Молодая жена. Часть 2

Просмотров1 010
Комментарии0

Проснувшись утром, Наталья Ивановна оделась с помощью Анны и спустилась к завтраку. В столовой генерала еще не было, Таточка начала трапезничать в одиночестве. Спустя какое-то время в столовую вошел Поликарп Семенович. Подойдя к жене, он пощекотал ее лицо усами, поцеловав в щеку, пророкотал: «Доброе утро, птичка моя» и более не обращая на нее внимания, принялся вкушать пищу. Тата чувствовала себя неловко, заговорить со своим солидным мужем первой было боязливо, да и не понятно было — о чем с ним можно разговаривать. Потому юная барыня молча завтракала, не теряя генерала из поля зрения. Тут к ее мужу подошел его личный слуга Гришка — бравый крепкий парень лет 25 с военной выправкой, румяный, круглолицый, с залихватским русым чубом и изящными пижонскими усиками. Гришка что-то нашептал в ухо Поликарпа Семеновича и тот, извинившись перед Наташей, немедленно отбыл в неизвестном направлении. Вернувшись к себе, Тата занялась привычными домашними делами — вышивала, читала книгу и играла на пианино. Вездесущая Анна тенью следовала за Наташей, готовая предупредить и выполнить любое ее пожелание. Тата ее стеснялась, ей неловко было, что служанка была участницей интимного общения между нею и мужем. Вечер и ночь Наташа провела в одиночестве. Утро следующего дня началось так же, как и предыдущее. Однако в конце завтрака муж потребовал, чтобы слуги покинули столовую. «Как вам дом, дорогая моя» — поинтересовался он у своей молодой жены. Наташа промямлила нечто невразумительное. Генерал встал со своего стула и подошел к Тате. Предложив руку, он повел ее в свой кабинет. Она впервые попала в эту комнату и с любопытством озиралась по сторонам. Подведя жену к кушетке, Поликарп Семенович опрокинул ее на спину, задрал юбки на лицо, нетерпеливо стянул с нее панталоны и, достав свой полустоящий член из прорехи в штанах, стал нетерпеливо входить в нее. Так как член был огромного размера и плохо стоял — ничего у него не получалось. Генерал крикнул: «Анька, поди сюда». Буквально ниоткуда появилась Анна. Повинуясь молчаливому приказу своего господина, она опустилась перед кушеткой на колени. Поликарп Семенович подошел к ней и положил руки на ее голову. Служанка открыла рот и приняла в него член своего хозяина. Выглянув из своих юбок Тата в полном недоумении смотрела, как Анна, чмокая и закрыв глаза, сосет член ее мужа. Генерал довольно урчал. Елдак его скользил туда и обратно в покорном рту Анны. Сначала та принимала член легко, но покуда он наливался силой и увеличивался в размерах, Анна начала им давиться. Спустя некоторое время Поликарп оставил служанку и снова все свое внимание направил на Тату. Теперь член его, как и в брачную ночь, был огромным и твердым. Он без труда направил его в Таточкину щелку. Смоченный слюной Анны елдак медленно прокладывал себе дорогу в глубину Наташиного тела. Она снова испытывала боль, но уже не такую сильную как в первый раз. Генерал кончил довольно быстро, Тата снова почувствовала, как из нее выскользнул обмякший орган мужа и вслед за ним вылилось его семя. Генерал снова поднес свое достоинство к лицу Анны, та по-собачьи высунув язык, вылизала его член и яйца, очистив от следов любви. Генерал вернулся к Тате, влажно поцеловал ее ротик и удалился. Анна с салфеткой в руках подошла к своей хозяйке и принялась протирать ее залитое спермой естество. Прикосновения были едва уловимыми. Поправив Тате одежду, Анна сказала: «изволите вернуться в свою комнату?». Тата кивнула, и служанка проводила ее восвояси. Супружеская жизнь потекла своим чередом. Генерал оказался достаточно крепким мужчиной для своего возраста. Супругу он пользовал не реже 2—3 раз в неделю. Никаких особых затей он не творил. Если его член вставал сам — он просто наваливался на Тату там и тогда, когда ему приспичивало и без всяких ухищрений сношал ее дырку. Если же елдак подводил хозяина, он кликал Анну, она несколько минут сосала чего член, приводя тем самым в рабочее положение, и он опять-таки ебал Тату, кончал в нее и тут же отбывал по
своим делам. Постепенно болевые ощущения совсем пропали. Тата смирилась с этой частью своей новой жизни и молча покорно сносила супружескую повинность. Спустя какое-то время в процессе одного из супружеских сношений Тата вдруг почувствовала, как внутри нее стало горячо, влажно и приятно. Она закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на своих ощущениях. Но через несколько мгновений Поликарп Семенович вновь спустил в нее и ушел. Анна вытерла ее и оставила одну. порно рассказы Тата лежала в кровати и испытывала непонятное томление. Низ живота стал тяжелым, между ног она ощущала непонятный зуд, грудки ее набрякли и сладко ныли. Стараясь унять непонятные ощущения, Наташа прижала ладошку к своей промежности. Тонкая ткань сорочки облепила ее пухлый пирожок. Другую руку Тата прижала к груди. Ощутив под пальцами свой затвердевший сосочек, Тата принялась тереть его, что доставило ей огромное наслаждение. Она сняла сорочку, положила обе ладошки на свои обнаженные маленькие грудки с торчащими сосочками и принялась неумело с ними играть. Ощущения были очень приятными, ей казалось, что яблочки ее наливаются соком. От острых камушков сосков внутри живота словно кто-то пускал острые стрелы наслаждения, которые били точно между ног. Руки Таты непроизвольно последовали за ними, ладошка легла на обнаженный венерин холмик, на котором почти не было волос, только тоненький прозрачный пушок. Наташа стала нажимать на него, тереть его пальчиками. Вдруг один из пальцев нырнул в щелку между губками и скользнул по чему-то очень мокрому и горячему. И словно дугой Тата выгнулась от сильного удовольствия. Опустив руку пониже, она погрузила пальцы в сочную мякоть и принялась тереть и гладить ее. В ушах у Таты застучало, голова ее заметалась по кровати, ей казалось, что чьи-то сильные руки поднимают ее все выше и выше, и вдруг ей почудилось, что внизу живота словно лопнуло что-то, она закричала от невероятного наслаждения. Волны удовольствия одна за другой затухая прокатывались по ее юному телу. В ушах шумело и Тата ошеломленно затихла. Придя в себя она увидела, что рядом с ней стоит Анна. «Барыня, вы в другой раз, как ваш муж изволят от вас супружеский долг требовать — снова себе между ножек рученькой потрите и вам снова так же хорошо станет, только уже от стараний Поликарпа Семеновича» — тихо проговорила Анна и ушла. В следующий раз как супруг посетил ее, пока Тата наблюдала, как служанка на коленях старательно готовит своим ртом елдак генерала к сношению, она вспомнила слова Анны. Закрыв глаза, Наташа начала гладить свои грудки, сосочки тут же напряглись и снова стали пускать сладкие стрелы в животе. Уже более уверенной рукой Таточка стала тереть себе между ножек, спустя пару мгновений передок ее снова набух и сладко заныл. Пальчику стало скользко и мокро меж двух малых губок. Только Тата отдернула руку от себя, как генерал лег на нее и приставив головку члена к ее дырке стал погружаться внутрь. Движение внутри нее было привычным, но неожиданно приятным, Тата, до сего раза лежавшая всегда неподвижно, непроизвольно обхватила руками большое тело мужа и прижала к себе, ножки она раздвинула как можно шире и глубоко задышала. Обрадованный генерал стал иметь ее гораздо активнее. Тате становилось все приятнее и приятнее. Когда губы мужа всосали ее сосочек, его горячий и влажный язык принялся теребить его, а член его продолжал активно погружаться в ее алую дырку, внутри юной Наташи снова что-то звонко лопнуло и она утробно застонала от наслаждения. Но генерал еще не финишировал, он продолжал трахать ее, а она от каждого его движения испытывала новый всплеск чуть затухающего удовольствия. Наконец и Поликарп Семенович привычно задергался всем телом, сливая в юное нутро свое терпкое горячее семья. «Ну и порадовали вы меня душенька сегодня» — проворковал муж и, погладив жену по животику, оставил ее. Тата сияющими глазами встретилась с Анной, та ей поощрительно улыбнулась. «А замужем-то как сладко» — подумала Тата и блаженно прикрыла глазки.

Похожие публикации
Он специально ослабил напор, и ловкая пантера вырвалась, продвинувшись ниже по туловищу. Её руки скользнули к поясу и ловко стянули трусы. Она полностью забралась на мужа, раздвинув его мощные бёдра. Упершись мягким животиком в твердеющий член, она принялась зацеловывать его грудь.
„Мужчина меняет женщин, когда хочет многое испытать, а женщина меняет мужчин, когда ничего не испытывает. “ Поход на «дикий» пляж, превзошел все наши ожидания, мы резвились словно молодые студенты, словно и не было тех прожитых лет позади.
Подруги переглянулись с удивлением и даже возмущением, но оно быстро исчезло. А что они ожидали от бродяги, да еще с Кадуя? Но ведь возбуждение только росло, и кто – то должен был его сбросить. Уж лучше пусть это сделают его руки, чем их собственные...
Случилось это в небольшом южнороссийском городке в начале 1998 года. Мой друг Виктор оказался в больнице в реанимации, в бессознательном состоянии вследствие болевого шока и потери крови. Придя в себя, на все вопросы отвечал примерно, как тот киногерой: шел, поскользнулся, упал и т. д.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.