Диван

Просмотров2 740
Комментарии0

Вадим Серегин приехал в этот район для того, чтобы подобрать подходящую путевку на август. Адрес дали ему знакомые, воспользовавшиеся услугами турагенства в прошлом году. Серегин решил оставить машину на работе – затрахали дорожные пробки, и поехал на трамвае. При выходе из трамвая он помог какой – то женщине вынести две здоровенные дорожные сумки.
– Мужчина, если уж Вы так добры, помогите отнести поклажу домой. Вот мой дом, напротив остановки. А я Вас квасом угощу самодельным, вкусным. Потеряете
всего минут пять времени.
– Что ж, ладно, давайте.
Вадим пристроил свою сумку на плече, взял в обе руки багаж, посмотрел на женщину и узнал ее. Чудеса, да и только, но это была Ольга. Они были знакомы когда – то, но не виделись, наверно, лет двадцать. Серегин взглянул на дом, на который указала женщина, и вспомнил, что он здесь бывал неоднократно. Сумки были быстро доставлены к двери квартиры. Ольга попросила Вадима подождать у дверей и, через несколько секунд, вынесла кружку с квасом. Напиток был отменный, вкусный и холодный. Она смотрела с улыбкой, пока он не допил квас.
– Еще?
– Нет, спасибо.
– Это Вам спасибо. Вот Вам еще червонец на мороженое.
– Ольга Валентиновна, со знакомых я денег за помощь не беру.
– Разве мы знакомы?
– Разрешите представиться, Вадим Серегин.
– Это ты? Никогда бы не узнала.
– Что же мы, так и будем стоять на лестнице? Может, пригласишь в дом?
– Да, верно, заходи.
Они устроились на диване в той комнате, где часто уединялись когда – то вдвоем. Диван стоял на том же самом месте, что и старый, который полностью ощутил в те времена неистовство двух юных тел. Сейчас разговор между ними не клеился, наконец, Ольга предложила выпить кофе, Вадим согласился, подвинул журнальный столик к дивану. Кофе вскоре был готов, Ольга поставила чашки на столик, Вадим достал из своей сумки фляжку с коньячком и попросил у хозяйки две рюмки. Когда коньяк был налит, Серегин встал и произнес.
– Ну, за старую любовь, которая, как известно, не ржавеет!
– Ты так думаешь?
– Уверен!
Они выпили коньяк, поцеловались и принялись за кофе. То ли коньяк был крепок, то ли место, на котором стоял диван, было волшебным (как – никак, старый диван был точно в том же углу комнаты), но губы мужчины и женщины вновь потянулись друг к другу, а их руки стали блуждать по разгоряченным телам, через одежду. Вадим повалил Ольгу на спину, расстегнул молнию на своих брюках, задрал своей даме юбку, сдвинул ее трусики в сторону и ввел ей своего зверя в нору. Она начала было подмахивать, но остановилась и сказала.
– Жарко. Давай разденемся, не будь таким нетерпеливым.
Они освободились от одежд
ы, и их игра, напоминавшая скорее борьбу, возобновилась с новой силой. Он мял и тискал ее грудь, бедра, попку, она впивалась ногтями в его спину, вцеплялась в его шевелюру. Вдруг сзади раздался шорох. Любовники обернулись и увидели в дверях молодую девушку.
– Юля, как ты вошла?
– Здравствуйте. Маман, вы были так увлечены, что не слышали, как я открыла входную дверь. Я присоединюсь к вам, не против?
– Э – э – э. М – м – м.
– Вадим, не тушуйся! Это моя дочь, это – Вадим. Отчество в данном случае неуместно. Вадик, открою тебе секрет, мы часто занимаемся этим вместе. дочь, зять, Иван – мой муж и я. Не будем терять драгоценное время.
Юля поцеловала Вадима в губы, а свою мать – в правый и левый сосок, поочередно. Она разделась, и троица принялась барахтаться на диване. Серегин входил то в мать, то в дочь, то в их прелестно подбритые передки, то в округлые задки. Входная дверь вновь открылась.
– Юль, ты дома?
– Дома! Вася, иди сюда, оттянись!
В комнату вошел молодой мужчина, увидел присутствующих и сказал.
– Здрасте. Тут не только оттянуться, но и натянуть можно.
Ольга вылезла из – под Вадима и стала раздевать зятя. Повернувшись к Серегину, она предложила ему.
– Позабавляйся пока с моей молоденькой телочкой. А я займусь юным бычком.
Раздев зятя, Ольга усадила его на стул, опустилась на колени и взяла в рот его инструмент. Юля настойчиво потянула Серегина на ковер, уложила его на спину, слегка подрочила его штырь и уселась сверху. В паре Юля – Вадим юность быстро взяла верх над зрелостью. В паре теща – зять, наоборот, зрелость оказалась сильнее. Бананы мужчин на некоторое время поникли. Вадим и Василий уложили своих дам на ковер и заработали пальцами в их влажных кисках. Когда дамы кончили, все выпили по рюмке и поцеловались по очереди. В это время входная дверь вновь открылась, вошел муж Ольги, Иван. Он в шутку пожал член Серегина, когда их представляли друг другу, и сказал.
– Очень приятно.
– Взаимно, – ответил Вадим.
Иван разделся и присоединился к живописной группе. Ольга отдалась Васе на диване, а Иван с Вадимом отымели юную Юлю в обе дырочки сразу. Мать с дочерью поменялись местами, и мужчины вновь потрудились на славу. Когда природные инструменты мужской половины перестали подчиняться своим хозяевам, Ольга и Юля достали из шкафа необходимые в таких случаях приспособления. С фаллоимитаторами вечер продолжался еще очень долго.
Распрощавшись с радушными хозяевами, Серегин вышел на улицу. В турбюро он не попал, но нисколько не сожалел об этом. Напоследок Ольга и Иван взяли с него обещание, что в следующий раз он приедет к ним со своей подругой, и они все вместе натрахаются вдоволь.

Похожие публикации
Родион Эпштейн — великий комбинатор собственной персоной — сидел в пальто за праздничным столом, заливал в горло водку огромными бокалами, закусывал красной икрой и выражал лёгкую озабоченность по поводу Аниной судьбы:— Ну, дед Хассан, конечно, мужик деловой, шутить не станет.
Время проходит, порой так не хочется оглядываться на зад, что там было и почему, да какое это имеет значение, было и все. Кто-то копается в прошлом, его пожирают сомнения, самобичевание становится стилем жизни, и у человека уже нет будущего, он состарился до того, как успел повзрослеть.
Она махала ему из окна скорого поезда и посылала воздушные поцелуи. Лёгкий толчок – и поезд плавно двинулся по рельсам, очень медленно, постепенно набирая скорость. Молодой человек посылал ей воздушные поцелуи с перрона, и после того, как поезд разогнался сильнее, развернулся и ушёл.
БАНЬКА ДЛЯ ГЕНЕРАЛА.(случай из прошлого)Высокий, стройный, голубоглазый командир целинной роты майор Ермолин слыл женолюбом. Поэтому он без особого разбора трахал совхозных девиц, которых здесь, где стояла его рота, было заметное изобилие.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.