Рабство и. или любовь (2 часть)

Сцена в офисе – разговор со Светой – странные мысли.

Прошёл месяц с достопамятной порки. Теперь Ирина ставила не один, а два будильника с разницей в пять минут. Боязнь опоздать у неё постепенно стала превращаться в какую – то манию. Она выходила из дома задолго до начала рабочего дня и, как следствие, приходила на работу раньше всех. Девчонки из отдела подтрунивали над ней, говоря, что всё надо делать в меру, и приходить наравне с уборщицами глупо, но Ирина была непреклонна.

"Лучше уж я приду на полчаса раньше, чем на пять минут позже".

Так или иначе, но Ирина продолжала приходить на работу раньше всех. И эта привычка, однажды, позволила ей увидеть картину, которая надолго ей запомнилась.

Всё началось с того, что, ставя будильник, она немного не рассчитала, и тот прозвонил раньше, чем обычно. Ирина спросонья не глянула на циферблат, привычно хлопнула рукой по выключателю и, позёвывая, направилась в ванну. Когда же, приняв душ, она вошла обратно в спальню, то, с удивлением увидела, что было почти на час раньше, чем она обычно вставала. Спать, однако, уже не хотелось, и Ирина решила отправиться на работу. Тем более ей сегодня надо было решить одну непростую проблему с депозитами, так что в тишине и спокойствии это было гораздо легче сделать.

Здание, где находился их офис, открывалось в восемь. Ирина поднялась на третий этаж, открыла офис своим ключом и, войдя вовнутрь, оцепенела. Прямо от входной двери шел коридор, который упирался в дверь кабинета директора. И этот коридор, стоя на коленях мыла абсолютно голая Лиза, девушка из отдела ценных бумаг. А рядом! А рядом стоял Олег Петрович с узкой плетью в руке. Широко открытыми глазами Ирина наблюдала за этой картиной. Лиза повернулась, чтобы намочить тряпку в ведре и Ирина с ужасом увидела пять вспухших рубцов на её ягодицах.

– Лучше мой, лучше! – раздался голос Олега Петровича.

Тут он поднял голову и увидел стоявшую в ступоре Ирину.

– А вам что надо?! Почему так рано?!

Ирина нервно сглотнула:

– Я…у меня…я на работу, а у меня будильник раньше…вот я и…

Олег Петрович нахмурился:

– Ну, так проходите, не таращьтесь! – раздраженно бросил он.

И, повернувшись к Лизе, опять скомандовал:

– Сильнее три, сильнее! – и с силой хлестнул девушку по ягодицам.

Та издала громкий стон и с удвоенной энергией стала тереть пол. Ирина, чуть не дыша, проскользнула в свой отдел и закрыла дверь. То, что она увидела, не укладывалось у неё в мозгу. Выходит, в фирме наказывают не только в кабинете директора, подумала она. То, что Лиза видимо наказана, не вызывало сомнений, но наказывать ТАКИМ образом?!! Сняв туфли, Ирина на цыпочках подошла к двери и чуть её приоткрыла. Лиза усердно мыла пол, время от времени получая удар плети по заду. Закончив коридор, она взяла тряпку в зубы и на четвереньках поползла в кабинет Олега Петровича, находящийся рядом с директорским.

Вернулась Ирина на рабочее место, тяжело дыша и, к удивлению, вся мокрая, как будто бы она сама мыла полы. Сев на стул, она несколько минут молча смотрела в темный монитор компьютера. То, что она увидела, потрясло её до глубины души. Включив компьютер, она поняло, что не сможет сейчас ничего делать. На душе было гадко и мерзко!

– Ирина Анатольевна!

Голос Олега Петровича прозвучал столь неожиданно, что Ирина чуть не упала со стула. Главный экономист стоял в дверях их кабинета и чуть насмешливо улыбался.

– Д… да, Олег Петрович.

Тот зашел в кабинет и остановился перед её столом.

– Ирина Анатольевна, я надеюсь то, что вы увидели сегодня останется между нами?

– Д… да, Олег Петрович.

– Вот и прекрасно! Кстати, как работник вы очень нам нравитесь.

Ещё раз улыбнувшись, главный экономист направился к выходу.

– Олег…Олег Петрович, а…можно спросить?

Тот обернулся и чуть нахмурился:

– Вы насчёт Лизы?

– Ну… в общем да…

– Она была наказана.

С этими словами Олег Петрович покинул кабинет. Ирина задумчиво посмотрела ему вслед.

"Надо будет все – таки спросить у Светки. Да…странные отношения у руководства к подчиненным в этой фирме! Странные! Ну порка, ещё куда не шло, хотя и это беспредел! Но то, что я сегодня видела!!! Хм, наказана! Ничего себе наказание, голышом полы мыть, да еще плетью по заднице получать! Что же мне делать?"

Так и не найдя ответа, Ирина выпила воды и, немного успокоившись, принялась за работу.

Работа в этот день тянулась словно резина. Ирина еле – еле дождалась обеда и, как только на часах пробило тринадцать часов, обратилась к Свете:

– Свет, пойдем, пообедаем.

Та кивнула головой:

– Что ж, пойдем, а то, я вижу, у тебя ко мне есть вопросы, не так ли?

– А откуда ты знаешь?

– Ну – у – у! У тебя это на лице написано, – усмехнулась Света. – Ладно, пошли!

Зайдя в кафе и заказав обед, девушки уселись в укромном уголке.

– Ну, спрашивай, – закуривая сигарету, сказала Света. – Что случилось?

Ирина шёпотом рассказала ей об утренней сцене. Света спокойно всё выслушала и так же спокойно сказала:

– Всё в порядке, дорогуша. Этого следовало ожидать.

Ирина вытаращила глаза:

– Ты так спокойно об этом говоришь?!! Чего следовало ожидать, объясни?!

От возмущения она даже повысила голос. Тут ТАКОЕ, а Светка сидит себе и курит! Та спокойно докурила сигарету и сказала:

– Дело в том, Ир, что Лизка его… как бы сказать, рабыня.

Ирину словно окатили холодной водой.

– Кто?!

– Рабыня.

– Кого его?

– Олега Петровича, – спокойно ответила Света.

– Его РАБЫНЯ?!! Ты шутишь?!

Света покачала головой:

– Отнюдь. Она его сексуальная рабыня и он может её наказывать, как хочет, вот и всё!

Ирина недоверчиво поглядела на подругу:

– Свет, ты меня разыгрываешь! Какие могут быть рабыни в двадцать первом веке, да ещё у нас в России?!

Света усмехнулась:

– Какие? Абнакнавенные, как говаривали в старину!

Несколько минут Ирина молча смотрела, ка

к Света поглощает пиццу. Затем поинтересовалась:

– А ты откуда знаешь?

Света неторопливо прожевала последний кусок, вздохнула и ответила:

– Я сама была рабыней.

– Была?!! Ты?! То есть это не навсегда?

Света вздохнула ещё раз:

– Ну, нет, конечно, у нас все – таки не Древний Рим. Теоретически рабыня может в любой момент покинуть своего хозяина, но! Это очень затягивает, и через некоторое время ты понимаешь, что уже не можешь без этого жить! Я то и ушла, когда стала это понимать, хотя была – то рабыней всего два месяца.

Ирина с ужасом и одновременно восхищением смотрела на Свету.

– Слушай, а…, что такое – быть в рабстве? Быть рабыней?

– Это сложно объяснить, – чуть нахмурилась Света. – Это означает абсолютное подчинение своему хозяину, но главное, его надо любить! Тогда ты вынесешь все муки и страдания!

– Страдания?

– Конечно, ведь хозяева, как правило, строги со своими рабынями. Порка, унижения, жёсткий секс – всё это приходится ощутить на своей, что называется, шкуре!

Ирина поёжилась. Всё, что она сейчас услышала, не укладывалось в голове!

– Скажи, а у наших начальников, ну кроме, конечно Олега Петровича, есть рабыни?

Света кивнула:

– Да, у всех, за исключением Сергея Владимировича.

– А у него почему нет, – удивилась Ирина.

Света пожала плечами:

– Говорят, он слишком строг со своими рабынями. Вот никто и не хочет к нему идти.

Ирина замолчала.

"А я… я бы наверно пошла!" – чуть не вырвалось у неё. Обед девушки закончили молча и так же молча пошли обратно, на работу. Перед входом в офис Света схватила Ирину за локоть и привлекла её к себе.

– Ирка, только не вздумай ни с кем болтать об этом, ясно? Здесь у нас это табу!

Ближе к концу рабочего дня Ирина направилась в отдел ценных бумаг, чтобы взять кое – какие документы. Зайдя в отдел, она обнаружила, что кроме Лизы никого больше не было.

Лиза, одетая в строгий костюм сидела за компьютером. Её блейзер имел всего две пуговицы, поэтому было видно, что блузки под ним нет. Девушка подняла голову и Ирина с жалостью увидела, что красивые голубые глаза были, что называется, "полны слёз". Не утерпев, она подошла поближе и погладила Лизину руку.

– Лиза, вас ведь Лиза зовут? Я…вы меня извините, я сегодня утром видела…

Лизины щёчки покрыл легкий румянец.

– Да, я знаю, – еле слышно прошептала она.

– Вам очень больно? Я вижу, вы плачете, хотя время прошло уже прилично…

– Это не из – за того, – так же тихо проговорила Лиза.

– А тогда почему же вы плачете?

Подняв глаза на Ирину, Лиза негромко попросила:

– Закройте, пожалуйста, дверь.

Ирина закрыла дверь в кабинет на замок и повернулась к Лизе.

– Закрыла.

Лиза встала из – за стола и расстегнула блейзер.

– Вот, – чуть смущенно сказала она, разводя полы в стороны.

Помимо блузки отсутствовал так же и лифчик. Небольшие груди Лизы были полностью обнажены, а на сосках висели зажимы для бумаг. Ирина знала эти зажимы – очень тугие! Защеплены были только кончики сосков, что, вероятно, приносило девушке очень сильную боль.

– Господи, за что же вас так?!

Лиза застегнула блейзер:

– Вчера вечером я провинилась, вот господин меня и наказывает.

– Что же ТАКОГО вы сделали?

– Я забыла положить ему в кофе сахар.

У Ирины округлились глаза:

– И за такой пустяк такое жестокое наказание?!!

Лиза улыбнулась сквозь слёзы:

– Что вы! Это лёгкое наказание! Но, – тут она понизила голос, – всё равно очень больно.

Ирина нервно сглотнула. Света сказала, что Сергей Владимирович слишком строг с рабынями, следовательно, Олег Петрович не так строг! Но если это "не строгость", то, что же тогда "строгость"?!

– Ладно, – чуть нервно сказала Ирина, – я пойду.

* * *

Сцена, увиденная в тот день, а главное те сведения, которые её сообщила Света, не давали Ирине покоя. Не единожды, лежа в постели (а спала она всегда голенькой), Ирина мысленно повторяла сцену наказания Лизы, представляя себя на её месте. И всегда при этом почему – то вспухали и твердели соски, а её киска становилась влажной. После того, как они развелись с Никитой, у неё не было мужчин, да и то, что было, когда она была в браке, любовными отношениями можно было назвать с большой натяжкой. Как правило, Никита приходил поздно, зачастую выпимши, и заваливался спать. Секс был настолько редким и настолько обыденным, что Ирина относилась к нему как к достаточно противной обязанности. Легла, раздвинула ноги, в нужный момент простонала, всё! А ведь ей так хотелось чего – то большего! Читая любовные романы, она с упоением смаковала постельные сцены, представляя себя на месте героинь! Особенно ей нравились сцены, когда беспомощные женщины были в полной власти ненасытных мужчин. Однажды, даже она подумала, что неплохо бы, если её бы изнасиловали!

Так или иначе, но всё – таки одной из причин развода, как она потом сама себе призналась, были именно скудные и неинтересные сексуальные отношения. И вот теперь она увидела, КАК мужчина может обращаться с женщиной! "С покорной женщиной" – всегда добавляла Ирина про себя, размышляя над тем, что она увидела.

"Уж наверно у Лизы проблем с сексом нет! Интересно, а на работе Олег её трахает или нет?! Я бы отдалась бы безоглядно! Хотя, что значит, "отдалась"? Судя по тому, что сказала Светка, особого разрешения от меня бы и не просили! Просто бы трахали, когда угодно и где угодно! Блин!!"

Мысли об этом настолько захватили Ирину, что даже на работе она только об ЭТОМ и думала. Теперь каждого клиента – мужчину, она в первую очередь рассматривала с точки зрения своего "виртуального хозяина". Разглядывая сидевшего напротив неё мужчину, она представляла его на месте Олега Петровича и прикидывала, мог ли он ТАК поступить с ней! И чаще всего убеждалась в обратном. Большинство её клиентов были респектабельные, солидные люди, занятые только добыванием денег! Это так сильно разочаровывало её, что даже приходилось делать над собой усилие, чтобы выглядеть приветливой!

Похожие публикации
Несколько следующих дней прошли под знаком непрерывного онанизма, но это не спасало. Хотелось женщину, причем не абстрактную, а понятно какую. Благоприятный момент никак не подворачивался – то ее...
Один день буквально перевернул жизнь моего приятеля. В пересказе автора история выглядит примерно таким образом. Нравится мне на самолетах летать. Принадлежу к средненькому классу бизнесменов,...
Мы спустились по лестнице, и вышли на улицу. Моя походка была слегка неуклюжей, т.к. до этого мне никогда не доводилось ходить в женских туфлях, но работа моделью дала о себе знать. Поначалу мне было...
Мужчина в форме скорым шагом прошел по длинному, застланному красным ковром коридору с высокими дверями по обе стороны, вошел в помещение справа и остановился перед столом: - Товарищ майор, вас...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.