Маникюр для молодой леди (перевод с английского)

Часть 1
Майк Фицджеральд посмотрел на движение и попытался определить, во сколько будет на работе. Это была такая игроа, заполняющая время его утренних поездок, которое могло варьироваться от пятидесяти минут до полутора часов. Причиной столь долгой дороги стало их с женой Линси решение жить в небольшом городке, далеко за пределами большого города, где он работал. Вначале это была её идея, поскольку она выросла в маленьком городе, и её мало интересовала сумятица большого или пресность его пригородов. Поэтому они решили поменять его на более высокий уровень жизни, и до сих пор были довольны результатом.
Население их городка составляло тринадцать с половиной тысяч человек, и в нём был район старого города со старинным зданием суда и площадью с многочисленными магазинами и несколькими ресторанами. Городские власти были довольно продвинутыми в построении культуры, поэтому, как правило, каждый день устраивали какое-то мероприятие. Кроме того, там было множество ухоженных парков, которые широко использовались.
Майку было двадцать восемь лет, и он работал в сфере финансов. Они переехали в этот район год назад, когда он принял свою нынешнюю работу, и в то время он думал, что изредка сможет работать из дома. И теперь достиг того, что мог, по крайней мере один день каждые две недели, работать вне офиса, что, правда, заняло несколько больше времени, чем он ожидал.
Линси была на два года младше своего мужа и работала учительницей третьего класса в местной системе школьного образования. Она любила свою работу и хорошо ладила с коллегами и администрацией. Более того, ей действительно нравился тот класс, что она вела, и она чувствовала, что на самом деле наладила контакт с учениками.
Как правило, Майк уходил из дома, когда его жена едва начинала шевелиться, и возвращался, когда она готовила ужин. Она понимала жертву, принесённую её мужем, и делала всё возможное, чтобы минимизировать стресс, когда он переступал порог. Поскольку у неё было по крайней мере два часа после школы, она делала домашние дела, ходила на фитнесс, чтобы хорошо выглядеть, и тратила время на приготовление вкусной еды. К счастью, Майк был доволен её усилиями и всегда искренне хвалил её.
— Что на ужин? — спросил он, обняв свою жену за талию и поцеловав в шею.
— Котлеты из баранины. ммммм. — ответила она, а её тело вздрогнуло от его ласки.
Майк по дороге домой готовился и надеялся, что сумеет склонить жену к серьезным занятиям сексом. Его план состоял в том, чтобы выразить свою любовь и привести жену в хорошее настроение, побудить выпить несколько бокалов вина, а затем заставить её прижаться к нему на диване. Если дела пойдут хорошо, он разденет её и, возможно, полакомится её киской и уложит в постель. К счастью, он и не сомневался, что его план встретит большое сопротивление, поскольку его жена любила секс не меньше него. Обычно она подчинялась его желаниям и позволяла ему выбирать ход действий, и за всё проведенное вместе время единственное, в чём она ему отказывала, — это её зад.
Линси Фицджеральд была ростом метр шестьдесят восемь и весила пятьдесят семь килограмм. У неё были слегка вьющиеся светло-каштановые волосы до плеч, темно-карие глаза, нежный цвет лица, пухлые губы и крепкие груди третьего размера, а в результате её занятий — упругая попка и плоский животик. Несмотря на просьбы мужа побриться, она держала аккуратно подстриженный лобок с коричневыми волосами. Она любила модно одеваться, и хотя они только начинали свою жизнь, смогла создать хороший ансамбль на свой ограниченный бюджет. Она проделала фантастическую работу, придавая стильный вид их дому, и когда не проводила время с Майком или не проверяла школьные работы, то работала по дому. В последнее время она сосредоточилась на внутреннем дворике, проводя исследования в области растений и кустарников, в то время как он их высаживал.
— Всё было так вкусно! Ты удивительная! — объявил молодой муж, когда ужин закончился.
— Я знаю, чего тебе надо, — ответила жена с улыбкой, точно угадав его мотивы.
— И чего же? — ответил он с ложной обидой.
— Просто положи тарелку в раковину и налей нам вина, — рассмеялась Линси.
Когда через пятнадцать минут появилась жена, Майк сидел на диване и протянул ей бокал, а она прижалась к нему. Через раскрытый ворот блузки он мог видеть верхнюю частm её грудей, и ему пришлось бороться с желанием засунуть туда руку. Он очень любил грудь своей жены. Она была идеально пропорциональной, крепкой и увенчанной маленькими сосками, но самое лучшее было то, насколько отзывчивыми они становились, когда он играл с ними.
— Что? — с улыбкой спросила она, увидев его плотоядный взгляд.
— Просто думаю, — ответил он.
— Ну конечно, — саркастически ответила она и, притворившись равнодушной, начала осматривать свои ногти, затем добавила: — Моя маникюрша переехала в большой город.
— Вьетнамская леди? — спросил Майк.
— Кореянка, и да, это она, — призналась та.
— Линси, мне очень жаль. И что ты собираешься делать? — ответил он тоже с сарказмом.
— Здесь есть местная леди, но она не азиатка, — ответила жена, а затем повернулась и страстно поцеловала его.
— Полагаю, разговор окончен, — выдохнул молодой муж, когда они, наконец, прервались.
— Постарайся не отставать, дорогой, — хихикнула Линси и снова нашла его губы.
Майк сделал именно так, как мечтал по дороге домой. Шаг за шагом он раздел свою жену и, проведя некоторое время с её грудью, нырнул между ног и наслаждался её нежной и теперь очень влажной киской. Когда он привел её к пику возбуждения, то потащил в спальню, где нежно взял её, восхищаясь страстными вздохами.
***
Линси медленно ехала по улице в поисках адреса. В отличие от её предыдущего мастера по маникюру, которая работала в торговом центре, ей указали на женщину, у которой к дому была пристроена небольшая студия. Если бы она знала это раньше, то вполне могла бы найти другое место, но здесь была тихая, хотя и слегка запущенная улице. Наконец, она нашла искомое и была рада увидеть, что здание было в хорошем состоянии. Припарковавшись на улице, как было указано, она сделала несколько коротких, подойдя к входной двери.
— Ты Линси? — спросила женщина между тридцатью и сорока, открыв дверь.
Она была довольно худой рыжеватой блондинкой с хриплым голосом курильщицы. Кроме того, она была одета в джинсы и блузку с глубоким вырезом, открывавшим верхнюю часть пышной груди. На самом деле, та была непропорциональна её телу, что заставляло подозревать её в пластике.
— Да, а ты Конни? — ответила она.
— Да, это я. Заходите, — сказал маникюрша с обезоруживающей улыбкой.
Молодая жена вошла в комнату и быстро огляделась. Пространство было небольшим, вероятно, не более пяти метров. Большая часть его была заполнена маникюрным креслом, креслом для ухода за лицом и тележкой с оборудованием. Кроме того, там стоял холодильник высотой по пояс, с микроволновкой на нём, и книжный шкаф в полный рост, набитый мелкими безделушками. Это был обычный набор, что в сочетании с жизнерадостным характером Конни, заставило её успокоиться. Она была усажена в кресло, и пока маникюрша готовилась, она была загружена потоком вопросов.
— Нет, мы не из области. Мы переехали сюда чуть больше года назад? — ответила Линси на один из её вопросов.
— Что привело вас сюда? — спросила женщина низким голосом, беря руку молодой жены.
Линси объяснила обстоятельства и то, что несмотря на длинные поездки мужа, они всё ещё чувствовали правильность принятого решения. Она отвечала на вопросы о своём браке и семье, и попутно узнала, что Конни — уже в третьем браке, и у неё — двое детей-подростков, которые живут в другом месте. Женщина объяснила, что её муж — плотник, и это он сделал пристройку к их дому.
— Готово, — вдруг заявила она.
— Оооо. хорошо, — ответила Линси, а потом добавила: — Это было так быстро!
— Это потому, что мы весело провели время, — ответила Конни, присоединившись к смеху, а затем продолжила: — Я также занимаюсь и другими вещами, такими как педикюр, уход за лицом и восковая депиляция. Сегодня я занята, но в следующий раз, когда придёте, то если захотите получить ещё немного удовольствия, просто дайте мне знать.
Через несколько минут Линси уехала, довольная женщиной. Она наверняка ещё вернется, и возможно, даже примет её предложение других услуг.
Всё оказалось именно так, потому что через три недели Линси договорилась по телефону о новой сессии, которая на этот раз включала педикюр. Когда она приехала, они начали с того места, где остановились, обсуждая жизни друг друга, и когда это, в основном, было сделано, Конни начала бесстыдно выкладывать все сплетни, гуляющие в обществе. На самом деле, молодая жена не знала никого из тех, кого та имела в виду, но всё это было забавно и, как и во время предыдущего визита, они закончили раньше, чем она думала.
***
— У женщины, к которой я хожу с ногтями, муж — плотник, — сказала Линси своему мужу, когда они стояли снаружи, осматривая несколько мест, где требовался ремонт.
— Он хорош? — спросил Майк, и когда понял глупость вопроса, то продолжил, прежде чем его жена смогла ответить, спросив: — Ты не знаешь, работает ли он на кого-то или на себя?
— Не знаю, но могу спросить, — предложила она.
— Почему бы и нет? — ответил он, пожав плечами.
Через час Линси протянула мужу, сидящему на диване за просмотром телевизора, записку со словами:
— Вот. Он работает на себя, и это его номер.
— Как его зовут? — спросил он.
— Такер, кажется, — ответила она, направляясь к спальне.
В следующую среду Майк позвонил этому человеку, и после краткого знакомства они договорились, что тот приедет к их дому в субботу утром, чтобы определить, что надо привести в порядок.
Он оказался точен, и в течение получаса двое мужчин осмотрели поврежденные участки, а затем двинулись в тень гаража, чтобы обсудить детали. Майк не был зациклен на этом человек, поскольку тот казался довольно медлительным и общался практически без всяких эмоций на лице. Не помогало и то, что у него была прическа «рыбий хвост», когда, спадавшия до середины лопаток. Кроме того, в его одежде была определенная странность: штаны и рубашка были аккуратно выглажены, полы заправлены, а рабочие ботинки выглядели, словно только что начищенные. В целом, мужчина сорока лет среднего телосложения казался почти мультипликационным персонажем. Однако, несмотря на все свои опасения, Майк согласился на работу из-за очень хорошей цены.
— Он очень странный парень, — сказал он Линси, входя в дом.
— Ты нанял его? — спросила она, немного нервничая из-за того, как отказ может повлиять на Конни.
— Да, давай посмотрим. Цена хорошая, — объяснил он.
Работа была выполнена за один день. В следующий вторник, когда Майк вернулся из офиса, Линси вывела его посмотреть, и они оба были поражены качеством.
— Так ты доволен? — спросила она.
— Э-э. да, — с энтузиазмом ответил он и добавил. — Думаю, мы нашли гениального плотника!
Его слова заставили их обоих рассмеяться, и молодая жена почувствовала, что ей не терпится объявить о восторге своего мужа маникюрше.
— Такер отлично поработал. Мой муж очень доволен, — объявила она во время своего следующего визита, заставив женщину лучиться улыбкой.
***
В течение четырех месяцев Линси навестила женщину шесть раз, каждый раз получая маникюр и педикюр. Их разговор всегда был свободным, хотя Линси была значительно менее откровенной, чем более старшая женщина, которая делилась многими личными вещами, включая пластику на груди, крушение первого брака и лишенный сексуальности второй. В течение этого периода, когда предмет обсуждения с Конни касался учителей в школе, обычно было какое-то хихиканье и закатывание глаз, хотя никто никогда она не делала по-настоящему негативных замечаний.
— Я не удивлена. Он умеет работать с деревом, — ответила она, работая пилкой.
— Уверена, у нас ещё будет работа, — предложила Линси.
Вместо того чтобы ответить на её слова, женщина начала сплетничать, и обсуждение Такера быстро прекратилось, а поскольку молодая жена была слабо знакома с людьми, о которых велись сплетни, её это насторожило. Конни уже заканчивала, когда посмотрела прямо на Линси и ошеломила её словами:
— Ты там бреешься? — прямо спросила она.
— Конни! — в шоке ответила молодая жена.
— Сейчас практически сезон бикини, и они выглядят намного лучше, когда там всё гладко. Особенно на теле, похожем на твоё, — заявила женщина, полностью игнорируя её неловкость.
— Я в порядке, правда. — ответила она, просто желая закончить разговор.
— Что ты делаешь? Бреешься? — надавила она, не получив ответа.
— Нет, я подстригаюсь, — ответила молодая жена, решив, что женщина не собирается сдаваться.
— Линси, так никто уже не делает. У всех гладко! У меня есть время, если хочешь. — начала она, прежде чем Линси прервала её:
— Нет, Конни. не сегодня, — сказала она, явно смутившись.
Закончив сессию, она собралась уходить, и была вынуждена ещё несколько раз отказаться от попыток предложения восковой депиляции, прежде чем закрыть дверь. Уезжая, она поняла, что у Конни что в голове, то и на языке. Однако она уже знала женщину достаточно хорошо, чтобы понять, что та не имела в виду ничего плохого и просто не обратила внимания на неловкую ситуацию, которую создала.
— Хммм. а тебе бы стоило сделать, — ответил её муж, сдерживая улыбку, когда она в тот же день рассказала ему о диалоге.
Она знала, что не должна удивляться его замечанию, поскольку тот годами приставал к ней, чтобы она побрилась. Тем не менее, она чувствовала, что он мог бы быть несколько более деликатным.
— Мне что, надо было согласиться? — спросила она раздраженным голосом.
— Почему бы и нет? Из того что я слышал, это очень распространено. почти мейнстрим, — выразил готовность муж.
— В нашем доме это не принято, — ответила она.
— Да, это правда, — ответил Майк с намеренным сарказмом.
Недооценка её совсем не была в его характере, и Линси была весьма удивлена. Поначалу его слова были похожи на атаку её женского самолюбия, но по мере того как она их обдумывала, всё больше обижалась. Она всегда старалась поддерживать своего мужа, даже если не всегда с ним соглашалась, поэтому теперь чувствовала себя преданной. Она использовала всю свою силу воли, чтобы сдержать гнев, и весь день старалась не выдать мужу своего раздражение. Позже, когда он потянулся к ней в постели, она позволила ему взобраться на себя и небрежно исполнила свой долг, делая это без страсти.
— Что случилось? — спросил Майк, после того как кончил.
Тот факт, что он не заметил её состояния, пока не кончил, ещё больше разозлил её, но Линси оставалась стойкой.
— Ничего такого. Просто не в настроении, наверное, — ответила она.
Майк знал, что тут что-то большее, но решил, что лучше подождать, пока она расскажет сама. Она всегда так делала раньше, и кроме того, он был измотан и хотел спать.
***
В течение следующих нескольких дней раздражение Линси растаяло. Не такая уж и большая проблема, чтобы на ней зацикливаться, и вскоре её оттеснили требования повседневной жизни. Только несколько недель спустя, когда Конни сидела в кресле у Конни, её разум вернулся к резким комментариям мужа. Она ожидала, что этот вопрос вновь будет затронут, и подумала, что Майк, скорее всего, поднимет его позже. Их сессия была почти закончена, и Линси подумала, что этот вопрос не будет поднят, когда пожилая женщина сделала новый заход:
— Ты подумала о воске? Я считаю, что это было бы хорошо для тебя, да и время подходящее.
— Нет, спасибо, — ответила она и после небольшой паузы добавила. — Просто это не моё.
— Ну, я всё понимаю, но позволь сказать, что сейчас это — стандарт. Каждая женщина, которую я знаю, там гладкая. Я делаю это почти всем, кто приходит сюда, и не имеет значения, молодые они или старые, толстые или худые. Просто так полагается. И, как я говорила тебе в прошлый раз, на твоём теле в бикини это будет выглядеть ещё лучше, — сказала она, предоставив больше подробностей, чем считала целесообразным молодая жена.
Сначала Линси не ответила, но поняла, что женщина была искренней, даже если и пошлой, поэтому, наконец, ответила:
— Конни, я просто не чувствую себя комфортно. быть. понимаешь. обнажённой таким образом.
Пожилая женщина начала смеяться, но быстро остановилась, а затем ответила:
— Девушка, поверь мне. Я видела много, и это не имеет большого значения.
— Для тебя, может быть! А для меня как? — отпарировала она.
Это был быстрый обмен, и когда он закончился, они несколько секунд посмотрели друг на друга, а потом обе рассмеялись. Напряжение, возникшее в комнате, мгновенно исчезло, и их хихиканье продолжалось почти полминуты.
— Хорошо, я поняла, — сказала Конни.
— Теперь я чувствую себя ребенком, — ответила Линси с ещё одним коротким смешком.
— Дорогая, ты — определенно не ребенок, но я не хочу, чтобы ты чувствовала себя плохо. Если это не твое, то нормально. это круто, — сказала она.
Странно, но её слова стали для Линси чем-то вроде вызова и наложились на слова её мужа. Казалось, они оба смотрели на неё как на чрезмерно консервативного и, возможно, даже слегка скованного человека. Это заставило её задуматься, не была ли она действительно оторвана от реальности и не слишком ли остро реагировала.
— Сколько времени это занимает? — услышала она свой голос.
— От двадцати минут до часа, в зависимости от того, сколько у тебя волос, — мгновенно ответила Конни.
— Ну, не знаю. — заныла молодая жена.
— Подойди сюда, — указала пожилая женщина, и удивительно, но Линси взяла её за руку и двинулась к назначенному месту.
Линси была одета в пушистое платье, которое было быстро подтянуто до пояса, и она почувствовала, как её стринги тянут вниз. Когда те достигли колен, она на мгновение вздрогнула и потянулась за ними, но прежде чем она смогла найти их, женщина сняла их с ног.
Конни! — запротестовала она.
— О, милая. У тебя совсем мало волос. Ты выглядишь как маленькая девочка. Это совсем не займет много времени, — ответила та, игнорируя просьбу.
— О, Господи. — вздохнула молодая жена.
Через несколько секунд она почувствовала руки женщины на своём тазе и услышала лязг ножниц. Очень немногие мужчины и женщины были так близки к её половым органам, и это вызвало всевозможные странные чувства. Она подумала, стоит ли ей что-то сказать, но решила молчать и сосредоточилась на потолочных плитках над головой.
— Твоя стрижка всё упрощает. Всего несколько мест подравнять, а потом мы начнём, — объяснила Конни.
— Ладно, — выдавила Линси.
Всё шло быстро, и она подумала, что всё может быть не так уж и плохо, когда вдруг почувствовала, что пожилая женщина подняла её ногу.
— На заднице волос совсем нет, так что ещё проще, — рассмеялась она.
Линси почувствовала, что всё её тело покраснело, когда поняла, что её анус только что был осмотрен. Она подумала о том, чтобы остановить всё это и уйти, но казалось, что это вызовет больше смущения, чем простое наблюдение. Теперь, с закрытыми глазами она продолжала размышлять, что делать, слушая, как Конни двигается. Однако вскоре она почувствовала, что женщина снова рядом с ней.
— Рада, что я оставила это, — сказала она, и Линси почувствовала, как расплавленный воск растекается по её вагинальной области.
— Будет больно? — спросила молодая жена, внезапно подумав о специфике.
— Немного, но не так уж и сильно, — ответила она.
— Дерьмо! — вскричала Линси минуту спустя, когда в комнате возник внезапный рвущийся звук.
Это было очень жгуче, так как фолликулы на её коже были вырваны из кожи, и гораздо больнее, нежели она ожидала. В результате её дыхание ускорилось, а тело задвигалось в страхе перед следующим действием.
— Это была большая площадь, теперь ещё одна, и потом уже больно не будет, — объяснила Конни.
Прежде чем она успела что-либо сказать, освободился следующий участок, и она вновь закричала от боли. Линси заставила тело остаться на месте, надеясь, что Конни описала всё точно. Она чувствовала, как горячее вещество растекается вокруг её половых губ и заползает в её раковину, но, как и было обещано, последующие удаления были гораздо менее болезненными. Когда она почувствовала, как лосьон втирается в её раздражённую кожу, то подумала, что они почти закончили, и вскоре Конни подтвердила это.
— Всё сделано и выглядит отлично! — объявила она.
Она помогла Линси сесть, и молодая женщина не могла не посмотреть вниз и не оценить работу. Было шоком видеть, что её интимные места полностью лишены волос, и это напомнило ей о её препубертатном периоде.
— Я чувствую себя глупо, — сказала она Конни.
— Ты не будешь чувствовать себя глупо, когда твой муж нападёт на тебя сегодня вечером, и если будешь вести себя правильно, держу пари, что сможешь получить хороший ужин или подарок от него, — засмеялась она.
С этими словами она натянула на колени её трусики «тонг» и вернулась к уборке. Линси быстро натянула их и опустила платье. И вот когда встала, то впервые почувствовала разницу. Теперь казалось, что под платьем она была голой и непристойной, и стринги, казалось, более чувственно прилегали к её телу.
Поездка домой была почти такой же по времени, но она обнаружила, что её корчит на сиденье от новых ощущений. Она подумала о том, как объяснить всё своему мужу, и всё ещё не знала, когда въехала на подъездную дорожку, а потому решила действовать спонтанно.
Весь вечер она едва сдерживала улыбку, думая о реакции своего мужа. В сочетании с этим были её собственные чувства, которые изменились от отрицания к волнению. То, что она ощущала, и то, как это чувствовалось, было разным и странным образом заставляло её чувствовать себя более желанной. Она надеялась, что Майк будет в настроении и уложит её в постель, но именно она в итоге взяла на себя инициативу. Лёжа в кровати она начала поглаживать его грудь. Поскольку она редко была сексуально инициативной, её действия мгновенно привлекли внимание мужа.
— Хочешь заняться любовью? — спросил Майк.
— А ты? — ответила Линси, возвращаясь к целомудренной роли.
— Мммм. хмммм. — прошептал он и повернулся, чтобы обнять её.
Они обнимались и целовались в течение нескольких минут, но вскоре его рука нащупала её затвердевшие соски. Некоторое время дразня их, его рука начала опускаться, и молодая жена поняла, что скоро её секрет будет раскрыт.
— Ха. что?! — он вдруг подскочил, что заставило её разразиться хихиканьем.
Майк поглаживал её киску в течение нескольких секунд, прежде чем в его мозгу зафиксировалось изменение, которое сделало его реакцию несколько комичной. Тем не менее, он храбро и быстро опустил голову, чтобы посмотреть.
— Я подумала, тебе понравится, — прошептала она.
— Я хочу включить свет, — ответил он взволнованно.
Через несколько секунд он вернулся к её лобку, купающемуся в потолочном освещении, и приблизился, чтобы детально всё рассмотреть. Линси знала, что должна испытывать смущение от демонстрации, но что-то в этом было эротичным, и она почувствовала, что увлажнилась.
— Скажи что-нибудь, — наконец, попросила она после долгого молчания.
Её слова заставили мужа взглянуть вверх, и он спросил:
— Кто. я имею в виду. когда. скажи мне, что случилось?
Еще раз явное волнение Майка заставило её почувствовать себя хорошо, и она хихикала несколько секунд, прежде чем начать объяснение.
— Я сделала это во время маникюра, — сказала она и быстро добавила: — Я думала, тебе может понравиться. ну. изменение.
— Я. — ответил он, его улыбка расширилась. Он придвинулся, давая понять, что их прелюдия закончилась, и когда пристроился, то объявил:
— Посмотрим, каково это.
— Ммммм. — стонали они в унисон, когда его член пробирался внутрь.
Хотя Линси не почувствовала большой разницы, она ощущала себя более мокрой, но главным преимуществом была возбужденная реакция её мужа. Тот был в наивысшем состоянии возбуждения, которое она не видела у него уже довольно давно, и целенаправленно двигался внутри неё.
— Оооооо. оооооо. оооооо. тебе нравится? — выдавила она между стонами.
— Да! Боже мой, и чего мы так долго ждали? Это невероятно, — выдохнул он.
Его возбуждение стало для неё афродизиаком, и вскоре они оба заскулили и застонали, двигаясь к пику. Восковая депиляция и презентация её мужу первоначально заставили Линси чувствовать себя несколько эмоционально уязвимой, но оживленная реакция мужа быстро превратила это в восхитительный опыт покорности. В результате её «непристойного» поступка её брали сильно и глубоко, и это поднимало её на новые сексуальные вершины.
— Нееет. не останавливайся, — скулила она секундой позже, когда её муж внезапно замедлился.
— Детка, я не могу. Я слишком возбуждён, — ответил он.
Она погладила его по спине, пока он боролся за сохранение контроля, и когда он опять начал вколачиваться в неё, она возбудилась так, что чувства почти сразу же вернулись. Линси положила ноги на задницу мужа, а её руки сжали его бицепсы. Движения его тела приводило к тому, что его грудь иногда терла её чувствительные соски, и поскольку это было случайно, то дразнило её тело и вызывало ещё большее возбуждение.
— Мммм. ооо. ооо. это так приятно. — охнула она.
— Да. Я собираюсь делать это всю ночь, — заявил Майк.
— Ладно. оооо. ммм. — начала она говорить, но внезапно волна обрушилась на неё, и через несколько секунд затопила:
— Ооооо. оооохх. о, Боже, не останавливайся. не. оооо. о, пожалуйста!..
Звезды взорвались перед ней, и она почувствовала, как её киска пульсирует в спазме, который, казалось, начинался из самой её сути. Он достиг крещендо, но затем оставался на одном уровне, в то время как каждый толчок её мужа, казалось, добавлял энергии. Затем в туманном мире она услышала рев, и ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы понять, что это Майк выбрасывает свою сперму.
— Ооооо. ёб. о, Линси. малышка. чёрт возьми, я кончаю. — объявил он.
Его движения быстро стали беспорядочными, а затем замедлились, превратив их обоих в переплетенную потную, вздрагивающую массу. Наконец, после облизывания её поцелуями, кульминацией которых стал глубокий, страстный и очень влажный поцелуй, он скатился с неё. Через несколько минут оба уснули, но верный своему слову, муж разбудил её той же ночью ещё раз.
***
— Ну, рассказывай, — сказала Конни, после того как молодая жена села за свой маникюр.
— Что ты имеешь в виду? — ответила она вначале, но когда смысл окончательно дошёл до неё, она мгновенно покраснела.
— Ха! Посмотри на себя. Должно быть, это было здорово! — засмеялась женщина.
— Конни! Остановись, — умоляла она.
— Ладно, я получила ответ, — засмеялась маникюрша.
Они начали своё обычное рутинное общение с участием местных сплетен. Кроме того, Линси спросила женщину, занят ли её муж, поскольку у них была какая-то предстоящая работа, и муж сказал, что у него есть некоторые возможности. Сеанс пролетел незаметно, и они как раз заканчивали педикюр, когда Линси нервно затронула тему воска:
— Как часто нужно повторять. ну, эту. процедуру?
Конни улыбнулась, но не стала пользоваться возможностью подразнить её:
— Это зависит от много. Все разные, но волосы должны немного отрасти, чтобы получить хорошие результаты. Насколько они отрасли у тебя?
— Не очень. почти ничего, — ответила она.
— Я не удивлена, так как ты не слишком толстая. Мы можем сделать это в следующий раз, если хочешь, — сказала она.
— Хорошо, я не уверена, что смогла бы делать это каждый раз, — сказала она, заставив их обеих рассмеяться.
***
Итак, график выстроен. Каждые три недели Линси получала мани-педи, а каждую шестую неделю добавлялась восковая процедура. Конечно, муж поддержал это продолжение и даже отверг вопрос дополнительных расходов. Для него это была ничтожная цена за гладкое влагалище жены и растущий сексуальный интерес, который оно вызывало. Прямо они это не обсуждали, и он не был полностью уверен, что это происходит не от его собственных действий, но Майк видел, что его жена стала гораздо более авантюрной. Теперь она всегда была готова к занятиям любовью, и они опробовали это в каждой комнате дома, включая прачечную.
Что касается Такера, пара наняла талантливого плотника для выполнения ещё двух проектов, и оба оказались хорошими. Первой была простая замена гниющего сайдинга, а второй — строительство навеса в качестве пристройки к их гаражу на заднем дворе. Скорость, стоимость и профессионализм работы мужчины побудили их использовать его ещё, хотя их никогда полностью не устраивало его странное поведение.
***
— Конни сказала, что он знает, как делать шкафы и красить их, — сказала Линси мужу.
Они рассматривали встроенный шкаф в своей прихожей, и поскольку это означало дерево, то подумали о Такере. Тем не менее, они не знали, умеет ли он красить.
— Ты уверена? Я имею в виду, что это — не то же самое, что шлепать краской по стенам дома. Здесь требуется техника, — возразил Майк.
— Всё что я знаю, это то, что сказала она. А она сказала, что у него есть всё что нужно, в мастерской за их домом, — ответила она.
— Наверное, лучше всего, если я поговорю с ним, — ответил Майк и, утвердительно кивнув своей жене, закончил разговор.
Прошло несколько недель, и в субботу, когда у Майка было дело неподалеку от дома Такера, он решил проверить, дома ли тот. Он хотел взглянуть на его мастерскую и познакомиться с навыками этого человека в отделочных работах и не видел проблемы, чтобы зайти к нему, так как, по сути, это был его бизнес. Он припарковался перед входом и когда шёл по дорожке, почувствовал, как дует приятный ветерок. На полпути он заметил Такера, стоящего за домом с чем-то в руке, и преодолел ещё какое-то расстояние, прежде чем его заметили.
— Такер. — начал Майк, когда приблизился, но его внезапно остановило странное выражение лица мужчины и звуки, исходящие из открытого окна.
Мозгу потребовалось время, чтобы обработать информацию, но когда он это сделал, то понял, что слушает как кто-то внутри жёстко трахается. Скрипели пружины кровати, и воздух наполнял пронзительный женский визг, к которому присоединялись повторяющиеся хрипы, издаваемые мужским голосом. В считанные секунды запланированный диалог с плотником стал очень смущающим.
— Привет, прости. Я. я. я позвоню тебе позже, — заикался Майк и повернулся на каблуках.
Когда он добрался до автомобиля, то понял, что во время их краткого разговора Такер не произнёс ни слова, и это оставило его озадаченным относительно состояния его ума.
— Ты не поверишь! — сказал он жене, как только вошел в дом.
— Что? — спросила Линси с интересом.
— Я пришёл к Такеру, чтобы осмотреть его мастерскую, и увидел, что он стоит возле задней стены. Когда я подошел к нему, то услышал через окно, как люди делают это, — быстро выпалил он.
— Ты имеешь в виду секс? — уточнила жена.
— Да, окно было открыто, и мы всё слышали, — объяснил он.
— Кто там был? — нетерпеливо спросила она, но всё ещё смущённо.
— Я не знаю. Я был так сконфужен, что просто ушел, — сказал ей Майк.
— А что он сказал? — спросила она.
— Такер? Ничего такого! Он всё время молчал, — ответил он.
— Боже мой. ты думаешь, это была Конни? — спросил Линси, выглядя теперь взволнованной.
— Я не знаю. я имею в виду. кто бы это ни был. он, безусловно, хорошо проводил время, — сказал он.
— Надеюсь, ничего плохого не случилось. Я имею в виду. что будет, если он застрелит парня? — нервно спросил Линси.
— Он не выглядел злым. Хотя. в твоих словах есть смысл, — ответил он, теперь ещё более неуверенный в том, что видел.
— Это так неловко. Возможно, нам придется найти другого плотника. и мастера по маникюру! — ответила его жена.
— Пока она делает восковую депиляцию. — сказал Майк, и когда двинулся к своей жене, она игриво оттолкнула его.
***
В течение следующей пары недель пара обсуждала произошедшее несколько раз, но не имея дополнительной информации, было невозможно с уверенностью определить характер события. Так что, на следующую запланированную встречу с Конни Линси отправилась с глубоким трепетом. Она много раз обсуждала, стоит ли ей продолжать сеансы, но несмотря на существенные различия между ними, ей нравилась эта женщина, поэтому она решила дать ей шанс.
Конни встретила её в своей обычной шумной манере, не показывая никаких признаков чего-то неладного, что мгновенно заставило Линси почувствовать себя более комфортно. Она уже даже решила, что это был фильм или её муж слышал порно на компьютере, что было одной из версий, что они с мужем рассматривали. Конечно, это было не то, о чём бы хотелось, чтобы знали люди, но всё же, гораздо лучше, чем быть пойманной за действительным занятием этим с другими в собственном доме.
Линси была депилированной во время последнего визита, так что этот был ограничен мани-педи. Конни закончила маникюр и была вовсю занималась педикюром, когда вбросила бомбу:
— Ну, полагаю, твой муж рассказал тебе о том, что произошло, — сказала она хриплым голосом.
Тело молодой жены мгновенно напряглось, и она поняла, что раскрыла своё знание невербальным способом. Тем не менее, она пыталась действовать в замешательстве.
— Что? Что ты имеешь в виду? — спросила она.
— То, что случилось, когда он был здесь. То, чем мы занимались, — ответила она.
В действительности, они не были уверены в том, что именно произошло, и то, что женщина собиралась все объяснить, давало надежду, что имелось разумное объяснение.
— Я. я. не знаю, Конни. Мы не обсуждали. ничего. — запнулась она.
— Ты имеешь в виду, что не было никакой реакции от него в первый раз, когда тебя обработали воском? — саркастически ответила женщина.
Её заявление имело цель напомнить Линси о её попытке избежать описания секса, который пара пережила в результате её ставшего недавно гладким влагалища. Это также намекало на то, что она не верит, будто её муж не описал того, что видел.
— Действительно, Конни. это не наше дело, — сказала она после нескольких секунд молчания.
Странно, что пожилая женщина, ведя себя так, словно ей нужно было доверенное лицо, решила начать с подробного описания:
— Это действительно идея Такера. По крайней мере, так всё и началось. Он возбуждается, видя меня с другим мужчиной, и у него есть друг в Карсонвилле, который иногда заходит.
— Э-э-э. ладно, — ответила Линси, по-настоящему ошеломленная её словами.
— Да, это была идея Такера, но мне она тоже нравится. Неплохое разнообразие, — сказала она со смехом.
После признания в комнате некоторое время стояла тишина, с каждой секундой становившаяся всё более неловкой. Линси чувствовала, что обязана что-то сказать, сделать какое-то заявление, но всё было настолько странно, что она не могла думать ни о чём.
— Сколько. я имею в виду. когда. — начала она, но не смогла завершить вопрос.
Конни, очевидно довольная обмолвкой, всё равно ответила:
— Не слишком часто, примерно раз в месяц или около того. Занимаемся этим около года.
По какой-то причине Линси была возбуждена тем фактом, что её не ударила молния или она не ударила женщину по глупости. Это позволило её разуму успокоиться, и её мысли были направлены на сбор информации, которую она могла позже обсудить с Майком. Так что, она начала формулировать ещё один вопрос:
— Ты всегда делаешь это здесь?
— Да, прямо там, — сказала она, указывая на дверь, соединенную с домом.
— Такер не ревнует? — спросила она.
— Я пыталась заставить его, но он говорит, что нет. говорит, что ему нравится видеть, как я это делаю, — объяснила Конни.
— Ничего себе, это довольно дико, — сказала Линси, надеясь, что это не будет воспринято как осуждение.
— Это другое, это чертовски точно, но какого черта. И, как я уже сказала, неплохое разнообразие, — ответила она, и после короткого молчания добавила: — Держи это при себе, если не возражаешь. Я сказала тебе потому, что. ну, понимаешь. твой муж узнал, но я не хочу, чтобы все королевы сплетен сходили с ума.
— Конечно, я всё понимаю, — ответила Линси.
Как и ее муж, когда услышал секс, Линси помчалась домой, чтобы рассказать ему, что она узнала. Она была разочарована, обнаружив, что тот ушел, и подумывала позвонить ему, но решила подождать. Её беспокойство заставило её нервно метаться по дому, и когда она услышала звук его машины, то встретила его у черного входа.
— Ты не поверишь тому, что я узнала, — взволнованно сказала она.
— Что? Скажи мне. — ответил он, поняв по ее взгляду, что это что-то значительное.
— Конни рассказала мне, что случилось. Это была она! Но ты не поверишь всему остальному, — сказала она и помолчала.
— Скажи, — нетерпеливо ответил Майк.
— Её муж. Такер заставил её сделать это с другим парнем! Его другом. Она занимается с ним сексом, чтобы осчастливить мужа, но призналась, что ей это тоже нравится, — объяснила Линси.
— Ты шутишь! — ответил он, ошеломленный странной информацией.
— Я — нет! — заявила она.
В разговоре повисла пауза, пока Майк переваривал сообщение, а затем спросил:
— Почему она тебе рассказала?
— Ну, из-за тебя. Но я думаю, что возможно, она тоже хотела кому-то довериться. Она заставила меня поклясться, что я сохраню всё в секрете, — сказала она ему.
Супруги перешли на кухню и присели за стол во время разговора. Их улыбки и зрачки в глазах показывали, что они были более взволнованны, чем смущены признанием женщины. Линси повернулась, чтобы взять газировку из холодильника, и когда Майк увидел ее упругую попку, в его мозгу вспыхнула мысль:
— Ты сегодня делала депиляцию? — спросил он.
— Нет! Слава Богу, на сегодня это не планировалось, — ответила она.
По какой-то причине мысль о его жене, лежащей обнаженной в момент удаления лобковых волос, в то время как женщина рассказывает свою историю, затронула его нервы. Через несколько секунд, когда Линси снова повернулась спиной, она почувствовала, как его рука обхватила её за талию.
— Мммм. — вздохнул ее муж, крепко притягивая её к себе.
— Чего ты хочешь? — хихикнула она.
— Тебя. в постели. прямо сейчас, — ответил он, когда его руки нашли её грудь.
Хихикая, она позволила ему провести себя в спальню, и они быстро разделись. Зная, что прошло слишком много времени с тех пор, как он лежал на ней, Майк нырнул между её ног и начал дразнить её своим языком. Ему нравился её вкус и то, как она реагировала на его заигрывание. Обычно это был самый быстрый способ довести её до оргазма, и оказавшись там, её можно было держать на высоком уровне возбуждения. Изредка она изворачивалась и прижималась губами к его члену. Майк любил, когда она делала это, но Линси больше нравилось получать оральные ласки, чем дарить их. В то время как он наслаждался актом, она делала это больше по обязанности.
— Мммм. детка, — простонала она через несколько секунд его ласк.
— Ты такая мокрая, — заявил он, когда его язык прошел по её щели снизу-вверх.
— Для тебя. — прошептала она.
Майк дразнил и играл с её чувствительными точками, пока она не начала хныкать и извиваться, а затем начал в быстром темпе тормошить её небольшой клитор, что всегда приводило ее на вершину. Как и ожидалось, ей не потребовалось много времени, чтобы начать обратный отсчет до оргазма.
— Ооо, Майк. ооо. ооо, детка. что ты делаешь со мной?. — задыхалась она, а он, поняв, что она очень близка, оставался сосредоточенным. Через несколько секунд наступила её разрядка:
— Оооо. оооо. ууххх. ооохх.
Её руки вначале были прижаты к его затылку, как будто удерживая его на месте, но после того как первая волна пронзила её, она потянула его за плечи. По своему опыту он знал, чего она хочет, и быстро поднялся над ней и вонзил свой больной член в ее отверстие.
— Аааа. — простонал он от невероятного чувства.
— Возьми меня. пожалуйста. — умоляла она, желая, чтобы он продлил ее кульминацию.
Он начал двигаться осознанно, и это вызвало у нее новую волну возбужденных звуков. Он был близок к своей собственной разрядке, но желая, чтобы она получила свою, сдерживался, пока не почувствовал, что все кончено. Затем, сосредоточившись на своем собственном удовольствии, он двигался, пока не почувствовал, как его яйца начинают напрягаться. Чувство эйфории нахлынуло, и он глубоко втолкнулся в нее и сжался, когда его сперма вырвалась глубоко у неё внутри.
— Оооо, Линси. блин. аааа. — простонал он и рухнул на неё.
Они вместе задыхались, а их тела продолжали подёргиваться, пока Майк не набрался достаточно сил, чтобы отвалиться на сторону. Линси прижалась к нему, он обвил её руками и положил кисти на её грудь.
— Я опустошена, — выдохнула она.
***
Молодой муж гордился тем, как выступил. Всегда было захватывающе доводить жену до полноценного оргазма, и он чувствовал, что в этот раз ему удалось. Он теснее прижал её к себе, и пока они обменивались мягкими мурлыканьями от удовольствия, вспомнил, как быстро они перешли от обсуждения маникюра к приземлению в постели. Он должен был признать, что неприличная история, рассказанная его женой, частично возбудила его, и задумался, было ли с ней так же.
— Она сказала, что ей понравилось? — вдруг спросил он, начав дразнить её сосок.
— Конни? Мне кажется, она сказала, что ей это начало нравиться. Поначалу было не похоже, что ей нравится, — тихо ответила его жена.
— Это так дико. так. шокирующе. Я имею в виду, что ты слышишь об этих вещах, но никогда не думаешь, что они будут так. близко, — ответил Майк.
— Я понимаю. Я имею в виду, что она странная и не очень образованная, но очень милая. Я бы никогда не догадалась, — ответила Линси.
Рука Майка теперь вовсю массировала её грудь, и вскоре его жена повернулась, чтобы они могли поцеловаться. Всё началось с нежных прикосновений их губ, но быстро нарастало, пока они не почувствовали глубокую страстную связь. Затем они снова занялись любовью, хотя и медленнее и без огня, который распалял их раньше. Когда всё закончилось, они быстро уснули и не проснулись до захода солнца.
В течение следующих нескольких дней они продолжали обсуждать то, что узнали, и Линси подумала, стоит ли ей продолжать видеться с женщиной. Когда она подняла этот вопрос, то ожидала реакции от своего мужа, но он казался, в основном, равнодушным. Он не рассматривал это как моральную дилемму, а просто как утешение. Если это заставляет её слишком напрягаться, то конечно она должна идти в другое место, и он оставил этот вопрос на её усмотрение.
Она же оставила вопрос пока открытым, и только когда до запланированного визита осталось несколько дней, заставила себя всё взвесить и принять решение. После разговора с Майком она немного смягчилась и теперь оценила его более открытый взгляд. Плюс, ей нравилась женщина, потому что в глубине души она думала, что у неё большое сердце. Так что, за день до встречи она позвонила, чтобы подтвердить свой приход.
***
— Я рада, что ты не испугалась, — поздоровалась Конни на следующий день.
На мгновение у неё проявилась нервная дрожь, и она почувствовала, как быстро покраснела, но так же быстро пришла в себя и саркастически ответила:
— Для этого требуется больше того что есть, Конни.
Пожилая женщина решила, что её комментарий смешной, и громко рассмеялась. Её реакция также рассмешила и Линси, и прошло некоторое время, прежде чем они успокоились. Теперь, когда лёд треснул, они очень мило начали сеанс. Они прошли через её руки и ступни, свободно болтая, и только когда наступило время воска, Линси начала нервничать. Она не была полностью уверена, был ли это просто её обычный дискомфорт от процедуры или ещё какие-то проблемы с сексом Конни, но она была близка к тому, чтобы отказаться, однако решила продолжить, поскольку это было связано с её отношением к пожилой женщине и тем фактом, что та могла оскорбиться.
— Да, я думаю, что шесть недель — это как раз для тебя, — сказала Конни, осмотрев её лобок.
— Не делай мне больно, — скулила она, что, как всегда, вызвало хихиканье у женщины.
— Не будь ребенком, — ответила она и легонько шлёпнула её по бедру.
Всё прошло быстро, и прежде чем она поняла, что Конни закончила, и стала готовиться к отъезду, Конни сказала ей:
— Спасибо за то, что выслушала. и не злилась, когда я говорила тебе.
В глазах женщины была беззащитность, которую она никогда не видела прежде, и это заставило её остановиться.
— Не за что, Конни. Не могу сказать, что понимаю тебя, но знаю, что ты хороший человек, — сказала она искренне, и лицо пожилой женщины осветилось широкой улыбкой.
— Я тоже не уверена, что понимаю всё, но. ну, ты знаешь. — ответила она несколько секунд спустя, всё ещё улыбаясь.
— Ты можешь объяснить мне, когда разберешься, — сказал Линси.
Её слова были предназначены в качестве заключения, сигнализирующего о её отъезде, но на лице маникюрши появилось странное выражение. Она подумала, что, возможно, её слова были слишком резкими, и она оскорбила женщину, хотя на её лице было что-то не похожее на гнев.
— Если хочешь когда-нибудь посмотреть, может, поможешь разобраться, — наконец, ответила она.
Эта фраза на мгновение ошеломила Линси, и она несколько секунд молчала, прежде чем смогла составить предложение:
— Э-э, Конни. нет. я не могу этого сделать. Это было бы неправильно.
— Можно было бы просто посмотреть, но да, ты, вероятно, права. эта мысль. хотя. — ответила она.
С этими её словами Линси быстро вышла за дверь, и как только добралась до машины, то поняла, что у неё есть ещё одна странная история, которую она сможет рассказать своему мужу. К счастью, на этот раз он был дома, когда она приехала, и она позвала его на кухню, как только вошла.
— Ты сделала восковую депиляцию? — спросил Майк, когда присоединился к ней.
Первоначально он думал, что её нервозность как-то связана с депиляцией, и надеялся, что она не отказалась от неё внезапно из страха. Линси раздраженно посмотрела на него, но не стала обострять, потому что очень хотела рассказать, что произошло.
— Ты на самом деле не поверишь. То есть, действительно не поверишь, — выдохнула она с глубоким вздохом.
— Что? Скажи мне! — потребовал муж, понимая, что это не просто процедура.
— Меня попросили. наблюдать следующую. сексуальную встречу. В следующий раз, когда Конни с этим парнем. — быстро сказала она.
— Ты шутишь! Как? Я имею в виду, скажи, что случилось, — потребовал её муж.
— Я уходила, и она сказала мне спасибо, что я выслушала. То есть, о сексе, и я сказала ей, что я её не понимаю, но она мне нравится, и следующее, что я услышала, — она говорит, что я могу присутствовать! Собственно, в основном всё, — объяснила она.
Майк мог видеть, что её лицо выражает волнение, а не отчаяние, что побудило его задать некоторые уточняющие вопросы.
— Зачем присутствовать? То есть, ты. понимаешь? — он спросил.
— Да. я думаю, что она имела в виду именно это, — подтвердила его жена.
— Она была серьезна? — спросил он. — Я имею в виду, это звучит просто шуткой.
— Она была очень серьезна, — ответила жена и быстро добавила. — Абсолютно серьезна.
— Ты собираешься? Что ты сказала? — последовал он, не в силах скрыть улыбку.
— Псих. Я тебя убью, — ответила она с раздраженным взглядом.
— Подойди сюда, — засмеялся он и обнял её, а когда они крепко обнялись, продолжил: — Так чертовски странно.
— Я знаю. я имею в виду — просто вау! — ответила она, и, внезапно почувствовав губы мужа на своей шее, добавила: — Что ты хочешь?
Не говоря ни слова, он начал расстегивать её блузку без рукавов, и когда та была распахнута, его рука потянулась под лифчик и начала теребить её твердую грудь. Его действия, в сочетании с поцелуями, которые он сажал ей на шею, вскоре заставили её тихо мурлыкнуть, а когда её рука потянулась к выпуклости в его джинсах, он понял, что она возбуждена, и настало время для большего.
— Здесь, на полу, или в кровати? — прошептал он ей на ухо.
— Кровать. Я только что всё здесь вылизала, — хихикнула она, довольная своим каламбуром.
Смеясь, Майк потянул её в спальню, где заставил стоять на месте, медленно и чувственно раздевая её. Когда она осталась голой, он заставил её стоять перед ним, осматривая её свежеобработанную киску, а затем с шлепком по попе направил на кровать.
— Я буду лизать тебя, пока ты не станешь умолять меня прекратить, — заявил он, стремясь провести языком по её гладкой поверхности.
— Ммммм. обещаю. — хихикнула она.
Голова Майка была уже близко к призу, и когда его язык приземлился, то смог почувствовать, что его жена уже промокла. Он знал, что не всё это произошло в результате их короткой прелюдии, и означало, что она отреагировала на то, что сообщила Конни. Это была сюрреалистическая мысль, но он не мог прийти к другому выводу. Это было чем-то, что он определенно хотел бы продолжить позже, после того как полностью насладится.
Он пошёл по хорошо изученному пути, который, как он знал, приведет его жену к прекрасному оргазму. Однако через несколько минут решил измениться и действовать медленнее. Он сам не понял, почему принял именно такое решение, то ли ради перемен, то ли по более фундаментальной причине, и вскоре его жена это тоже заметила.
— Давай быстрее. — скулила она.
Майк проигнорировал её требование, и вскоре её реакция заставила его внутренне улыбнуться.
Она сосредоточилась на мысли о кульминации, которую могла бы получить, если бы он просто делал это обычным образом, и начала двигать своим телом, чтобы компенсировать его томительный темп. В то же время её звуки стали более выраженными и требовательными, что очень порадовало молодого мужа. Это дало ему чувство силы, чтобы полностью контролировать красивую жену, и ему нравилось её отчаянное поведение.
— Хочешь кончить? — поддразнил он.
— Да. прекрати издеваться!. — закричала она.
Он начал работать с ней быстрее, давая ей то, что она хотела, но когда она достигла повышенного возбуждения, он снова замедлился, что заставило её всхлипнуть от разочарования. Ещё два раза он делал то же самое, но в третий продолжил поддерживать темп, и вскоре его любимая жена начала отсчет времени до чудовищной разрядки.
— Оооооо. ооооо. ууухх. уууух. о Боже, да!. о да. да!. — громко стонала она, и Майк почувствовал, что в ее киске начинаются спазмы. Он собирался подняться, чтобы войти в неё, следуя стандартному сценарию, когда внезапно следующая волна накрыла его жену:
— О мой бо. ооооо. о да. мммуууффф.
Быстрым движением, она свернулась в положение эмбриона, и Майк с интересом наблюдал, как каждые несколько секунд её тело содрогается от спазма. Кроме того, он увидел, что одной рукой она щиплет себе сосок. Хотя оргазм теперь был только у неё, и ему не хватало близкого контакта с ней, что он любил, он был возбуждён, видя, насколько полно она улетает.
— Детка. — прошептал он, когда её конвульсии, наконец, прекратились.
— Я не могу пошевелиться. что ты со мной сделал? — простонала она.
Он осторожно толкнул её в плечо, и она с хныканьем перевернулась на спину. Майк смог достаточно раздвинуть её ноги, чтобы встать между ними, и одной рукой направил свой член в её текущую дырку.
— Мммм. — выдохнул он и почувствовал, как руки его жены обхватывают его шею.
Он двигался медленно, желая дождаться её возвращения, до того как заняться серьёзным делом, и к счастью, это не заняло много времени. Первым признаком было то, что её ноги раздвинулись и слегка поднялись, а затем её руки оторвались от его шеи и её упали на его бицепсы. Последний сигнал был, когда она глубоко вздохнула.
— Почему ты заставил меня ждать? — застонала она.
— Чтобы он стал сильнее, — тихо ответил он, когда его губы нашли её.
— Он уже был сильным, — сказала она тихим голосом, когда они прервали поцелуй.
Теперь, когда она была с ним, он начал двигаться быстрее, и её стоны и всхлипы быстро присоединились к нему.
— Ты должна посещать Конни каждый день. Думаю, её истории заводят тебя, — сказал он, решив немного подтолкнуть её.
— Ээээ. ууфф. это сделал твой язык, — выдохнула она, не обращая внимания на его слова.
Майк некоторое время молчал, прежде чем спросил:
— Хочешь принять приглашение?
На этот раз его жена полностью открыла глаза и уставилась на него, но думая, что это всего лишь игривое поддразнивание, ответила:
— Может быть.
— Хорошо, ты потечёшь, и мы сможем сделать это снова, — ответил он.
Линси знала, что на неё оказал влияние разговор с Конни в начале дня. По дороге домой у неё была нервная реакция, которой она полностью не понимала, и как только Майк коснулся её, всё о чём она могла думать, — это был секс. Однако она не думала, что это было так очевидно, и теперь нервничала, что он это заметил.
— Нет, этого не будет, — наконец ответила она, не в силах придумать, что ещё сказать.
— Сегодня ты была такой мокрой, — надавил он.
— Ссссххх. займись со мной любовью, — ответила она.
Майк принял её упрек и сосредоточился на своих движениях. Он знал, что она плохо понимает, что сейчас происходит, поэтому подождал, пока она снова замурлычет, прежде чем заговорил:
— Ты должна. Я хочу, чтобы ты.
Не было никакой немедленной реакции, и он начал думать, что она собирается игнорировать его, когда она тихо спросила:
— Зачем?
— Посмотрим, что из этого выйдет. посмотрим, к чему всё это. — ответил он.
— Нет. это слишком. я не знаю. грязно. — сказала она всё так же тихо.
В то время как её слова выражали нежелание, её тело передавало другой сигнал. Он почувствовал, как её ноги обвились вокруг его талии, а руки переместились с его рук на спину и начали чувственно поглаживать его ногтями. Зная, что находится на грани деликатности, но получив достаточно отклика в качестве поддержки, он продолжил говорить:
— Я не знаю. никто не узнает. Во всяком случае, было бы интересно один раз увидеть.
Снова наступила тишина, а затем его симпатичная жена сказала:
— Тссс. больше никогда.
Ощущение тела жены и эротический характер их краткого диалога привели Майка довольно близко к завершению. Он оценил возбуждение Линси и почувствовал, что она ещё далеко, поэтому позволил себе разрядиться, и вскоре выстрелил своё семя. Его жена нежно погладила его волосы, когда он пришел в себя, но оба хранили молчание. Позже он пригласил её на ужин и носил на руках, желая убедиться, что в ней нет никакой тревоги. Несколько раз он думал, что она собирается снова поднять тему, однако каждый раз, момент был упущен.
Три дня спустя она снова начала разговор. Они сидели рядом в гостиной, наслаждаясь бокалом вина, и Майк понял, что у неё на уме что-то есть. Наконец, она набралась смелости, чтобы сказать:
— Почему ты сказал эти. те. ну знаешь. о наблюдении? — спросила она с обеспокоенным взглядом.
Майк знал, что в какой-то момент она вернется к предмету, и вообще-то придумал два разных объяснения. Одним из них было просто сказать, что это всего лишь сексуальные разговоры, продукт слишком большого возбуждения, и попросить прощения. Он знал, что она легко примет это, и со всем будет покончено. Этот путь был определенно безопасным, хотя и не очень интересным. Другой подход состоял в том, чтобы продолжать поощрять её и посмотреть, как она отреагирует. Её частично возбужденное состояние после двух обсуждений со старшей женщиной заинтриговало его, но исследование в этой области было терра инкогнито, и могло легко прилететь ему в лицо, если она внезапно оскорбится.
— Я не совсем уверен, дорогая. Когда я думал об этом, это показалось довольно интересным. другим. Это точно странно, но также. ну понимаешь. эротично. видеть это воочию. Я никогда не. — ответил он.
Через несколько коротких секунд он определился с вектором исследования и теперь ждал, как она отреагирует.
— Ты не был серьезно настроен на то, чтобы я смотрела? — попыталась она уточнить.
Зная, что ему нужно отступить, он дал неопределенный ответ:
— Я определённо не хочу, чтобы тебе было неудобно.
Брови Линси на мгновение нахмурились, а затем она вернулась к нормальному виду. Однако изменила направление разговора, и с тех пор они обсуждали менее спорные вещи. Майк понял, что она намеренно сменила тему, но позволил ей сделать это, зная, что было бы лучше позволить информации распространяться постепенно.
***
Через три субботы после последнего визита молодая жена подъехала к дому Конни и направилась к боковой двери. Маникюрша ответила на её стук в течение нескольких секунд и ввела внутрь в своей обычной общительной манере. После всего лишь нескольких шуток она начала с рук Линси, и вскоре они обе были вовлечены в интерактивный сеанс болтовни, который прыгал между темами. Незаметно Конни перешла к ступням, продолжая разговор. Она была слегка удивлена тем, что пожилая женщина не вернулась к теме своего внебрачного секса, и решила, что это потому, что та не хотела доставлять ей неудобства. По какой-то причине, чем больше Линси думала о нём, тем более интригующим он становился, и вскоре она обнаружила, что надеется, что этот вопрос возникнет. Однако, когда работа на её ступнях закончилась, она поняла, что это вряд ли произойдет.
— Ещё. эээ. встречи? — спросила она, удивляясь своей смелости.
Конни засмеялась и сказала:
— Девочка, ты вовремя. Это произойдёт, как только я закончу с тобой.
— О. э-э. ладно. — выдавила Линси, не ожидая, что всё станет таким реальным.
— О, дорогая. посмотри, как ты краснеешь, — засмеялась пожилая женщина.
— Ну, я не ожидала, что ты скажешь сегодня. сейчас. ты меня напугала, — сказала Линси в свою защиту, нервно хихикая.
— Ты всё ещё размышляешь над тем, что я говорила? Такер сказал, что всё будет хорошо, — уточнила она, и хотя её вопрос был расплывчатым, она точно знала, что это значит.
— Нет. я имею в виду. я не могу этого сделать. я не мог. — запнулась она.
— Ты сказала своему мужу? — спросила Конни, и Линси подумала, что её взгляд стал довольно острым.
— Да. сказала, — ответила она, надеясь, что женщина не посчитает это нарушением её обещания.
— Что он ответил? — спросила та.
— Ничего. Я имею в виду. ничего особенного. — нервно ответила она.
— Что? — надавила Конни.
— Он думал, что это. ну понимаешь. другое, я думаю. Но он не расстроился или ещё что-нибудь, — ответила она, пытаясь быть деликатной.
— Что, нельзя даже смотреть? — спросила женщина.
Линси не ожидала такого прямого и решительного вопроса, и изо всех сил пыталась придумать, как ответить.
— Он. я не знаю. я думаю, он в основном оставил это на меня, — наконец, ответила она.
Она не ожидала, что эти её слова вырвутся наружу, и как только это случилось, она почувствовала волну смущения, охватившую её тело. Она поняла, что краснеет, и отвела взгляд от женщины.
— Ох уж эти мужчины, — хихикнула Конни и вдруг перестала задавать вопросы.
Линси была благодарна за отсрочку и сидела в тишине несколько минут, пока женщина выполняла свою работу. Когда она уходила, показывая, что закончила, Линси собиралась встать, как вдруг женщина повернулась и заговорила снова:
— Предлагаю быть зрителем, если захочешь. кажется, твой муж дал своё разрешение, — сказала она.
— Конни! — ответила она, опять почувствовав смущение.
Женщина глубоко рассмеялась, что удивило Линси, а затем сказала:
— Слушай, я собираюсь оставить тебя. Положи свои деньги на стол и, если хочешь, просто пройди через дверь.
С этими словами она подошла к двери, ведущей в основную часть дома, и быстро исчезла. Линси поднялась, положила купюры на стол, а затем повернулась к выходу. Однако, сделав шаг, она остановилась и обдумала предложение женщины. Ей было стыдно признаться, что в этом поступке что-то пробудило её интерес, и в голове вспыхнуло заявление Конни о разрешении её мужа. Несколько раз она велела ногам шевелиться и отнести её к машине, но те не отвечали. Она поняла, что после ухода женщины оставалась в комнате уже непомерное количество времени, и теперь её мысли перешли к Конни. Была ли она уже на месте и занималась ли сексом, или был какой-то процесс, какая-то прелюдия, прежде чем это произойдёт? Это заставило её задуматься о том, что она увидит, если осмелится войти.
С дрожащим телом Линси повернулась и медленно пошла к двери, ведущей в дом. Она сказала себе, что остановится там, возможно, послушает и ещё немного подумает об этом. И на самом деле сделала именно это, и хотя не было слышно ни звука, её разум скакал туда-сюда между Конни, её мужем и ею самой.
— Это так глупо, — сказала она вслух и повернулась, чтобы уйти.
Однако ноги Линси остановились, прежде чем она достигла двери к свободе. Свободе, которая избавила бы её от странного желания увидеть половой акт, который должен был произойти прямо за стеной. Её мысли ещё раз вернулись к мужу, его вопросам и его интересу. Внезапно она согласилась с пожилой женщиной: её муж действительно дал своё разрешение. На самом деле, это может быть легко истолковано как поощрение.
Линси тихонько постучала в дверь и медленно повернула ручку. Та свободно двигалась в её руке, и когда открылась, она увидела короткий коридор с открытой дверью неподалёку слева. Не было слышно никаких звуков, и с большим трепетом, делая медленные шаги, как будто её ноги были заключены в бетон, она подошла к проёму.
— Привет, девочка. Мне показалось, что я услышала стук в дверь. Почему бы тебе не сесть вон на тот стул, — сказала женщина, указывая в угол, и в голосе Конни не было удивления тем, что она появилась.
Быстро оглядевшись, Линси увидела, что находится в маленькой по-спартански обставленной комнате с кроватью размера «quееn-sizе» в центре. Пожилая женщина лежала на нём в тонком халате и одарила её легкой, понимающей улыбкой. В комнате было довольно тепло, поэтому два окна на задней стене были открыты, и ветер вызывал трепетание занавесок. Снаружи она увидела двух разговаривающих друг с другом мужчин, в одном из которых опознала Такера. Она могла видеть их только по плечо, но второй мужчина был выше и крупнее мужа Конни и, казалось, также моложе.
— Такер решил, что хочет поболтать, — сказала Конни с отвращением.
Она ожидала, что они уже будут в каком-то состоянии сексуальной активности, поэтому теперь чувствовала себя ещё более неловко. Она подумала о том, чтобы попытаться осторожно уйти, но поняла, что разочарует Конни, и по какой-то причине это имело значение.
Внезапно более крупный мужчина ответил на её взгляд, и через несколько секунд она услышала движение в зале. Затем он вошел
в комнату и, казалось, заполнил её своими размерами. Он мгновение посмотрел на неё, но каким-то образом, казалось, знал, что она будет здесь, и не удивился. Его внимание быстро переключилось на кровать и постоянную любовницу. Они обменялись несколькими легкими словами, а затем он начал без церемоний раздеваться. Теперь отвратительная реальность поразила молодую жену с полной силой, и она вынуждена была заставлять себя сидеть. Рядом с Линси было видно, что он действительно моложе Такера, и она догадалась, что ему было за тридцать. Когда его тело начало оголяться, она смогла увидеть, что у него бочкообразная грудь и толстоватая талия, хотя он не был дряблым. Кроме того, когда он снял штаны, оставшись в боксёрах, обнажились тяжелые, мускулистые бёдра. В целом, он выглядел как бывший футболист, который мог играть за полузащитника.
— Линси, это — Бо, — сказала Конни, когда мужчина встал у подножия кровати.
Он посмотрел в её сторону и кивнул, но ничего не сказал, и молодая женщина сделала едва заметный кивок в ответ. Затем его руки взялись за боксёры, и когда они спустились на бёдра, появился здоровый член. Он свисал по слабой дуге, выдавая частичное возбуждение. Все пенисы, которые она видела в своей жизни, были примерно одинакового размера, но этот был и длиннее, и толще. Кроме того, у него была выпуклая головка, похожая на маленький купол. Она поняла, что смотрит на неё, и когда оторвала взгляд, то с облегчением увидела, что никто этого не заметил.
— Почему ты всегда надеваешь этот халат? Ты же знаешь, что его всё равно снимать, — спросил Бо с сильным деревенским акцентом.
— Просто для того, чтобы тебе было чем заняться, — ответила она со смехом, и их общение заставило Линси почувствовать, что они вполне комфортно чувствуют себя друг с другом.
Он взял свой член в руку и потянул его, а затем встал на колени на кровати, оказавшись между раздвинутыми ногами женщины.
Конни смотрела прямо на большой инструмент, одновременно распахивая халат, из-под которого показалось худощавое тело, плохой грудной имплант и большая татуировка молодой девушки, которая начиналась на тазовой части и спускалась вниз по бедру. Однако, что удивило Линси, так это лобок, густо заросший грязно-светлыми волосами, которые заполняли пространство между её ногами. Этого она не ожидалось, и задалась вопросом, как женщина могла быть такой настойчивой, чтобы сделать депиляцию ей, в то время как сама себе не делала.
— Ты готова? — спросил Бо, когда член у него в основном поднялся.
Пожилая женщина быстро кивнула, уставившись на орган, и Линси поняла, что прелюдии, как и нежных моментов не будет. Вместо этого они перешли прямо к коитусу, и когда Бо принялся занимать положение, она увидела, что в окно смотрит Такер. Она почувствовала, что с того момента как она вошла в комнату, температура её тела повысилась, и наблюдая за парой на кровати, поняла, что испытывает некоторое предвкушение. Когда он приблизился, его большое тело перекрыло паховую область Конни, но её звуки объявили о начале контакта.
— Уффф. чёрт. каждый раз. — хныкнула она, а через секунду добавила. — Уффф.
Бёдра мужчины двигались ещё несколько секунд, а затем он остановился. Линси предположила, что он дает влагалищу женщины возможность приспособиться, и когда он снова начал двигаться через минуту или около того, она поняла, что была права. Движения ускорились, и вскоре он глубоко вколачивался в женщину, в размеренном темпе. Конни явно наслаждалась его действиями, поскольку стонала и хрипела в заданном ритме, её ногти впивались в его широкие плечи, а ноги теперь сжимали его бёдра.
— Тебе всё ещё нравится? — спросил Бо.
— Чёрт, да. — мгновенно ответила она возбуждённо.
Линси поняла, что пристально смотрит на пару, и словно солнечная корона появилась в её видении, создающая эффект туннельного зрения. Кроме того, она чувствовала, как её затвердевшие соски начинают болеть под лифчиком, и почувствовала течь между своих ног. Они с мужем иногда смотрели порно, которое она находила неестественным, но конечно же, никогда не видели, как другие делают это в реальной жизни. Она знала, что ей должно быть немного противно играть в вуайеристку, но в данный момент она была чертовски возбуждена, чтобы это её волновало.
— Э-э-э. да. — сказал мужчина, начав быстрые движения.
— О да. трахни меня. трахни меня хорошо. возьми меня. — закричала Конни.
Что-то заставило Линси взглянуть на окно и увидеть, как Такер внимательно наблюдает за действом. Она не понимала его мотивации — позволить Бо быть со своей женой, но было ясно, что он был очарован этой сценой. Когда от Конни начал исходить пронзительный визг, она снова посмотрела на кровать и увидела, что её ноги согнуты так, что колени практически касались груди. Мужчина работал над ней всё усерднее, добавляя дополнительный толчок в конце каждого движения, что сводило её с ума. Пружины кровати громко визжали, сливаясь с влажным, чавкающим звуком толстого члена Бо, вонзающегося в киску Конни.
Линси сильно возбудилась, и ей пришлось сознательно заставить свои руки оставаться неподвижными, поскольку те очень хотели подняться к груди. Её сузившееся зрение стало ещё более глубоким, и она смогла отметить, что её трусики промокли. Затем, после долгого воя Конни, в её мозгу появилось видение, что под мужчиной — она сама, страстно ведомая к оргазму его толстым инструментом. Она могла чувствовать его между своими ногами, глубоко и мощно двигающегося, достигая мест, которых раньше никогда не посещались. Она быстро перевела взгляд с кровати на окно, и когда увидела, что Такер сфокусирован на кровати, нащупала кончиками пальцев сосок, создавая восхитительное ощущение.
— Ухххх. уххххх. я уже близко. — заявила Конни, возвращая Линси обратно к реальности.
Бо сложил её практически пополам, в крайнем положении, которое молодая женщина никогда не испытывала, и в каждом цикле вбивал в неё свой член на всю длину. Это была мощная ебля, без достаточной интимности, но никого из них это не волновало.
— Притормози. дай мне. — потребовал Бо.
— Ооооо. — хныкнула та, и тут до неё дошло: её любовник отставал от неё всего на несколько секунд, и внезапно с громким хеканьем объявил о наступившей развязке:
— Ахххххх. блин да. ммммм. ааааа.
Когда это случилось, Линси практически почувствовала, как член мужчины пульсирует в её киске. Она крепко сжала ноги вместе в слабой надежде, что сможет заставить себя испытать оргазм, но этого, конечно, произойти не могло. Звуки пары на кровати постепенно стихли, и тогда её глубокое дыхание стало очевидным. Она осмотрелась, чтобы понять, заметил ли кто-нибудь, но окно теперь было пустым, а Бо и Конни всё ещё пытались прийти в себя.
Внезапно, почувствовав себя разоблаченной, Линси решила, что это самое подходящее время, чтобы ускользнуть. Всё ещё тяжело дыша, она медленно поднялась со стула, подошла к открытой двери и вышла из салона.
Оказавшись в машине, она остановилась, чтобы отдышаться, а затем поехала домой, до самого конца испытывая дрожь в руках. К счастью, когда она пришла, Майка не было дома, и она прошла прямо в душ, чтобы очистить своё тело и разум.
Через тридцать минут она была одета в простую блузку и шорты и выпила бокал вина. Когда муж вернулся, она уже допивала второй, и ей потребовалось значительное самообладание, чтобы скрыть свою нервозность. Она знала, что когда-нибудь всё расскажет ему, но всё ещё осмысливала то, что произошло, и ей требовалось время.
— Привет, милая, что случилось? — сразу спросил он.
На основании того, что произошло в прошлый раз, она знала, что он спросит, поэтому была готова.
— Не о чем говорить в этот раз. всё тихо, — сказала она с вымученной улыбкой.
Линси сразу же подумала, что муж увидит её лицо и поймёт, что она лжет. Тем не менее, он принял её сообщение с улыбкой и пошёл за напитком себе.
— Полагаю, не каждый же раз у меня что-нибудь случается, — усмехнулась она.
Линси была рада так легко уйти от темы, и они вместе перешли в гостиную и обсудили планы на ужин. Решив пойти в ресторан пораньше, они вышли после ещё одного бокала, а затем вернулись домой и открыли ещё одну бутылку вина. Она была удивлена, но рада тому, что у Майка не было возбужденного настроения, и они провели вечер, пили, слушали музыку и болтали о множестве вещей, не связанных с сексом.

Похожие публикации
Если хотите рассмешить Бога, ­ расскажите ему о своих планах. ­Так и получилось, мои планы с Сергеем ру­хнули. Еще неделю назад, я листала глянц­евые журналы, выбирая интерьер для сваде­бного застолья, искала красивую подвеску­, букет. такое многообразие, что я запут­алась.
Прошел месяц.Лена, окончательно привыкла к роли секс игрушки в руках трёх опытных женщин. Теперь у девушки были очень насыщенные дни. Аня, Маша и Юля договорились, что Лена будет жить с каждой из них ровно неделю, а потом переходить к другой женщине.
Все началось случайно...
Димон стал к нам заходить чаще. Рита уже не противилась с ним встречаться. Я убедил её, что мужская дружба должна подкрепляться делами. Он целовал её в коридоре и она его вела в комнату. Димон изменился, прошла его неуверенность. Хотя я конечно ревновал немного.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.