Не ходите в школу, девочки. Часть 1

Уже десятый год я работаю учителем истории. Работа — моя страсть и мое хобби, в жизни у меня таких отдушин, как преподавательская деятельность, немного. Первая любовь и яркие отношения с мужем уже позади — все-таки 20 лет брака дали о себе знать. В свои 46 лет я не получала от мужа ни оргазма, ни тепла, ни банального общения. Мне было скучно с ним, наш союз больше напоминал дружеский, нежели романтичный.Проходя по коридору в свой кабинет, я как всегда увидела стайку щебечащих старшеклассниц у лестницы, ведущей на второй этаж. Они весело обсуждали что-то важное для их возраста, может, парней, а может предстоящую вечеринку. «Здрасте, Анжела Витальевна», — хором произнесли ученицы. Я кивком и улыбкой ответила щебетушкам. Через пару секунд я уже отгоняла от себя ворвавшиеся в подсознание мысли. Я представила этих девочек, стоящих раком, опершись руками о мой стол. Юбочки их задраны, молодые нежные попки отставлены назад, трусики стянуты до колен. Боже. Я представила, как хлопаю их по ягодицам учебником истории, как попочки становятся красными, как девчонки повизгивают и переглядываются. Затем они расставляют ножки, я вижу их губки, молодые девственные губки алого и сливового цвета, влажные от собственного сока. Я хлопаю каждую ладошкой по писечке, а в ответ наслаждаюсь этим хлюпающим звуком удара по влажной молодой плоти. Девульки высовывают язычки и начинают целовать друг друга, подбадривая. Какие умницы. вот это дружба. От моих мыслей меня отвлек звонок, призывающий к началу урока.Урок прошел довольно быстро, ведь весь материал я отчеканивала как работ — каждый год одно и тоже, тут хочешь, не хочешь, а будешь работать на автомате. Раз десять за весь урок я отвлекалась на нее. Алла Лязгова. Стройная 18-летняя блондинка, первая красавица школы. На нее невозможно не смотреть — нежная белая кожа, как у фарфоровой куколки, красные пухлые губки, миндалевидные глаза зеленого цвета. Ее аккуратный маленький носик был совершенством, а разлет бровей сводил с ума всех мужчин в школе, включая и преподавательский состав. Я не раз видела похотливый взгляд нашего физрука, когда он сверлил глазами Аллу во время занятий на улице. Но я его понимаю. Как можно совладать с собой, когда в десяти метрах от тебя нагибается это совершенство в обтягивающей маечке, которая дразнит линией декольте, подчеркивающей пышную кругленькую грудь. Наверняка сосочки у нее розовые или персиковые. Интересно, они крупные или маленькие, и как они торчат, когда девочка возбуждена. Но больше всего меня интересовал другой вопрос — была ли она девочкой, или уже кому-то несказанно повезло познакомиться с ее девственным лоном.По звонку ребята встали из-за парт и начали собираться. «Сейчас или никогда», — подумала я и попросила Аллу задержаться. Ее успеваемость была мне на руку — девушке грозила тройка и по истории, и по правоведению, а ведь она планировала поступать на юридический факультет, поэтому не раз просила меня подтянуть ее знания. Я знала, что то, о чем я мечтаю, может поставить крест на моей карьере, но эта куколка того стоила. Я бы многое отдала за нее, я была безумно влюблена уже второй год.Мы проходили с ней тест на проверку знаний о Древней Греции, когда я вдруг неожиданно произнесла. «Алла, ты пойми меня правильно и прошу — не суди. Ты девочка взрослая, и должна меня понять. Мы можем помочь друг другу, Алла. Я поставлю тебе автоматом «отлично» не только за четверть, а за год. Но мне нужно кое-что от тебя получить». «Анжела Витальевна, неужели, правда?», — глаза девочки широко распахнулись и заблестели от перспективы забыть о проблемах в успеваемости. «Да, милая. Но просьба моя не совсем нормальна. Ладно, как у доктора — режем сразу и резко. Говорю как есть. Аллочка, я хочу. хочу тебя приласкать». На лице девушки я ожидала увидеть ужас, отвращение, злость, но увидела лишь удивление. «Хорошо, я согласна, в конце концов вы — не мужчина, что такого вы мне сделаете. А оценка очень нужна». О Боги! Неужели это правда? Неужели сейчас все мои мечты сбудутся.Я погладила ее белокурые волосы, заплетенные в косу, и сняла резинку. Локоны распустились, упав на хрупкие плечики. Мои руки сомкнулись на ее затылки и губы неумолимо приблизились к ее алым устам. Какие мягкие, какие сладкие! Она ответила на поцелуй, ее тонкий вл
ажный язычок принялся ласкать мой язык. Я с ума сходила, голова шла кругом, а сердце бешено билось, будто хотело выскочить из груди. «Аллочка, высунь язычок и просто посмотри на меня», — я произнесла это с придыханием тихо и нежно. Какая картина! Эта куколка смотрит на меня своими глазенками, высунув язычок и не понимает, зачем это нужно. Я начала вылизывать ее язык, немного посасывая и даже слегка покусывая. Какой он сладкий. «Снимай блузку, девочка. Время отрабатывать оценки», — моя команда была ясна. Девушка робко сняла блузку и расстегнула лифчик, наружу выпрыгнули две пышные аккуратные грудки с крупными конусообразными сосками ярко-кораллового цвета. Я принялась их вылизывать, ласкать, мять, лапать, я повизгивала от удовольствия как собака, которую угостили кусочком колбасы. «Сисечки. Боже, какие сисечки. мои. мои сладкие. девочка моя.», — я продолжала причитать минут пять, пока соски не покраснели от моих засосов.Я уложила Аллу на стол спиной, и продолжила ласкать. Девушка не выдавала практически никаких эмоций. Она не сопротивлялась, но и вряд ли испытывала удовольствие. Я достала коробку с мелом из стола, разломала его на несколько кусочков и один из них положила Алле в ротик. «Жуй», — сказала я, и принялась гладить маленькую сучку по головке. Она лупала своими глазками и жевала мел, глотала, кусочек за кусочком исчез весь брусок. Зачем я это сделала? Не знаю. Наверное, мне захотелось как-то ее унизить, чтобы показать, что сегодня она моя.«Аллочка, снимай трусики, порадуй мамочку. называй меня мамочкой, пожалуйста», — я буквально умаляла ее. «Хорошо, мам», — девушка сняла трусики и раскинула ножки. «Вы лизать будете?», — спросила моя девочка невинным голосом. Я ничего не ответила, а принялась рассматривать молодую промежность. Пухлые большие губки напоминали пирожок, они полностью закрывали внутренние складочки. Детская невинная писечка, настоящая булочка. Я раздвинула губы пальцами и поцеловала нежно-нежно. Алла застонала. Ей нравится! Ей нравится! Я вылизывала ее аккуратно, наслаждаясь каждой секундой, я знала, что это первый и последний шанс побыть с ней. Она извивалась, хотя и старалась сделать вид, будто ей неприятно. Минуты через три эта куколка обкончалась.Девушка села на край стола и смотрела на меня смущенным взглядом. Пришло время узнать главное. «Аллочка, ты целочка? Тебя не распечатали еще?», — я пыталась быть максимально деликатной. «Нет. у меня уже был секс с моим парнем. У нас все серьезно, я его очень люблю», — этот ответ как ножом полоснул мое сердце. А на что я собственно надеялась? Что эта девочка закончит школу и будет моей? Что я уйду от мужа, и мы заживем с ней как обычная пара? Нет. это нереальные мечты. Сука. ну что за дети? Ей 17, а она уже ебется! Моему гневу не было предела. « Так ты у нас — давалка? Аллочка-давалочка. Маленькая гнида. А я себе напридумывала романтичный образ», я резко дернула ее волосы назад и плюнула в лицо. Алла испуганно задрожала и попыталась встать со с тола. «Нет, зайка, не так скоро», — ответила я на ее попытки вырваться. «Встань ровно, пальчиками возьми за губки и растяни их как можно больше», — стандартная просьба учительница, не правда ли? Алла так и сделала. Чудная картина. Губешки растянуты, видна вся розовая «начиночка» этого пирожка.Я села на колени, придвинула бедра девчонки к себе и смачно плюнула ей в пизденку. Размазывая слюну по промежности, я то и дело касалась пальцем дырочки. Затем я ввела палец, жадно изучая теплую тесную пещерку моей любимой девочки. «О, Аллочка. о детка. прости за мою грубость.», — я искренне извинялась перед ней. Алла дрожала и стонала от возбуждения и необычности ситуации, а я вгоняла в писечку уже три пальца. «Мне больно, мамочка, мне больно!», — закричала малышка, схватив меня за запястье. Ноя должна была наказать ее! Она разрушила мои мечты, сломала мне жизнь! Я могу хоть немного растянуть ее? Я имею полное право. Я вгоняла пальцы резче и резче, вылизывая маленький клитерок красавицы. Алла извивалась, пока не кончила. Она сползла на пол, поддерживаемая моей рукой, я склонилась над ней — девушка смотрела на меня стеклянным взглядом и шептала: «Отпустите. «. Наивная маленькая овечка. Она еще не знала, что ей предстоит испытать дальше.Продолжение следует.

Похожие публикации
Сейчас он нежно целует её в губы, страстные поцелуи в шею, оставляя красные следы, затем снимает сорочку, под которой уже ничего нет. И вот он видит красивую нежную грудь, которая возвышается как два холма – близнеца, с аккуратными вершинками, в виде маленьких шариков.
Ребята уже вовсю надрачивали свои вздыбленные орудия, а Алла полулежала на кресле, попивая вино, при этом пальчиками второй рукой руки Алла стала ласкать свою грудь. Было видно, что ее тоже заводит ситуация. Сквозь тонкую ткань шелка стали видны маленькие холмики сосков.
Глава семнадцатая.В фотосалоне стояла тишина, Софья Павловна его открыла при мне, ни работников, ни клиентов. Меня посетила мысль: несмотря на вывеску, заведение не имело для Софи коммерческого значения.
90е. Годы, были тяжелом периодом для всех граждан. Перестрелки, убийства, грабежи. Наша семья была не исключением. Мой отец был одним из тех парней которые наводили порядки в городе. Моей матери всегда не нравилось каким способом отец обеспечивает нас.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.