Маша Даваша. Порнографическая фотосъемка (быль)

Просмотров133
Комментарии0

В конце 90-ых в Харькове еще вполне свободно торговали с лотков разными порнографическими изданиями, начиная с местных газетенок желтого содержания и доморощенных сборников порнорассказов, иллюстрированных черно-белыми фотографиями, и заканчивая красочными польскими и немецкими порножурналами вроде «Cаts» и «Hustlеr». Отдельно выходили тонкие буклеты с черно-белыми фото местных проституток с указанием их телефонов, хотя на самом деле это были телефоны «мамок» и «сутенеров». Не знаю, как в других местах, но у нас фотографии делались в домашних условиях, в качестве фона использовались чуть ли не простыни, короче говоря, качество за редким исключением было довольно жалкое. Большинство девочек позировало, прикрывая лица полями шляп или отворачиваясь от объектива. Это, кстати, помогало, когда запечатленной девицы в наличии не было. Тогда клиенту пытались подсунуть девушку с похожей стрижкой и фигурой, выдавая ее за другую. Часто это срабатывало.Среди местной эротической прессы выделялась газета «Марго». Это была черно-белая газетенка почти порнографического уровня, где свободно печатались фотки с разведёнными ногами, лесбийские сцены, даже сцены секса между мужчиной и женщиной, где мужские гениталии закрывали черными прямоугольниками, но никогда особенно старательно. Лично мне забавно было читать интервью, взятые у харьковских свингеров, проституток, лесбиянок, голубых, любителей разных извращений и прочего. Газета во всю рекламировала секс и проституция как явления вполне нормальные, а девушки, занимающиеся ею, выставлялись в свете лишенных глупых комплексов, умных и смелых современных девушек. Мне это льстило. Контора, на которую я работала, регулярно печатала в «Марго» свои объявления. Когда однажды, кажется поздней весной или ранним летом 1999 года, мой сутенёр Игорь сказал мне, что я должна буду поехать на фотосъемку в редакцию этой газеты, дать там интервью, что это нужно для моей рекламы, я, признаться, очень волновалась. По существу это означало, что обо мне узнают все, кто интересуется в Харькове сексом. Не помню точно, какие были тиражи этой газеты, кажется 20 000. Для двухмиллионного города не так уж много, но всё же. Впрочем, я тогда уже окончательно превратилась в продажную блядь и почти растратила остатки стыда. Отказать Игорю. я о таком даже не подумала.Редакция «Марго» тогда находилась на окраине города на первом этаже «хрущевки». Витрины указывали, что в прошлом эти помещения использовались под магазин. Приехала я троллейбусе к назначенному времени. Зайдя в редакция, я назвалась высокому мужчина дет тридцати с небольшим пивным брюшком и короткими, темными волосами ёжиком.— Витя, — пожал он мне руку.В середине кроме него сидела симпатичная девица с короткой стрижкой, которую я сразу же узнала. Она не только работала там штатной журналисткой, но часто снималась обнаженной. Звали ее Инга Фролова. Девица окинула меня оценивающим взглядом с ног до головы, а потом уткнулась в экран компьютера.Витя повёл меня в соседние помещение с замазанными краской окнами. Там нас дожидался фотограф, совсем молоденький парень лет 18—19. Звали его, кажется, Славиком. Я первым делом заметила, что у парня уже эрекция.— Давай выпьем за знакомство, — предложил Витя.Пили мы неплохой израильский лимонный ликер. Витя постоянно мне подливал. Я не возражала. К тому времени я уже третий год работала сначала по вызову, а потом в гостинице, приходилось обслуживать мужиков в сауне, через меня прошло хрен знает сколько хуев, поэтому сложившаяся ситуация была мне хорошо знакома. Я даже и в мыслях не имела, что меня здесь не будут ебать. Как-то так получилось, что Витя меня разговорил. Я честно начала отвечать на его вопросы, особо ничего не утаивая. Что включен небольшой кассетный диктофон, я заметила не сразу, но не придала этому значения. Я же сюда пришла интервью давать.Как ни странно, мужчины ко мне не приставали, а потом Витя протянул мне меленький кулек с чем-то прозрачным и предложил пойти переодеться за ширмой. Какая тактичность! Хи-хи. Внутри кулька оказались прозрачные черные трусики и бюстгальтер, которые ничего не скрывали, скорее уж подчеркивали. Впрочем, надевая всё это, я думала о том, что из-за неважного качества печати моя красота всё равно будет особо никому на фотках не видна.Сначала Славик щелкнул меня несколько раз стоя на белом фоне, потом сидя на стуле с широко разведенными ногами, как актрису в фильме «Кабаре». Если вас интересно, ощущала ли я стыд или возбуждение, отвечу честно: не было всё равно. Алкоголь притупил первоначальное волнение, а всё остальное. На фиг о чём-то беспокоится? Потом я легла на широкий диванчик, стоявший в углу, принимая разные позы, то становясь на четвереньки, то ложась на спину, сгибая ноги в коленях и разводя их в стороны, словно предлагала хорошенько меня выебать.— Снимай трусики, — распорядился Витя.Помню, что я пьяно захихикала, понимая, чем это должно в конце концов окончиться. Мужчины сразу же оживились, а эрекция у фотографа стала просто чудовищной. Как же ему, бедняги, должно было быть неудобно с ней ходить. Я стала раком на диване, подставляя свою бритую пизденку под фотоаппарат. Витя то и дело поправлял меня, лапал за ноги, груди, ляжки, даже чуть раздвигал ягодицы для лучшего снимка, хотя постоянно находился чуть в стороне. Постепенно, бросая взгляды на бугорки в штанах мужчин, я всё больше распалялась и чувствовала, что уже начинаю течь. Стыда я не ощущала. ни капельки. только растущее возбуждение. Трудней всего было сохранять на лице блудливую улыбку. Не то, чтобы мне было невесело, просто улыбаться всё время очень утомительно.— Отлично, Машенька.Витя подкрепил своей комплемент легким шлепком по голому заду.Славик отвлёк меня, снимая лицо крупным планом, поэтому я не замет
ила, что делает Витя, пока не ощутила его хуй в своей пизденке. От неожиданности я дернулась и оглянулась. Витя, поддерживая облаченный в презерватив хуй одной рукой, недовольно уставился на меня.— У нас договор с твоим Игорем, или ты хочешь его огорчить?Огорчать сутенёра мне не хотелось. Не то, чтобы он был зверем, просто, если из-за меня он понесёт убытки, компенсировать их придётся мне. Я, стоя на четвереньках на диване, покорно приняла исходную позу.— Вот умница. ты уже потекла.Длинный, твёрдый хуй опять вошёл в меня. Когда он вошёл до конца, я ощутила всю его мощь. Витя стоял сзади на коленях и медленными ритмичными движениями загонял свое орудие в мою разгоряченную, сочащуюся пизденку. Очень медленно, но неотвратимо, стал приближаться оргазм. Мое возбуждение стало еще сильнее, когда Витя просунул руки снизу и начал мять мои груди, покручивая соски, вытягивая их.Славик в это время кружился рядом и всё фоткал. Признаюсь, впервые я ощутила что-то сродни стыду.Оргазм нахлынул внезапно. Я вся задрожала и издала протяжный, полный страсти стон. Витиного оргазма пришлось ждать недолго.После этого в съемках наступил перерыв. Мне еще налили чего-то выпить, уже не ликера, что чего-то покрепче. Я, оставаясь полностью голой, сидела на диване и курила сигарету. Рука почему-то слегка дрожала.Потом я увидела, как фотограф расстёгивает штаны, спускает трусы и натягивает на свой хуй презерватив. Никто ничего у меня не спрашивал, а я под действием алкоголя предпочитала помалкивать. Славик подошёл к дивану, я улеглась и широко раздвинула ноги. Он лег сверху, даже не стянув штанов, вставил мне в пизду хуй и начал ебать. Я лежала, повернув голову в сторону и продолжала курить. Парень на мне судорожно тыкался своим хуем в мою мокрую пиздёнку, шепча на ухо, что я продажная шлюха, дешевая шалава, уличная потаскуха, вокзальная хуесоска и прочие милые словечки в том же духе. На долго его не хватило. Думаю, и 2—3 минут не прошло, как паренёк, издав громкий рык, кончил. Лично я даже разогреться не успела.Я уже собиралась одевать, но не тут то было. Вошедшего молодого человека я сначала не узнала. Только потом мне сказали, что это еще один журналист «Марго». Его имя я не помню, а вот псевдоним он взял «Трамваев». Помимо интервью, подписанных им, почти в каждом номере выходили фотографии с его участием. Впоследствии, когда газету прикрыли, он, как мне говорили, перебрался куда-то в Прибалтику, снимался в местном порно, а потом перебрался в Германию, где резко переквалифицировался с девушек на мужчин. Бывает.Молодой человек переговорил о чем-то с Витей, а потом мне было заявлено, что я должна сниматься с ним без резинок. Вот тут я заартачилась, не поверила, что парень проверялся и секс с ним безопасен. Знаю я таких «безопасных». Пришлось им звонить Игорю. Сутенёр подтвердил их слова. Ничего не поделать. Если надо, значит, надо.Где-то посередине нашего спора в помещение вошла Инга. Девушка устроилась стоять в уголке. Мы встретились взглядами, и я прочла в ее глазах полнейшее ко мне презрение.«Трамваев» оказался вполне симпатичным и хорошо одарённым самцом. Если вы, мужчины, любите смотреть порно, то он вполне подошёл бы на роль среднестатистического порноактёра.Подойдя ко мне, «Трамваев» без лишних слов опрокинул меня спиной на диван, раздвинул ноги и молниеносно вошел в меня. Крепкий хуй вошел в подготовленное до того, мокренькое влагалище. Я застонала. Стон прозвучал как-то протяжно и жалобно.Инга рассмеялась, отпустив в мой счет унизительное замечание.Славик подошел сбоку и, заглянув мне в лицо, скомандовал:— Улыбайся, слышишь, снимаю.Я покорно выдавила из себя улыбку и именно в таком виде попала на снимок.Мой ебарь делал свое дело профессионально. Он даже не трахал меня, а просто позировал, часто меняя по команде фотографа позы. При этом он вертел мной словно бездушной куклой, не дожидаясь, когда я сама приму нужную позу. Он поставил меня раком и ебал в таком виде довольно долго, вонзая свой хуй то прямо, направляя его будто в самую глубину моего тела, то ерзая им вверх-вниз. Чтобы вы понимали, это совсем не походило на секс, никакой нормальной стимуляции, если бы до этого меня хорошенько не трахнул Витя, не знаю, чтоб у меня получилось.Потом, слушаясь фотографа, «Трамваев» уселся на стул и приказал мне стать на колени и раскрыть рот. Еще примерно с четверть часа я обсасывала и лизала торчащий повелительно передо мной хуй, а Славик бегал вокруг и снимал.— Опусти руку и драчи себе между ног, — приказал Витя.Не вынимая изо рта хуй, я опустила руку вниз и начала массировать бритую киску. Пальцы нащупали клитор, но кончить мне не дали. Хуй неожиданно выстрелил мне в рот, сперма попала не туда, куда нужно, я, поперхнувшись, закашлялась. Почему-то Ингу это очень позабавило. Впрочем, все в тот день хорошенько повеселились за мой счёт.Умыв в грязном туалете лицо, я оделась и ушла.Статья моего интервью с фотографиями заняла разворот одного из номеров газеты, уже не помню, правда, какой именно. Качество фотографий из-за зернистости оставляло желать лучшего, но в принципе узнать меня на них можно было. Лично я осталась недовольной. Из отснятого материала попали несколько фоток со мной соло и один с ебущим меня сверху «Трамваевым». Большинство снимаемой порнухи, как я узнала позже, они продавали через другие каналы. Вообще-то меня развели как полную дурочку. С интервью также было далеко не всё в порядке. Много чего они просто упустили, зато появились взятые от фонаря подробности, например, краткое описание моего секса с морячками в военном городке, чего на самом деле никогда не было. Игорь тоже остался недоволен, так как ему обещали поместить меня на обложке, а не поместили, заменив Ингой Фроловой топлесс.

Похожие публикации
Одна из последних девушек вышла и зашла следующая. Молодая брюнетка, красивая, невысокая, худенькая, немного застенчиво потолклась возле входа и скромно подошла к моему столу.— Здравствуйте, я на прием. — быстро и тихо пролепетала она себе под нос.
На фоне Охотников за Педофилами появилась новая организация, которая гораздо более засекречена и гораздо более локальна, но, к моему большому удивлению, эта организация действительно есть. И никогда бы я не узнал об их существовании, если бы меня не просветил один из моих читателей.
25 афоризмов. Мужчина с положением в обществе живет у любовницы, но умирает всегда у женыАнри Бек***Мужчину скорее тронут слезы незнакомки, чем слезы его любовницы. Этьен Рей***Если уж любить, то такую женщину, с которой не стыдно попасться на глаза жене.
Сандра ушла вместе с Мириам, чтобы вернуться через два дня в ошейнике, сидя на холодном бетонном полу лестничной клетки с опущенным подавленным взглядом.— Привет. К тебе можно? — Мириам бросает на меня невинный взгляд, продолжая возиться со стальной цепочкой в руках. — Не бойся.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.