Жертва и палач (1-я серия)

ФЕДЯ МЕРКУЛОВ ЖЕРТВА И ПАЛАЧ (СЕРИЯ 1 – Я) Я не трахался уже более трех месяцев. И даже не дрочил. Мне нравится пребывать в сладостном напряжении, пока я нахожусь «на охоте». Это подстегивает меня не лениться и продолжать искать ту, с которой я хотел бы совокупиться в итоге. А на охоте я бываю придирчив, как сам черт. Быстрый перепихон с первой попавшейся потаскушкой не устраивает меня. Я должен найти и соблазнить богиню, совершенно особенное существо, чтобы почувствовать себя королем. Иначе игра не стоит свеч. Иначе у меня просто не встанет. Я далеко не мальчик и потому могу позволить себе быть гурманом в плане секса. Сейчас я «на охоте», и я терпелив и выжидателен, как аллигатор. Сегодня я расставляю сети в одном из отелей, который проводит не самый престижный в мире конкурс красоты. Большинство участниц – студентки последних курсов. Они пришли сюда за последним шансом выбиться в люди, когда поняли, что бюджетное образование не поможет им в этом ни черта. Вчерашние наивные дети – сегодня озлобленные на мир голодные пираньи. Они бросают взгляды, полные вызова, в зал, на нас, не самых скромных почитателей пизды. Их глаза слезятся от отчаяния; там, где за тонкой тканью платья скрываются непорочные ижицы, проступают ароматные пятна. Для большинства девушек этот конкурс не более, чем шанс выставить себя, как товар, в надежде, что найдется покупатель – богатенький и не слишком страшный папик, который поможет обустроиться в жизни. Именно по этой причине дефилирующие перед нами декольте так вызывающе открыты, а трусики ничтожно малы и узки. Трусики облегают тело настолько плотно, что на свет прорисовываются очертания милейших половых губок… Какая прелесть!.. Но только не для меня. Я пока что холоден, я в засаде, возможно, я даже немного грущу. «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан». Я еще не встретил своего долгожданного «фазанчика» на этом параде гордых куриц. Хотя, признаться, конкурсантки очень даже хороши собой. Их волосы настолько густы, что хочется зарыться в них лицом. Их глазки настолько обманчивы, что хочется забыть про все на свете. Их губки так ярки и полны, что члены многих присутствующих так и просятся в их объятия. Их тела настолько горячи, что некоторые зрители мастурбируют прямо здесь втихаря … Но это все не для меня. Я уже успел отчаяться. В этом жарком и пропитанном дорогим мужским парфюмом зале я уже хочу домой. Уже подумываю покинуть эту смердящую и излишне эмоциональную компанию похотливых стариков и романтически настроенных малолетних засранцев. Но мое настроение меняется в мгновение ока, когда на сцене появляется – Она. Именно так, с заглавной буквы. Она великолепна, черт! И у меня встал. Она высока и стройна, как молодое деревце, ее аппетитная попка притягивает мой взгляд, как магнит – иголку. Но больше всего меня волнует ее немного кроткая улыбка и чуть смущенный взгляд. Она спускается на сцену поступью юной принцессы, движется с грацией томной пантеры. Ее платье куда скромнее, чем у ее соперниц, однако, она только выигрывает от этого в моих глазах. Тем более, что платье подчеркивает высоту ее груди и стройность талии. Я хочу ее. Я хочу этот нераспустившийся бутон секса. Пожалуй, так думаю один только я. Ибо конкурс выигрывает какая – то разодетая резиновая кукла из секс – шопа. Плевать, я уже определился с целью. Тихо посмеиваясь над предсказуемостью вкуса жюри, я спокойно жду на своем месте, когда зал, наконец, опустеет. Начинает гаснуть свет, и я аккуратно проскальзываю в дверь за сценой. Я обязан найти ту, что заставила стучать мое сердце в груди так громко! Поплутав по неопрятным коридорам, я натыкаюсь на «гориллу». – Э, куда прешь, баклан?! Съебался отсюда! Все дрочеры, типа тебя, толпятся у выхода за комплексом. Давай, не нервируй меня. Я улыбаюсь и отхожу назад, прячась за стеной. Показать бы этому хаму, на кого он наезжает… Но лучше не показывать своего истинного лица. Я жду с минуту и возвращаюсь. Интуиция не подвела – «горилла» отправился слоняться в другом месте. Я иду дальше, туда, где горит свет и слышится оживленное щебетанье женских голосов. Впервые появляются двери. Шум за одной из них заставляет меня остановиться. Я чуть приоткрываю дверь и застаю интересную картину. Перевозбужденная победительница конкурса самозабвенно отлизывает конкурсантке, которая не попала и в призовую пятерку. Девушка приглушенно стонет и прижимает голову победительницы к промежности все теснее. Победительница сидит на полу, спиной ко мне, она не замечает моего присутствия. Зато стоит мне сделать шаг в комнату, как мне в грудь упирается масленый взгляд второй девушки. Но вскоре он смягчается, – девушка взглядом приглашает меня присоединиться, нежный сосок обнаженной груди коричневеет в полумраке. Я мотаю головой и театрально, но беззвучно хлопаю в ладоши, – знак того, что я польщен приглашением, но вынужден отказаться. Прикрываю тихо дверь и бреду дальше. Итак, кажется, я у цели. Стою напротив закрытой и переполненной девушками комнаты. Закуриваю. Никто не вызывает подозрений, если стоит в стороне, смотрит куда – то невидящим взором и курит. Дверь открывается, в коридор вырываются сноп света и ватага шумных, подвыпивших девиц. Моя «богиня», мое «совершенно особенное существо» замыкает процессию, задерживается на мгновение, чтобы погасить свет. Не пьяна, не шумна, держится в сторонке от всех, – стесняшка!.. Она единственная, кто задерживает на мне взгляд. Я приветливо улыбаюсь, выпуская струю дыма, но не спешу заговаривать. Дожидаюсь, когда все окажутся на улице, и ныряю в ночь следом. Нас обступает восхищенная толпа. Я узнаю соседей из зрительского зала. Те, кто помоложе, держат букеты цветов в руках. Те, кто постарше, зазывают пройти с ними в автомобили. Рядом, действительно, можно увидеть припаркованные дорогие машины. Девушки окончательно теряют голову. Часть из них остается в толпе поклонников, часть принимает приглашение «в гости» «в машину». Моя будущая жертва одна из немногих, кто пытается поскорее покинуть это место, где воздух пропитан тестостероном насквозь. Один ретивец хватает мою девушку за локоть. Я спешу вмешаться. Девушка дарит мне полный благодарности взгляд и еще быстрее удирает прочь. Я иду следом, но на порядочном расстоянии. Торопить события не имеет смысла. Так можно раньше времени спугнуть птичку, а мне еще хочется поиграть… На одном из освещенных участков пути я настигаю ее и завожу непринужденный разговор. Девушка помнит, как я выручил ее у отеля, тем не менее, ведет себя осторожно и не сбавляет шагу. – Вам, наверное, говорили это уже 1000 раз, но я не побоюсь показаться неоригинальным и скажу в 1001 – й: вы прекрасны! И этот конкурс судили пидарасы, раз они не отдали вам принадлежащее по праву 1 – ое место… Я начал с общих, пошлых, сентиментальных фраз. И девушка клюнула. Так я решил, что она провинциалка. Я усилил напор самой безыскусной лести, и ее щечки зарделись. И отнюдь не осенний холод был тому причиной… Девушка улыбнулась, она уже начинала верить мне, она уже старалась быть приветливой. Перспектива идти до метро в темноте одной теперь страшила ее больше, чем моя компания. Однако, что – то продолжало сдерживать ее. Возможно, воспитание. Она отказалась от того, чтобы я проводил ее домой. Тогда наступило время проявить твердость. – Черт меня подери, если я отпущу вас в такой поздний час одну… тем более, после того конкурса… Вдруг вас поджидает какой – нибудь маньяк? Не хотите идти рядом со мной – ваше дело. Не стану вас смущать. Однако, я пойду следом и прослежу, чтобы вы добрались благополучно хотя бы до метро. Это было сказано резко. Девушка даже немного испугалась. Пускай… Позже она оценит мои слова по достоинству. Я остался верен своему плану и плелся поодаль от нее до самого конца. Она не оборачивалась. А я пялился на ее великолепные длинные ноги и с замиранием сердца думал, какое же это удовольствие, когда такие ноги обвивают твою шею, а ты нежно играешь языком с лепестками божественного цветка их хозяйки. Только когда она села в поезд, она позволила себе поднять на меня глаза. Я улыбнулся во весь рот и помахал на прощание. Ее губы тронула несмелая улыбка, она подняла в ответ ладошку… и поезд унес ее у меня. Но я не отчаивался. Игра только началась. Я чувствовал скорую победу. По долгу «службы» я знал весь город, я знал, куда мчит ее поезд. В общежитие университета, который она представляла на конкурсе. Завтра я буду там… * * * Я не пожалел ни сил, ни времени, чтобы к утру подъехать на машине к общежитию и дождаться выхода приглянувшейся мне девушки. Я всерьез рассчитывал на удачу и был уверен в себе, как тарантул. Хорошее впечатление я уже произвел. И девушка наверняка думала обо мне всю ночь. Осталось только «дожать», проявить настойчивость, прикидываясь человеком с исключительно добрыми намерениями, и девушка будет моей. Внешность моя тоже не могла быть помехой для достижения цели. Я, конечно, не из числа счастливых об
ладателей смазливых мордашек, вроде тех, что нынче показывают в голливудских фильмах. Однако, я спортивен, без видимых физических отклонений и обладаю особым мужским, чуть грубоватым шармом. Все это должно помочь. Тем не менее, все вышло гораздо лучше, чем я рассчитывал. Девушка первой подошла ко мне, когда я в очередной раз выбрался к ларьку за сигаретами. Она была настолько прекрасна, что буквально источала живительные лучи гиперсексуальности. Ее вчерашнее напряжение ушло туда же, куда ушла и ночь. Она была на подъеме, и мне с легкостью удалось разговорить ее. После я предложил поужинать вместе. Девушка поломалась немного для приличия, а затем согласилась со смешной быстротой. Мы условились о времени, когда я должен был подъехать за ней, и я принялся неторопливо обдумывать этапы моего коварного плана… Для начала я решил поразить ее своей щедростью. Девушка, как я уже говорил, доверяла мне, а потому я не рисковал, когда вез ее в один из самых фешенебельных ресторанов в городе. Стоило нам войти, как взгляды всей мужской половины посетителей устремились на нее. А посмотреть было на что. Пускай моя спутница была одета просто, но именно эта простота и очаровывала. Каждый хотел немедленно разложить мою миледи на столе и через влагалище достать членом до желудка. Богатые старикашки залезали ей под одежду глазами: обнимали ее аккуратную попку взглядами, проверяли груди на упругость, пытались проникнуть в заветное лоно с целью выяснить, насколько узка молодая пизденка. Убедившись в безукоризненной красоте моей спутницы, посетители благосклонно улыбались. Я чувствовал себя счастливым верным оруженосцем, шагающим рядом с богиней. Однако, подобные знаки внимания полностью игнорировались девушкой. Она, в свою очередь, тоже была очарована. Правда, ее сознание было заполнено несколько иным. Просторный банкетный зал со светлыми плафонами, а также чопорный, одетый по всей форме метрдотель и живой оркестр в углу произвели нужное впечатление на мою спутницу. А по мере того, как на столе расставляли изысканные блюда, девушка раскрепощалась все больше и больше. Как настоящая провинциалка, она болтала без умолку, рассказывая о себе и о своих планах на будущее. Я с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться ей в лицо! Какая жалкая самоуверенность! К ее сожалению, она не знала, что ее мечтам не суждено было сбыться. Ибо напротив сидел я. А я – сам рок, само зло, само ее чертово будущее! Впрочем, я не особо вникал в то, что она говорит. Единственное, что я посчитал нужным запомнить, так это ее имя – Алена, и ее адрес. Оказывается, девушка снимала квартиру прямо напротив общежития, что, с одной стороны, упрощало мою задачу, а с другой стороны, говорило о том, что у нее есть «папик», и мне надо будет позаботиться еще и о нем. Мне почему – то стало противно. Ее образ в моей голове испортился. Если раньше мне чудилось, будто Алена священна, невинна, то теперь оказалось, что она недалеко ушла от примитивных сверстниц и так же готова обслужить дырками любого старпера, предлагающего деньги. Когда Алена бодро подносила вилку ко рту, мне представлялось, что с такой же готовностью она сует в себя сморщенный вялый пенис с седыми яйцами, когда «папик» посещает ее на квартире. Впрочем, мое смущение было недолгим. После легкого, разогревающего аппетит, салата нам подали поджаренных хрустящих осьминогов, пасту, ароматный чесночный соус, грузинское вино приличной выдержки и жареный фундук. На десерт нас ждали тропические фрукты. Алена принялась, как обычно, смущаться. Похоже, я переборщил с показухой. Но дабы вывернуться из ситуации, со смехом заметил, что с ее стороны будет глупо сидеть и смотреть, как я ем в одиночестве. Алена поняла, что деваться ей некуда, и сдалась окончательно. Я искренне надеялся, что так же сдастся она и в самый волнительный для меня момент. Но стоило мне только подкатить к ее дому, задрать подол ее юбки и потянуться губами к шее, как я резко получил удар в нос. Хлынула кровь… Чертовы провинциалки! Хоть и доверчивы, как последние идиотки, а постоять за себя, когда надо, умеют. Интересно, их всех поголовно учат бить в своих провинциях?! Потому что хрупкая девушка основательно сломала мне нос. Силы никакой, зато какая точность и, главное, практика!.. Неожиданно, да. Алена с визгом выскочила из машины и исчезла в чернеющем проеме подъезда. Обиженный, я остался сидеть на месте, прокручивая в уме, какими зверскими способами я отомщу мерзавке за унижение. Потом злость переполнила меня, и я пошел за ней. Хлопанье двери подсказало мне, на какой этаж ускакала от меня добыча. Ожидающая вызова кабина лифта уверила меня в этом. А лязг запираемых замков помог мне определиться с дверью квартиры, в которой пряталась моя жертва. Я не стал ломиться, нет. Наоборот, в порыве какой – то зверской одержимости я бросился к двери, облизал «глазок», вытащил из ширинки член, вздрочнул пару раз и излился горячим потоком на замок. После чего пришел в себя, огляделся в поиске свидетелей и так никем и не замеченный спустился по лестнице на улицу. * * * Пожалуй, я никогда еще не опускался до такого и собираюсь провернуть подобную гнусность впервые. Что ж, я уже говорил, что девушка для меня особенная. А нестандартные девушки создают нестандартные ситуации. А нестандартные ситуации требуют нестандартных решений. Мое сердце пусто для сомнений. Мое сердце переполнено ядом и желчью, оно почернело и обваливается в желудок трухой. В укромном месте я дожидаюсь темноты. Моя будущая жертва безмятежно отдыхает у себя на квартире, и я готов. Шагаю четко, быстро и точно. Ни одной заминки, ни одного неверного движения. Я проникаю в подъезд под покровом ночи никем не замеченный. Поднимаюсь по лестнице на нужный этаж, прислушиваюсь, – все спокойно. Взломать дверь одним хитроумным изобретением удается мне сразу. Тихо прохожу в квартиру, лишний шум мне ни к чему. Вот что значит опыт в подобных делах! Шум работающего телевизора говорит мне, где искать добычу. Слегка приоткрываю дверь. Алена лежит на диване в одном полупрозрачном халатике и монотонно загребает мороженое из ведерка ложкой. В мороженом испачканы уголки ее сочных губ, незаметная капля белеет на ее оголенной груди. Такая картина, по идее, должна возбудить меня. Но я пришел сюда отнюдь не за этим. Раньше я боготворил эту суку, теперь – люто ненавижу. Дожидаюсь, когда Алена, наконец, почувствует на себе мой пристальный взгляд. Наслаждаясь ее немым испугом, я подлетаю и бью по голове. Не очень сильно, но очень точно. Девушка вырубается. Оно мне и надо. Я привязываю Алену к дивану по всем правилам. Ищу кухню. В ложке с помощью воды развожу героин и держу ложку необходимое время над форсункой. Набираю шприц, возвращаюсь. Пускаю Алене под кожу медленную смерть… Все. Отныне девушка в моей власти. Впрочем, так утверждать еще рановато. Я только начал… Чтобы сломать волю девушки окончательно, мне надобно гораздо больше времени. И мне не жалко потратить пять суток на то, чтобы через определенное количество часов вводить ей новые дозы наркотика. Всю неделю я провожу в ее квартире. Телевизор и раздобытые в холодильнике непочатые бутылки отменного рома делают ожидание не таким тягостным. Вероятно, ром был припасен специально к приходу «папика»… Я все время настороже – жду гостей. На всякий случай, у меня для них припасена обойма вкусных пуль в моем пистолете. Но, на их счастье, все потенциальные гости забыли о существовании Алены на целую неделю, только несколько раз кто – то настойчиво звонил в дверной звонок. Все это время я подавляю растущее желание в себе. Изнасиловать Алену сейчас слишком просто и неинтересно. От такого «удовольствия» я почувствую себя обманутым и только. Все должно произойти намного торжественней и коварней. Алена часто приходит в себя, но осмыслить происходящее ей не по силам. Я пытаюсь кормить мою жертву. Получается плохо, но того, что она ест, достаточно, чтобы ей не сдохнуть. Алена ссытся и срется прямо на диване. Но я смекалистый. Я заблаговременно расстелил под ней клеенку. Мне приходится часто купать девушку. И тут выдержка мне изменяет – у меня начинают дрожать руки. Тогда я яростно дрочу в туалете. Но не перебарщиваю с этим, дабы не перебить сладостное чувство голода… Под конец «героинотерапии» я пишу свой номер телефона на листке и оставляю его на самом видном месте. Затем делаю последний укол и ухожу. Я знаю, что Алена позвонит, и терпеливо жду. Как и предполагалось, Алена звонит через неделю и просит о помощи. Я называю адрес одной из моих подпольных квартир. Когда Алена появляется на пороге, у нее нет сил на то, чтобы с криками обвинять меня. Она жалобно спрашивает о цене за дозу. Я говорю Алене, что ей придется сделать все, что я прикажу ей … TO BE CONTINUED… P. S. В тексте нет призыва к насилию. Его единственная цель – развлечь читателя. Мнение автора может расходиться с мнениями и мыслями его героев. http://vk. com/id267684097 – буду рад письмам и отзывам!

Похожие публикации
"Написать тебе про чердак и дождь?" – спросила она. в чате.."Напиши" – сказал он. "Я буду ждать".Как – то летним днем я отправилась на дачу. Сев в электричку, я раскрыла цветной журнал и принялась читать. Через какое – то время я почувствовала на себе любопытный взгляд.
Нам обоим нужно было принять душ. Я позволил Фионе идти первой, пока планировал свой следующий шаг. Пока она принимала душ, я нашел ноутбук Джета со встроенной камерой и микрофоном. К счастью Джет не защитил его паролем. Я упаковал его в сумку для переноски.
Хочу поведать историю, которая произошла весной прошлого года. Как уже ранее рассказывал, после одного довольно эксцентричного случая, мы с женой Викой решили отказаться от покупки отдельного жилья и продолжили жить с её мамой (моей тёщей) в одной квартире, под одной крышей.
Лика приехала неожиданно. Я только залечил любовные раны, которые нанес мне Тим. Призывный звук клаксона у ворот дома возвестил о новом витке моих летних приключений.Я не узнал Лику.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.