?> Ванесса, девушка викария. Глава 3 - Порно рассказы

Ванесса, девушка викария. Глава 3

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Воистину сам дьявольский промысел струился в венах Реджинальда Маркхэма, когда он возвращался домой, опьяненный мыслями о том, что должно произойти. Он тихо вошел в дом, ожидая, что Ванесса уже легла спать, однако к тому времени она уже овладела собой и внешне была так же спокойна и холодна, как и в первый раз, когда пришел викарий.

Но на самом деле она понимала, что изменилась и уже не была той молодой женщиной, которую хорошо знала. Романтичная и мечтательная по натуре, сейчас она чувствовала, что перенеслась в новый, совершенно непознанный ею мир. Появление же ее брата в гостиной, ведущего себя куда более вызывающе, чем обычно, навело ее на мысли о том, что с ним тоже произошли определенные перемены. Именно поэтому, увидев его, она немедленно задала ему чопорный вопрос:

- Ты где был?

- Я наносил ответный визит викарию, - спокойно ответил Реджи, хотя внутри он весь горел от волнения.

У Ванессы возникло полное ощущение того, что взгляд ее брата пронзил насквозь коричневое с белыми оборками платье, которое было на ней, и целиком и полностью осмотрел под ним ее бедра цвета слоновой кости, гордые выпуклости грудей, отпечаток горячих сосков которых хорошо запомнили его руки, расщелину между ее чудесными ягодицами и меховую ложбинку, которая так соблазнительно примостилась между ее ног. От этого взгляда девушку бросило в жар.

- Это еще зачем? - спросила Ванесса с едва заметной дрожью в голосе.

Невзирая на то, что ему советовал сделать святой отец, Реджи извлек из своего оттопыренного кармана то, что, как Ванесса трепетно ощущала, там находилось. Брошенный ей на колени, толстый ремень скользнул, будто змея, свесив свой хвост вниз вдоль ее ноги, заставив застыть выражение на ее лице.

- Ты должна положить его обратно под подушку, Ванесса, туда, где я его нашел. Завтра он тебе понадобится.

- Чтоооо??? - взвизгнула девушка. Когда она прикоснулась к ремню, ее пальцы предательски задрожали, заставив ее одернуть руку.

Все еще бравируя собой, с видом человека, который думает, будто сможет покорить весь мир с одной лишь палкой в руке, Реджи упал перед ней на колени и под приглушенный визг Ванессы быстро запустил обе руки под ее пышную юбку, обрушившись на кремовую поверхность ее бедер, где так волнующе почувствовал элегантные подвязки и чулки.

Нападение оказалось столь стремительным и неожиданным, что на какое-то мгновение Ванесса испытала почти такие же чувства, как и в тот раз в своей спальне со святошей, и вместо того чтобы оттолкнуть брата, она лишь прикусила костяшки пальцев, чтобы не закричать и не позвать Мэри. И даже тогда, когда он попытался раздвинуть ей ноги, она безмолвно в отчаянии обратилась лицом к закрытым дверям своей спальни, будто пытаясь найти в ней укрытие. Все вокруг в доме было тихо.

- Он займется тобой снова, Ванесса, и ты снова снимешь свои панталоны, когда он это сделает с тобой, и... - с горячностью заговорил Реджи, обнимая под юбкой ее ноги.

- Ах ты скотина! Подонок! Мерзавец! Что это на тебя нашло?! О Боже, нет, не смей!!! - раздался крик его сестры, которая опомнилась от дерзкого нападения, когда пальцы его правой руки сумели протиснуться между верхними шелковистыми поверхностями ее бедер и погладили любовные губки, которые так вызывающе проступали сквозь новые батистовые панталоны. Чувствуя через ткань исходящую от них влагу, Реджи еще больше распалился от желания и нырнул с головой под ее задранную юбку.

- Ооооххх! Нееееет! Мэриииии! - закричала Ванесса во весь голос, да так громко, что перепуганный Реджи тут же вскочил на ноги и, намереваясь скрыться, распахнул дверь как раз в тот самый момент, когда на пороге появилась горничная.

- Я здесь, мэм! Что случилось? - с тревогой спросила Мэри, пытаясь заглянуть в гостинную мимо Реджи, который успешно закрывал ей обзор.

- Ничего, Мэри, мы просто играли. Скоро ли будет готов ужин? - спросил у нее Реджи настолько ровным голосом, насколько ему позволял самоконтроль.

- Да, скоро, сэр, но...

- Тогда будь хорошей девочкой и выполняй свои обязанности, - скомандовал Реджи, подражая манере разговора священника, в то время как Ванесса сидела молча на кровати, вся дрожа от потрясения, испытывая невольное облегчение от того, что Мэри, которую она позвала в порыве эмоций, ее не видит. Но когда брат снова закрыл дверь, она собралась с духом и поднялась. Ее лицо пылало, грудь порывисто вздымалась и опускалась, а на лице читалось такое напряжение, что лицо Реджи невольно вытянулось.

- Дорогая... - нерешительно начал он.

- Я буду ужинать в своей комнате, - сухо ответила Ванесса, отталкивая его рукой. Реджи разрывался между чувством гнева, вызванного тем, что ему помешали, и страхом перед тем, что он намеревался совершить.

- Тогда тебе лучше захватить вот это, - произнес он, подхватывая упавший на пол тауз и засовывая ей в руку.

- О, так вот чего ты хочешь?! - горько усмехнулась Ванесса. Она хотела было снова бросить тауз на пол, но, подумав, что его может увидеть Мэри, и у тому же пусть лучше он будет принадлежать ей, чем брату, с гордо поднятой головой быстро вышла из комнаты, оставив ошеломленного Реджи самому разбираться в своих несколько своенравных действиях и мыслях, нахлынувшими на него, будто волна, после визита в дом священника.

«Надо было последовать совету святоши», - печально сказал он сам себе, потому что он не мог более сдерживаться и скрывать свою похотливую тягу к прекрасной сестре. Что же касается самой Ванессы, то она сама оказалась зажатой между всеми своими сомнениями и ее собственными желаниями, охватившими ее, и которым ее тело уже не могло сопротивляться. Она была так взвинчена, но в то же самое время и напряжена, что, войдя в свою комнату, немедленно позвонила Мэри, которая рысцой поднялась наверх.

- Чего изволите, мэм? - спросила Мэри, увидев, что ее хозяйка сидит на кровати с удрученным видом. Обладая по-женски острой интуицией, Мэри сама понимала, что в доме происходит нечто странное, хотя и не могла пока понять, что именно.

- Мэри, я буду ужинать здесь, а потом, прошу тебя, останься со мной на ночь. Я чувствую себя странно, и мне очень тревожно...

- Эээ... Мэм? - выдавила из себя ошеломленная от такой просьбы Мэри, однако быстро взяла себя в руки, поскольку не сомневалась, что эта просьба хозяйки имеет прямое отношение к тому, что только что произошло внизу в гостиной, и поэтому ответила: - Конечно, мэм, как только вы уединитесь на отдых, я немедленно поднимусь к вам.

- Спасибо, Мэри, - еле слышно проговорила Ванесса.

Таким образом, Реджи пришлось ужинать в одиночестве. Он выкурил еще одну сигару, и выпил немного виски, чтобы приободрить себя, заключив с самодовольным видом, что Ванесса, по крайней мере, ему повиновалась и забрала тауз в свою комнату. «Она прекрасно знает, что ей предстоит», - пришел к выводу он, топая в свою спальню. Он был настолько погружен в свои мысли, что даже не пожелал спокойной ночи Мэри, которая, шмыгая носом, решила, что во всем произошедшем виноват именно он.

Как только Реджи удалился в свою комнату, горничная тихо последовала вслед за ним, прошмыгнула мимо закрытой двери его спальни, и с чувством благоговения и волнения вошла в комнату Ванессы, которая уже лежала в постели. Увидев Мэри, девушка произнесла тихим голосом:

- Поторопись, Мэри...

- Слушаюсь, мэм.

В один момент обстановка в полутёмной спальне будто наэлектризовалась. Ванесса лениво повернулась на кровати и с застенчивым, но нетерпеливым, любопытством, смотрела, как молодая девушка снимает с себя платье. Какой бы неясной не выглядела фигура Мэри, она казалась для молодой хозяйки все более привлекательной. Она с удивлением обнаружила, как стройна эта молодая горничная, какие крепкие дыньки ее грудей и какая округлая, будто спелое яблочко, ее попка. От увиденного у Ванессы настолько захватило дух, что даже когда Мэри сбросила нижнюю юбку и произнесла: «О! Мэм, я забыла свою ночную рубашку», - та тихо ответила: «Все в порядке, иди ко мне», - и протянула к ней руку, увлекая обнаженную служанку в свою постель, показавшуюся Мэри восхитительно теплой и мягкой.

То, что произошло потом, могло произойти только между страстными любовницами или двумя женщинами, чье молчаливое понимание происходящего было абсолютным. Трепет желания, охвативший девушек после того, как встретились их губы, заставил Ванессу провести рукой вверх и вниз по внутренней стороне бедер Мэри, и ощутить их шелковистую упругость. Между ними не было произнесено ни единого слова, и лишь только торопливое дыхание страсти, вырывающееся из их ртов, было предвестником приближающейся бури. Их языки встретились, после чего совершенно возбужденная Мэри немедленно просунула свою руку под невесомую ночную рубашку Ванессы и нащупала бархатистый шар ее попки.

- Мэри, я так взволнована, - задыхаясь, проговорила Ванесса, потому что она уже несколько часов хотела произнести эти слова.

Мэри ответила не сразу. Их языки снова соприкоснулись, переплетаясь друг с другом в томлении страсти. Совершенно неспособная сопротивляться тому чувству, которое она считала еще одним запретным плодом, Ванесса нежно раздвинула расслабленные бедра Мэри и провела блуждающим пальцем вверх-вниз по влажным губкам ее киски.

- Аннгггррррхххх! - захрипела Мэри, захлебнувшись от восторга. Они продолжали перекатываться на кровати и прижиматься друг к другу, их упругие груди соприкасались, терлись сосками, странствующий средний палец Мэри по-колдовски скользил вверх и вниз по бороздке великолепной попки Ванессы, совершая мягкие круговые движения вокруг тугой задней дырочки своей госпожи, будто поигрывая ножкой от бокала, что вызывало у хозяйки множество необыкновенных ощущений. Ее же собственный палец по-прежнему был погружен в хорошо увлажнившуюся норку горничной.

Ванессу охватила такая экстатическая дрожь, что она еще сильнее проникла своим длинным языком в теплый и влажный рот Мэри и наполовину перекатилась на нее, так что их ноги переплелись, а похотливые ласки продолжились с нарастающей силой.

Осторожно приподняв свою попку, чтобы облегчить работу своей хозяйки, Мэри почувствовала, что вот-вот кончит, и застонав, обхватила одной рукой шею Ванессы, одновременно погружая кончик пальца в нижнюю часть ее живота, а затем начала двигать им всего на дюйм вперед и назад, пока их слюна смешивалась от жарких взаимных поцелуев.

Поначалу от прикосновения кончика пальца горничной к своей анальной дырочке у Ванессы возникло щекочущее покалывание, и она чуть втянула ее назад, чтобы вытолкнуть его, но постепенно все ощущения слились в один непрерывный сладкий спазм. Проскользнув еще глубже между бедер Мэри и перестав щекотать ее норку своим пальцем, Ванесса вместо этого начала - чисто инстинктивно, поскольку она никогда раньше не делала ничего подобного - тереться своими прелестями о столь же набухшие губки своей служанки.

На это Мэри ответила тем, что подтянула ноги и, закинув их вверх, обвила ими талию Ванессы так, что их пушистые щелки соприкоснулись еще теснее и еще более сладко. У обеих девушек участилось дыхание - к тому времени палец Мэри все глубже и глубже скользил взад и вперед в заднем проходе Ванессы, что заставило ее госпожу спустя нескольких трепетных мгновений утонуть в потоке блаженства и выплеснуть свои прекрасные любовные соки на тело служанки. Мэри тут же ответила взаимностью, и их липкий нектар любви слился в небольшой поток, оросивший внутреннюю поверхность их бедер.

Во время этого акта любви обе кричали, стонали, и так яростно извивались, что изголовье кровати беспрестанно стучало о стенку, отделявшую комнату Реджи от комнаты его сестры. Он отчетливо слышал, как горничная вошла в комнату Ванессы, но не слышал, чтобы она уходила. После всего, что сегодня он услышал и испытал, его член стоял колом, а яйца от напряжения раздулись так, что почти болели. Услышав донесшийся до него ритмичный звук, который сначала показался ему стуком палки по стене, он встрепенулся, отбросил одеяло и выскользнул на лестничную площадку, проклиная скрип половиц, хотя двое обитательниц соседней спальни ничего не слышали и услышать не могли.

«Осмелюсь ли я войти?.. И нужно ли мне входить?..» - размышлял Реджи и в то же время проклинал себя за подобную нерешительность. Теперь он явственно слышал стоны, отчетливые стоны страсти, и его член неистово гудел. Повернув ручку двери с такой чрезмерной осторожностью, что она задребезжала еще сильнее, чем обычно, Реджи отважился войти внутрь спальни сестры и сразу же уставился на кровать.

В порыве страстного вожделения, охватившего обеих женщин, они сбросили с себя одеяло до лодыжек, и поэтому ему представилось самое завораживающее зрелище из всех, каких он только видел: обнаженная попка Ванессы энергично вращалась, а ноги служанки были плотно скрещены вокруг ее талии.

Ванесса, конечно, не могла знать об этом, то эта поза помогла спасти ее честь. Почувствовав присутствие в комнате своего брата, она испустила вопль отчаяния и тут же перевернулась на спину, так что именно Мэри оказалась сверху, превратившись, таким образом, в непосредственную мишень для любовного инструмента Реджи.

- О, мэм!!! - выпалила Мэри, в то время как Ванесса, чтобы прикрыться ею как можно больше, крепко держала свою служанку между ног, согнув их так, что ее колени охватывали талию девушки.

- Пошел прочь! Вон отсюда!!! - завопила Ванесса своему брату, который в пылу страсти уже успел собрать вверх свою ночную рубашку и теперь, стоя в спальне без ламп и представляя собой лишь смутный силуэт, выставил напоказ свой напряженный член.

- Мои красоткиииии! - нараспев произнес Реджи, совершенно обезумев, и под пронзительный крик обоих девушек в мгновение ока оказался на кровати, расположившись позади извивающейся Мэри таким образом, что распухшая головка его члена тут сзади коснулась ее влажной киски.

- Нет! Не вздумай! Прекрати немедленно!!! - крикнула Ванесса, прижимая к себе Мэри так крепко, что Реджи даже не мог заметить ее возбуждённых грудей.

Однако уже было поздно - ничто не могло удержать Реджи от желания пронзить своим копьем одну или другую девушку, и поэтому, схватив руками гладкие бедра Мэри и на мгновение успокоив их, он направил свой напряженный сверх всякой меры орган чуть выше в ее медовую ловушку, и с наслаждением втиснул свой вибрирующий член в сладкий канал, одним длинным толчком войдя в него целиком так, что его яйца коснулись ее попки.

Обезумев от такого вторжения, Мэри приняла его пульсирующий удар со таким стоном удовольствия, что его значение не смогло ускользнуть даже от Ванессы, которая уткнулась разгоряченным лицом в шею девушки и дико застонала:

- Нет, Мэри, нет!!!

- Ххгрр... Ооо!.. Ооо!.. Ооо!.. Ооо!.. Оооооуу! - начала стонать горничная, потому что член Реджи начал двигаться взад и вперед в ее цепкой киске с неуместной, но простительной поспешностью. В порыве охватившего ее безумия Мэри страстно укусила Ванессу за мочку уха, отчего та взвизгнула в изумлении, к которому примешивалось отчаяние от того, что она смогла невольно участвовать в подобной оргии.

Уютно устроившись позади горничной, и усердно работая, Реджи умудрился просунуть одну руку между девушками и слегка пощекотать мохнатый холмик своей сестры, хотя и не так сильно, как ему хотелось бы, - любовная выпуклость Мэри своей верхней частью тоже терлась о него по мере того, как ее попка вздымалась навстречу его мужественным толчкам.

Во всем безумии наступившего момента Мэри смело обхватила руками лицо Ванессы и скользнула языком в рот молодой женщины, расплывающийся перед ней.

- Оооо, Мэри, какая у тебя киска, какая норка, какая задница!!! Давай, шевели ею, дорогая!!! Ничего не могу с собой поделать, я скоро кончу! - стонал и выкрикивал Реджи, которого, слишком перевозбужденного таким тройным соединением, возможно, стоит и извинить за излишнюю поспешность.

- Уп...Уп... Уп... - ритмично доносилось от Мэри, чье дыхание заполняло несчастный рот Ванессы. Горничная слегка откинула назад свои бедра, чтобы позволить руке Реджи исследовать горячие и влажные складки плоти на киске его сестры, - Мэри хорошо чувствовала и уловила, что он хочет сделать именно это, и не хотела отказывать своей госпоже в, как она полагала, изысканном удовольствии.

Находясь в предэкстатическом состоянии, Ванесса ни в коем случае не была уверена, - по крайней мере, так она говорила сама себе -в том, чьи именно пальцы возбуждают ее лощинку, и в последовавшие вслед за этим действом неистовые секунды взаимной молотьбы ей уже было все равно, потому что она снова начала кончать. Ее ноги поднялись еще выше, позволяя Реджи ввести свой палец прямо внутрь ее пещерки, но затем - как будто напомнив себе о невыносимой порочности ее позы, и пока груди Мэри покачивались и терлись своими твердыми сосками о ее собственные, - Ванесса напряглась и выпрямилась снова. Закрыв глаза и продолжая прижиматься губами к устам Мэри, она услышала, как ее брат издал долгий хрипящий крик.

Точнее сказать, это был животный стон. Чувствуя, как первый бурный поток его животворной жидкости заплескался в глубине ее жадной норки, Мэри крепко прижалась разгоряченными полушариями своей восхитительной попки к его животу, словно желая вобрать в себя и поглотить весь извергающийся сперматический поток как можно глубже, и действительно смогла сделать это.

Чувствуя, как его пульсирующий стержень сжимается жаркими шелковистыми стенками ее пещерки, Реджи застонал от восторга, и из него хлынули обжигающие струи. Горничная же повернула свою гладкую попку и прижалась ею, приведя его в еще большее восхищение и изумление, да так, что когда первое извержение наконец ослабло, Реджи продолжал доблестно накачивать и наполнять ее еще и еще, а затем, освободившись полностью с глубокими толчками, еще некоторое время держал свой ослабевший член погруженным в сладкие ножны молодой служанки.

После этой восхитительной кульминации Ванесса отлипла своим ртом от Мэри и, наполовину закрыв лицо подушкой, снова простонала:

- О, нет, нет! Остановитесь, остановитесь оба! Вон! Пошел прочь! - и в ее голосе послышались такие истерические ноты, что Мэри упала на нее в утешительной позе, позволив таким образом опустошенному инструменту Реджи выскользнуть из ее похотливой хватки.

- Ну же, сэр, уходите! Уходите же! - выдохнула Мэри, видя, как Ванесса отчаянно закрывала свое лицо и испугавшись реакции своей хозяйки.

Конечно, в тот момент Реджи очень хотелось просто перевернуться на спину и лечь рядом с этой парочкой в надежде, что он сможет продолжать ласкать их обеих, но его извержение было настолько мощным и сильным, что он почувствовал, как на него накатывает усталость. К тому же до него дошло, что если он останется, то может произойти ужасная сцена.

- Я пойду в свою комнату, - глупо пробормотал он, и услышал несколько прерывистых приглушенных всхлипов, которые вырвались из-под подушки, закрывавшей лицо Ванессы. Откинувшись на спинку кровати, он с минуту с грустью смотрел на сбившуюся в кучу парочку, а затем с глубоким вздохом, - так, как будто весь мир обошелся с ним несправедливо, или же просто чтобы смягчить свое очевидное напряжение, - вышел из комнаты с таким достоинством, на какое только был способен.

И только после этого Ванесса позволила Мэри открыть свое лицо.

- О, как мне жаль! Мне очень жаль! - залепетала молодая женщина, когда Мэри соскользнула с нее, оставшись лежать рядом, согнув одну ногу и положив ее на Ванессу.

- Ой, ну что ты?! Нет! Напротив, это было очень мило, - последовал мягкий ответ служанки, который заставил Ванессу повернуться к ней лицом так, что кончики их носов соприкоснулись.

- Но он же напал на тебя! Он изнасиловал тебя! - произнесла Ванесса с полнейшим изумлением в голосе.

- Нет, он не делал этого! Он не насильник! - очень просто ответила Мэри, хотя на самом деле изумлялась, отчего зрелая дама говорит такие нелепые и странные вещи. В ее голове даже мелькнула мысль, не было ли все это нарочно придумано и устроено между ними, и она с еще большей смелостью в голосе добавила:

- Мне кажется, на самом деле он хотел это сделать с тобой.

- Мэри, ты не должна так говорить... - пробормотала Ванесса, не в силах заставить себя поверить, что такая мысль могла прийти ей в голову.

- О, я не имею в виду, сделать в моем присутствии, - сказала Мэри так, как будто это было достаточно простым объяснением.

- Право, Мэри, это немыслимо... Просто немыслимо! - голос Ванессы звучал невнятно, и она велела девочке прижаться к ней теснее. Мэри прильнула к хозяйке и обняла ее, приподняв свое колено так, чтобы оно упиралось в пульсирующую щелочку госпожи.

«Не так уж это и неслыханно», - хотела возразить Мэри, но передумала и хранила молчание, потому что обе начали погружаться в сон. По крайней мере теперь она знала, почему госпожа позвала ее к себе с лестницы раньше.

Похожие публикации
Я пролежал в такой позе часа 2, все тело болело, особенно хотелось опустить ногу – она вся онемела. Вдруг в комнату зашла Наташа. Пошарившись в моем шкафу, она достала 2 металлических зажима с...
Утихли зимние метели И это радует меня. Лежу без сна в своей постели, А в голове моей хуйня.Я, «молоденький» парнишка Лет под восемьдесят пять. У меня вдруг встала шишка- Захотелось отъебать.Не...
Пролог.Поездка в деревню. Под конец октября, мы с матерью поехали в деревню. Там нас уже ждали её сестра, моя тётя, со своим мужем. Пока ещё не наступили суровые холода, нужно было прополоть огород...
*Второй рассказ из главы "Юность беспокойная"Надо сказать, что наш техникум (это сейчас колледж) напополам с другим (стараюсь названия не говорить) арендовал на лето турбазу. С конца июня до конца...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.