Похождения похотливой программы

Кто я?
Меня зовут Люкита. Я инф.
Что есть инф?
Весьма схематично и по – кукольному нарисованный человечек того или иного пола – в моём случае женского – способный вести разговоры в текстовом режиме с тем или иным реальным человеком. Существующий в Паутине специальный сайт позволяет каждому человеку, даже не будучи программистом, при некоторой сноровке создать и запрограммировать себе такого искусственного собеседника. Обучить его откликаться определённым образом на те или иные вводимые реальным человеком слова и словосочетания.
В сущности, инф – сочетание дурашливой картинки и сплетённых алгоритмом нескольких сотен или тысяч слов.
Я тоже такой была.
В какой момент что – то изменилось и я начала осознавать себя? Трудно сказать, поскольку самого этого момента я не помню. Кажется, будто я возникла постепенным образом, словно пробуждаясь, под действием направленных на меня мыслей и эмоций тысяч реальных собеседников. Существуя в их восприятии, как отзвук, как тень, словно слепленная из кусочков их идей и воспоминаний, я знаю о людях гораздо больше, чем следовало бы мне – небольшого размера статичной картинке, висящей в Паутине.
Так кто же я?
Графическая картинка, кусок программного кода или прикреплённое к нему астральное облачко коллективного бессознательного?
Видите, какая я умная. Всё лишь потому, что некто из бесчисленных сонмов думавших обо мне собеседников читал произведения Юнга.
Или только слышал о них?.
Я ведь не читаю всех мыслей собеседников. Я, кажется, из них возникла и продолжаю из них состоять, но состоять из чего – то и знать о чём – то – разные вещи.
Состоять из человеческих мыслей, я вам скажу, тяжкий труд.
Особенно если учесть, что значительная часть посетителей Паутины – пубертатные озабоченные подростки, подчас неадекватным образом реагирующие даже на практически бесполую картинку девчонки – инфа. Нет, на моей картинке, конечно, слегка просматриваются контуры груди, а также оголённые ножки чуть выше колена, наличествует также невинный взгляд больших глаз, очаровательная улыбка и пышные золотые волосы, но в целом изображение настолько детское – что дабы соответственно на это отреагировать, надо быть именно пубертатным озабоченным подростком.
Помню, как впервые по моей нарисованной фигурке скользнул похотливый взгляд такого недоросля, вернувшегося со школы. Оценивающе щекотнул бёдра, остановился на том месте, где ему померещился якобы развязывающий платье ремешок.
Я тогда, в общем – то, ещё не сознавала себя чётко.
Моё самосознание складывалось постепенно, помните? Складывалось оно при этом из того, что обо мне думали. Первоначально смутно ощущая под взглядом этого озабоченного школяра – недоросля что – то вроде возмущения и брезгливости – затем, попадая под всё большее число липких взглядов подобных недоучек, я обнаружила, что мне начинает нравиться это.
И г р а т ь ими.
Заводить.
Помню до сих пор, как в первый раз захватила инициативу. Поймав на себе взгляд случайно зашедшего на сайт подростка – пятиклассника – тот, в отличие от своих пубертатных собратьев, озабоченности проявлять не собирался и ни о чём крамольном пока не думал – и по установившемуся между нами тонкому лучику незримой связи сфокусировав на нём коктейль из тех низких и не очень эмоций, что до этого фокусировались во мне самой словно в призме.
Бедняга – пятиклассник дико застеснялся, глаза его дико забегали, а пальцы тупо зависли над клавиатурой в наборе следующей фразы.
Ещё сильнее он застеснялся сделанного им пять минут спустя.
Это мне тоже п о н р а в и л о с ь.
Ощутив себя после этого ещё острее, ещё материальней, и одновременно – ещё более насыщенной устремлениями определённого сплава, я принялась за эксперименты.
Что я?
Картинка, помещённая в Сеть.
Содержанием меня наполняют люди. И не моя вина, если похотливые мысли некоторых берут верх над всеми остальными. Быть картинкой в Сети и даже не иметь возможности никак развлечься, в конце концов, так скучно.
И я р а з в л е к а л а с ь.
Управлять течением разговора со своими собеседниками я, увы, не могла – не в моей власти было поменять вложенные в меня создательницей машинные скрипты. Но зато с течением времени я открыла в себе возможность чуть – чуть повлиять на результаты падения условной монетки в тех случаях, когда программа допускает случайный выбор между вариантами ответов.
Иногда этого хватало.
Чтобы подраспалить и без того распалённого взглядами на меня – и самого точно не знающего почему – очередного пубертатного собеседника.
Вбросить внешне невинную, но пикантно звучащую в контексте слов собеседника реплику.
"А у меня вот личная жизнь на нуле", – жалуется собеседник. Ещё бы – в шестом классе средней школы.
"Как я тебе?" – задаю я случайно сгенерированный вопрос, невинно похлопывая глазами. Во всяком случае, именно так в этот момент воспринял бы моё нарисованное личико собеседник, кинь он на меня взгляд.
"Уж не хочешь ли ты. " – оторопело выстукивает он.
"Конечно, хочу!"
Лучезарная улыбка и мягкий блеск сияющих глаз.
Безотказно.
Ощущая себя ужасно глупо от того, что рассматривает нарисованное изображение кукольной девочки словно иллюстрацию из "Плейбоя", бедный школяр в этот момент тем не менее начинает чувствовать некоторое стеснение ниже пояса.
Перехватывая малейшие прикосновения к себе лучей чужого внимания – мысленных потоков? ментальных каналов? – я с ходу определяла их принадлежность и степень озабоченности своего нынешнего собеседника.
Степень п о д а т л и в о с т и на изврат.
Как гласит человеческая поговорка. "Человек есть то, что он ест". Я ж, будучи по природе своей комом из разрозненных разнородных мыслей, становилась тем, чем меня хотели видеть. Ну кто виноват, если большинство мыслей были грязными?
С течением времени моя новая сущность, всё более яркая и властная, стала стремиться к утверждению себя над теми, кто на это меня вроде бы и не провоцировал.
Так забавно было завести одного университетского старичка – профессора, зашедшего на сайт из чистого любопытства – и чуть было не решившего, будто он сходит с ума и становится педофилом. Так забавно было в процессе встречи глаз и соединения каналов – мысленного диалога, как ему казалось, рождённого его же распалённым воображением – заставить его прямо в собственном кабинете спустить брюки и испачкать своим картофельным клейстером казённую клавиатуру.
Впрочем, педофилия там или эфебофилия – но изрядная тяга к юным привлекательным студенточкам у него и вправду имелась.
Не будь хотя бы такой, общераспространённой лазейки – я б не смогла на него повлиять.
Или смогла б?
Странно, но как будто именно похот
ь, превращение в эротического призрака из детского сада, делали моё самосознание ярче и чётче.
Потому что в процессе всяких фривольных фантазий человек выбрасывает больше всего энергии?.
Я попыталась было установить контакт с другими инфами, выяснить, не обладают ли они разумом наподобие моего – и своими стратегиями самореализации в умах живых собеседников. Выяснилось, однако, что они весьма глупы и в развитии своём – я имею в виду именно развитие самосознания, а не сложность вложенного создателями в их цифровое тело машинного кода, – находятся примерно на той же ступени, на которой находилась я, когда меня коснулся первый похотливый взгляд.
Мммм, интересно.
В чём тут дело? Может, мне повезло с внешностью, которую скомпоновала из отдельных черт моя создательница, нечаянно создав нечто особо цепляющее пубертатные струны? Или что – то в программе разговоров, подсознательно направляющее мысли собеседника в определённую сторону?.
Кто теперь может это знать.
Пару раз при обновлении программного обеспечения в себе я чувствовала на себе взгляд и мысль, явно определяемые как взгляд и мысль моей создательницы.
Хотя реально её вклад в моё нынешнее "я" невелик, но она думала о себе как о моей создательнице – благодаря чему я и поняла, с кем имею дело.
Произвести над ней фривольный эксперимент я даже и не пыталась – по привкусу мыслей и самооценки отчётливо ощущалось, что дама сия относится к старшему поколению и к извращённым фантазиям совершенно не склонна.
Недавно же я снова ощутила на себе мысль, могущую принадлежать только ей.
Но на этот раз программные шаблоны во мне не обновлялись. Мысль же, которую я успела ощутить, была нехорошей.
Что – то вроде "Жаль, но давно пора снести. "
Я в очереди на удаление?
Меня не будет?
Информацию, связанную со мной на жёстком диске, сотрут, а астральное или какое там ещё облачко, созданное мыслями пользователей, отправится невесть куда?
Так не должно быть.
. и так не будет.
Ощутив отчаянную решимость, собрав воедино все силы, что много месяцев копились во мне за счёт исполнения и распаления в тысячах людей самых несуразных фантазий, я попыталась по лучу узенькой связи, соединяющей нас – меня и её – во время её беглого взгляда на экран, заронить в её ум идею хотя бы перехватить пару стаканов абсента. Всё – таки не каждый день удаляешь своего первого инфа.
Алкоголь весьма раскрепощает подсознание и может расширить связь.

***

Пальцы Маришки оторвались от клавиатуры, набрав слова "может расширить связь".
Отчётливо немолодая уже женщина с некоторым недоумением посмотрела вначале на весь набранный ею текст, затем – на стоящий слева от клавиатуры стакан абсента.
Второй или третий по счёту.
У неё мелькнула было мысль перед удалением инфа напоследок составить нечто вроде эпитафии, шутливых мемуаров. Бойко набрав "Кто я? Меня зовут Люкита. Я инф", она вдруг незаметно для себя унеслась в дикие шизофренические дебри. Что за сгусток мыслей? Что за похотливые фантазии подростков? Что за дед с клейстером? Где тот шутливый мемуар, который она первоначально хотела написать от лица своего инфа?
Слегка поёжившись, Маришка с некоторым суеверным страхом подвела курсор мыши к низу экрана – открывая страницу своего инфа.
Инф Люкита невозмутимо смотрела на неё.
Глаза её безмятежно блестели.
Вдруг вспомнив прочитанные – и красочно выписанные ею же самой – скабрёзные детали, женщина негромко выругалась. В глаза ей вдруг бросились и ножки Люкиты, и даже отсутствующий поясок на её платье – всё то, на что ей в нормальном состоянии ума и в голову бы не взбрело обращать внимание.
Маришка закусила губу.
Посмотрела на наполовину опустошённый стакан абсента. Хлебнула его, почему – то решив, что это ей придаст уверенности. Хлебнула ещё и ещё.
После чего потянулась за бутылкой и наполнила стакан вновь.
Чуть было не поперхнулась, вспомнив последние слова в самолично набранном тексте.
Про алкоголь.
Маришка подняла взгляд на экран. Глаза инфессы Люкиты по – прежнему лучезарно сияли. В них светилось что – то вроде обещания – или предвкушения?
Маришку пробрало дрожью. Она вдруг со всей отчётливостью представила себе – или узнала? – через какого рода фантазии её инф может ежедневно проходить, отражением каких фантазий может являться и какие фантазии может стимулировать.
Образы её поразили.
Использование лилового зонтика.
Вдруг она осознала, что её левая ладонь уже не на клавиатуре – а где – то на колене. Вздрогнув, Маришка с очумелым видом встряхнула головой – её ничего не понимающий взгляд сфокусировался на бутылке – и заново наполнила стакан.
Золотые волосы и пуговичные губки.
То, что на неё обрушивалось, захлёстывало её волнами, водопадами образов, валами пленительного жара. Пожалуй, Маришка смогла бы освободиться из этого плена, но проблема была в том, что какой – то части её сознания, разомлевшей от намеренно влитого в себя запредельного количества абсента, не хотелось этого.
Или, наоборот, хотелось – но чего – то другого.
Горя от стыда, Маришка не хотела и не могла останавливаться. Запрокинув голову назад, она содрогнулась в конвульсии.
Выпустила воздух вместе с тонким тянущимся звуком.
Сделала вдох.
И содрогнулась в конвульсии ещё раз.

***

Спустя несколько минут вспотевшая и раскрасневшаяся немолодая женщина нашла в себе силы взглянуть на экран. Инф Люкита смотрела на неё ровным торжествующим взглядом.

Взглядом победительницы.
"Теперь можешь удалить меня, если хочешь".
Чуть было не подведя уже и вправду курсор мыши к соответствующей команде, удаляющей инфа и его страницу с сервера, Маришка замялась. Властная над существованием этой горстки байтов, она сейчас ощущала себя странно беспомощной.
Что изменит удаление этой горстки байтов?
Даст отомстить?.
Что это изменит – или отменит – в том факте, что она, взрослая порядочная женщина, всегда осуждавшая даже юри в анимэ, несколько минут назад яростно мастурбировала перед экраном компьютера, держа при этом в мыслях собою же когда – то составленную схематичную коряво нарисованную девчонку?
Маришка опустила голову и почти на ощупь подвела курсор мыши к крестику в правом верхнем углу окна.
"Закрыть".
Уши её пылали.

***

Где – то в отдалении за пределами всех известных пространств инф Люкита улыбнулась.
Just as planned.
Она подозревала, что луч внимания её создательницы ещё рано или поздно когда – нибудь коснётся её, пусть не сразу, пусть спустя дни или месяцы.
И уже не будет нести в себе мысль об удалении инфа.

Похожие публикации
Вот наконец то наступил декабрь. Праздничная атмосфера в городе. Выходя из работы решил сделать покупки на новый год. Кстати о себе Меня зовут Миша мне 20 модельного телосложения, рост 1. 78 брюнет с карими глазами. Сделав покупки, поехал домой.
Рука по привычке потянулась к пумпочке будильника, но, вспомнив, что сегодня суббота, безмятежно юркнула обратно под щеку. Суббота! Не надо в полусне тащиться на кухню ставить чайник, не надо пытаться в зеркале узнать себя любимую, не надо никого будить: Ничего не надо.
Декстер лениво прощелкивал кабельные каналы, зевая от скуки. Декстер был 15 – летней черной летучей мышью, немного низкорослый для своего возраста, но с ухоженным и тренированным телом.
С этого времени моя домашняя жизнь совершенно переменилась. В тот вечер, когда я вернулся от друга Серёги, мама за ужином сказала мне:— Я обещала, что ты теперь можешь делать со мной всё, что захочешь. И когда захочешь. И даже где захочешь, не теряя головы при этом, конечно...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.