Посмотри, и ты не забудешь себя

Данный рассказ размещаю по просьбе читателя (без редакторской обработки)

Посмотри, и ты не забудешь себя.

Несмотря на то, что утро было пасмурным, сейчас солнце грело так, что становилось жарко, и я этому была очень рада. Последнее время погода не жаловала, то целый день туман, то ветер, то мелкий дождь, сидеть в номере было скучно, а процедуры уже приелись. Время в санатории тянулось медленно, от завтрака к обеду, от обеда к ужину и так вот уже пятнадцатый день, но осталось не много всего-то пару дней, и я поеду домой. Это был мой первый отпуск в санаторий, никогда ни считала себя больной, а по сему и отдыхать не собиралась, но так получилось, что мне неожиданно предложили, отпуск должен быть зимой, и я согласилась восемнадцать дней побыть на природе, среди сосен и этих смешных белок.

Вот уже, наверное, третий час я сидела под обрывом и смотрела в даль, тут дул слабый ветерок, никаких комаров и паутов не говоря уже про мух, и вообще откуда могут браться мухи в лесу, но, однако они есть, и они меня достают, но не сейчас. Мной одолевала легкая дрема, прикрыв глаза я слушала шум леса, стрекот кузнечика, жужжание насекомых, и шум ветра среди веток ветвей. Мне было приятно осознавать, что я тут одна, нет города, телефона, нет музыки, что так нудно звучит в динамиках холла санатория. Я несколько раз приходила сюда, порой обхвачу колени, съежусь от влаги и старалась ни о чем не думать, но не получалось, но сейчас было совсем по-другому. Я не хотела думать, просто хотелось слушать голо леса, я так давно его не слышала, последний раз это было, наверное, лет десять назад, когда я еще ездила к дедушке в деревню. Теперь я внимательно вслушивалась в старые отголоски детства, я не думала, но в голове пролетали образы, когда плавала под ивой, когда гонялась за козами, а они так смешно прыгали, когда бродила по полю с подсолнухами и чуть было там не заблудилась.

- Привет, можно? – где-то за спиной раздался женский голос.

Я вовсе не хотела ни с кем делиться своим настроением, своим одиночеством, и все же меня и тут нашли, надо было все же подальше уйти от этого санатория. По голосу я определила, что ей было за тридцать, наверное, учитель, мягкий, но требовательный, я даже не стала поворачиваться в ее сторону, мне совершенно было не важно, как она выглядит, коли нашли меня, придется потерпеть, да и вообще на обед пора уже собираться. Я встала.

- Извините если я вас потревожила, я могу пойти в другое место, - она спрыгнула с небольшого обрывчика подошла к воде.

Ее рыжая копна волос буквально загорела на солнце, от удивления я даже заморгала, такого я еще не видела, по-настоящему ярко-рыжий цвет, как в мультике про Антошку и его деда.

- Садитесь, я ненадолго, так просто брожу от скуки, а вы как сюда забрели, я думала, что никого не встречу.

Она начала меня заваливать вопросами, а я как школьница ей отвечала и так старательно, как будто хотела получить отлично за свои ответы. Даже самой стало смешно от этой ситуации. Солнце скрылось за огромную сосну, что росла почти у самого обрыва, но несмотря на это, мне на оборот стало жарко, как будто ее рыжая копна волос меня согревала. Она села рядом, обхватила колени и посмотрела мне в глаза.

Не смотря на свой многолетний опыт, я всегда волновалась, что все сорвется, еще в начале своей практики все провалилось, по-настоящему провалилась, я не знала куда себя деть и что делать, думала, что больше никогда не получится, но потом, набравшись мужества я снова попробовала, осторожней, не с таким напором как прежде, но продолжила свою практику на пациентах, а потом и на стороне. Мне многократно это пригождалось в жизни, порой стыдно за себя, что я это делаю, но не могу удержаться, я как наркоман, которому требуется еще и еще.

Девушка сказала, что ее зовут Настя, ну прямо как в сказке, да еще эти длинные белые волосы, и глубокие глаза. Всех больше я люблю взгляд, этот полный жизни, осмысления, открытый, по-детски наивный, чистый и такой любопытный.

Я сидела около нее, чувствовала ее дыхание, ритм сердца, то как она моргает, смотрит, гладит ладонью песок, я все это ощутила, как будто это делала я сама, мне показалось, что я слышу ее мысли.

- Дай я посмотрю твои глаза? – сказала я ей, и она послушно подставила свое личико под мой взгляд.

Она несколько раз моргнула, как будто попал солнечный зайчик, приподняла бровки, чуть сжала губки и широко улыбнулась.

- Ты слышишь меня? – спокойно спросила я ее.

- Да, - качнув головой, сказала она.

- Замечательно, - на секунду затаив дыхание я продолжила, - ты будешь делать, что я тебе скажу!

В ответ она кивнула головой.

- Скажи! – потребовала я.

- Да, буду слушать тебя.

Меня в ее ответе удивляло только одно, ее улыбка, искорка сомнений снова во мне появилась, но глаза говорило об обратном.

- Ты будешь делать все, что я тебе скажу! – снова повторила я.

- Да, - опять спокойно ответила она, все с той же улыбкой.

- Ты это будешь делать по тому, что тебе самой этого хочется, и все, что ты будешь делать, будешь делать с большим удовольствием, ведь ты об этом даже когда-то в детстве мечтала? – это был толи вопрос толи утверждение, не столь важно, а важно то, что она должна это просто осознать и захотеть.

Еще с минуты две я говорила, а Настя, то кивала, то отвечала мне, она спокойно слушала меня и улыбалась, а потом я приступила.

- Здесь никого нет, только ты и я, - и в знак подтверждения я провела рукой по сторонам, Настя проследила за моей рукой, потом повернула голову за спину и убедившись, что и там никого нет утвердительно кивнула.

- Ты мне доверяешь? – спросила я.

- Да, полностью, - спокойно ответила она.

- Что ты надела под свой сарафан? – это был первый провокационный вопрос.

- Как обычно, плавки, лифчик и все, - в ее голосе слушалось удивление, мол не ужели и так не понятно, что там под ним.

- Сними плавочки, - попросила я ее и это была первая провокация к действию.

Настя, не вставая на ноги, встала на коленки, шустро запустила свои руки под подол сарафана и потянула их вниз. Мне казалось, что она вот-вот остановится, засмеется и скажет «поверили?», но она этого не сказала, а сняв плавочки, просто положила их рядом с собой.

Розовые, абсурдного цвета плавочки теперь лежали на песке, я отвернулась от них. Мой опыт в гипнозе начался еще в школьные годы, когда ездили в пионерский лагерь, там мы просто баловались, но со временем идея познания человеческого сознания через гипноз овладело мной и я поступила сперва в медицинский институт, а потом и аспирантуру закончила. К гипнотизерам относились как шарлатанам, колдунам, им не доверяли, и вот только в последнее время все изменилось. У меня была своя практика, я читала лекции в институте по психологии, практиковалась в службе «семья», решала их проблемы, помогала полиции, и сказать честно работы оказалось много.

Я достала из сумочки свой фотоаппарат, я люблю фотографировать, не природу, а в основном людей, их лица, глаза, морщины, мысли, эмоции.

- Я буду фотографировать, а ты будешь делать все, что я тебе скажу! – с секунду помолчала и спросила, - ты поняла?

- Да, - тут же ответила она и заулыбалась, - что мне делать?

Я встала и посмотрела на речку, на лес, на кусты, что росли вдоль обрыва, прищурилась и посмотрела на небо.

- Иди сюда Настенька, вот сюда, - и показала ей рукой на поваленное дерево, - сядь на него.

Она послушно подошла и села так как я попросила, чуть присев я сделала первый снимок, потом еще и еще, ее глаза следили за мной, но, если я просила, она их отводила, прикрывала, и уже через несколько минут она вжилась в образ фотомодели. Прошло не больше пяти минут, и Настя вообще перестала на меня обращать внимания, она только слушала меня, куда ей подойти, какую принять позу, как держать одежду. Она это делала непринужденно, никакого напряжения, я даже первоначально удивлялась этому, но потом сама вошла в роль фотографа, и мы вместе начали творить наше творчество.

Я перестала обращать внимание на щелчки затвора, я любила зеркальные фотоаппараты, этот щелчок затвора, он говорит о многом, а мыльница это не мое. Рука чуть устала, я присела на песок.

- Подыми платье так, чтобы я видела твою попку.

Она стояла около воды, играючи приподняла подол сарафана выше колен, повернулась ко мне спиной и не отпуская ткань платья, подняла руки над головой. Еще остались следы от плавочек, я снова схватила фотоаппарат и продолжила.

- Повернись ко мне лицом, руки пока не опускай.

Она так и сделала, ее лицо было закрыто сарафаном, а все, что ниже пояса было оголено. Как только она повернулась, все мое внимание сосредоточилось на ее белоснежном лобке. У Настии лобок был идеально выбрит, как будто она это сделала утром, специально для этой фотосессии. Отсутствие какой бы то ни было растительности у нее между ног, делал ее трогательно нежной, юной, по детский стыдливой, такой ранимой и сладкой. На мгновение, я даже залюбовалась этим зрелищем.

Мой фотоаппарат не переставал щелкать, мне казалось, что я, что-то упустила, возвращалась опять и опять, а потом я решила ее всю раздеть. Не просто раздеть и показать ее обнаженное тело, первоначально я даже не думал об этом, но я решила показать, насколько этот нежный цветок может быть не только прекрасным созданием, но и. .. как это сделать я еще не знала, но уже приступила.

- Не снимай сарафан, идем сюда, - я взяла ее за руку и повела подальше от воды, - встань на коленки.

Настя послушно исполнила мою просьбу, она не отпустила сарафан, ее живот чуть напрягся, я отошла в сторону.

- У тебя дома есть кошка? – спросила я.

- Да, - тут же ответила она.

- Ты видела, как кошка заболевает, у нее начинает течка и она жаждет себе кота?

- Да видела, часто, - она тяжело задышала.

- Сейчас ты у меня кошка, ласковая кошечка, ты потягиваешься после сна, - Настя потянулась, она вытянула руки как можно выше и прогнулась в спинке, - ты начинаешь ощущать истому в нутри себя, ты осознаешь, что ты хочешь кота. Ты хочешь кота? – спросила я.

- Да, - с дрожью в голосе ответила она.

- Покажи, как! – приказала я.

Настя вздрогнула, разжала пальцы, подол сарафана упал на песок, ее глаза были закрыты, она чуть прикусила губки, брови напряглись, и все ее тело стало сжиматься. Она упала на песок, руками обхватила колени, прижала их так сильно, что у меня у самой задрожали руки, как будто это я сжимала их. Потом ее тело резко выпрямилось, она буквально выбросила ноги назад, а руками начала цепляться за песок. Пальцы вгрызались все глубже и глубже, как будто она там хотела, что-то найти, потом замерла, я ощутила у себя в животе напряжение. Настя перевернулась на спину, сарафан сбился между ног, разжав пальцы, теперь она вытягивала руки в разные стороны, цепляясь за скудные клочки травы, она попыталась схватить их, но безуспешно. Ее тело извивалось, она несколько раз перевернулась, снова упала на спину, сжала колени и резко развела их в стороны. Затвор фотоаппарата застрекотал как из автомата.

Настя прогнулась в талии, коленки снова сжались, ее ладони прошлись по ногам, скользнули по розовой щелочке, потянули сарафан выше талии и замерли. Прошло несколько секунд прежде чем она очнулась, Настя перевернулась на живот, встала на коленки, ткань с талии соскользнула к ее стопам, а потом она опустила руки, начала скользя на ладошках по песку, приподымать свою попку и в то же время прогибая спинку в талии.

Я молча наблюдала за ее движениями, на мгновения, когда я переставала снимать, я ощущала ее тело, внутри у меня все звенело, я представляю, что в данный момент испытывала сама Настя, но я не могла и не хотела ее остановить.

Еще вчера, когда я ее увидела, думала, что ничего не получится, что она ветреная девчонка, что она еще вся в романтике, что она только в стихах, но я ошиблась и теперь я хотела увидеть все, что она скрывает от всех. Нет, не то, что у нее между ног, это есть у всех, а то, что у нее спрятано в женской душе, ее страсть, ее потребность, ее желание. И мне этого хотелось больше всего, наверное, больше чем она сама, этого теперь жаждет.

На мгновение мне захотелось приказать, что бы она сбросила с себя одежду, я могла это сделать, но не стала, не хотела прерывать танец ее тела.

Настя вытянула ручки в перед, приподняла попку вверх и чуть завиляла ею из стороны в стороны, а потом на коленках стала толкать свое тело вперед. Она действительно стала похожа на кошку, большую, жаждущую кота кошку. Я не переставала снимать, ее попка была прикрыта, мне этого было мало, как будто поняв мои мысли, она остановилась и рукой сдернула с нее подол сарафана. На меня смотрела остренькая попка, развратно задранная вверх задница, ее тощи ягодицы торчали в разные стороны, обнажив для съемки ее опухшие половые губки, а чуть выше ровненькую ямочку, которая от напряжения в животе то сжималась, то чуть расширялась.

Эта юная леди Настя, вела себя как заправская шлюха, что изголодалась по траху и готова была подпустить к себе любого самца, чтобы вошел в нее и удовлетворил.

Я присмотрелась к ее губкам, теперь они выглядели совершенно по-иному, там, когда она стояла у реки с поднятым сарафаном, ее лобок был скромным, нежным, как у девочки, которая еще ни разу ни целовалась, сжимает свои губки перед поцелуем, так и у нее губки под лобком были плотно сжаты. Но с сади, в позе жаждущей кошки они были не просто распухшими и мокрыми, они выпирали, они выворачивались наизнанку, они так опухли, что не могли уже удерживать в себе гребешки, и то как мидия выпускает свою ножку, ее губки выпустили гребешки. Защелкал затвор.

Наста постанывала, потягивала руками, мне хотелось к ней прикоснуться, но это было не в моих правилах, я запрещала себе эту вольность, в низу живота все ныло, сейчас я завидовала ей, она могла насладиться своим положением, своими грезами, своими желаниями, я же нет.

Я закончила, закончила как всегда чисто, Настя сидела на песке, поджав под себя коленки и смотря на воду, она уже надела свои розовые плавочки, отряхнула от песка сарафан, и мурлыкала про себя какую-то песенку.

- Ты устала! – утвердительно сказала я, - приляг, отдохни, вздремни с пол часика.

Я не открывала глаз, вот уже минут как десять я проснулась и слушала шум леса, в нем так много, я старалась уловить отдельные звуки, это шелест травы, а это ивы, что протянулись на противоположном берегу, а это поскрипывают стволы сосен, а это... Я лежала и слушала, интересно сколько времени я проспала, я даже не заметила, как уснула, сегодня был замечательный день, на душе было так радостно и весело, а еще какое-то странное ощущение истомы не только в теле, а где-то в нутри, в груди.

Я села, открыла глаза, рядом лежала моя книжка, но я ее так и не читала, мое яблоко которое хотела съесть и тут же с жадностью впилась в него своими зубками. Я взяла книжку и приоткрыла. На страничке где была закладка лежала визитка, на ней был написан адрес электронной странички, что начинается с www, а внизу надпись: «Посмотри, и ты не забудешь себя». Странно, подумала я, не помню, когда и где я ее взяла, опять какая-то реклама, положив закладку и странную визитку на место я закрыла книгу. В санаторий я вернулась в отличном настроении, немного помялся сарафан, я даже успела к ужину.

- Привет...

Проходя по коридору, мне сказала какая-то рыжеволосая женщина, ну надо же какие ярко-рыжие волосы, ну прямо как в мультике про Антошку и его дедушку. Я ее знаю? Нет, а то бы запомнила.

Уже через день я вернулась в город, а там суета и я забыла про лес, про шум ивы и песок, лишь только глубокой осенью, когда на душе стало тоскливо, я открыла ту самую книжку, что брала собой на пляж, и нашла ту странную визитку.

Включив компьютер, я набрала в командной строке адрес веб странички и нажала кнопку пуск. Моргнул монитор и вот с экрана на меня смотрели мои глаза, сердце мелко завибрировало, в животе все сжалось и в глазах потемнело. Я сидела за столом и считала удары сердца, оно, то разгонялось, то замедляло ход, то снова набирало темп. Я закрыла глаза, все равно ничего не могла видеть, все мерцало, а потом, успокоившись, я уже боялась открыть глаза. Так я просидела минут десять, но вечно сидеть не могла и забыть то, что увидела, то же не могла. «Посмотри, и ты не забудешь себя», эта надпись как сломанная пластинка вертелась у меня в голове и тогда я просто взяла и открыла глаза.

«Посмотри, и ты не забудешь себя», да я не смогу забыть себя, как бы, не хотела. Смотрела со страхом, ужасом, не понимая, как и когда, но постепенно боль ушла, это как зубная боль, она сперва острая, невыносимая, сводящая сума, не дающая ни минуты покоя, выматывает твое тело до состояния зомби, и стоит ей чуть отпустить тебя как ты проваливаешься в сон, а потом все с начала. Но проходит время, включается функция защиты организма и вот уже боль не такая острая, ты уже в состоянии думать, рассуждать и делать выводы. А так и не могла понять, как и когда я снималась, и я ли вообще, хотя в этом я уж точно не сомневалась, что все же на сайте была я. Ужас был не в том, что это я, а в том, что меня кто-то увидит, осудит, мне было стыдно, очень и мне хотелось разбить монитор, если бы это только помогло стереть эти снимки из виртуального мира.

Наверное, прошла неделя, выходя из дома мне казалось, что на меня все смотрят, а на работе все шепчутся, это паранойя, и она меня съедала, я боялась сама себя, но... Однажды, когда я легла спать, перед сном я посмотрела комедию, сайт стал для меня чем-то в роде иконы, я смотрела его ежедневно и в тот вечер я так же перед сном смотрела на себя и впервые осознала, что я там красиво выгляжу. Странно я спокойно смотрела на свои снимки, на то как я прогибаюсь, на крупные планы моих рук, коленок и столь развратно выглядящих губок. А они ничего, приятные, симпатичные, сочные, чуть вульгарные, но такие аппетитные. И пока я смотрела, незаметно для себя стала поглаживать пальчиками щелку между ног, а потом... а потом я просто закрылась в комнате, сбросила с себя всю одежду и как там на пляже потянулась, встала на коленки и как страстная кошка, опустив голову к полу и задрала попку вверх.

«Посмотри, и ты не забудешь себя», как часто, если вообще хотя бы раз в жизни мы смотрим на себя, свои действия, свои желания со стороны? Порой мы сами боимся своих мыслей, не дай бог, что бы кто-то узнал о них, стыд, страх, не поймут, осудят, засмеют, унизят... И все это тот же страх, будь как все, не вылезай, не дергайся, как все, быть не хуже, как все, до чего противно быть как все, я не такая, я не масса, я это я, и у меня свои чувства, и, если кому-то это не нравиться, кривит губы, шипит в нутри себя, ну и пусть, это его проблема, пусть таким и остается, а я нет.

Я изменилась, сильно изменилась, тот сайт открыл мою замкнутую комнату, ту, что я старалась никогда не открывать, а теперь я даже стала этим гордится, то есть сайтом, не знаю смотрит его кто-то или нет. Мне необычайно легко, весело, я радуюсь ветру, дождю, холоду, этим кислым вечно недовольным лицам в автобусе, собаке, что лежит на люке теплотрассы. Мне стало так легко, как будто тело порой становится невесомым, плечи опускаются в низ и хочется на носочках идти.

httрs://www.litrеs.ru/еlеnа-strizh/

Похожие публикации
Я теперь старательно обходила темные места. Вот и теперь небольшой крюк по освещенным улицам, и я дома. Сегодня я была на свидании с новым мужчиной. Он уже готов - влюблен, очарован и хочет меня....
Рассказ о реальных событиях состоявшихся очень рано утром. Проснулась я около трёх часов от жгучего желания и двух кружек чая выпитых перед сном... Закончив свои "дела", сходила выпить немного воды...
Случайно наткнулся на свой рассказ восьмилетней давности. Прочитал. Посмотрел отзывы. Захотелось поделиться ещё некоторыми подробностями.Не стану повторять основной сюжет, кто захочет-прочитает первый...
– Ну и денек сегодня. Жаркий, вы не находите? – диджей маленькой радиостанции отбросил всякие попытки веселить честной народ и откровенно потел в микрофон. – Да, – ответил телефонный женский голос....
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.