Секс с пятым судьей иерусалимским

Просмотров110
Комментарии0

История реальная, имена вымышленные.Я два дня скучала. Ничего не предвиделось. А утром читаю сообщение вКонтакте — играю в ЭМске. Олег Девора, лучший эстрадный сакс в ЭНской губернии и не только, выступает в ЭМске. Попасть на него в ЭНске у меня не получилось дважды. Зато получилось познакомиться лично и даже поваляться парочкой в снегу в нашу первую встречу, потому что было скользко, а ерш — пиво с водкой — устойчивости не добавляет, скорее наоборот. Нас познакомил мой Мастер.Так вот сегодня созваниваемся. «Я буду в «Невском» в половине восьмого, если успею», — «Олеж, займи пару мест на меня, я с сопровождением». — «Знаешь, я там сам на птичьих правах, а что за сопровождение?» — «Да забей, мальчик. Приличная женщина не может показаться в свете без сопровождения, ладно, сами разберемся», — «Ну знаешь, на меня могла бы выйти и без сопровождения», — пауза. — «Вот как? Есть планы?» — «Ну, если ты скажешь, пока, я развернусь и уеду!» — «Я поняла, с мальчиком разберемся». Отбой.Лечу в кабак, где играет Девора, на такси, без мальчика. Слегка опаздываю на начало. Мест нет. Говорю — я по личному приглашению. Барная стойка, да, легко! Сдаю пальто в гардероб, захожу в зал.Показываюсь перед ним во время исполнения «Пачки сигарет» Цоя, прерывается, чмокает меня в щеку на виду всей публики, танцующей при этом. Забавно, будто специально делает паузу в исполнении, чтобы поприветствовать меня, и снова продолжает: «Если есть в кармане пачка сигарет.»И тут я понимаю, что саксофон говорит. Нет, все же поет, но проговаривая каждое слово, которое подхватывает публика, образуется хор из нестройных голосов и ведущего голоса сакса. А вообще, публика у нас живая, отзывчивая. Как-то сложилось, что в небольшом городе собрались по большей части люди с открытой душой.Помещение небольшое, танцпола практически нет, чтобы не затоптали, иду к барной стойке. «Все не так уж плохо на сегодняшний день. « — мелодично и четко выговаривает саксофон. Заказываю о, 5 темного пива. Настроение стремительно ползет вверх.Естественно, натыкаюсь на весь эмский бомонд от прессы и искусства. Но пригласил-то меня Олег. Вопрос от старого знакомого, организатора мероприятия Ивана Тихого, известного барда и шоумена нашего и не только нашего города: «О, привет, ты на концерт?» — «Я на Девору, он меня пригласил!» — «Вы знакомы?» — «А то!»А сакс говорил, пел, зажигал. Олег выкладывался полностью, он по-другому не умеет. «Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант. « Зал встает на медленный танец. Встает весь. Я видела, как мужчины поднимались первыми, как нежно прижимали своих дам и что-то начинали шептать им на ухо. Звуки саксофона уводили в дали неведомые или знакомые, в непознанные или давно исследованные. Дудочка, так нежно называет саксофон его хозяин, творила чудеса. Эта композиция предполагалась последней. Организатор еще раз в микрофон представляет музыканта: «Олег Девора, — и объявляет следующих участников. — Через полчаса подъедет группа «Продолжение следует» и ансамбль скрипачей». Но зал ревет! «Браво, бис, бис, бис!». К Олегу подходят женщины, жмут руку, мужчины что-то говорят. И вот уже почти отключенная аппаратура включается снова. «Перемен, мы ждем перемен. « — снова Цой, теперь уже на бис! Зал ревет!Олег упаковывает аппаратуру, пеленает в чехол дудочку и подходит к барной стойке, то есть ко мне. Я допиваю пиво.— Ты на машине?— Конечно.— То есть не пьешь?— Ага.— Теперь смотри, наш ансамбль скрипачей «Дым над водой» на скрипках исполняет, если что. Можно остаться послушать, а можно сбежать из этого грохота. Ты чего хочешь?— Конечно, сбежать. У меня за сегодня второй концерт подряд. А этот грохот я сам и устроил.— Я так и думала. И чего тебе хочется?— Сейчас послушаю, что организм скажет. Вообще у меня два варианта — сладкое и секс или мясо и секс.— Так уж определяйся.— А мясо есть?— Придумаем!— Значит мясо и секс!— Тогда в мою берлогу. Правда, у меня там бардак, зато, скорее всего, никого нет и тихо.— У всех у нас бардак в берлоге. Вперед.Забираю сумку, сданную бармену на хранение, и под заинтересованными взглядами эмского бомонда, курящего на крыльце, гордо выхожу с Олегом под руку к его машине.А дальше звучит первый звоночек, а точнее, второй, если посчитать валяние в снегу. Ох, не видим мы знаков, не замечаем тревожных сигналов. А надо бы. Разворот по дороге получился под запрещающим знаком, а там «гайки», как специально, нарисовались. Нас тормозят на противоположной стороне дороги. Олежа включает камеру на телефоне, дает мне в руки — пиши на всякий. «Гаечка» — девочка! Первый раз видела. Олег говорит, что второй!— Лейтенант такая-то! Почему нарушаете? Там знак висит «Прямо», а вы разворачиваетесь.Внутренне напрягаюсь. Я же дорогу показывала, он город не знает. Какие знаки? Я их не вижу, у меня минус три с половиной на оба глаза. Вот почему я никогда не сяду за руль автомобиля. Но Олег-то осмотрелся и проехал.Короче, вытягивают его протокол составлять. Сижу в машине, парюсь. Виноватой себя чувствую. В голове мысли крутятся. Днем ведь Мастеру написала, который нас и свел, что Олег приезжает, а он ответил: «Организуй достойную встречу». Ага, вот оно, уже организовала.Вернулся! «Что?» — спрашиваю с ужасом. — «Переход пешехода в неположенном месте!» — улыбается. — «И сколько это?» — «250, ну заправлюсь не на 1000, а на 750!»До меня доехали вроде нормально. Поднимаемся на лифте, заходим в квартиру. Животные мои в прихожке встречают. У меня, можно сказать, зверинец. Рыжий кот Степа, миниатюрная серая кошка Кассандра, черный пес Бес, который на данный момент с сыном в гараже тусится, два аквариума, в одном астронотус плавает размером в две ладошки, во втором рыбы помельче. Кэся по своему обыкновению выразила нам свое фи, проквакав что-то нечленораздельное, она чужих не любит, и улизнула в комнату. А кот как-то странно на Олега среагировал. Мало того, что об ноги терся, еще и поговорить пытался, прямо за родного принял. Аж, на задние лапы поднялся и вверх вытянулся. Олег погладил его.— Ты осторожнее, он у нас навязчивый, тут же на колени взгромоздится, а еще у него подпольная кличка «видал-сосун», чуть проморгаешь и по морде вовремя не дашь, он к тебе присасывается. Но вообще, я первый раз вижу, чтобы он так на незнакомого реагировал. Чем ты его привлек?Первое, что попросил Олег — это вода. Он залпом выпил пол-литровую пивную кружку обычной воды.— Когда играешь, происходит обезвоживание организма, — пояснил он.Пока на сковородке шипели шницели, мы говорили о музыке.— Знаешь, я первый раз услышала, что сакс говорить умеет! Я просто слова слышала, которые он выговаривал.— Ха, так я с ним говорить и научился. Мы даже рэп читаем вдвоем.Тут я понимаю, что для Олега саксофон — это живое существо, он говорит о нем, как о живом. А ведь на сете мне показалось, что дудочка живет сама по себе! Но Олег и сакс — это некое единое целое, две половинки грецкого ореха.— А ты видишь публику, когда играешь?— Сейчас да, раньше я всегда закрывал глаза, но однажды мне пришлось выступать в маске, а маска закрыть глаза не дает.— Думаю, это как в бассейне плавать под водой с открытыми глазами.— В какой-то степени, да. Но когда я вижу публику, я не просто чувствую реакцию, а и наблюдаю за ней. Я вижу лица.Подоспели шницели, я поставила тарелку перед Олегом, налила чай.— А сама?— Я перед выходом поела, да еще пива выпила, не хочу.— А я только завтракаю.Мясо под неспешную беседу улеглось в желудке. рассказы эротические Я уже давно в домашнем сарафане. Разговор про умные вещи вдруг наскучил.— Слушай, что мы все про спички, давай, про сиськи!— О как! Извращенец! Давай, про секс?— Давай.— Всё, в комнату! Вставай.Замыкаю щеколду, так, на всякий случай, хотя своих я до полуночи уж точно не ждала. Олег прижимает меня к себе прямо у двери, запускает пал
ьчики между ног.— Какая чистенькая (видимо, про отсутствие волос), а почему сухая?— Ну, подожди немного.Он двигает пальцами уже внутри, целует в губы, я чувствую его член через брюки, но понимаю, что держит меня что-то.— Подожди, сейчас, забыла одну вещь сделать, — отрываюсь от него.Я не ношу золото, оно меня душит. Огненный металл, а огня во мне и так хоть отбавляй, а вот серебро — это мой сдерживающий фактор, в нем мне комфортно. На мне два серебряных кольца с фионитами, такая же цепочка с подвеской и серьги-гвоздики. И понимаю, что они-то как раз и держат энергию внутри, не давая выплеска. Разворачиваюсь спиной, снимаю на ходу украшения, а пальцы Олега внутри орудуют, испытываю не возбуждение, а азарт. Убираю украшения в шкатулку. Упираюсь руками в спинку дивана и отпускаю чувства. Знакомая волна проплывает снизу вверх, пока еще робкая, это только начало. Он кладет меня спиной на диван и опускается на колени между ног. Теперь к нежным пальчикам музыканта присоединяется горячий, напористый язык. Ласкает клитор и трахает пальцами нежно, слишком нежно для меня. Но почему только два, а больше? Я молчу и пытаюсь вобрать в себя как можно глубже его пальцы. Я не очень люблю такой способ, но давно приняла одно правило, если нравится партнеру, расслабься и попробуй получить удовольствие. И я действительно ловлю это удовольствие. То поднимая ноги вверх, подхватывая их руками под колени, то снова опуская вниз, сжимая те самые пальчики во мне.— Дай конфетку, — шепчу еле слышно.— Не дам, терпи.Ах, так! Понимаюсь вверх, он от неожиданности вынимает пальцы из уже совсем не сухой дырочки. Решительно, но ласково расстегиваю сначала ремень и молнию на брюках, затем пуговицы на рубашке. Олег снимает то и другое. Сдергиваю свой сарафан через голову. Ну вот, теперь мы в одной весовой категории.Я укладываю его на спину. Размеры меня обескуражили. Хотя если принять теорию, что длина пальцев соответствует размеру члена. Но тут никакие пальцы ничего показать не могли. Заглотнуть его полностью я так и не смогла, и это при всей моей тренировке. Ну не вошел, не сумела. Хотя ему, кажется, это было и не нужно. Он наслаждался тем, что я делала языком. Включить профессионала и слышать ощущения партнера — ха, легко! Поняла, что мои челюсти долго не выдержат, их уже начало сводить, а я не люблю дискомфорт в сексе, особенно при первом контакте. Нежно лизнув перемычку и слегка втянув головку, ласково вынимаю изо рта и быстренько усаживаюсь сверху.Олег слишком рьяно начинает активничать. «Тихо-тихо, ты со своими размерами не усердствуй, подожди, сама приспособлюсь!» — «А что такое?» Забавно, но мужчины с большими размерами члена почему-то этого не осознают, а женщине иногда и больно бывает. Пристраиваюсь поудобнее. Нащупываю темп, который он задает сам, вверх-вниз редко, чаще из стороны в сторону. Он сжимает груди. Мы смотрим друг другу в глаза. Секс с открытыми глазами — это что в бассейне под водой или в маске с саксофоном. Ощущение энергетического обмена дают глаза, как ни странно. Мы смотрим друг на друга, не моргая, мы сливаемся в единое целое. Я редко кончаю в позе наездницы, а сейчас я кончила. Бурно, наверное, слишком бурно, потому что Олег застонал подо мной. А меня била крупная дрожь, прокатываясь сверху вниз, а не наоборот. Уткнулась носом в плечо. Сводило ноги. Он нежно погладил по спине и улыбнулся! «Обожаю, когда женщина кончает», — поднимаю вверх два пальца. — «Когда первый?» — показываю на спинку дивана. — «О, как!»Постепенно восстанавливаю дыхание и скатываюсь вниз. «Меняемся», — выдаю почти властно и принимаю любимую позу — коленно-локтевая. Входит сразу, а вот так уже не больно. И вот так могу работать я.— Стой, так я кончу в три секунды.— Кончай!— Нет!Нашла коса на камень, хорошо, падаю на спину. Но и тут он умудрился меня удивить. Он ложится рядом и втискивается сбоку. Улыбаюсь в ответ: «Думаешь, так ты долго продержишься?»Забавно, но в такой позе, пока я позволяла, мы еще и поговорить успели, опять же гладя глаза в глаза.— Я люблю, когда кончает женщина.— Мне можно запретить кончать и дать команду, когда хочешь ты. Меня этому учили.— Нет, я так не хочу. Ты можешь делать все сама.— Вот как!Пара движений мышцами и Олежа рычит. Член внутри меня напрягается и производит импульсивные движения, которые уже не подвластны его хозяину. Единственное, что не смогла, удержать внутри себя до конца. Выдернул.— Ну и зачем ты это сделал? Нельзя было насладиться по полной?— Привычка.— Эх, мужчины!В ванную идем оба голые, моих еще нет.Олегу еще в ЭНск ехать, это где-то минут сорок, а времени десять. Он одевается по полной, я натягиваю сарафан.— Я провожу до машины.— Зачем? Думаешь, украдут в лифте?— Нет, просто так мне будет спокойнее.Надеваю пальто на сарафан, в тапочках, прикрываю входную дверь, закрываю железную дверь в тамбур. Вызываю лифт, заходим, жму нижнюю кнопочку, закрывается дверь. а лифт никуда не едет. Писец! Зверек такой есть, чаще белый, иногда пепельный. По моей спине сползает струйка холодного пота. Я еще и без телефона! Олег пытается что-то потыкать, я-то знаю свой дом, свой лифт. Слов у меня нет.— Все, это абзац, давай телефон, моего нет.Звоню в аварийку. «Диспетчерская служба, да, все поняли, выезжаем.»Я понимала, чем это грозит. Накануне я не вошла в лифт на своем шестом этаже, потому что там было много народу. Дверь закрылась, а лифт встал. Я сходила в магазин, вернулась обратно, поднялась пешком, а аварийки не было. У меня внутри начинается тихая истерика. Олег спокоен, как удав перед прыжком.— А где тут люк, через который герои фильмов вылазют? Знаешь, вот только вчера я прочитал пост «Как выбраться из гроба, если вас похоронили заживо».В первые десять минут у меня была истерика. Она выражалась в идиотском смехе без повода.— Не смейся, воздуха мало, ты его сжигаешь.Нет, отверстия для воздуха там есть, внизу и вверху в шахту стоят решетки, а не сплошная стена. Двери лифта закрываются неплотно. Но вентиляции нет. Нас двое, уровень углекислого газа превышает уровень поступающего кислорода.Через двадцать минут у меня начался приступ агрессии. А Олег продолжал рассказывать, как выбраться из гроба, если ты еще жив.Через двадцать пять минут мы оба сползли вниз, потому что там дышать было легче.— Знаешь, попробуй дышать неглубоко и не сглатывать.— А над нами километры воды, а над нами бьют хвостами киты, — почему-то процитировала я вполголоса.Через полчаса я поняла, что я подвержена приступам клаустрофобии, чего никогда за собой не замечала. Я вскочила на ноги, ткнулась носом в щель двери, втянула воздух.— Я сейчас хочу долбиться во все стены и орать — вытащите меня отсюда!— Стоянка закрывается в двенадцать. Придется сразу ехать туда, а дудочку нести домой по улице. Дудочка замерзнет, обидится, а потом будет выдавать не то, что я у нее прошу, — услышала я ровный голос за спиной.Я снова сползла на пол и заткнулась. Прошло еще десять минут.— А знаешь, как воспитывали крысогонов?— Кого? — я была уже на грани обморока, а в голове назойливой мухой билось: «Устрой достойный прием».Через сорок пять минут приехали ремонтники. Дверь пытались открыть еще семь или десять, или двенадцать минут. Получилось не сразу. В машину Олег сел в одиннадцать, но сначала проверил футляр с саксом. «Дудочка уже испугалась», — услышала я его фразу. А потом еще долго стояла на улице, пытаясь дышать полной грудью.Не кажется ли, что слишком много знаков? В первую встречу мы завалились в снег, во вторую попали на штраф и застряли в лифте. Есть ли смысл? А в душе звучит музыка.«Только рюмка водки на столе, ветер плачет за окном.»Нежно и неистово выговаривает слова сакс, он же дудочка. Ощущение, что он лучше знает человеческие души, чем мы сами, не покидает.«Пе-ре-мен, мы ждем перемен.»Диана Тим Тарис

Похожие публикации
Алёна была дома, когда к ней пришла подруга— Вера. Они сидели на диване и говорили, когда Вера спросила:—Алён, а у тебя есть порнуха?—Да есть. Родители в шкафу прячут.—Класс.
Объяснение Прохора удовлетворило полностью, а так же обещало весьма приятное времяпрепровождение. Теперь он и сам заторопился, всю дорогу тщетно пытаясь вспомнить как выглядит хозяйка. В памяти почему – то ничего не осталось кроме смутного общего образа.
Привет всем! Вы меня помните? Я вам, было дело, как – то рассказывал про наши с Колькой приключения. Ну, помните, про то, как мы на машине времени слетали из две тыщи десятого в тыща девятьсот восемьдесят девятый год, и трахнули наших матерей, когда они ещё были юными незамужними девчонками.
Добрый день. Меня зовут Елена а моего мужа Владимир, я замужем уже n лет. Расписались мы по очень большой любви, на четвертом месяце беременности, но сейчас разговор не об этом.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.