Деревня

Глава 1. Джонни Винслоу был примерным семьянином, имевшем замечательную жену и дочь и уважение в деревне. Туда они переехали 18 лет назад, когда Эллис было 4 года, а сейчас девушка готовилась уехать и поступить в университет в городе. Прогуливаясь по окрестностям однажды утром, он и оказался первым, заметившим незнакомую машину. Белый разукрашенный кабриолет не вписался в хорошо известный всем местным жителям опасный поворот, и застрял в придорожной канаве под горестным взглядом молодой растрёпанной негритянки. Едва мужчина приблизился, она обернулась в его сторону, и медленно с расстановкой поинтересовалась. — Добрый день, вы мне поможете? Машина застряла. Привлечённый её голосом Джонни подошёл посмотреть, что можно сделать, и приблизившись, невольно затаил дыхание очарованный красотой и чувственностью незнакомки. Джонни не был бабником, более того, за 22 года брака он ни разу не изменил Глории. Однако сейчас его просто тянуло к этой женщине. Высокого роста, почти с него, она носила совершенно восхитительное тело, каждая деталь которого находилась в точности на своём месте, как в произведении искусства. Одета девушка была в короткое чёрное платье чуть выше колен, а её длиннейшие ноги поддерживались туфлями на высоченных шпильках. Бёдра живот и груди просто притягивали взгляд. Длинные растрёпанные волосы обрамляли самое прекрасное лицо, которое Джонни мог вообразить. Но невероятнее всего были глаза. Непроглядно – чёрные, как глубины космоса, они притягивали взгляд. Гипнотизировали. Завораживали. Стоя перед ней Джонни не мог оторвать взгляда от этих невероятных глаз. Все мысли улетучивались из его головы, словно высосанные их притяжением. Не думая ни о чём мужчина шагнул вперёд, пожав протянутую руку девушки. Его словно пронзило электрическим разрядом. Чувствия что впадает в эротический транс, Джонни терялся в её глазах и запахе странных духов незнакомки. — Я тебе нравлюсь, Джонни. — Произнесла она гипнотическим голосом. — Смотри на меня. Не успев удивиться, что она откуда – то знает его имя, он к своему стыду почувствовал подступающую эрекцию и постарался незаметно поправить штаны, чтобы девушка ничего не заметила, но ему это не удалось. — Слушай меня. — Прозвучал гипнотический голос незнакомки. — Слушай мой голос. Ты слышишь только меня. Ты хочешь служить мне, повиноваться. Ты принадлежишь мне. Смотри в мои глаза. Ты не можешь сопротивляться. Ты бессилен перед моими чарами. Сдавайся мне. Утони в моих глазах. Голова Джонни закружилась. Каждым своим словом незнакомка гипнотизировала его. Он должен сопротивляться!Отчаянно пытаясь оторвать от неё взгляд, Джонни отпрянул, споткнулся и упал на спину. Одним стремительным движением негритянка метнулась вперёд, навалившись на него, прижав к асфальту, и глядя в его глаза. — Повинуйся. — Приказала она. — Служи мне. Принадлежи мне. Отдайся мне. Я владею тобой. Ты должен повиноваться. Ты мой. Ты будешь моим. Его охватывало желание служить этой девушке, поклоняться ей как богине. Слиться с ней. Пытаясь сопротивляться нарастающему желанию, он подумал о Глории. Что она подумает? Что подумает его дочь, если узнает, что он изменил жене?! — Повинуйся мне. Повинуйся! — Проник в его сознание голос незнакомки, его госпожи. — Будешь ты моим. Она наклонилась над ним и поцеловала лежащего Джонни в губы. От пронзившего его разряда остатки сопротивления рухнули. Девушка слезла с него, и Джонни встал перед ней на колени. — Поцелуй мои ноги. — Приказала госпожа. Уже полностью эрегированный член притягивал Джонни к себе и он неосознанно начал теребить его сквозь штаны, повинуясь команде госпожи и целуя её ноги. — Только я владею тобой, Джонни. Я красивее твоей жены, так ведь? Я захватила тебя, маленький человечек. Служи мне хорошо, мой милый раб. Она дёрнула завязку, распустив её, и платье сползло с её тела, оставив её полностью обнажённой. — Вылижи мою киску. Сейчас же. Полностью подчинённый ей Джонни пополз выполнять приказ. — Очень хорошо, милый. Люби свою повелительницу. Наслаждайся тем, как она владеет тобой. Ведь теперь единственное твоё желание — это служить и повиноваться? — Да, госпожа. — Выговорил Джонни не отрываясь от вагины хозяйки. — Ты любишь меня? — Да, госпожа. — Тогда войди в меня по – настоящему, и стань моим навеки. Негритянка шагнула назад, и у неё за спиной распахнулись огромные тёмные крылья. — Отдай мне свой член, и стань моим навсегда. В последний раз попытавшись посопротивляться, Джонни спустил штаны и вытащив оттуда уже полностью стоящий пенис, подполз к хозяйке. И вонзился в неё, в последний момент успев мысленно попросить прощения у Глории. Вагина феи обхватила его, и он начал двигаться в ней, вонзаясь на всю глубину и дотрахивая её до самой матки, или что там у феечек вместо. Пенис слегка покалывало, было чувство что киска феи сосёт его и облизывает. Вагина крылатой госпожи словно жила своей жизнью. Вместо того, чтобы быстро кончить, как должно было быть при таком темпе, фея растягивала акт, продливая удовольствие. Мужчина чувствовал, что готов сейчас же разрядиться в неё, но вместо этого продолжал. Когда же член Джонни всё же выстрелил у неё внутри, его мгновенно пронзила вспышка боли, а затем он резко обмяк прямо на месте. Ощущая как фея сползает с него, Джонни поразился, что в этот момент все его сексуальные чувства исчезли, оставив только беспредельное обожание его госпожи. Он хотел служить ей и повиноваться, но больше не испытывал желания трахаться с ней или с кем – то ещё. Как в детстве, до половой зрелости. Поднявшись на ноги Джонни обнаружил что его член исчез, как съеденный вагиной феи. Раны не было, как впрочем и того, что бывало раньше, тоже не было, просто гладкое тело лишь с маленькой дырочкой для отправления естественных потребностей. — Чего уставился? — Со злорадной ухмылкой бросила фея. — Обидно что потерял член?Крылатая госпожа запустила руку в свою киску, и что – то там погладила. Между её половыми губками показалась головка, затем ствол, и наконец, на месте киски поднялся настоящий пенис, который она только что «позаимствовала» у Джонни. Узнавая свой собственный орган, полностью стоящий в совершенной эрекции на месте вагины феи, Джонни стоял с по – настоящему отвисшей челюстью. — Теперь он мой. — Произнесла фея. — А теперь одевайся. Едем к тебе домой. Она сложила крылья, снова натянула платье, и взмахнула рукой. Белый кабриолет сам собой поднялся в воздух, плавно выплыл из кювета, встав ровно на дорогу. Открывая дверь своего дома под бдительным оком феи, снова выглядевшей обыкновенной негритянкой, разве что жутко красивой, Джонни с порога хотел было начать оправдываться, что оказался в чужой машине с такой красавицей, но сбился, увидев Глорию с Эллис застывших в креслах, обнажённых до пояса и невидящими глазами смотревших прямо перед собой. Не дожидаясь приказов хозяйки Джонни кинулся к жене. — Глория, я не виноват, я не причём. — Сбиваясь заговорил он. — Эта женщина фея, она меня заколдовала… Глория, что с тобой, не молчи, скажи что – нибудь. Фея злорадно ухмылялась. — Миленький человечек, разве ты не понял? Я нанесла им визит раньше, чем познакомилась с тобой. В этот момент они обе опустились на колени перед крылатой госпожой. Подползя к ней Глория первой начала сосать член феи. Эллис присоединилась чуть позже, обхватив пенис крылатой девушки рукой, и захватив его своим нежным ротиком. Закончив, она с восхищённой улыбкой обернулась к матери, поцеловав её в губы. — Теперь понимаешь? — Произнесла фея. — Я хочу всю деревню. — С твоей семьи я просто начала, потому что она первой попалась мне на глаза. — Да, госпожа. — Ответил Джонни, когда фея надвинулась на него. Глава 2: Что случилось дома у Джонни. Глория была женой Джонни Винслоу уже двадцать третий год, большую часть этого времени воспитывая прекрасную дочь Эллис. С тех пор, как они переехали в деревню, жизнь семьи шла как по расписанию. Обе женщины были блондинками, примерно одного роста и обладали хорошо сложенными фигурами и женственными лицами. Глория тайно наслаждалась мужскими взглядами, провожавшими её каждый раз, когда выходила улицу. Она твёрдо намеревалась хранить верность мужу, но всё равно эти взгляды были ей приятны. Дочь они тоже воспитывали в строгих нравах, и даже сейчас, в девятнадцать, она сохраняла девственность для будущего мужа. Каждый парень пытался её закадрить, безуспешно. Этим днём они пекли торт на праздник, но яиц дома не оказалось, и Глория отправилась в магазин, сказав Эллис, что скоро вернётся. Стук в дверь Эллис услышала уже через считанные минуты после того, как проводила мать. Решив, что Глория забыла ключи, девушка быстро вскочила с дивана, и подбежала открывать, но на пороге она с удивлением обнаружила вместо матери высокую негритянку, на голову выше неё самой, чьё чёрное платье окутывало фигуру совершенной формы как облако мрака. Высокие каблуки добавляли ещё росту ещё с десяток сантиметров. Но больше всего Эллис поразили её глаза: непроглядно – чёрные, словно провалы во тьму, они сияли светом ночи, сиянием далёких звёзд. Казалось, они открываются прямо в космос. Ничто не могло избежать их притяжения, как невозможно выскользнуть из чёрной дыры. Потеряв дар речи, девушка зачарованно смотрела на видение перед ней. — Привет, моя милая Эллис. — Произнесло видение невероятно сексуальным голосом. — Я собиралась нанести визит твоему отцу, но похоже, его нет дома, и я перехватила тебя первой. Нам никто не помешает?Девушка удивилась, откуда незнакомка знает её по имени, а её голос словно впивался в уши, обволакивая её и лишая воли. — О, больше никого нет дома. — Рассеянно кивнула она. Незнакомка, словно получив приглашение, шагнула в дом. Одурманенная взглядом бездонных чёрных глаз и ароматом её духов Эллис просто не могла сопротивляться. — Тебе _нравится_ чувствовать меня рядом? — Спросила женщина, дотрагиваясь до щеки Эллис. — Ч – что? — Выговорила Эллис, удивлённая реакцией собственного тела на близость женщины. — Тебе нравится. — Повторила незнакомка. Она взяла девушку за руку, всем своим видом показывая, что хочет быть рядом с ней, и Эллис ощущала то же самое. Она понимала, что это неправильно, но не могла ничего поделать с захлёстывавшей её чувственностью и сексуальностью этой женщины. Она _знала_ что так не должно быть, ни один мальчик до сих пор не притягивал её так сильно, как эта женщина, _женщина_. «Да что же это со мной?» — Эллис попыталась отодвинуться и восстановить контроль над своими эмоциями. Незнакомка быстро но нежно обняла её не дав ускользнуть. Оказавшись впереди, она впилась в Эллис своими чёрными гипнотическими глазами. — Не пытайся скрыться, моя милая. — Эхом отдался её мягкий голос в голове у блондинки. — Отдайся мне. Смотри в мои глаза. Глубже, глубже. Принадлежи мне. Смотри, смотри, смотри. Эллис тонула в этих чёрных глазах. Девушка понимала, что её пытаются околдовать. Она _должна_ сопротивляться этой женщине. Но эротическое заклинание негритянки было сильнее неё. С каждым мгновением Эллис всё больше подчинялась ей. — Смотри мне в глаза. Ты _не можешь_ сопротивляться. — Шептала чёрная женщина. — Ты моя. Ты принадлежишь мне
. Незнакомка начала расстёгивать блузку Эллис. Девушка _знала_ что так нельзя делать, но её руки по – прежнему бессильно свисали вдоль тела, а бездонные глаза незнакомки женщины впивались в её мозг своим гипнотическим взглядом. Как бы она не старалась, она не смогла сопротивляться своему раздеванию. А сняв с неё блузку, незнакомка следом расстегнула лифчик, отбросив его прочь, и начала трогать теперь обнажённые соски Эллис, ощущая, как они отзываются на её прикосновения. Её нежные губы надвинулись на губы Эллис и коснулись их. Блондинка задышала быстрее. Гипнотические глаза негритянки были совсем близко. — Да ты хочешь этого. — Шептала она. — Ты хочешь принадлежать мне. Хочешь чтобы я владела тобой. И ты будешь моей. Ты моя рабыня, полностью подчинённая. Я владею твоим телом… и твоим разумом. Скажи, что ты моя рабыня. Скажи. — Я… твоя… рабыня… — Задыхаясь, выговорила Эллис. Радуясь, фея поцеловала свою новую добычу. Эллис принадлежала ей. — Ты когда – нибудь сосала девичью киску? — Спросила она. — Нет, госпожа. — Отозвалась Эллис. — Это запрещено. — Ничто не запрещено, если я приказала. — Ответила фея, сбрасывая своё чёрное платье. — Скажи ещё раз, что запрещено? — Ничто не запрещено если вы приказали, госпожа. — Ответила Эллис. — Отлично. Теперь пососи меня. — Приказала фея. В этот момент дверь снова открылась, впуская Глорию. Женщина на секунду застыла, выронив покупки и не замечая раскатившиеся вокруг банки и бутылки. — Эллис? — Взвизгнула она едва очнувшись. — Что происходит?! Кто это у тебя?!Околдованная феей девушка не замечая присутствия матери плавно опускалась на колени, явно намереваясь пососать киску своей госпожи. — Я твой самый страшный кошмар. — Не оглядываясь ответила фея, когда Эллис лизнула её вагину. — Лесбиянка у тебя в доме, совратительница твоей драгоценной девочки. Глория в ярости очнулась, и кинулась с кулаками на тварь, соблазнившую её невинную дочь. Фея оглянулась на неё, и впилась в женщину своими бездонными гипнотическими глазами. — Бесполезно, Глория. Тебе не справиться со мной. Чувствуешь, как я подчиняю тебя с каждым словом? Да, ты теперь моя. Ты в моих руках, и не можешь не повиноваться моему приказу. Отдайся мне добровольно, или я буду повиливать тобой независимо о того, хочешь ты этого или нет. Гипнотический взгляд пригвоздил Глорию к месту, женщина отчаянно пыталась сопротивляться проникающему в мозг голосу, и засасывающему взгляду бездонных глаз. Она чувствовала что падает в эти чёрные провалы под тихий голос соблазнительницы. — Ты моя секс – рабыня. Твоё единственное желание это служить и повиноваться. Ты моя. Я владею тобой. Скажи это, Глория. Бессильная сопротивляться проникающему в самую глубину её мозга голосу, женщина начала повторять за ней. — Я… я твоя… твоя. секс – рабыня. — Отлично. — Произнесла фея, отталкивая Эллис. — Теперь твоя очередь. Глория начала опускаться на колени. Медленно подползла она к своей госпоже и повелительнице, и впилась губами в её начинающую истекать смазкой киску. Под действием всё сметающего на своём пути вожделения женщина потеряла остатки воли, ощущая себя рабыней незнакомки, готовой послужить ей как угодно. Опустившись на диван, фея снова взглянула на Эллис. — Ласкай мои груди. — Приказала она, и девушка покорно принялась за дело. Эллис ласкала свою госпожу, посасывая то одну её грудь, то другую. Мать и дочь вместе оказались порабощены феей, беспомощные перед её эротическими чарами и готовые служить и повиноваться. — Довольно, рабыньки. — Наконец, произнесла фея. — Мне нужно уладить одно дело, а вы пока оставайтесь здесь, пока снова не понадобитесь. С этими словами она оделась и отвалила из дома. Вернулась фея позже с порабощённым Джонни и его украденным членом. Наслаждаясь тем, как он пытается из последних сил сопротивляться ей, и не может — никто не мог — фея приказала обеим служанкам ублажить её сейчас же. И раздеться совсем. Мать и дочь торопливо закивали, начиная стаскивать с себя остатки одежды. Раздевшись сама, фея показала свисающий между её ногами член Джонни, который начал подниматься, увеличиваясь в размерах и становясь несколько больше, чем когда был у прежнего владельца. Эллис опустилась на колени, обхватив член Джонни, вернее, член феи губами, и начиная сосать его и вылизывать. Глория пристроилась сзади, руками лаская груди дочери. Фея положила ладонь на голову Эллис, и девушка пока сосала её член, вдруг начала становиться старше прямо на глазах. Вторую руку она положила на лоб Глории, и с ней начал происходить обратный процесс, так что пока Эллис становилась старше, Глория молодела. Когда фея закончила, мать и дочь выглядели сёстрами. — Вот так хорошо. — Подвела итог фея. — У меня будут две замечательные секс – игрушки – близняшки. Совсем одинаковые. Глава 3. Вечером Джимми постучался в двери скромного жилища семьи Винслоу, и был встречен Глорией и Эллис. Обе были одеты крайне вызывающе и выглядели чертовски привлекательно в одинаковых коротких белых обтягивающих платьицах с глубокими вырезами, оставляющих открытой почти всю грудь. В таким виде они казались удивительно похожими, как сёстры, а не мать и дочь. Обе были босиком, ногти на ногах накрашены в те же цвета что и на руках. С ослепительными улыбками они позвали его домой, предложив чай с печеньем. — Извините, Джонни дома? — Поинтересовался он, чувствуя лёгкий дискомфорт от того, насколько открытыми они казались сейчас. — Всё нормально, он вернётся только завтра. — Отозвалась одна из них неожиданно сексуальным голосом, и пригласила юношу войти. Несколькими минутами позже, закусывая печеньем в компании двух блондинок, державшихся куда более открыто и вызывающе, чем когда – либо раньше, он чувствовал, насколько что они резко переменились. Всегда такая правильная и недоступная Эллис начала откровенно клеиться к нему, не волнуясь по поводи присутствия матери. Которая тоже красовалась перед юношей. Загипнотизированный её движениями он и не заметил, как Эллис оказалась возле него, и, расстегнув штаны вытащила наружу его поднимающийся член. Раньше Джимми не особенно привлекал женщин, но теперь они вот так запросто потянулись к нему. Тем более, такая правильная дочь Винслоу. — Что с вами такое? — Удивлённо спросил он, но женщина мгновенно оказалась позади него, схватив за руки и надёжно зафиксировав Джимми на стуле, пока наклонившаяся к нему Эллис нежно обхватила его член своим тёплым нежным ротиком и принялась сосать. Джимми закрыл глаза и отдался ощущениям когда девушка обрабатывала его пенис своим нежным язычком. Неожиданно он ощутил на своих губах поцелуй женщины, и открыв глаза обнаружив её перед собой. Оказывается, она успела защёлкнуть на нём наручники. — Девушки, я понимаю, вы такие выдумщицы, но что если Джонни всё же застигнет нас? — Не важно. — Ответила Эллис, выпуская изо рта член Джимми. — Он теперь тоже служит госпоже фее, и даже отсосёт у тебя как я, если она прикажет. Теперь юноша по – настоящему удивился. — Ну вы даёте, сочинить такое. Он осёкся, потому перед его глазами предстала сама фея. Совершенно обнажённая негритянка с двумя огромными тёмными крыльями ночной бабочки смотрела на него бездонными чёрными глазами. Её взгляд просто притягивал, и Джимми понял, как она смогла загипнотизировать всю семью Винслоу. Глория оказалась позади него и обхватила голову руками, заставив его посмотреть в глаза наклонившиеся к нему феи. — Всё так и будет, мой маленький покорный раб. — Произнесла фея. — Не сопротивляйся мне, ты не сможешь. Ты теперь в моих руках. Навсегда, навсегда, навсегда. Эллис вернулась к сосанию его члена. А фея наклонилась к нему, поднеся свои груди прямо к его лицу. — Поцелуй их, мальчик. — Шепнула она. — Будешь служить мне? — Да буду. — С готовностью едва не крикнул Джимми, в полном восторге от такого внезапного сексуального приключения. Он поцеловал сосочек груди своей госпожи и повелительницы. — Я твой, госпожа. Навсегда. Она взмахнула рукой, и Глория с Эллис сбросили одежду прямо на пол, и обнялись на месте. Пока блондинки сосали груди друг дружки крылатая фея впивалась в Джимми своим гипнотическим взглядом, и он тонул в её чёрных глазах. Остатки мыслей о неправильности происходящего таяли как снег весной. Джимми принадлежал своей госпоже, и хотел служить ей всем своим существом. * * *С того же дня их жизнь круто изменилась: крылатая фея поселилась у них в доме, вернее, теперь это был её дом, а они жили там только как слуги. С её приходом установилась аномально жаркая погода, позволявшая им совершенно спокойно расхаживать вокруг без одежды. Джонни догадывался, что это тоже её колдовство, но сделать ничего не мог. Фея полностью подчинила их себе. Особенно его жену и дочь, ставших секс – игрушками госпожи, полностью подчинёнными и доступными. После того, как фея высосала из неё возраст, Глория постоянно была оставлена ходить в коротком платье, а потом фея решила, что ей лучше быть совсем голой. Фея основательно поработала с её сознанием, и женщина позабыла всё, что знала, разучившись даже читать, а её единственной любовью стала любовь к сексу. Эллис же отделалась легче: фее она пришлась по вкусу и в неизменном виде, так что у девушки остался весь её интеллект и острый ум, тяга к знаниям. Изменилось только то что девушку всё больше привлекал секс, а волосы позеленели, а в остальном она осталась такой же, как и была, разве что её ещё тоже обнажили. Общую комнату госпожа сделала своим тронным залом. Стены теперь украшали занавесы красной ткани с золотым тиснением. Сидящая на похожем на трон кресле фея со своими распахнутыми крыльями не оставляла сомнений, кто здесь главная. Во – первых тем, что две другие женщины стояли на коленях по обе стороны её трона, а во – вторых тем, что она единственная была одета. Вернее, на самом деле одетой её никак нельзя было счесть, на фее была только сандалии и в целом незначительная повязка на бёдрах. Двум подчинённым девушкам редко когда позволялось и это. Фея имела их когда хотела, не забывая поделиться женщинами и с Джимми. Жену и дочь Джонни фея пользовала только вместе. Глорию тогда укладывали ниже, а Эллис ей на спину, и тогда перед феей открывались четыре отверстия одновременно, и она пользовалась ими всеми. Но чаще фея давала Джимми пользоваться Глорией, а сама имела её дочь. В такое время женщины ложились треугольником, чтобы они могли целоваться между собой, а привязанный к столбу Джонни в деталях мог видеть, как члены входят в каждую из них. Семья осталась её единственными рабами не более чем на пару дней. В точности как и обещала, фея принялась за то, чтобы подчинить себе всю деревню. Следующими её жертвами оказались соседи. Она подкараулила их утром, и впившись своим гипнотическим взглядом, и они не смогли противостоять ей. Никто не мог. С помощью своих новых слуг она одних за другими заманивала местных жителей, и обращала их. Вскоре большая часть деревни оказалась в её власти, и её слуги по приказу госпожи напали на остальных, организованно осаждая дома, и приводя пленников связанными под темны очи их новой повелительницы. За ту ночь всё было закончено, и деревня была обращена на служение фее.

Похожие публикации
Подруга жены Лариса этот Новый год предложила встретить у неё дома. У них большая четырёхкомнатная квартира, родители её поменялись с ней. Сейчас она с мужем и сыном в этой «сталинке», а родители в её «двушке». И на Новый год их сына они взяли к себе.
ГЛАВА 11.С описанных ранее событий прошло более месяца. Рабочие закончили строительство конюшни. Екатерина приобрела двухколёсный беговой экипаж на пневматических шинах и двуколку для прогулок.
Она наклонилась и взяла член в ладонь.— Да, сейчас гораздо больше, - заметила Клаудия и отпустила его, чтобы снова вытянуть руки над головой.Эрнандо ничего не ответил, только улыбнулся, заглянув в голубые глаза Клаудии.
****— «Мы сыграем в игру», — сказал Гарри.Его голос звучал насмешливо. Он засунул руки в карманы и посмотрел в пространство.— Если ты выиграешь, то получишь все копии видеозаписей и фотографий. Если проиграешь.Стейси сидела в оцепенении. Весь ее мир рушился.Ничего уже не будет как прежде.
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.