Уёбок

Я – истинный пиздолиз. Когда я это понял? Тогда когда Люська сама предложила мне поебаться, а я сначала решил её полизать. Дело даже не в том что я лизал её немытую пизду, просто после того как я её вылизал до оргазма, и она сказала, что ебаться уже не хочет, я не стал настаивать, а просто подрочил. Она, казалось, совсем не удивилась этому, а просто назвала меня хорошим «мальчиком». «Мальчику» было уже за тридцать, но в каком-то смысле я был ещё мальчик, а именно в том самом, в котором целок называют девочками. Она повернулась ко мне попой, и я увидел её «шоколадный глаз». Он действительно был шоколадный, коричневая корочка говна, покрывающая её анус, выглядела трогательно и маняще. Я не удержался и поцеловал её туда. Вкус и запах её какао подействовал на меня возбуждающе. Хуй снова стоял как лом, и я опять начал дрочить я лизал ей жопу и дрочил. Возбуждение нарастало, вчерашнее какао я уже слизал, вкус и запах говна пьянил и мне хотелось ешё и ещё. Оно было рядом там, в жопе, я пытался вставить в неё язык, но он был слишком коротким и мягким. Стоило только было вставить ей в жопу палец, пошевелить какашку и она бы вылезла мне прямо в рот, но я не решился это сделать, потому что я не знал, как Люська к этому отнесётся, можно было и ногой в рыло получить. Впрочем, дело было даже не в этом, будучи конченым извращенцем, я не боялся женских пинков в морду, я терпел даже тогда, когда девушки меня пинали и по яйцам. Я боялся напугать Люську. Жопа у неё была девственная, то есть хуя в ней ещё не бывало. Конечно, пальцы у меня не толстые и ногти я сточил маникюрной пилкой, чтобы случайно не поцарапать женские попочки при добывании говна. Я решил действовать не спеша. Сначала я надавил на анус языком, затем помассировал анус пальцем, как при точечном массаже. Анус чуть раскрылся и палец без явного сопротивления слегка продвинулся в жопу, я ещё слегка надавил и палец продвинулся ешё. Вся верхняя фаланга указательного пальца была теперь утоплена в люськиной жопе. Я продвигался очень медленно, не дай бог Люська почувствует дискомфорт, тогда пиши пропало, она встанет и уйдёт, а счастье было так возможно. Кончиком пальца я нащупал какашку. Даже кусочек говна в жопе желанной женщины требует нежного обращения с собой. Я слегка погладил его кончиком пальца и немного сдвинул с места. Люська вскочила на ноги и как-то странно посмотрела на меня. Когда я сдвинул какашку с места, девушка резко захотела срать, но когда мой палец выскользнул у неё из жопы, позыв бежать в туалет резко прекратился. – Ты, чо-о, охуел? Увидев, что я слизываю с пальца говно, она сказала: – Ну, ты и уёбок, я думала, что ты просто пиздюк, а ты оказывается ещё и говнюк!!! – Да, радость моя, я именно то, что ты сейчас сказала. – Говноед – р
езюмировала Люська. Она села голой жопой на кровать. Я охуевал от произошедшего и снова возбудился. – Я наверняка не первая у кого ты слизываешь говно с жопы – сказала она. – В этом году первая – ответил я. – Сейчас я насру тебе в рот и ты станешь моим тубзиком. – Давай – тихо проговорил я, не веря своему счастью. – Слышь, Уёбок, я ещё никому в рот не срала, ты у меня в этом смысле первый. Она как-то сразу начала называть меня Уёбком, кстати, с этого дня она меня по-другому и не называла. Я лёг на спину, а она встала надо мной, широко расставив ноги. Она опустила жопу мне на лицо. Я посмотрел в её шоколадный глаз и лизнул его. – Чёрт, я совсем не хочу срать, помоги мне. Я снова поцеловал её в жопу, лизнул – Давай там, действуй, нежно, как в первый раз. Я осторожно вставил палец в жопу своей теперь уже ГОСПОЖИ и, прикоснувшись к какшке, качнул её. Говно пришло в движение, но, если сразу вытащить палец из жопы, Люська срать перехочет и я продолжил стимуляцию дефекации. Наконец процесс пошёл, и моё участие в нём уже не требовалось. Я вытащил из жопы палец, он был в говне, и я вытер его о люськину жопу. Затем облизал испачканное место. Можно было просто облизать палец, но ведь это просто палец, испачканный в говне. Говно, слизанное с девичьей жопы, – это уже не говно, а какао, горький шоколад. Какашка из жопы вылезала не быстро. Когда она показалась на свет божий я лизнул её, мне хотелось слизывать говно моей новой королевы. Однако не тут-то было. После того как я лизнул шикарно пахнущую какашку, она словно испугавшись предстоящей участи исчезнуть в недрах моего желудка, снова спряталась в люськиной жопе. – Слышь, Уёбок, ты дашь мне спокойно высраться или нет? Я промолчал, просто открыл рот и стал ждать. Люська еле слышно пукнула, выпустив довольно ядовитую порцию газов, и пописала на меня. Струйка была слабенькой она стекла по моему лицу промочив белоснежную простыню. Какашка снова вылезла из жопы и повисла. Это было потрясающе. Девки и раньше срыли мне в рот, и я даже ел их говно, при чём, во всех его консистенциях, в виде колбасок, кашицы и дрисни. Однако я никогда ранее не ел говно в больших количествах, а тут, то ли потому, что у меня давно не было женщины, вернее меня ни у кого не было, то ли ещё по какой причине, но я съел люськино говно и понял, что хочу ещё. Но Люська больше срать не хотела. Я вылизал жопу дочиста. Люська оделась и ушла. После её ухода я начал остервенело дрочить. Кончив, я ощутил во рту привкус говна и мочи. В спокойном состоянии это уже не возбуждало, было неприятно, но непротивно. Я прополоскал рот и почистил зубы, потому что мне нужно было идти в город. Вряд ли стоит идти в общество, если у тебя изо рта воняет говном.

Похожие публикации
Теплой летней ночью Лена лежала в своей постели, слушая переливную трескотню цикад за окном. С дневных дачных забот ее мысли плавно перетекли на фантазию нежной сексуальной сцены с другой девушкой.
Когда Маша наконец открыла глаза после бурного оргазма. Первое что она увидела, это меня стоящего на коленях рядом с ее ногами. Она протянула мне свои трусики и сказала: - На сучка, ты это заслужила, носи их на здоровье.
"Послушай, Светка!", я начал её уговаривать, "ты ведь давнь обещала дать попробовать себя в попу. Давай сегодня сделаем это. А перед тем промоем твою задницу клизмой!". "Ой, Саша, может лучше в другой раз?" "Так ты каждый раз отговариваешся. Мне уже надоело ждать.
Молодежи в Загибайлово было немного. По окончании школы все старались свалить из деревни, как минимум в райцентр. Но часто случалось так, что помыкавшись в городе, даже добившись каких – то успехов, лет после 30 возвращались в деревню. Так случилось и с Альбертом.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.