Брат сводной сестры или мудак, одним словом

Мне было n, когда к нам стал приезжать в гости брат сводной сестры. Он был старше на два года. Конечно, кроме ненависти между нами ничего не было. Почему ненависти? Не знаю, так сложилось с самого начала. Мы избегали общества друг друга (особенно я его, т. к. была младше), никогда не разговаривали, а если и случалось то либо очень сухо, либо с подколами и оскарблениями. Так продолжалось 5 лет. Расскажу немного о нас. Меня зовут Эвелина или просто Лина. Природный блонд и зеленые глаза. В подростковом возрасте у меня были лишние килограграммы, но к 18 я велила 47 при росте 168 и следила за собой. Кстати, грудь была 3 размера. И, я была еще целка. Его же звали Максим. Темнные волосы, а глаза. понятия не имею, я в них никогда не смотрела. Достаточно спортивный, т. к. занимался карате. Как я уже сказала, так продолжалась 5 лет. Что же потом заставило нас прекратить вражду? А вот сейчас и узнаете. Когда Максиму было 20, он, по пятилетней традиции, приехал к нам летом. Меня в это время не было, я была вожатой в лагере под Анапой. Вернулась в город я только через 10 дней после его приезда, поэтому Макс обжился и чувствовал себя как дома. Когда я вошла, он попивал чай. На его лице была ухмылка, видимо, он приготовил какую – нибудь гадость, но она быстро сползла с его загорелой рожи. Наверное, мой вид поразил Максима, ведь он ожидал увидеть толстую, невысокую девочку. – Привет. – сухо сказала я. – Ага. – выдавил он. Так и прожили мы в одном доме 3 дня, особо не виделись, пока. Захожу я на кухню заварить себе кофе и не обнаруживаю свою чашку, с которой я пью уже почти год. Но не успела я ничего сообразить, как на кухню входит Максим с моей чашкой в руке. – Отдай, пожалуйста, чашку. Она моя. – Что? А, чашку? Нет. На ней написано? Нет, не написано, а значит я могу брать ее когда захочу! – Но я пью только из нее и ты знаешь это, мудак. – прошипела я. "Мудак" – это устоявшееся имя для него еще со времен, когда мне было лет n. – Знаешь что? Вот тебе! – засмеялся он и швырнул кружку об пол. – Мудаком парня своего называть будешь, шлюха. И не забудь осколки подмести! – уже кричал он, а затем развернулся и ушел.. – Юля, я не понимаю в чем дело? Почему этому мудаку как раньше не живется? Зачем ему была нужна эта сцена с кружкой? – жаловалась я подруге. Я была не в себя от бешенства. – Да ладно тебе, Лин. Вы срались и похлеще. Подумаешь, кружка какая – то. – Да кружка это меньшая беда. Он назвал меня шлюхой.. Почему? Я похожа на шлюху? Только честно! Я ведь дальше поцелуев не заходила ни с кем. – уже растроенным голосом шептала я.. – По – моему, тебя не волнует то, что тебя обозвали шлюхой. Тебя волнует то, что это сделал Макс. Видимо, его мнение что – то значит для тебя. Может, ты вообще влюблена в нег.. – Ты что, дура что – ли? – перебила я. – Итак тошно. Ладно, пока.. Не хочу больше это обсуждать. – Я задела за больное чт.. – успела проговорить она, прежде, чем я сбросила вызов.. Ничего Юлька не понимает. Я его ненавижу. А может все таки? Да ну, бред. Но он назвал меня шлюхой, не могу забыть его глаза, когда он говорил это. Они, кстати карие, не улыбались, Максим говорил это серьезно. Неужели, слово "мудак" так задело его в этот раз? Или он правда считает меня шлюхой.. Я рухнула на кровать и расплакалась. Прошло 3 дня. За это время мы почти не сталкивалась. Я купила новую кружку и решила выпить кофе. Когда я делала его, Макс зашел на кухню. – О, новая чашка! Мне есть, что снова бить! – с улыбкой произнес он. Я не ответила ничего, только посмотрела взглядом, полным ненависти. Забрала кофе и пошла в свою комнату. Дверь не успела закрыться, как Маским открыл ее. Я была в шоке, он никогда не заходил сюда. Он оставался в дверях, а я снова продолжала сверлить его ненавистью в глазах. Вдруг он резко пошел ко мне. Я начала шагать назад, пока не упелась стену. Макс облакатился на нее, преграждая мне путь. – За что ты меня так ненавидишь? – он действительно не понимал? – Будто сам не знаешь! Последние 5 лет тебя это не волновало совсем! А ты меня за что? – сказала я, пытаясь сохранять спокойствие. – Нет, между нами была другая ненависть. А точнее ее не было, это было просто "недолюбливание". Но сейчас ты смотрела на меня с искренней ненавистью, как будто готова убить меня. Почему?Что же сказать!? Ааа.. я не могу сказать, что это из – за того, что он назвал меня шлюхой. Я не должна показать, что меня это задело. – Потому что ты мудак! – умнее я,
конечно, ничего не придумала. – Вот идиот! Поговорить пришел! Надо было просто тебя трахнуть еще давно! За языком бы следила! Ну, шлюха, возьмешь в рот? Тебе не привыкать, я уверен. Макс толкнул меня на кровать. На мне была юбка, поэтому много снимать ему не придестся.. Языком он залез ко мне в рот, одной рукой держал руки, а другой пытался растегнуть джинсы. Я изо всех сил вырывалась, но он был сильнее, намного сильнее. Его язык не прекращая орудовал у меня во рту, все, что я могла делать, это мычать. Черт, он уже растегнул штаны.. оттуда вырвался стоящий член приличных размеров. Я не хочу, нет! Но Максим уже вошел меня. Боль пронзила все тело. Я замерла. Все мое тело замерло. Хотелось кричать, но я ни за что не закричу под ним. Он тоже замер, видимо, понял, что сделал. Аккуратно Макс вышел из меня. В его глазах отражался испуг. Член был весь в соках и крови. А я? Я просто смотрела на него, нет, даже сквозь него, не моргая. – Я. Лина. – он никогда не называл меня по имени – Прости. Почему ты не сказа. – он искал себе оправдание, но понял, что это только его ошибка. Не договорив, он ушел, хлопнув дверью.. Я лежала вся мокрая от пота и выделений. Озознавала, что произошло. Через какое – то время, может 5 минут, а может даже через час, я уснула. В тот день я вышла только в душ. Не ужинана, просто легла спать, сказав, что плохо себя чувствую. На утро я встала свежая и с хорошим настроением, будто вчера ничего не случилось. Я уже не обижалась и не злила на Максима. Когда я зашла на кухню, он сидел, опустив глаза. Наверное, думал, что я, увидя его, уйду, но я, набрав воды, села за стол. – Как спалось? – прервала молчание. – Издеваешься, да? Я вообще не спал. Слушай, я. много думал. и. прости. И за это, и за шлюху. Я был уверен. Не знаю, почему. – Ничего страшного. Не стоит так обо мне переживать, что было, то было. – безразлично говорила я, сама себе удивляясь. – Прекрати! – Максим заорал, заставив меня вздрогнуть. – Ты мне не безразлична! Я не могу видеть всего этого! Наверно, мне лучше уехать, чтоб не вспоминать и не убиваться из – за своих ошибок! Зачем ты причиняешь мне эту боль своим безразличием, когда я пытаюсь хоть как – то все исправить!? – А ты не причинил мне боль вчера, пытаясь изнасиловать меня!? А называя шлюхой, ты мне комплементы делал что – ли? – я пытала оставаться спокойной, но не удалось и я тоже кричала. На глазах уже блестели слезы. Макс ничего не ответил. Он молча ушел. Но, мне кажется, или он сказал, что я ему не безразлична?Я постучалась и вошла к нему. Максим не повернулся. Он собирал вещи. Но вдруг он начал говорить. – Я ожидал увидеть старую тебя, но ты. Ты сильно изменилась. С первой минуты я захотел тебя. Я всегда думал, что девушка с такой внешностью и фигурой не будет хранить себя. Гребанные стереотипы! Я думал, трахну тебя и все останется как прежде. Я удовлетворю желание, а тебе одним больше, одним меньше. Но когда я порвал ее, я понял, что натворил. А потом, ночью, я понял, что не хочу терять тебя. Но ты ведь никогда не будешь со мной после этого.. А еще я типа твой брат.. – на этой фразе он повернулся. Я стояла прямо за ним.. Он не слышал, как я подошла. Вместо ответа я поцеловала его, запустив руки в волосы. Макс ответил. Он положил мне руки на талию, и мы целовались так около минуты. Я поняла, что первый шаг он не сделает и решила действовать сама. Толкнув его на кровать, навалилась с верху, стягивая с себя майку. Но вдруг он перевернул меня. Макс начал целовать мою шею, покусывая и оставляя следы. Помог снять майку, лифчика на мне не было, и начал посасывать соски и мять грудь. Снова спустился ниже и снял юбку с трусиками. Раздвинув мои ножки, он начал целовать половые губы, прорываться между ними и посасывать клитор. Я стонала. Вдруг резко он отстранился, снял шорты, трусы и майку. – Можно, сегодня я буду сверху? – улыбаясь, спросила. Он лег на спину рядом, как бы говоря "Действуй". Я села на него сверху, взяла член в руки и направила в дырочку. Посидев пару секунд, я начала двигаться. Кончили мы одновременно. Я слезла во время. Не став долго думать, взяла его в рот и проглотила все. Я сегодня все больше и больше собой удивляюсь. Легла рядом. Макс обнял меня. – Ну что, сестричка? – Но ведь не родная.. – засмеялась я. – Хоть это радует.. А что теперь мы будем делать со всем этим? – Мудааак. – улыбаясь, тянула я. – Что? Почему опять? – он испугался. – Ну помнишь, ты сказал, что мудаком я своего парня назвать буду? – я поцеловала его.

Похожие публикации
Я преуспевающий кардиохирург. Когда мне было n лет, моя семья переехала из Питера в Нью – Йорк, поэтому Россию я помню плохо. Правда, мои родители сочли нужным обучить меня русскому языку и культуре. Да и сейчас я часто бываю в Москве.Ближе к делу.
После училища Серёжка устроился на швейную фабрику слесарем. Ему нравилось,большой и шумный коллектив . Большинство женщин . Радостно улыбались к нему ,при встрече и приветливо здоровались. С работой справлялся.
1частьПоздним вечером в квартире Ступининых раздался телефонный звонок. Антонина Васильевна, прижав трубку к уху услышала голос дочери.– Мамочка, я ночевать не приду, я немного выпила, а там бандиты, менты, ещё изнасилуют на ночь глядя, это и здесь можно без хлопот устроить.
Мы заходим в пустую комнату. Только посередине стоит странное сооружение. Больше всего это похоже на хромированные спортивные брусья. Только через каждые 30 см в них вставлены шарниры, да почти так же часто прикреплены ремни. Между брусьями стоит длинная плавно изогнутая скамья из пластика.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.