?> Расплата за фотосъёмку. Часть 2 - Порно рассказы

Расплата за фотосъёмку. Часть 2

Девушка со светлыми, безупречно белыми волосами чуть ли не вплотную придвинулась к стеклу, наблюдая за мной. Выражение её глаз я не мог понять – то ли ирония, то ли нега, то ли ленивое торжество. "Чёрт. Уж не поспорила ли она с кем – то, что может в два счёта завести... любого... идио... " – мелькнула откровенно сумасбродная мысль на краю сознания.

Слегка отстранившись от стекла и изобразив жестами задний ход, она дала мне понять, что просит меня отступить от кассы шагов на пять.

Что я и выполнил, дав ей более удобный ракурс обзора и даже не оглянувшись назад. К счастью, я ни на кого не натолкнулся – хотя часть моего сознания вопреки всему боялась, что за моей спиной каким – то таинственным беззвучным образом успела заново образоваться очередь.

Теперь я стоял почти посредине отдела на втором этаже.

Мои манипуляции уже не имели шанса остаться незамеченными случайным прохожим, как было бы, стой я у кассы. Любой покупатель, вздумайся ему подняться сюда по лестнице, в первую очередь увидел бы стоящего здесь меня.

Что ничуть меня не останавливало.

Под взглядом строгой обычно блондинки, позволяющей сейчас вольготно разгуливать колпачку авторучки из одного уголка её прелестного ротика в другой, я бесстыднейшим образом ласкал себя через брюки.

Уже не испытывая от ситуации особого страха – и ощущая себя пребывающим словно во сне.

Тревожась только лишь о том, чтобы финал этих действий не наступил чересчур преждевременно.

Вновь вытянувшись вперёд и почти прилипнув к стеклу, девушка со столь невинной и деловитой внешностью закусила губу. Почему – то сие действие, само по себе довольно двусмысленное и как будто бы не исполненное никакого горячего намёка, изрядно меня завело.

Она демонстративно выгнула ладонь правой руки, будто вновь проникая ею под ткань полурасстёгнутого и оставленного было в покое халатика. Намёк был очевиден – и я, с трудом удержавшись от чего – то напоминающего стон, просунул собственную руку себе прямо в штаны, став действовать ею ещё энергичней и беспощадней.

Хрупкая и строгая блондинка вновь закусила губу – и посмотрела на меня через опущенные ресницы так, что я едва сумел избежать пресловутого преждевременного финала.

Она обхватила ладонями свои плечи на уровне просвечивающих через халатик лямок белья – и сделала такое движение, будто бы приспускает их.

Намекая.

Я вздрогнул – на секунду даже отведя от неё взгляд. Меня слегка обдало холодом.

Это универмаг, всё – таки. Вряд ли второй его этаж превратился в отдельную, замкнутую вселенную на время происходящего пикантного приключения. Мне даже вспомнилось, что теоретически, особенно учитывая находящуюся тут кассу банка, здесь вполне могут, как и на первом этаже, располагаться работающие видеокамеры. Спускать брюки, не зная, не наблюдает ли за мной десяток человек в охранке или кассиры промышленного отдела магазина за моей спиной?. .

Но у миловидной девушки за кассой, по – видимому, имелось своё собственное мнение на сей счёт.

Фиксируя меня взглядом, она облизала тонкие белые пальчики своей правой руки, один пальчик за другим. Её поблескивающая от влаги ладонь скрылась за изворотом полурасстёгнутого халатика, целиком проникнув туда и нещадно потеснив сферу влияния чашечек белого белья.

Вот рука её пробирается под чашечку белоснежного лифчика – и сдвигает её в сторону, оставив полуобнажённой левую грудь, соблазнительно сверкающую нежной белизной кожи через расстёгнутые пуговицы. Вот сотрудница кассового аппарата вновь выгибается вперёд к окну – от коего на время отстранилась, полуприсев, при игрищах с собственными пальчиками – и, по – прежнему стоя, складывает лодочкой кисть левой руки и, покачивая ею, отправляет её в дальнее плавание вниз по поясу и бедру, позволяя ей скрыться в низи за пределами видимости.

Что она собирается с собою сделать?

Чуть не застонав от очевидной разгадки, я был вознаграждён – мимоходом мелькнувшей улыбкой на её очаровательных губках и мечтательно заблестевшими глазами.

Мои руки легли на резинку спортивных брюк. Упоминал ли я, что из – за повышенной потливости никогда не ношу белья?

Не отводя взгляда от девушки, неустанно ласкающей себя через проём в полурасстёгнутом халатике и совершающей заманчивые намекающие движения другой рукой ниже уровня кассы, я оттянул резинку брюк от кожи – и одним толчком отправил её вниз.

Брюки упали.

Тут по мне на миг вновь прошлась холодная волна отрезвления.

Я стоял фактически голый, поёживаясь от сквозняка, на втором этаже крупного супермаркета под возможными прицелами видеокамер, перед девушкой, которая едва расстегнула халатик – и которой достаточно было слегка запахнуться и принять строгий вид, чтобы привести себя в норму.

Если всё это было розыгрышем, частью телешоу для скрытой камеры или местью мне за тайное изготовление фотоснимков – то сейчас самое время по нажатию потайной кнопки появиться Валдису Пельшу с тортом или суровой охране супермаркета.

Но самым жутким было то, что, даже осознавая всё перечисленное, я всё равно не мог и не хотел останавливаться.

В голове моей прокручивались самые сумасшедшие мысли, а рука моя тем временем выписывала кульбиты пьяного тарантула ниже пояса.

Ситуация мне противоестественным образом нравилась.

Улыбнувшись с подозрительным блеском в глазах и как будто оставив в покое на время распахнутый ворот своего одеяния, хрупкая блондинка выпрямилась у кассы, оценивающим взглядом рассматривая поле своих достижений – то есть, конечно же, меня. Чуть качнулась сама взад – вперёд перед плексиглазовым окошком, заманчиво набрав полную грудь воздуха и глубоко просунув обе ладони в передние карманы своего тон

кого халатика.

После чего, выудив одну ладонь, поманила пальчиком к себе.

На миг заколебавшись, не натянуть ли вновь брюки – или вообще снять? – я преодолел отделявшие меня от окна пять шагов прямо в спущенных штанах.

Что было не так уж просто – можете проверить сами.

Глядя на меня со слегка отстранённым и даже как бы рассеянным видом, девушка вновь облизнула кончики пальцев правой руки, один за другим, – на этот раз лишь кончики. Уже с деловым и сосредоточенным выражением лица возложив запястье руки на порожец под стеклянным окошком, у которого располагалась достаточно широкая щель, она проскользнула пальчиками в предназначенное для документов и денег отверстие.

Понимая, к чему идёт дело, я прижался всей своей нижней частью к подоконнику у окошка кассы и даже попытался временно словно бы стать повыше.

Её мягкие, нежные, ещё поблескивающие от влаги пальчики коснулись дрожащего от напряжения органа, готового в любой миг взорваться фонтаном раскалённой лавы.

Коснулись, и чуть сжались.

О небо...

Утянув руку обратно, она медленно и со странным выражением лица обнюхала кончики пальцев, от мизинчика до большого. Перевела взгляд обрано на меня – я вновь полыхнул алым маком – и провела кончиком языка по губам.

Оттянув ворот своего белого халатика, она понюхала его – как бы внюхиваясь в него целиком, впитывая в себя его аромат.

Вновь перевела на меня свой загадочный взгляд.

Пальчики её, только что сжимавшие воротничок, повелительно дрогнули. Она чуть изогнула шею, заново обнюхав собственный ворот, и опять обратила ко мне свой требовательный взгляд.

В котором читалось даже не требование – приказ.

Чего она хочет?. .

И вдруг, рассматривая её воротничок, я понял. Понимание это по новой ошарашило меня и, по всей вероятности, отразилось на моём лице, поскольку былое воплощение строгости за кассой чуть улыбнулось и несколько раз призывно качнулось влево – право, слегка расправив полы халатика, обеспечив мне тем чуть более соблазнительный обзор. Нежная ладонь её меж тем белой молнией опять метнулась ко мне сквозь лазейку под окошком кассы и, прежде чем я успел что – либо осознать, её жаркие пальчики сызнова заключили меня в сладкий неодолимый плен.

Чуть царапнув при этом.

Играя и дразня.

Расправляя и наморщивая кожу, подобно скомканной бумаге полученного мною накануне по почте счёта.

Убрав руку в сторону и ускользнув пальчиками обратно, она вдруг посмотрела на меня неожиданно строгим взором, чуть вытянувшись вперёд – словно в сладком предвкушении – и слегка намекающе коснувшись пальцами ворота. Ход был за мной, у меня в моём нынешнем состоянии не было ни малейшего выбора.

Кинув взгляд вниз, я вытащил правую ногу из спущенных на пол брюк. После чего, чуть помявшись, извлёк из них и левую ногу.

Чувствуя себя чертовски неудобно – верно ли я её понял? но пока её реакция будто подтверждает? – не отводя от меня чуть затуманенного взгляда, хрупкая блондинка за кассой в очередной раз провела языком по губам.

Чувствуя себя ещё более неудобно, я наклонился за снятыми брюками. Подцепил пальцами комок не слишком часто стиранной синтетической ткани – и кое – как в впихнул его в полость под стеклянным окошком.

Рядом с щелью для денег и документов.

Девушка чуть принюхалась к комку ткани; ноздри её хищно расширились. Я переступил с ноги на ногу, медленно начиная осознавать, что нахожусь теперь в полной её власти. Она может нажать кнопку и вызвать охрану; она может попросту не вернуть мне брюк и вынудить меня идти домой прямо в таком виде – кто знает, что придёт ей в голову?

Кто знает, что может прийти в голову кассирше, развёдшей совершенно незнакомого ей клиента на раздевание и на неприличные действия прямо перед кассой?

Внутри у меня что – то боязненно сжалось.

Хрупкая блондинка тем временем выудила из кармана брюк мой мобильный телефон и пощёлкала его клавишами, после чего посмотрела прямо на меня. Я невольно опустил взгляд, тут же упёршийся в табличку с именем и фамилией девушки. "Юлия Кузькина" – промелькнуло у меня в сознании, и сразу исчезло. Я не мог долго фокусироваться на её имени; слишком уж меня отвлекала, пугая и возбуждая в то же время, её внешность.

Боковым зрением я заметил движение девушки, но было уже поздно. Хрупкая блондинка уже отводила от глаз мобильный телефон, центральную кнопку фотосъёмки на котором только что нажала, и с удовлетворением рассматривала получившееся на видоискателе изображение. Перехватив мой взгляд и улыбнувшись, она жестом велела мне возобновить игру.

Поскольку один снимок она уже успела сделать, то протестовать было бесполезно, да и что бы я мог? Мои тёмные брюки оставались по – прежнему у неё.

Я продолжил игру с собой, с удивлением ловя себя на растущем возбуждении, а девушка с лёгкой улыбкой делала один фотоснимок за другим, чуть закусив губу.

Выставив вперёд ладонь и повелев мне таким образом вновь отойти на несколько шагов от кассы, она сделала пару снимков общего плана – заставив меня заалеть от мысли о том, как может выглядеть на этих снимках парень не самой совершенной комплекции и не в самой хореографической позе, стоящий без штанов посреди пустынного этажа универмага с отчётливыми признаками самодельного возбуждения во весь кадр.

Озабоченная обезьяна, иначе зритель не скажет.

Кинув на меня ещё один лукаво – заговорщицкий взгляд из – под опущенных ресниц, она подсоединила мой телефон проводом к какому – то из своих устройств – несомненно, для того, чтобы перегнать получившиеся компрометирующие снимки в свою базу данных. Одновременно она подманила меня пальчиком ближе, чуть нахмурив свой прелестный лобик.

Похожие публикации
Всем привет, это ученики Астрахаеского Государствкнного Технического Универститета, мы хотим поведать вам историю семерых парней, голодных для секса. как уже пповедал вам, нас 7 человек:Пискун, Ахмат,...
«Проверкой полка» государыня осталась довольна, и пребывая в благодушном настроении лёгкой рукой подписала указ о выделении из государственной казны графу Потёмкину один миллион рублей «за особые...
Я давно мечтал пригласить в постель еще одного мужчину. И вот однажды моя любимая сказала мне, что хотела бы попробовать втроем. Я дал объявление в сети по очень строгим критериям и нашел подходящую...
Она осторожно осмотрела влагалище и последовал за диафрагмой в клитор. Поцелуй вызвал глубокий стон в моих легких. Я хотела ласки! Я была так взволнована, что, когда она отдернула губы от моей киски,...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.