Тихо в лесу только. Часть 1

– Тихо! Там кто – то идет? – зашептала Ракса, остановившись и старательно всматриваясь в темноту.
Тод остановился и резко оглянулся назад, постояв так с минутку, он повернулся к Раксе и, сдерживая дыхание произнес:
– Да нет там никого!
– Тод, а вдруг здесь кто – нибудь будет идти? Я боюсь! Мне всё время слышатся шаги, мне кажется, что за нами кто – то идет!
– Ракса, ну кто тут будет шляться ночью в этих зарослях, ну? Успокойся, пожалуйста. Мы здесь одни. – Тод притянул её к себе и обнял, – Не бойся дорогая, поёдем, тут два шага осталось.
Ракса пошла за Тодом, крепко взяв его за руку.
– Долго ещё идти? Здесь так темно, я не вижу, куда наступать даже. Тод, ну не беги ты.
– Здесь! – прервал Тод раксины жалобы.
– Иди за мной! – сказав это, Тод резко свернул с тропинки и, нагнувшись, полез куда – то в темные заросли. Ракса не поняла куда он её тащит. Она зажмурилась, чтобы листья не попали в глаза, и, почувствовав как ветки нехотя расступаются, неприятно шоркая по одежде Ракса куда – то пролезла. По крайней мере, вокруг казалось некая пустота.
– Ну вот, Раксюш, пришли! Я же говорил тебе, что тут клево ночью!
Ракса открыла глаза и поняла, что они находятся в неком подобии шалаша. Над их головой была широкая раскидистая ветвь, которая обломилась, даже не обломилась, а надломилась примерно метра два от земли и, нагнувшись, накрыла своими ветками это место как шатром. Излом этот был чем – то то ли обмотан, то ли сбит, Ракса не разобрала, но поняла, что его укрепили, сделав, таким образом, довольно уютное местечко здесь. Ветки, касавшиеся земли выполняли роль стен, а вход сюда был только в одном месте, и Тод знал его и ещё, что самое главное сверху была довольно большая брешь между ветками, в которую светила луна, создавая внутри шалаша легкую освещенность, её было вполне достаточно ночью, чтобы разглядеть друг друга. Надо заметить, что, подходя к шалашу, идешь под ветвями деревьев, которые свет луны не пропускают, поэтому там темно, и Ракса сначала не поняла куда они лезут. Её настороженность немножко утихла и теперь идея Тода придти сюда, показалась не такой уж плохой.
– Тод, как тут прикольно. А кто это сделал?
– Кто. Кто? Мать природа, я только, вон видишь, излом сбил, чтобы ветка окончательно не рухнула.
– А она крепко держится?
– Не боись, я сам проверял, и висел на ней, даже сверху залазил и прыгал. Ветка толстая, хрен её обломишь сам. Так что будь уверена!
– А сидеть здесь где? – оглянувшись вокруг и не заметив ничего похожего на стул, спросила Ракса.
– Это мы учли! – гордо сказал Тод, – Прошу вас, мадам.
С этими словами он отошел в сторону, и за ним оказалась старенькая скамейка. Он сделал движения руками, словно смахивает пыль и указал на сиденье.
– Мерси! – съехидничала Ракса, легонько присев, как это делали дамы в старину, изображая благодарность, – Она грязная наверно?!
– У нас все стерильно, – повторил смахивание пыли Тод и сел сам, – Иди на колени садись!
Устроившись на коленях Тода, Ракса нежно к нему прижалась и обвила его руками. В такие моменты Тод чувствовал себя настоящим защитником своей дамы сердца. Он придержал её за попу одной рукой, а другой обнял со спины, таким образом, несколько развернув к себе.
– Как хорошо! Так тепло с тобой!
– М – м – м, мне даже жарко немножко, – улыбнулся Тод, прижимая её к себе.
– Что это тут у тебя? – спросила Ракса, поерзав на коленях у Тода, – Что это здесь такое твердое?
– Э – э – э, ситуация вышла из – под контроля, мадам, ваши движения заставляют меня волноваться.
– Так, мистер, пожалуйста успокойте вашего друга, – Ракса схватила Тода за джинсы в районе ширинки, – я не хочу здесь.
– Но понимаете, мадам, ваша шикарная попка, которая сейчас у меня в руках, не способствует успокоению, – широко улыбаясь, прошептал Тод.
– Так:, я сказала!! – утвердительный голос Раксы прозвучал грозно, – Всё, успокаиваемся!
– Ну вот, как всегда.

Настала минута нелепого молчания. Тод перебирая в голове комбинации безжалостно их отсевал. Сегодня, по – видимому, не следовало ожидать сексуальных приключений. Тод напряженно мыслил, как вдруг Ракса прервала эту минуту безмолвия:
– Я писить хочу!
От этих слов у Тода почему – то перехватило дыхание, сердце вдруг забилось, как будто ему предстоял кросс.
Удивившись своей реакции, Тод ответил:
– Ты как всегда, Ракса, тебе все время хочется писить в самый не подходящий момент. Иди, вон в уголок присядь!
Тод указал на дальний от них угол импровизированной комнаты. Был там не угол, а просто темное по сравнению с другими участками место. Тод посчитал это место лучшим туалетом в окрестностях.
– Что?! Здесь! Нет, я тут не буду! – завертела головой Ракса.
– Слушай, я с тобой никуда не попрусь, давай садись вон туда, и дело с концом. Ты что меня стесняешься, так там как раз темно, луна туда не светит. Давай, иди уже!
– Ладно! Терпеть не хочу, только ты не смотри, – улыбаясь, пролепетала Ракса.
Она встала с колен Тода, осторожно подошла к тому месту, точнее сделала она всего три шага и оказалась рядом с кустом который немножко нависал вперед. Тод внимательно следил за каждым её движением. Она повернулась к нему спиной. Посмотрев на землю вокруг себя и, видимо, убедившись в подходящем состоянии места, начала расстегивать молнию на обтягивающих джинсах. Тод машинально, можно сказать инстинктивно посмотрел на её попу. Ведь сейчас она снимет джинсы. Когда он услышал звук расстегивающейся молнии – у него дыхание перехватило. Его взор, напряженный по предела, пытался выхватить из тьмы все детали происходящего. Ракса, расстегнув молнию, задрала майку немного кверху, отчего Тоду открылась светлая в темноте талия. Её руки, скользнув к бокам, взялись за пояс джинсов и начали их снимать. Тугие джинсы нехотя сползали с её попки, делая это движение ещё желаннее. Через мгновение пояс джинсов, скользя по ягодицам вниз, выпустил их на свет божий, и Тод увидел две белые упругие половинки её попки, которые в темноте ясно выделялись, пропуская между собой тонкую белую лямочку трусиков. Оставив джинсы на уровне колен, Ракса принялась снимать трусики:
Трусики представляли собой три тонкие лямочки. Две из них держались на бедрах, а третья ложилась между ягодиц. Два пальчика Раксы легко стянули вниз две верхние, а третья зажалась между сомкнутыми бедрами. Ракса слегка расставила ножки, и лямка с легкостью слетела к двум другим. Теперь попку Раксы ничего не закрывало, хотя и до этого она была не скрыта. Секунду помедлив, Ракса села на корточки, придерживая рукой джинсы с трусиками. Тод теперь видел лишь только её попку, постепенно скрывающуюся в темноте. Ещё было видно, как Ракса развела согнутые ножки в стороны и затихла. Через мгновение в тишине послышалось журчание. Он и представить не мог, что писающая Ракса вызовет такую бурю эмоций и нестерпимое желание увидеть этот процесс в мельчайших деталях. Журчание тем временем стихло, Ракса ещё посидела немножко и, встав с корточек, полезла в карман спущенных джинсов, за салфеткой. Тод внимательно наблюдал за каждым её действием. Достав салфетку Ракса, не поворачиваясь к Тоду, слегка подогнула коленки и расставила их в стороны. Тод заерзал на своем месте от увиденной картины. Ракса быстрым движением руки подтерлась и, бросив салфетку в сторону, натянула джинсы, застегнула молнию и поправила майку. Всё!
– Ну вот как полегчало! – сказала Ракса и повернулась к Тоду лицом
– Ты чего так смотришь!?? – удивленный голос заставил Тода отстраниться от своих переживаний.
– А? Что? Я?! Я, не – е – е, я не смотрел! – попытался оправдаться Тод, но это не помогло
– Тод, да у тебя рот открыт, словно ты чудо увидел! – объясняла Ракса, – зачем ты смотрел?
– Ну, э – э – э, это так красиво, ты у меня такая красивая!
– Это! Красиво? Что может быть красивого в том, что я писила под кустом???
– Да ты знаешь, я тоже так думал пока не увидел, – монотонно проговорил Тод, – оказывается всё!!!

Похожие публикации
Утром перед завтраком Кэти спросила меня:— Я что-то вчера не подумала, а когда мы будем объявлять Сью и Дэвиду следующие разрешенные два часа? У них же возраст сексуальной гиперактивности. Как часто нам стоит позволять им инцест?Я задумался.
На самом деле жизнь проста, но мы настойчиво ее усложняем.Я с трудом улавливала ее шепот. На улице шумели машины, порой стекла в окнах вздрагивали от колес автобусов, что проносились у самого дома. Под порывом сквозняка форточка постоянно то открывалась, то закрывалась.
Утром, проснувшись, вспоминаю, что сегодня у нас в городе праздник – день рождения города. Решаю, что надо бы мне вечерком сходить на центральную площадь, прогуляться. Поскольку Леша в командировке, идти мне не с кем. Решаю взять с собой Олега. Звоню ему.
Кто я?Меня зовут Люкита. Я инф.Что есть инф?Весьма схематично и по – кукольному нарисованный человечек того или иного пола – в моём случае женского – способный вести разговоры в текстовом режиме с тем или иным реальным человеком.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.