Новые приключения Шуры и Сашки 27 Продолжение эпилога

Просмотров439
Комментарии0

Полина Ивановна
Проросшая как-то мысль развести мужа на откровенность не давала мне покоя. Я заикнулась и Маринка сразу согласилась принять мое временно неработоспособное тело вместе со всеми вытекающими хлопотами и тампонами. Мы, отправив наших юных влюбленных за продуктами, довольно ловко довели друг дружку до перемещения и попивали кофе, обсуждая новые вкусовые ощущения появившиеся от смены вкусовых рецепторов и поджидая нашего Колю с работы.
А потом мы с Колей уехали в Маринкину квартиру. В тот вечер мы с ним долго разговаривали. До и после. Я делилась Маринкиными откровениями (она сама разрешила), а Коля признался мне (в облике подруги), что давно полюбил Маринку, но и жену (меня!!!) любил сильно, поэтому загонял это чувство вглубь себя. Та наша дачная оргия вскрыла нарывающую любовь и всем стало легче.
А еще через полгода, сразу после окончания первого курса Оля с Сашей поженились. Сессию они сдали досрочно - выучили и сдали каждый свою половину предметов потом устроили перевоплощение и сдали те же экзамены еще раз. Эти обмены телами у него с Олей получались легко как ни с кем. Даже с Шуркой трансформации получались далеко не каждый раз, а тем более с Оксаной. Та сама признала, что Саша с Олей предопределены друг для друга и добавила со вздохом, что у него все же так серьезно с ней не получилось бы. Девушка осталась им обоим лучшей подругой и в загсе Оксанка первая (после Оли) целовала приятеля. А поздравляя, сообщила, что договор в силе. Какой договор?
На свадьбе дома были только мы. А после ухода Шурки с Оксаной остались впятером. За столом сидели в проходной гостиной.
Конечно, Олечке очень хотелось покрасоваться среди толпы гостей в белом платье колоколом и с развевающейся на три метра фатой. Чтоб с бьющими в небо белыми струями шампанского и непременно проехаться на длинном лимузине с дурацкой куклой впереди. Девочка не показывала этого, но мы-то с Маринкой видели как она смотрела на другие пары в загсе и кортежи украшенных лентами машин.
Маринке вон тоже хотелось расписаться рядом с Колей под Мендельсона, она тоже не показывала этого, но мы с Николаем видели. Пусть и без регистрации, но свадьба Коли с Мариной была настоящая. И все рады были нашей скромной, почти аскетической свадебке. В общем-то и белое платье со скромной фатой и шампанское было, разве что вместо лимузина был наш универсал с двумя дополнительными сиденьями там где у обычных машин багажник, в которой мы все прекрасно поместились. В этом просторном багажнике сегодня ездили свидетели - Шурка с Оксаной.
Букет, брошенный невестой через плечо поймала Марина (еще бы, с ее волейбольной подготовкой!) и под общий смех бросила еще раз подпрыгивающим на месте Шурке с Оксанкой. Поймала высокая Оксана, впрочем, Шурка не расстроилась. В общем повеселили ожидающих очереди многочисленных посетителей загса, но только мы понимали как это символично.
Стол накрыли у окна в гостиной, оставив большую часть под танцы. «Горько» кричали тихонько и по очереди, то мы детям, то дети Марине с Колей. Под «горько» с женихами целовались все без разбора, кто вперед успеет. Шурка с Оксаной тоже (в основном с Сашкой) нацеловались до опухших губ. А потом украли жениха Сашу, пока Коля целовался со снохой (с удовольствием целовался, мало этому охальнику нас с Мариной!).
Где в нашей полнометражной трешке можно спрятать человека? А искали больше получаса. И нашли в ванной (кто бы мог подумать!), потом долго торговались и выкупили за Олин лифчик. Олька хитрюшка, стреляя глазками в Колю, тут же спустила с плеч платье, отцепила и вытянула лифчик. Я смеялась, Коля аплодировал грудкам невесты, Маринка краснела и подтягивала на плечи белое платье дочери. Дверь ванной открылась, выпустив довольного жениха, который, подхватив свою невесту на руки, тут же принялся целовать ее грудь просвечивающую через кружевной лиф платья. А мы с Мариной оглядели довольную подружку невесты и довольную сестру жениха. Еще бы – все успели и даже привели себя в порядок, а вот накраситься еще раз не сообразили. У меня появилась полная уверенность, что Оксанка будет для Оли с Сашей такой же близкой, как стала Марина для нас с Колей.
Поели, потанцевали. Шурка с Оксаной громко заявили, что для разврата они маленькие и отправляются ночевать к Оксане. И когда они, еще раз перецеловав всех, наконец удалились, унося украденное шампанское, Саша снял фату с Оли, и следом белое платье, (проданный ради свободы мужа лифчик она больше не надевала), поднял на руки жену в одних белых красивых кружевных трусиках и покружив посередине комнаты, унес в свою комнату и плюхнул на застеленную белоснежным бельем кровать. Снял пиджак и галстук, склонился к Оле с поцелуями, а мы, оттянув друг друга от проема двери вернулись к столу.
Достали бутылочку коньяка и продолжили застолье. По примеру сына с дочкой и мы за столом стали вести себя непринужденно. Сидели уже кто где и кто в чем. Замелькали наши лифчики и трусики под руками жениха, нагло задирающими наши лучшие платья. У Коли тоже оказались расстегнуты рубашка, ремень и молния на брюках.
Марина, сняв туфельку, под столом просунула ногу Коле на раскрытую ширинку брюк и заявила, что ей надо удостовериться в крепкости его… чувства. В своем чувстве она уверена, а вот твердость намерений жениха и текущее состояние (обильно текущее) невесты обязательно должны соответствовать друг другу…
Но не успела - из комнаты, раздался смеющийся голос Саши:
— Чур женихом сегодня буду только я. Во избежание путаницы.
— Придется не только наши кульминации развести по времени, - пропищала невеста, - но и согласовывать с мамами. Мама Мариночка, тебе там еще в письку не тыкают? Мама Полиночка, а тебе? У вас такой жених представительный! Я даже завидую. Зато на мне было белое платье и настоящая фата! Да-да-да!!! Ой, ой, ой, в письку опять тыкают дубиной какой-то. Это для этого замуж выходят? Я-а-а люблю тебя, Сашок! Ты мой, мой, МОЙ!!!
Коля сидел спиной к открытому дверному проему, а мы с Мариночкой прямо из-за стола с удовольствием наблюдали как равномерно качая белой задницей, трудится молодожен над своей молодоженушкой. Из-за невысокой спинки кровати мы, сидя, видели и болтающиеся под попой яйца жениха, и Олюшкины задранные ноги, и ее руки обнимающие плечи любимого. Под конец, когда Оля принялась ритмично негромко, но азартно голосить, Коля не выдержал и с бокалом подошел к двери и тоже наблюдал заключительный аккорд первого семейного оргазма.
Мы подняли бокалы за удачную «дефлорацию».
— Оль, - услышали мы запыхавшийся голос Саши, - пойдем скорей ополоснемся и за стол вернемся… Трусики? А-а-а, потом найдутся. Иди так. Мы все свои.
Молодые, держась за руки, голыми как Адам и Ева проскользнули мимо стола в ванную.
— Придется и нам дверь не закрывать, чтоб накладки не получилось, - шепнула вторая невеста Коле, который сегодня был вторым женихом, - Пойдем, потанцуем?
Я включила заранее приготовленную музыку и смотрела, как танцуя, мой муж гладит попу нашей сватьи, аккуратно задвигая ее трусы складкой в щель меж ягодиц. При этом и так короткий подол приподнялся и собрался у пояса… А ведь ее парадные свадебные трусы промокли. Сниму-ка я свои, а то жалко, такие красивые. Нам всем трем Олечка одинаковые купила на свадьбу, только размеры, конечно, разные. Мой самый большой.
В момент, когда я трусы стягивала с бедер через колени и поднимала по очереди ноги, увидела как жених (молодой) с невестой голые из ванной хотят пройти в комнату к своей одежде за спиной танцующих, точнее за наглаживаемой попой Маринки. Ее ягодицы были видны во всю свою красоту. Мой муж (второй жених) со сватьей (второй невестой), целовались, ничего не видя и не слыша… Ну, допустим, музыку слыша, так как с ритма не сбивались. У Саши член снова стал подниматься от вида тещиной голой попы и радостно, но бесшумно хихикающая Оля ухватилась за него рукой. И тут сын совершенно неожиданно погладил попу Олиной мамы, вблизи губ, там где не доставали Колины руки, а Оля засмеялась в голос.
Я, поленившись расстегнуть туфли, зацепилась за них трусами и теперь вынужденно светила обнаженной писькой и ничего не могла поделать, под пристальным взором сватьи и сына. Наконец я отцепила трусики от шпильки, опустила ногу и, спрятав драгоценную кружевную тряпочку в ящик с ложками, села за стол. Ко мне тут же подошел сын, уже в нашедшихся своих трусах и нагнувшись поцеловал, взасос. Видимо сегодня он целуется только так. Хотя со мной так целовался не только сегодня.
— Горько, горько… раз, два, - стала считать нам Олечка тоже в одних трусиках, накладывавшая себе закуски. Ее грудки с прошлого лета увеличились чуть ли не вдвое, а соски остались прежними, маленькими.
— Ура-а, – негромко, но весело подхватили Коля со сватьей, подошедшие, пока мы, ласкаясь языками, целовались с Сашей.
— Дорогие, жених и жена… - обратился мой муж к нам с Сашей, он поднял свою недопитую рюмку, и мы расселись на свободные места, я между ним и Олей, Марина в платье до середины лобка - между небрежно одетыми женихами, - … невеста (Коля качнул бокалом к голеньким грудкам Олечки, будто чокнулся с ними на расстоянии) и ее счастливая мама - невеста запаса, в этот знаменательный час позвольте сделать объявление касающееся всех нас. В следующую субботу мы все впятером едем в свадебное путешествие к морю на моей машине. Предварительно на весь медовый отпуск. Мариночка, с тобой поведем по очереди. Оформить отпуска, я уверен, рабочей недели хватит.
У Оли с мамой счастливые слезы смыли грустинки из глаз. Они, не вставая, с двух сторон поцеловали моего мужа и стали тискать и прижиматься к нему. И их груди сами забрались в гнезда его ладоней. Я медленно встала, поездку мы с Колей придумали и обсудили давно, Саша тоже был в курсе. Молодец удержался, не испортил сюрприз.
Тут я и выступила с заявлением:
— Дорогие родственники, у меня право первой ночи, позвольте мне ненадолго украсть нашего жениха, а то поглядела на наших молодых и у самой что-то зазудело и потребовало дефлорации как двадцать лет назад.
Мы с Колей зашли к нам в спальню. Не теряя зря времени, разделись и Коля вставил, бурно начал и вскоре, к сожалению, кончил. Я поблагодарила смущенного мужа, целуя. У него еще будет возможность исправиться. Пойду, пришлю к нему Мариночку. Пусть у нее будет настоящая свадебная ночь.
В комнате молодых мама с дочкой (старшая с вернувшимся на место подолом, младшая уже в халате, замерзли никак), обнимаясь, шептались, Саша (все так же в одних трусах) перестилал свежую простыню.
— Что-то вы быстро, - немного удивился он при виде меня.
— В первый раз у мальчиков всегда так бывает… э-э, скоропалительно, - пошутила я, – Мариночка, тебя ждут и томятся. Беги-беги он ждет свою невесту.
Марина подскочила и краснея, она все еще стеснялась сексуальных намеков при детях, побежала, потеряв тапок. Золушка, блин!
А молодожены прижались ко мне:
— Мама, мы тебя любим!
— Олечка, прошу тебя как дочку…
— Конечно, мама Полиночка, ты же никогда не просила, всегда скромно ждала когда тебе предложат…
— Спасибо, Саша, спасибо Олечка! Как я вас люблю тоже! Вы будете продолжать? Вам помочь?
— Мам, я отдохну час-полтора. Оль, если хочешь, могу тебе языком пощекотать.
— Нет, - Оля приняла скорбную позу, причем очень смешную, - час-полтора потомлюсь в мыслях о несчастной женской доле. Как там Некрасов писал про бабу, что у коня на скаку установит… или восстановит… А! В горящую пиз… то есть, избу введет.
— Ладно, дети мои, пойду, посмотрю как мне муж изменяет. – Я в который раз встряхнула измятое Колей, а теперь и Сашей платье. Маму мы у себя оставим, до утра к вам никто не заглянет. Можете смело пробовать всякие взрослые игрушки и гадкие извращения. Нашли мой свадебный подарок под подушкой?
— Нашли-нашли, - Оля достала розовый электронный фаллоимитатор, завидной длины, но чуть потолще, чем Сашин прототип, примерно как у Коли - я знала что выбирала.
Оля сжала пальчиками, определяя диаметр, для контроля сунула в рот головку и пропищала:
— Оу, муж мой, тебе не надо ждать полтора часа, потрогай какой упругий, и в то же время мягкий, как настоящий - как у тебя в ЗАГСЕ. Вводи его осторожно, и целуй клитор, целуй!
— Как наиграетесь, Олечка, дашь нам с мамочкой как-нибудь побаловаться, когда наш муж в командировке? К тому же наш муж не такой молодой и неистовый, как твой. Или вдруг этот пластиковый к нам ревновать начнешь?
Олюшка, не обращая внимания на мою болтовню, прислушиваясь к новым ощущениям в чуть сильнее растянутой письке. Я в который раз встряхнула и поправила свое кремовое платье и пошла ко вторым молодоженам.
Они уже успокоились, но Мариночка еще не спала. Услышав мои шаги, она голая подбежала к двери и обняла меня, шепча:
— Полинка, Полиночка, я так тебе благодарна, я ужасно боялась, что когда-нибудь все у нас закончится. Давай, помогу платье снять. Поленька, ложись, я тебя язычком поласкаю. Писечку твою бедную исцелую. Коля сказал, что тебе не досталось как мне.
Наш муж уже спал, все же у него был тяжелый день. Мы поласкались с Мариночкой, но без фанатизма, довели каждую до скорого оргазма, и, подвинув нашего мужа к стене, уснули, обнявшись, с ней. Как приятно вот так прижимаясь титьками к титькам засыпать.
Прошла неделя нашей интенсивной жизни, и в субботу рано утром, чтобы проскочить город без пробок, мы выехали. Оксанку с нами не отпустили родители, у них начинался свой отпуск и они собирались сплавляться на катамаране. Неразлучную с Оксаной Шурку они брали с собой.
Вел Коля, он был свеж и бодр, потому что мы с Маринкой лишили его секса перед ответственной поездкой. Но несмотря на это и он был весел. Я сидела впереди рядом с мужем, а сзади Сашу поджимали с боков жена и теща. Сын был сонный, видимо они с Олей и этой ночью оторвались по полной, радуясь каникулам и путешествию.
Вскоре молодые уснули, сложив головы друг на друга. Через шесть часов остановились, поменять водителей и достать из багажника сумку с провизией. Перекусив, расселись по-новому и повела Маринка. Коля сидел впереди и первое время внимательно следил, изредка советуя, что делать.
Впрочем младшая жена вела аккуратно без опасных обгонов и в пределе допуска на разрешенную скорость, так что он расслабился и задремал. Оля, перегнувшись через Сашу, тихонько спросила меня, мол, можно она на мужа сядет для разминки и массажа, а то уже всю попу отсидела. Ни мать спросила, ни уснувшего свекора (по общему решению главного в команде)! Я кивнула одобрительно. Зардевшаяся от моей улыбки Оля расстегнула ширинку, достала наружу проснувшийся член, стянула свои трусы совсем, задрала платье на пояс и лицом к Саше наделась писькой на быстро окрепший член. Двигалась молодая жена медленно, вытянув в декольте одну грудь для поцелуев мужу. Сын успевал и попу ей потискать, и грудь помять, периодически облизывая сосок. Неожиданно для меня, а я смотрела в окно на лес, Саша погладил меня по лобку, пришлось поерзать, задирая подол и приспуская трусы, чтобы облегчить ему доступ.
Да, у нас с ним случился взаимный перенос сознаний, когда Олечка ночевала у нас, а Коля собирался в очередную командировку. Мы с сыном встретились у ванной голыми, и он, слившись с моей памятью, узнал что с ним под видом Марины трахалась я. Я тоже узнала все что он творил со мной под видом Шурки, а заодно поделилась с сыном высшим образованием. После этого он не только смог бы легко сдать совпавшие предметы (все-таки у нас разные специальности), но и стал вести себя со мной как второй муж. В отсутствие первого мужа разумеется. Мы тогда, еще не вернувшись в свои тела, недолго поговорили подмываясь вместе в ванной… (Мне надо было качественно промыть надетое на сына свое тело, а он-то с этим не справится.)
Говорили мы немногословно и недолго, потому что имея в распоряжении память друг друга и зная все, ну кроме того, что и сами забыли, мы делились своим отношением к тому или иному эпизоду всплывшему из чужой памяти. Ну а так как искренне любили друг друга, то сочувствовали или радовались этому воспоминанию, крепко обнявшись. Он окунулся в нашу с Колей и Мариной интимную жизнь, я полюбопытствовала, что он вытворял с девчонками летом. Он потрогал как у меня встал его член от таких воспоминаний. Я проверила как потекла моя писечка у Саши от обрушившихся на его голову сексуальных привычек родителей. И мы не замедлили с обратным переходом в свои тела прямо тут же в ванной.
Нет, прямого и полного проникновения гениталий у нас почти не было, но с тех пор орально и в попу происходило довольно часто и каждый раз когда Коля ночевал с Мариной. Сашкин членик в попе и приятней и натирает гораздо меньше. Причем Олечка была в курсе сразу – попробуй что-то скрыть от своей невесты, почти ежедневно просматривающей твою память при регулярных обменах телами. Обняла меня, мы с ней пошептались, договорились кое о чём, поплакали сладко. В общем Оля никогда не противилась нашим встречам с Сашей и даже сама участвовала третьей. Он любил, трахаясь с одной из нас, ковыряться в письке у другой.
Я с удовольствием вспоминала недавний эпизод на свадьбе, о котором скромно умалчивала до сих пор. Как подошла к Оле:
- Прошу тебя как дочку…
- Конечно, мама Полиночка, ты же никогда не просила, всегда скромно ждала когда тебе предложат, – обняла меня Оля, сбросила халат и, заскочив на кровать, прижалась к самой стенке.
Я сняла платье, мои трусы я давно припрятала, а лифчик так и остался в спальне. Довольный сын навалился на меня сверху. Оля ловко помогала, то мужа по попе погладит, то свекровь за соски подергает, то тонким пальчиком в анус ко мне залезет, то к Саше. Я тоже пальчик в Олину писечку засунула на правах свекрови, якобы для проверки качества обработки. Оля впилась губками мне в сосок и тут уж мне прикидываться не пришлось. Мой крик наверно не только в спальне услышали. Пока у меня длился оргазм, а когда мой сосок в Олиных губках, а ее тонкий пальчик у меня глубоко в попе, он длится необычайно долго, Саша тоже кончил.
- Спасибо, Сашенька, спасибо Олечка! Как я вас люблю! Вы будете продолжать? Вам помочь?
Вот так, с мужскими пальчиками копошащимися во влагалище дорога и веселее, и легче.
Трасса была не очень гладкой, так что невестка кончила от толчков почти без собственных усилий. Я тоже. Поцеловала сына, сунула в письку сложенную салфетку и подтянула с колен растянувшиеся трусы. Оля так и осталась лежать на муже, пока на очередной неровности не выпал его мокрый член с розовыми разводами. Но и тогда она не стала с него слезать - она ему не в тягость. Пришлось залезать ей под попу с салфетками мне и вытирать сына да и невестку заодно.
— Оп-па, невестка милая, да у тебя начались красные дни, - шепнула я. Оля сразу проснулась, но не поверила, и развернулась взглянуть на смятую салфетку. Громко вздохнула:
— Ой, мамочки!
— Что, - спросила Марина, испуганно глянув в зеркало заднего вида.
— Ничего, сватья, наша дочь совершенно точно пока не беременна, сейчас достану ей тампон.
Пришлось останавливаться у близких кустов за кюветом. Пошли туда всей толпой, экономя время остановки. Женщины присели кружком, голыми попами внутрь, а мужики, охраняя нас, выставили наперевес свои брандспойты наружу.
Муж наш сел за руль. Олечка села вперед, держать неработоспособную письку подальше от своего мужа, а мы со сватьей толстыми попами зажали Сашину, который быстро уснул, навалившись на тещу. Мариночка обняла зятя и гладила по голове как ребенка. Я тоже начала дремать, ощущая костлявый таз сына. Последнее, что я сделала, попросила Олю, следить, чтоб не уснул Коля.
Проснулась я от боли в затекшей шее. И не могла понять, чего не хватает. За окном поздние сумерки, закатное небо просвечивает сквозь защитную лесополосу… И тут вдруг сон в момент сошел, как бы стек с меня. За подголовником переднего сидения не было Олиной головы. Я оглянулась на Маринку – та спала, склонив голову на спящего у нее на груди Саши. Я окончательно проморгалась, потянулась и облегченно увидела Олину голову равномерно нанизывающуюся на член мужа перед рулевым колесом. Ни малейшим шумом не выдав своего бодрствующего состояния, я, улыбаясь, наблюдала как старается невестка. А ведь у нее определенный прогресс – она научилась у мамы вводить головку прямо в горло. Я тоже так могу, но не очень люблю и муж, это чувствуя, не настаивает. Коля сжал ладонями руль, так что побелели суставы и несколько секунд спустя расслабился. Оля распрямилась и устало откинула голову на подголовник. Я протянула ей над плечом салфетку, она немного повернув голову, благодарно кивнула, вытерла губы, затем опавший член водителя. Подтянув на него трусы, запихала всё в брюки и застегнула молнию.
Прошло еще минуты две, я громко зевнула, и спросила:
— Коль, ты не устал? Давай остановимся, надо пописать.
Муж послушно сбросил скорость и остановился на обочине, особо не выбирая место. Мы с Олей вышли сразу и, изредка освещаемые светом проносящихся фар, присели каждая у своей дверцы. Марина с Сашей тоже заворочались, хрипловато побурчали про затекшие члены (имея в виду руки-ноги) и тоже вышли, а пока они и Коля писали с откоса, я при свете фар достала из продуктовой сумки воду и еду, и разложила на горячем капоте влажные и сухие салфетки и горкой сложила на пластиковой тарелке бутерброды. Остатки кофе из термоса дружно уступили водителю. То есть выспавшейся Мариночке, а сами пили сок из пакета. Коля сообщил, что едем, немного опережая график, так что есть шанс завтра до темноты доехать до моря. Я вызвалась следить, чтоб не уснула водительша и не сбилась с дороги.

Похожие публикации
Арина стояла за кулисами и в панике смотрела на трех мужчин с той стороны.
Но я все равно спустил ему прямо туда, как он мне. Хотя мой член из его жопы выскользнул, но я не мог отойти от него, и стоял, прижавшись плотно своим лобком к его жопе, обхватив руками его огромные ягодицы, поросшие золотым пушком. Мне нравились его выпуклые шары. Я смотрел на них сверху.
Да и моя мать которая сейчас подмывалась присев раскорячив ноги, тоже была отпадной самкой, нет ни женщиной а именно самкой, рожденной чтобы трахаться.
Рассказ был написан на конкурс «Большое Новогоднее Путешествие», но значительно превысил максимально доступное количество знаков, потому был опубликован с большим количеством купюр. Теперь, после подведения итогов, мне хотелось бы представить вам авторскую версию этого текста.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.