Возраст - понятие условное. Часть пятая

***
Никогда ещё знакомая, сотни раз исхоженная дорога, ведущая через парк к больничным воротам, не казалась Денису такой длинной. И такой ненавистной!
Бесследно развеялась вся недавняя лирика. На ходу бросал сердитые взгляды на корявые деревья, на нестриженые кусты, на поломанные скамейки. Когда уже здесь порядок наведут?! Что за олухи сидят в руководстве клиники?! Почему в упор не видят этого бардака, этих непроходимых джунглей из бурьяна – постоянного пристанища для окрестных алкашей? По вечерам сюда иной раз вообще лучше не соваться – прибьют ненароком и фамилию не спросят!..
Ну вот и наглядное доказательство! Эта троица на ломаной, скрипучей скамейке собралась явно не на выездной научный симпозиум!..
– С-с-слушай, с. с-складно с-сказал!..
– Это не я сказал, а Шекспир.
– Кто-о?!
– Ну. один умный дядя!
– Да-а? А. А где он сидел?
– За письменным столом! Не перебивай, я не закончил!.. Так вот, уважаемые коллеги. и неуважаемые неколлеги! Пять лет назад, когда я только-только пришёл на работу после института.
– Чё-о?! Кто проститута?!!
– Оно ещё и глухое!.. Слушай, чего ты вообще к нам примазался?! Ты не из нашего круга! Иди ищи себе компанию под свой интеллектуальный уровень!
– Чё-чё?.. Я. Я.
– Ты можешь заткнуться хоть на пару минут?! Заранее благодарю! Итак, когда я только-только пришёл на работу после окончания вуза и был ещё совсем молод и глуп, некий коварный демон-искуситель близко свёл меня с молодой и очень симпатичной заведующей отделением. И начал я быстро умнеть, узрев в этой интимной связи выгоду немалую. Моя пассия смотрела сквозь пальцы на все мои профессиональные промахи, охотно давала всевозможные поблажки, прикрывала перед вышестоящим руководством. И даже, допустив однажды слишком серьёзную врачебную ошибку, я смог избежать служебной и уголовной ответственности. Поскольку моя возлюбленная приняла этот удар на себя, за что и была впоследствии со скандалом изгнана с должности и навсегда опозорена и заклеймена за непрофессионализм и халатность.
Ба, знакомые голоса! Это же Юрка-анестезиолог, «герой» вчерашнего вечера, так активно «обхаживавший» его маму и доведший Галю до слёз своим «профессиональным» головотяпством! Да уж, мастер языком молоть, ничего не скажешь! Неудивительно, что сотрудницы (и не только) гроздьями вешаются на шею такому сладкоречивому трепачу!..
А второй – Галочкин «полублаговерный» Колька, полчаса назад сделавший с ней то же самое, но в ещё более жестокой форме!
Третьего их собутыльника не знал, однако, похоже, что и он – тот ещё фрукт! Вся сия честная компания, судя по заплетающимся языкам, была уже навеселе. Особенно Коля! И когда он только успел так набраться?! Ведь после их стычки и пяти минут не прошло! И как умудрился примазаться к двум выпивающим снобам-интеллигентам, как правило, и на пушечный выстрел не подпускающим к себе люмпенов с «горящими трубами»?.. Ну-ну, и по какому-такому поводу у них гуляночка?
– Му. Му-у.
– Тебе что было сказано?! Сиди и молчи! Слушай умные речи и повышай свой IQ!
– Му. Мужики. Ну мы бум пить или бум базарить?
– Мужики в избушках лапти плетут, невежа! А мы – джентльмены!
– Кто-о?!!
– Слушай, Шурик, давай удалим этого недоразвитого субъекта из нашего сообщества!
– Да, не обращай на него внимания, Юрец! Продолжай!
– Продолжаю. Во избежание нежелательных пересудов, косых взглядов и прочих малоприятных явлений, я довольно быстро и успешно перевёлся в соседнее отделение, руководимое уже не столь молодой и привлекательной дамой, но, тем не менее, тоже весьма неравнодушной к мужским ласкам. Что и обеспечило мне вполне успешное пребывание на новом рабочем месте, вопреки моей чудовищной лени и легкомыслию. И лишь ряд новых серьёзных промахов, допущенных мною не далее, как вчера, вынудил её указать мне на дверь. Но! Что мы отмечаем сейчас? А отмечаем мы мой вполне успешный и безболезненный перевод на новое рабочее место.
– В общем, я от дедушки ушёл, я от бабушки ушёл.
– А. А это кто с-с-сказал?.. Тоже этот. Шесть-пил?
– Это сказал колобок! Рот закрой!.. Мы сейчас отмечаем мой успешный и безболезненный перевод на новое рабочее место. Благодаря ещё одной покровительнице – Ирине Анатольевне, заместительнице нашего главврача! Которая также не осталась слепой и глухой к моим мужским чарам! Надеюсь, что дарованное мне природой обаяние и впредь будет надёжно защищать меня от ударов судьбы и даже приносить крупные бонусы и дивиденды. Ибо не родилась ещё на свет та представительница прекрасного пола, которая устояла бы перед моим шармом! Итак, за приносящих нам пользу милых дам! Стоя и до дна!
– Чё. Уже пьём?
– Да пей уже!
– Не. У вас как-то не того. Не по-людски. Чё мы тут торчим, как три пидора. на Плющихе? Ни одной бабы!
– О, на сей раз наш деградирующий приятель глаголет истину! Катастрофически не хватает какой-нибудь молодой и привлекательной особы, готовой без излишних уговоров украсить своим присутствием эту холостяцкую компанию!
– Да уж! Хорошо бы нам сейчас сладкого. то есть слабого полу, да лёгкого поведения!
– А. А это кто с. сказал? Ш-ш-шерсть-пил или колобок?
– Это я сказал!.. Юрок, а в чём проблема-то? Ты же ас по женской части! Закадри нам по-быстрому одну красотку на троих! Их тут много ходит!
– Ну да! Всё время я! А может, на этот раз меня кто-нибудь заменит?
– А вот этот наш приблуда и заменит! Пусть хоть какую-то пользу принесёт! А ну, Коля, организуй нам барышню покрасивше!
– А. А как?
– У-у, как всё запущено! Как у желторотого пацана!.. Ты что, никогда с женщинами не знакомился?
– А. Ач. А чё с ими знакомиться? Их драть надо, молча!
– Драть молча будешь путан в дешёвых притонах! А с порядочными дамами надо обращаться мягко и деликатно!..
– Поначалу!
– Совершенно правильное замечание! Высмотри какую-нибудь леди посимпатичнее и усыпи её бдительность простым остроумным вопросом. Например: «Девушка, что вы делаете сегодня вечером?»
– Или: «Где находится нофелет?»
– Можно и так. А потом её – под ручку и к нам! Ну, всё понял?
– Угу.
– Ну так действуй!..
Колька, пошатываясь, поплёлся по тротуару – на поиски «добычи». И эти поиски прошли быстрее и успешнее, нежели думали его советчики и наставники. Уже спустя несколько минут Денис услышал издали это гадкое сипение:
– Де. Дедушка. Девушка. Сделай мне нофелет. С-сёдня вечером. Э! Ты чё, оглохла, бля?!
– Отстань! – раздался в ответ резкий девичий голос.
– С-слышь, тёлка! Не борзей, а то встрянешь! У меня с-с-сёдня одна такая уже довыё. доево. Нарвалась, короче!.. Сюда подбежала, с-с-сука! Стоять!
– Руки убери!
– Я те ща уберу, коза драная! Я ща побрыкаюсь!.. Мужики. Бля. Же. жильмены, помогайте! Я её держу!
Юрка и Шурик бросились на зов неумелого «донжуана». Денис, предчувствуя беду, помчался за ними. К счастью, подоспел вовремя! Трое пьяных «джентльменов», схватив какую-то девчонку за руки и за ноги, с диким довольным хохотом тащили её в кусты, вопреки всем её стараниям вырваться. Уволенный анестезиолог даже снова пытался блистать красноречием:
– Сударыня! Я бы осмелился посоветовать вам не усугублять своё и без того бедственное положение напрасными попытками физического и словесного сопротивления! Ибо ни к чему хорошему они не приведут! А посему соблаговолите замолчать, расслабиться и получить удовольствие от тесного общения с тремя обаятельными кавалерами!..
Шурка громко заржал, Колька неизвестно почему заматерился. А Денис, догнав разгулявшуюся троицу, решил на этот раз действовать быстро и молча. Три апперкота – три нокаута!
Помог своей спасённой подняться и. И улыбнулся от неожиданной радости:
– Юля?! Привет! Вот это встреча! Помнишь меня?..
Она лишь слабо улыбнулась и кивнула. Ни словечка в ответ! Молча пошли вдвоём по всё той же выщербленной парковой дорожке. И не знали, что сказать друг другу. Или, скорее, просто не хотели и не могли разговаривать. Юля медленно отходила от шока после недавних «ухаживаний», а Денис. Денис будто и не видел шедшую рядом с ним милую голубоглазую блондиночку с пухленькими румяными щёчками. Всё ещё супился, пытаясь высвободиться из плена тяжёлых раздумий. Дальше-то что будет? Новый наивный романчик, который закончится для него очередным тяжёлым и горьким разочарованием? Или они сейчас просто разойдутся и больше не увидятся? Наверно, так и произойдёт. И это – скорее всего, самый лучший из всех возможных вариантов!.. Пошли вы подальше, девочки, девушки, женщины любых возрастов, внешностей и характеров! Одна головная боль от вас! И нервное расстройство!..
– Спасибо! – наконец тихо проговорила Юля.
– Я только долг вернул, – рассеянно буркнул в ответ Денис. – Ну, за тот случай. Помнишь?
– Помню. Мне – сюда, – кивнула на уже знакомый ему наркологический корпус. – Ещё раз спасибо за выручку! Счастливо тебе!
Он угрюмо кивнул на прощание и, не глядя больше на свою спасённую, зашагал к больничным воротам.
***
Решил всё-таки вернуться домой, но ненадолго. Просто разведать обстановку, проверить, не съели ли друг друга в припадке ревности его резко оглупевшие, впавшие в детство (то есть в юность!) родители!.. А затем. Затем сделает, как задумал. Уйдёт из дому. Жить бок о бок с ними он больше не в силах!..
Вот и его родной дворик. Обойдённый вниманием городских и районных властей, постоянно замусоренный (неудивительно – с их-то почти никогда не «просыхающим» дворником-алкашом!), с разбитым и исцарапанным асфальтом. Маленький, тесный, с трудом вместивший в себя автопарковку на десяток легковушек и игровую площадку с поржавевшими качелями и каруселями. И всё-таки. Сколько здесь было пережито! И весёлые детские игры, и зажигательные междворовые футбольные матчи, и наивные подростковые беседы «про это», и первые, нерешительные и неумелые, поцелуи – с ней, с Ленкой!..
Нет-нет, к чёрту сопливую ностальгию! Надо думать о будущем и настоящем! Думать всерьёз! И готовиться к новым, решительным словам и действиям!..
Поднялся к себе (или уже не к себе?) на второй этаж, с горькой усмешкой взглянул на коричневую дверь с медной номерной бляхой 36. Отпер её, вошёл в прихожую, прислушался. Ни звука! Прошёлся по комнатам, огляделся – никого! Ну и как это понимать? Может, родители обиделись в ответ и устроили сынку «воспитательную» выволочку – совместным уходом из дому? Ой-ой, как же он расстроился!
Вскипятил чайник, сделал пару бутербродов, перекусил, вымыл за собой (по отцовскому примеру!) чашку, ложку и блюдца. И засобирался к выходу.
А покидать родное жилище было невыносимо тяжело! Невольно бросал прощальные взгляды на свою комнату. На книжные стеллажи, на столик со спортивными трофеями-кубками, на стенд с почётными грамотами над кроватью, на письменный стол с компом.
«Ну хватит уже! – обозлился сам на себя. – Уходя уходи! Утри пузыри с носа и проваливай!»
Заскочил в ванную, ополоснулся под душем, переоделся, закинул на плечо сумку, запер квартиру. И, еле передвигая отяжелевшие, словно свинцом налившиесяноги, вышел в пустой, безлюдный двор.
Оглянулся и ещё с полминуты, не отрываясь, смотрел на подъездную дверь – давно не крашеную, облупленную, разболтанную.
***
– Малаой чилаэк! Угос-стите барышню огоньком! – внезапно замяукал за спиной знакомый-презнакомый дерзкий девичий голосок. Только странный какой-то на этот раз. Кажется, явно нетрезвый!
Оглянулся. Да, это была Ленка. Его теперь уже бывшая подруженька, избранница, «принцесса»! Чтоб её мама назад родила! В стареньком коротком сарафанчике и рваных вьетнамках. С окурком в зубах. Растрёпанная, грязная и крепко поддатая, сидела она на ржавой качели, слегка покачиваясь взад-вперёд.
– Чё вылупился? – рявкнула она, выронив изо рта недокуренный «бычок». – Трём людям жизнь сломал и радуешься?! Коз-зёл!
– Не понял.
– Тупой, потому и не понял! Жизни не знаешь, наивный примерный мальчик!
– Ну да, ты много знаешь.
– Залепи дуло, чистоплюй хренов! – Ленка тряхнула растрёпанными кудрями, достала откуда-то бутылку бренди и жадно, захлёбываясь, отпила три-четыре глотка. – Что ты вообще можешь понимать?! Ты вырос под крылышком у заботливых папочки и мамочки! Тебя не таскал в постель отчим-изврат! Тебя не избивала мамаша-алкашка! Тебя предки любили! Кормили-поили, в люди выводили! А ты их вот так отблагодарил, да?! «Ах-ах, как непристойно ведут себя мои родители! Прелюбодействуют, грешники!». Праведник ты долбанный!
Ленка замолчала. Денис ещё раз взглянул на свою бывшую «возлюбленную» – всклокоченную, раскрасневшуюся то ли от выпивки, то ли от злости, с ехидной кривой ухмылкой. И это ею он ещё вчера так восхищался! Тьфу на неё!
– Ну, и чё дальше? – снова презрительно ухмыльнулась ex-girl-friend. – Я вижу, ты из дому лыжи навострил! А куда же это ты пойдёшь, нежный домашний мальчуган? Смотри, скоро раскаешься и прибежишь назад к папочке с мамочкой, когда тебе жизнь даст хорошего пенделя под хвост!.. А бежать-то, кстати, уже не к кому! Куда предки делись, хошь узнать?!
– Ну?
– Не нукай! Я тебе не кобыла! Они разошлись! Мамка твоя к бабке переехала, пока что временно. А папаша в кабаке сидит, горе заливает. Есть тут одна забегаловка поблизости. Вот они, плоды твоей, бля, порядочности! Жри, не обляпайся!
– И что у тебя с ним дальше будет?
– Дальше? – Ленка расхохоталась, но быстро осеклась и посуровела. – Дальше он протрезвеет, и мы с ним поженимся. И стану я твоей строгой мачехой! Будешь мне по утрам кофеёк в постель приносить и тапочки подавать, сынок! Круто, правда?!
Она не выдержала и снова расхохоталась:
– Чё, испугался? А я тогда и взаправду испугалась твоих угроз по телефону! Так улепётывала, что аж трусы выронила из кармана! А надо было просто послать тебя на три весёлых!..
– Ленка-а! – послышалось с порога пьяное блеяние. – Ле-ен! С-с-сбегай мамке за пивком!
– Отвали! – рявкнула в ответ дерзкая девка и кивнула на выбредшее из подъезда существо в грязном халате. Денис с трудом узнал Веру Ивановну. Да, видел её нетрезвой и раньше, но чтобы настолько!.. – Видал? Вот она, лучшая часть моей семейки! Я не жила – я медленно сдыхала рядом с ними! Спала и видела себя в другой квартире, в новой семье, в достатке, без предков-алконавтов!.. За твоего отца уцепилась, как за единственный шанс вырваться от этих уродов, хотя бы на время! Хоть на минутку счастливой себя почувствовать! Призрачное, а всё-таки счастьице!.. Чё башкой качаешь? По-твоему, бред я несу, да?! А ты поживи вот с такими!..
– Ленка-а! – снова заблеяла тётя Вера. – Я т-тебе чё с-сказала?!
– Сгинь, нечисть! – гаркнула дочь и запустила в пьяную мамашу опустевшей бутылкой.
– Ы-ы-ы! Я тебя урою, сучка малолетняя! Приди только домой!– захныкала та и уныло поплелась назад.
Ленка проводила её полным презрения злобным взглядом и тяжело вздохнула.
– Ну, и куда ты теперь? – то ли насмешливо, то ли сочувственно спросила своего бывшего.
– А куда ещё идти праведнику? – проворчал в ответ Денис. – В монастырь, конечно!
– В женский? – съязвила поддатая «подружка».
– В Шао-Линь!
Девчонка удивлённо хмыкнула в ответ. И ещё долго смотрела вслед уходящему «хорошему мальчику», больше ни разу не остановившемуся и не обернувшемуся.
(Конец пятой части)

Похожие публикации
Около года назад, на самом разломе совершеннолетия, я встретил взрослого бойфренда. Очень взрослого. Множество фантазий, рождающихся наших головах мы исполняли в ролевых играх, но в последнее время мне захотелось большего.
Ольга встает и смущаясь расстегивает брюки. она вся уже пунцовая толи от стыда толи от выпитого сегодня. все седящие вокруг не сводят с нее глаз. дрожащими руками она преспускает брюки вниз.
Мой кабинет механика находится в дальнем углу огромного двора нашего комбината. С одной стороны, вроде неудобно, мол до конторы комбината идти минут двадцать, но с другой...
Вот закончен шестой год, два-три дня осталось до од езда. Гарри в гостиной комнате сидел у коло огонька. З женского этажа, что был на восточной стороне, сходила по сходам сонная Джинни, правой рукой прикрыла рот, девушка зевала. Девушка остановилась когда увидела Гарри и тихо подошла к дивану.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.