Предложение, от которого не отказываются-2. Предложение, от которого не отказываются

Просмотров151
Комментарии0

Я сидела в кабинете и не знала, что мне сейчас делать, я была ни то что бы растерянна, я просто была в штопоре, я просто не знала, что делать, вот и все. Прошло, наверное, минут тридцать, пауза затянулась, куда пропал Алексей, хотя бы заглянул, может мне стало бы легче, но его не было, а я все равно боялась выйти, но надо, не могу ведь вот так вечно сидеть.

Где – то там послушался шум, я прислушалась, слышались опять два голоса, один мужской, другой принадлежал женщине, и женщина чем – то была явно недовольна, я решила подождать чем кончится их перебранка. Ждать пришлось не долго. Сегодня я как магнитом притягивала всех к себе или может эта комната притягивала, не важно, главное то, что женщина подымалась по лестнице и ругала Алексея.

– Как ты мог? – возмущалась она, – ты просто ничтожество, я все сделала: – тут она открыла дверь и резко остановилась как будто ее чем – то шлепнули по лбу.

Она заморгала глазами, открыла рот, но так и не смогла произнести ни слова. Женщина была высокого роста, худощава, ей, наверное, было под сорок, морщинки у губ и краешек глаз, странно, но у нее были широкие бедра, и они жутко выделялись, зачем она одела эти брюки, подумала, я.

– Добрый вечер Ольга Петровна, – начала я.

А что мне еще оставалось, шаркнуть ножкой и выскочить мол вот тут такое дело и смыться, нет я так уже не хотела, я была зла на всех, на мужа, его сослуживца, на Алексея, да и на нее то же, ведь это не я должна была расшеперив ноги лежать на столе, это ее право.

– Проходите, – как можно спокойнее начала я, видя, что она еще не пришла в себя, я продолжила, – давайте познакомимся, меня зовут Марина Николаевна, я старший сотрудник коллекторской компании Эдмонд, и мне поручено утрясти некоторые затруднения в нашей с вами работе.

– Но, – тут же возразила Ольга Петровна, – я же говорила:

– Кому? – и взяла из пачки бумаг один листок, перебрала карандаши, все остро подточены, пунктуальная дама, и стала писать на бумаге, – мне не важно, что вы и кому говорили.

– Но, – опять было начала она.

– Можно я закончу, вы не против, – она промолчала, – вы присаживайте или может вам освободить ваше место, – я привстала.

– Нет, нет сидите.

Слава богу, о то мне как – то не хотелось вставать, я чувствовала, как из меня все еще вытекала сперма, и мне было очень неприятное это ощущение. Ольга Петровна и ее муж присели на диван, наверное, она была больше удивлена не только тем, что в ее кабинете сидит посторонняя женщина, с этим она потом пусть разбирается с мужем, а то, что для нее я просто девочка и эта девочка обладает определенным правом с ней так говорить.

– Убирайтесь из моего дома, – в друг громко и властно сказала Ольга Петровна.

– Да я могу уйти, и мне не предоставляет удовольствия находится здесь, но это моя работа.

– А это мой дом, – чуть ли не крича, сказала она.

– Я не вламывалась в ваш дом, меня любезно пустили подождать вас и насколько я понимаю, Ольга Петровна, это не ваш дом, – я прищурилась и посмотрела на ее реакцию, – верно?

Я вспомнила, как Алексей говорил, что после возникновения финансовых проблем она переписала свою долю квартиры на мужа.

– Я продолжу, – уже не обращая на нее внимание, спокойно сказала я.

Для видимости я почеркалась на листке бумаги, надо было выдержать паузу, скажу честно мне это удалось с трудом, да и собраться с мыслями надо было, я не знала сама к чему вообще я виду, мне был лучше сейчас оказаться подальше от этого места, но я хотела хоть маленькой, но мести.

– Мои сослуживцы, они покинули дом буквально перед вашим приходом, – тут я посмотрела в глаза Алексея, он что – то рассматривал на стене, – они считают меня оптимисткой, что я зря думаю о людях лучше, чем они есть на самом деле, но я считаю, что если человеку дать шанс, объяснить и помочь принять решение, то можно много исправить. – Тут я посмотрела Ольге Петровне в глаза, она была явно в ярости от ситуации, даже лицо краснело у нее пятнами. – На Гершина Вадима Ивановича за превышение полномочий при распределении земельных участков заведено уголовное дело.

Я замолчала, хотела, чтобы Ольга Петровна осознала, что я говорю, конечно же я блефовала в самом начале, я не знала ни о каком уголовном деле, но знала в разговоре от Алексея, что Гершин промышляет для своих отвод госсобственности под частные компании, насколько это законно я не знала, но наверняка у каждого чиновника есть черные пятна в его работе. Я внимательно смотрела на Ольгу Петровну на то как она реагирует на мои слова.

– Вы проходите в деле как свидетель, – тут она дернулась.

– У нас, был: – начала было оправдываться.

– Я не дознаватель и меня мало интересует ваши отношения, я только даю информацию для размышления, а как вы ей воспользуетесь, вам решать.

Я снова замолчала и стала перебирать расписки от "ООО. Коллекторская компания Эдмонд", старалась просчитать следующий шаг, главное она не перебивала меня, значит уже считает, что я могу что – то сделать не так как она рассчитывает, значит она чего – то боится и, по всей вероятности, чего – то серьезного иначе давно бы выкинула из дома.

– У вас образовался небольшой долг перед банком.

– Я же писала и приходила в банк и все объяснила, – опять начала она как девочка оправдываться передо мной.

– Можно я закончу, я ведь вам сказала, что я не дознаватель, я отвечаю за получение долгов, вот и все. И так у вас остался основной долг в размере 678 000 долларов, немного, но сумма беспокоит банк и висит на балансе и надо, что – то делать, чтобы вернуть ее.

– Но, – опять встряла Ольга Петровна.

– Вы привыкли все время перебивать? – я многозначительно посмотрела на нее, она замолчала, выждав мгновение я продолжила, – мы ведь сейчас не решаем вашу проблему, а решаем проблему банка, и я только даю почву для размышления, а она очень важна не для меня, а для вас, поэтому прошу потерпите несколько минут, и я закончу.

Что я могла сказать, в голове все вертелось, мозг работал на пределе собирая отрывки информации, что я случайно или косвенно слышала от Алексея.

– Так же просроченные проценты в размере 167 301 доллар и штраф за просрочку в разм
ере 48 263 доллара и того 893 564 доллара, – я замолчала, посмотрела на бумагу, мне стало даже смешно, какую я тут ломаю комедию, – а теперь о главном. Наверное, вы уже в курсе Ольга Петровна, что по вашей задолженности банк передал дело в суд, его приняли к производству и завтра в девять утра я должна прийти в суд с несколькими бумагами, а именно.

Я не знала вообще было ли такое судебное дело или нет, но мне было очень приятно смотреть как она багровеет от гнева, но сидит, прижав свою пятую точку и вынуждена слушать мою ахинею.

– Дерево обрабатывающая фабрика "Исеть", на балансе у нее 1 860 гектар своего леса для вырубки, по отчетам это стоимость в пределах 760 миллионов рублей или в более 50 миллионов долларов, так же сама фабрика имеет отдельную железнодорожную ветку и свой причал у порта, сама же фабрика по последним отчетам вырабатывает в день более трехсот кубов обработанной древесины, в виде досок, так же имеется цеха по производству фанеры и ДСП, но вот что интересно все это оценено в 160 миллионов рублей, много это или мало не мне решать, но прокурора это информация заинтересует и во по какой причине.

И тут я опять сделала паузу. Противное ощущение, из меня все еще вытекала сперма, сколько же ее там.

– Вы Ольга Петровна являетесь владельцем 27% акций этой фабрики и завтра в девять часов утра я иду к судье с заявлением об аресте вашей доли.

Вот тут она не то, что бы по багровела от злости, ее лицо стало фиолетовым, еще немного и она лопнет, мне стало даже страшно не за нее, а то что она сейчас вскочит и бросится на меня, вот тогда мне конец. Не дожидаясь пока это произойдет, я продолжила.

– Как я уже говорила, мое дело помочь, в решении возникшей небольшой проблемы моего банка, и надеюсь вы примети правильное решение, – ее лицо то краснело, то бледнело, но становилось каким – то зеленым, ну почему же ученые решили, что только хамелеон способен менять цвет кожи, вот оно доказательство, что и человек уникален в этой области маскировки.

– На этой недели фабрика подписывает новые контракты с Корейцами на поставку древесины, я не знаю какое они примут решение, когда будет известно об аресте части доли фабрики. Завтра, – я продолжила выкладывать факты, я заметила, что на них она больше всего реагировала, – в девять утра я у судьи, примерно в девять тридцать судебный пристав получит решение об аресте, к десяти эта информация попадет к исполняющему директору фабрики и он будет вынужден созвать совет учредителей, ближе к обеду счета в банке будут временно заблокированы, к часу дня: – я хотела продолжить, но что говорить уже не знала, я выложила буквально все что знала.

Я посмотрела в окно, солнце еще не садилось, значит сейчас примерно восьмой час, надо кончать эту комедию, что я могла вообще добиться, так разве просто позлить ее и все, странно, что Алексей не валяется на полу и не умирает от смеха, по – видимому он то же озадачен.

– Я сейчас выйду, прошу вас, примите верное решение, расписки в получении полной суммы у меня.

Встала, подушечка, на которой я сидела прилипла, дернув ее, я посмотрела на нее, большое, жирное пятно красовалось по середине. Фу как отвратительно, незаметно я перевернула ее.

– Подскажите, где у вас:

– Там на первом этаже, – вскочив на ноги, сказал Алексей.

– Спасибо, я ненадолго.

С этими словами и держа пачку бумаг в руках, я выскользнула в коридор. Может мне стоит просто сейчас уйти, ну позлила, напугала, что дальше? Ванная мне была знакомая, и вообще почему она пришла, ведь Алексей говорил, что она уехала и будет только на следующей неделе.

Между ног в паху было все липко и воняло спермой. С огромным облегчения для себя, я все смыла, теперь мне стало легче, и я готова была продолжить комедию.

Войдя в кабинет, я увидела на столе семь пачек достоинством по одной тысячи долларов и того семьсот тысяч долларов. Мне так не терпелось повернутся к ней и с казать – ну что:, нет я ничего не хотела, я, просто спокойно не говоря ни слова прошла на свое место за столом и села. Откуда они их достали, и вообще, зачем тогда вся эта проблема с долгом.

Я взяла пачку, распаковала и начала медленно пересчитывать, на то, чтобы пересчитать все у меня ушло более пятнадцати минут, деньги любят счет. Разложив по стопкам, я отсчитала 678 000 долларов и достала расписку на сумму основного долга.

– Прошу распишитесь вот тут и тут, – я показала пальцем где необходимо поставить росписи.

Она подошла, сейчас она было спокойна и уже имела нормальный цвет лица, подпись размашистая, ей хочется быть в центре внимания. Один экземпляр расписки я отдала ей.

– Остальную сумму прошу завтра внести в банк и закрыть окончательно этот вопрос, – встала, – спасибо, что уделили мне немного времени и выслушали меня, если вы не против, я уйду.

Я посмотрела на пачки купюр, что мне с ними теперь делать, что за глупость я совершила.

– Я сейчас принесу пакет, – проявил активность Алексей и вышел.

Мне было не ловко остаться в одной комнате с это разъяренной женщиной, она была крупней меня, выше, шире в плечах, но главное злость.

Алексей вернулся быстро, принес несколько пакетов, быстро сам все сложил и протянул мне. Я проверила, все ли на месте, положила туда же бумаги, и не говоря ни слова, вышла из кабинета.

Как я осталась живой, просто чудо, выпорхнула на улицу и быстрым, уверенным шагом пошла к остановке. Через полчаса, была у Юльки, переоделась и с облегчением побежала домой. Теперь это был уже не тот дом, я шла по привычке, мне пока некуда было идти, в руке несла пакет с деньгами, что с ними делать я не знала, наверное, надо будет отдать их, но не сегодня, завтра или посмотрим, они мне не нужны, они чужие. Теперь я наслаждалась будущей местью Максима, завтра под ним земля провалится, и он будет медленно гореть от страха за себя, но мне – то какое до этого дело, я уже все решила для себя, я не могу с ним жить, противно, отвратительно и гадко.

Месть, это сладкое слово и в тоже время такое унизительное, что оно вообще дает, только показывает твою слабость, обнажает твой моральный дух. Да я слаба, и я хочу отомстить и мне совершенно не жалко ни его, ни его друга, пусть они испытают ту малость, что испытала я. Пусть испытают страх.

Похожие публикации
Весна. Долгожданная пора стремительно набирает темп, буйство звуков, серость красок сменяется еле заметным зеленоватым колером. Солнышко ослепительно ярко в эти весенние дни.
Легкая фантазия на тему золотого дождя.— Держи — Олег протянул Оле пакет. Открыв его, девушка с удивлением достала подгузник.— Олег, что за шутки? — спросила она.— Помнишь, ты мне желание проспорила — улыбнулся парень.Было дело. Они часто спорили на желание.
От автора: Хочу посвятить эту серию рассказов таким же заядлым анальщицам, как я, а также всем адептам секты Великого Анала). Надеюсь, что вам понравится.
На вощеном полу казармы возле коптерки выстроилась очередь новобранцев. Шла раздача мундиров. Коптёрщиком был кичливый таджик с чёрной щёткой усов под узким, горбатым шнобелем.«Сейчас объегорит. —подумал Иван, когда подошла его очередь. —Выдаст какие-нибудь обноски после дембеля.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.