекторами.
Мраморные скамьи. На них она брала в рот. А потом , внизу , упиралась в статуи и я трахал сзади. Приобщались к римскому разврату. Полмесяца провели на море. Слынчев Бряг , как говорят аборигены. Хорошая вода , отличный пляж , но скучновато. Однажды смотрели нестинаров. Эти чудаки босиком ходят по углям.
Зрители стояли плотным кольцом , распарились от жара и начали отодвигаться. И одна прижалась ко мне точно, как ты в автобусе. Ночью рассказал жене. Очень возбудилась. По вечерам бродили , смотрели , как легко снимаются женщины. От солнца , купанья , безделья погрязли в лени и сексе. Занимались им дважды – днем и вечером. Экспериментировали. Брил жену между ног. Трахал , не зашторивая стеклянную стену и не выключая света , хотя с верхних этажей соседних гостиниц можно было все легко разглядеть. Сиживали на балконе на фоне освещенной комнаты , в шезлонгах. С моря накатывал шум волн , теплый ветерок приносил соленый запах. Пили пиво в маленьких пузатых бутылочках. Постепенно обнажались , хотя знали , что нас видно. Жена начинала фантазировать и просила мастурбировать. «Поласкай себя». Потом уходили внутрь и вперед..

«И никто вас не потревожил?» «Нет». «И ничего не предложили ? М-да , действительно скучновато. А скажи , если бы на улице или кто-то из зрителей подъехал бы к ней , что бы ты сделал ?» «Не знаю , скорее всего разрешил бы. Я же чувствовал , что ей хочется еще и еще.» «А ты не ревнивый ?” “ Стараюсь» «Она хочет пошалить на стороне. Если узнаешь , не мучайся и не мучай ее. Никуда она не денется. Пусть поебется , пока все при ней. А состарится и будет локти кусать. И гордиться званием верной жены. И кому это надо ! А теперь поласкай себя и слушай. Я на море была только раз , в Сочи. Сменила двух любовников…»

Потом был буйный минет , а затем долгое «69» , которым она никак не могла насытиться , потому что, как ни странно, имела его впервые.

Я полюбопытствовал насчет хозяйки квартиры. Верочка была скупа – не замужем , грудастая , примерно твоих лет , что, хотел бы ее тоже. Хулиган. Хочется быть половым пиратом. Подожди , пока мы не наскучим друг другу. А потом , для разнообразия , я , может , и помогу. Не с нею , так с другой. А теперь пора разбегаться. Через полчаса она заявится , а мне еще надо навести порядок. Исполнишь два указания ?

Я с удовольствием обмыл ее в душе и полностью одел и мы распрощались.

На следующей неделе стало грустно, потому что мою должность сократили , а часто встречаться на квартире мы не могли. Время свиданий назначала она. Они бывали воскресным днем , но чаще по вечерам , иногда ранним , а когда попозже. Секс и все остальное , как всегда, были бурными и изобретательными. В финале я неизменно играл роль ее камеристки.

Осень вступила в разгар. Зачастили унылые дожди. В одно из воскресений , за пару часов до очередной встречи , я заглянул к своему приятелю. Мы посидели , а потом вышли покурить на балкон. Я глядел на знакомый подъездный вход и рисовал в голове удовольствия , в которые окунусь через полчаса , как вдруг там показалась парочка. Женщина посмотрела по сторонам , взяла спутника под руку и они скрылись за углом. С минуту я стоял с разинутым ртом , потому что это была она , Вера. Неуклюже откланявшись , я покинул квартиру друга и долго бродил , пиная кучки промокших разноцветных листьев меж однообразных домов и тупо стараясь смыслить увиденное. В голове ничего не складывалось. Зашел в кафе. Попросил сто граммов.
Взяв их на грудь , приказал себе успокоиться. Несомненно, решил я , она выходила с любовником. Но в этом еще надо убедиться. А если так , то что делать?
Рвать ? Но она мне нравится. Скандалить , ставить ультиматумы ? Не имею права. Уже минуло шесть , она ждет.И я решил просто пойти и спросить.

Она заждалась и , не придавая значения моему молчанию и холодности поцелуя , спросила , почему я опоздал. Потом кивнула в сторону журнального столика с бутылками на нем – « а я выходила купить пива , чтобы поболтать , как у самого Черного моря. И подумала , вдруг ты в этот момент приходил. Но сначала надо раздеться , давай…» и присела на тахту. Я выполнил указание ,словно автомат , и тут не выдержал ,тускло спросив «С кем ты была до этого?» Вера ахнула и зарылась лицом в подушки. Сквозь глухой плач донесся ее вопрос «Как ты узнал ?» Терпеть не мог женский плач , это такая нервирующая штука. Но и не сидеть же дураком , пялясь на голое тело. Я лизнул ее острые лопатки , спустился по позвонкам ниже , до ягодиц. А когда раздвинул их , почувствовал , что всхлипы замолкли , бедра начинают расступаться передо мной , двигаться навстречу. Наконец эта сучка сдавленно застонала и вымокла , как мышь.

Поддавшись уговорам «только выслушать» , я обнес нас обоих пивом , еще более размяк и с пониманием выслушивал то, от чего у другого на моем месте глаза полезли бы на лоб.

Да , начала она вполголоса , это ее любовник. Старый. Стал наскучивать. А ей всегда хотелось кого-нибудь еще , уж такая она поблядушка. Тут появился я , и помоложе , и в других отношениях понравился. Не устояла. Загорелось между ног при одной только мысли… И захотелось попробовать , как это – крутить одновременно. Получилось. И она выросла в своих глазах , за что очень благодарна мне. За мои ласки. За потворство капризам. За то, что и сейчас веду себя , как человек. И раз так , она выскажет самое тайное. Всякий раз она устраивала так , что мы трахали ее с небольшим перерывом. Если первым был я , она умирала от счастья и наслаждения , закусывала губы , чтобы не проговориться о том , как ее ласкали и одевали полчаса назад. Если же устраивала наоборот ,то вообще улетала на небо, потому что сравнения были в мою пользу , но я дополнял к тому , что было до меня . Наверное , это гадко, нечестно, но вот теперь с ее души свалился камень , я знаю все и могу избить ее , сообщить мужу , расстаться навсегда. Но не судить строго, потому что женщину можно понять , только оказавшись в ее шкуре. И если ее волнует чей-то откровенный взгляд , то это природа! Но никакое не предательство… — Скажи – ка , - прервал я , - а если тебе захочется дать еще кому-нибудь , ты остановишся? — Почуствовав потепление , она сказала “наверное ,нет” и принялась хулиганить , как резвый котенок. Проиграл ли я ? Не знаю. Знаю только, что хотел ее с большей силой – - за распутство, честность , за ненасытную любознательность. И когда выпитое пиво потянуло ее в туалет , я сам повел ее туда , поддерживая под голый зад , усадил , удивленную и умолкшую , куда следует и под звуки тугой струи ворвался в беспомощно - раскрытый рот.
...Как описать хаос , в котором оказался я по воле моей необычной подруги ? Наши встречи не только не прервались , а стали еще изощреннее.
Верочке ничего не стоило, к примеру , самодовольно позволяя мне облачать себя , спросить мимоходом , словно о ценах на рынке , как бы я хотел в
следующий раз – до или после. Чаще я соглашался на второе , хотя бы потому , что тогда оставалось больше времени для ласк и общения. И что-то еще , подспудное и смутное , влекло попользоваться ею после кого-то. Тогда я не мог этого объяснить. Потому , осознал позднее , что опасался или не
желал обдумать ситуацию до конца. И этот аноним. Мой предшественник. Я его не знал и знать не хотел , а временами хотел.

А семья? Легкая интрижка не страшна , если проходит мимо нее по касательной . А тут такой лабиринт !
Все было зыбко и туманно. Но ружье , фигурирующее в пьесе , хоть в последнем акте , да выстрелит. Тут же «выпалил» , и наверное к лучшему
, Верочкин феодал. В какой-то тьмутаракани от дальних предков ему обломился дом. Проснувшийся зов собственности сбил его с устоявшегося пути на переезд. А что делать жене ? Ветрена она или нет , без разницы – да последует за мужем. Пришла свобода , но осталась жгучая тайна , узнать которую от меня много позже было суждено…моей жене. Как и почему? Тут надо сильно отойти назад.
Алла досталась мне скромной , но чувственной девицей , с воображением и без постельных запретов. Она охотно совмещала физические забавы с
психологическими удовольствиями , любопытствуя о моих прежних увлечениях , и , не церемонясь , прохаживалась по их адресу . Могла при случае , если в кампании не было закоренелых пуритан , ввернуть “а вот у Саши была одна сучка , так…” Я ерзал от неудобства , гости поначалу чуть не падали под стол , а потом воспринимали эту болтовню как эротические шутки. После их ухода , как следует оседлав конька , она развивала эти эпизоды . Я же , смеясь , проникал дальше обычного в горячую глубину , вызывая в ней повышенную реакцию. И после каждого случая размышлял – что кроется за этими незлобными шуточками ?
Невысокая , с дерзким бюстом , выпуклым задом и ступнями 34-го размера , большими манящими глазами , она привлекала. А уж если бы другие мужчины знали , что я могу держать во рту оба ее соска одновременно, что порой мы лижем их вместе, о том , как ей нравятся шлепки по обнаженной заднице или примеривание моего стоящего члена к ее китайской ножке ! Или о наших фантазиях , когда она предлагала вообразить на ее месте одну из моих прежних шлюшек , или девственницу , проститутку , хозяйку борделя , а мне выступить то юным мальчиком , то клиентом , а то и насильником…
Она избегала сплетен и только возбудившись могла скупо упомянуть , например , про сослуживиц - Наташка белокурая секретарша не может
устоять , если к ней проявят хоть какой-то интерес , Римма бухгалтерша с необъятной задницей “жалуется” , что любовник учит ее таким вещам ,
таким вещам !!, что Л.С. зрелая женщина , зав Алкиным отделом
рассказывает ей по секрету о своих похождениях на стороне , что евреечка Соня , живущая отдельно от мужа , кокетничает , оправдывая смену мужчин
тем , что всегда , якобы , приходится уступать силе. Алла никого не судила , но если они актерствовали или вешали ярлыки на других , терпеть не
могла.
При любой возможности мы старались выбраться подальше от довольно затхлого мирка. Спустились на теплоходе до рыбно-арбузной Астрахани ,
соболезновали обшарпанному величию Питера , прошли с рюкзаками под задорные гуцульские песенки по уютным Карпатам. В лето расставания с
Верушкой родили второго ребенка и вскоре продолжили глазеть на большой мир - католическо-ампирный Львов , начинающая бурлить Польша ,
Чехословакия с пивом вместо утреннего чая , дремлющая , как и мы , Болгария , голубая жемчужина Иссык-Куля в ожерелье из седых пиков. Всюду были новизна , кучи впечатлений , масса красивых людей. А наши личные отношения начали застаиваться. Все стало приедаться – ноги , груди , бедра , губы , оргазмы.
Наверное , это вечный удел благополучных пар , подбирающихся к 30. Нужна встряска. Что-то должно взбудоражить заболоченный секс. И случился вроде бы пустяк. Пришла пара с кассетой. Фильм Брасса , “Ключ” он снял его по повести японца Танидзаки , с мечтой поэта – Стефанией Сандрелли , в роли зрелой матроны , соблазняющей будущего зятя. Переживая вторую молодость , она берет от жизни недополученное. Переступая через “приличия”.
Друзья ушли , а мы завалились по свежим следам в постель. Поставили Стефании и ее проделкам “отлично”. В том числе эротическим дневникам ,
которые она вела параллельно с мужем. Вроде бы тайные признания о стыдном , однако она прочитывает то,что пишет он , и наоборот. Игра. А что, озарило меня , если попробовать ?
На другой вечер я ушел спать пораньше , оставив на письменном столе раскрытую общую тетрадь. На ее первой странице Алла прочла – “Стефания
журчала на всю Венецию. Муж стоял рядом и воспевал ее латинскими стихами. Очень красиво. Как бы это вышло у А.?”
Наутро тетрадь покоилась под стопкой газет. Против моих слов ,на другом листе , я прочитал то ли комментарий , то ли ответ. “Я под густыми
деревьями. Задираю до пояса платье и спускаю трусики. Сажусь на корточки и округляю ж… Римка говорит , что ей страшно нравится слово “жопа”.
Я его не люблю , но тут оно подходит , потому что кто-то наблюдает за мной из-за толстого ствола. Моя струя с шипением исчезает в палой
листве , а он выходит и глазеет . Не хочется заканчивать. Мне бы еще бедра , как у Стефании.”
Будто не ведая про этот обмен , я вновь спросил. “ Откровенничает ли она с кем-нибудь про интим?” Через день , видимо ушедший на то, чтобы
решиться , появился ответ. “ Л.С. намного старше , но почему-то очень доверяет. Обожаю , сказала , быть сверху и трясти грудями. В другой раз
спросила , беру ли я. Самой не доводилось – человек старого закала. Оценила мои руки такие ручки созданы , чтобы член держать и ноги. После
нашего выезда за город заметила - “у твоего мужа есть за что подержаться”. Я не удержалась от похвальбы - “иногда сама разгорячу ЕГО и приложу
ступню , у них одинаковый размер”.
Невинная поначалу писанина увлекала и становилась обнаженнее. Мы выплескивали на бумагу , что на ум взбредет , а по ночам имели готовые
сюжеты для игры воображения и возбуждающих бесед. Однажды , проводив гостившую у нас ее старшую сестру , я , скорее не по делу , а так , для
проверки , посягнул на устои – “Челка и изможденное лицо придают ей роковой вид. Попробовать бы ее в постели.” Реакция оказалась адекватной. “Анькепод сорок. Он не прочь трахнуть мне все больше нравятся хулиганские слова эту старую драную кошку. Ну и пусть. А я бы потом приперла ее к стенке и побалдела от признаний”.
То, что портящая людям жизнь ревность уползла у нее в какой-то тайник, вскоре подтвердил еще один случай. Уже несколько лет мы сближались с Вадимом. Он был ее ровесник , усат, играл на гитаре и рано покинул родную авиацию.
Любитель выпить , закусить и потолковать за жизнь. Наш второй был еще слишком мал и потому Алка отпустила меня. Я склонил друга и мы
двинули в Карелию. Озера , плоты , костры , палатки. Комары. По возвращении Алка , хорошо знакомая с бродячими нравами , дотошно разузнала у меня про наши романы с ТэЖэ – туристическими женами. Этим и обошлось. Вадим же , способный на признание только под страхом смерти , временно влюбился в свою походную пассию и затеял с нею пылкую переписку. И он , и его Лида были до ужаса ревнивы. Но Вадим периодически , а она днем и ночью.
Чекист на посту. Потому через пару месяцев уличающие письма обнаружились. Последовали оргвыводы - шум , перемат , битье тарелок и все остальное , как у нас полагается. Вскоре они заглянули к нам. Мы с Вадиком , без оглашения тостов , плотно выпили за летних подруг и вспомнили тайком
недавнее и приятное.
Когда Лида сочла , что “пора и совесть иметь” , мы вышли проводить их до такси. Был поздний безлюдный час. Выйдя из дома , женщины ,
беседуя , остановились. Мы прошли вперед , обогнули трансформаторную будку и решили облегчиться , не думая , что нас освещает
фонарь с противоположной стороны . И вдруг они появились из-за угла. “Ну , вы и охамели” , - только и промолвила Лидка.
“Ревнивая дура , - заявила , придя домой , Алла , – почему , говорит , ты спокойна , ведь у них были женщины! Бедный твой друг…А ей
повезло, посмотрела на тебя в профиль , во всей красе.“ “А тебе?”- , подыграл я. “А я невезучая , он стоял спиной.” В каждой шутке есть доля шутки , но я ее не уловил. Как и многого другого . Того, почему Вадим , часто бывая у нас без жены , провоцировал меня открещиваться от «греха»
ревности. Почему моя половина в наших беседах втроем стала рассуждать об изменах знакомых женщин. Почему могли как бы ненароком распахнуться полы ее халата . Зачем , лежа на диване , демонстрировала нам изгибы своей фигуры и оголенные ноги. Почему , когда я как-то посетовал , что нужен верный мастер , способный отпечатать смелые фотографии я снимал ее голой , в больших темных очках или с отвернувшимся лицом , Вадим с готовностью
предложил своего человека.
Ее дневник смелел. В нем замелькали многозначительные записи. «Вчера в автобусе рядом с моим сиденьем стоял молодой человек. Ничего… Я нахалка - представляла , что у него в брюках. Становлюсь сексуально – любопытной.» «Наташка под честное слово призналась, что навесила мужу лапшу на уши , пошла к подруге и они менялись мужиками. Неужели ?» «Сумела бы я дать , зная , что за мной подсматривают ? » «Л.С. рассказала смешной анекдот. Одна спрашивает у подружки , глядит ли она в глаза мужу , когда кончает. Да , - отвечает та , - вчера кончаю , смотрю на двери , а в них он стоит.»
«Римкин сосед поймал жену и избил до полусмерти. Вот дикий урод. Ну , предположим , я изменила. Неужели за это колотить?»
Иногда стали поступать телефонные звонки , на которые она отвечала быстро и скупо.
По ее просьбе я укрепил против нашей кровати большое зеркало, в котором она изучала отражение наших ласк и любовных приемов , особенно положение «она на коленях».

Похожие публикации
Я богатый человек и могу себе позволить практически всё что пожелаю, и раз в неделю я устраиваю для себя не большой праздник секса. Меня мало интересуют традиционные знакомства с женщинами, а тем более проститутки всех мастей.
Стоял ясный весенний день, дороги уже высохли, но летний зной еще не вступил в свою силу, напротив, слегка прохладный ветер здорово освежал. Все это весьма способствовало пешему путешествию к деревне, в которой меня ждет работа.
24 НОЯБРЯКажется, все. Или почти все. Дом, или бунгало, или как его там, готов. Черт, полное одиночество, добровольная тюрьма. как я счастлив! Как же я этого жду: когда уберется вся эта строительная бригада, и остров— Мой Остров— останется в моем распоряжении.
5Вечером Гарри приготовил королевский ужин. Даже мама, привыкшая к изысканным блюдам зятя, изумилась необычному пиршеству:— А что, у нас сегодня какой-то праздник? — спросила она, растерянно улыбаясь.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.