?> Живой экипаж. Часть 1 - Порно рассказы

Живой экипаж. Часть 1

95
0

Ну, ручечка, что же мы напишем с тобой сегодня?

Ты считаешь, нам стоит написать

антиутопический кибер-порно-триллер?

Да ты е... нулась, ручечка!

(интернет-мем)

Часть I

Глава I

Из-за грома и шума ливня Мартин Линг не сразу услышал стук в деревянную дверь. Он замер на секунду, пытаясь разобраться в звуках с улицы, подошел, нерешительно отодвинул щеколду. Дверь приоткрылась и Мартин увидел Изабель. Она стояла на пороге, насквозь промокшая. Было заметно, что ее бьет мелкая дрожь.

- Изабель? Что ты здесь?... О великое Солнце! Входи, ты же простынешь...

Мартин распахнул дверь и впустил девушку в дом.

Через четверть часа она сидела за столом маленькой кухни и, обжигаясь, пила из алюминиевой кружки горячий чай.

- Понимаешь, Мартин, ты - единственный по настоящему родной мне человек на Ликстоне. Хоть тебе уже и больше ста лет. - Изабель улыбнулась, откидывая со лба прядь намокших волос. - Если я не свалю с этой грёбаной планеты... Ну, ты же знаешь, что будет.

Изабель опустила глаза.

- Меня просто определят двадцать третьей женой Соноракса. Другого варианта теперь нет. Ведь ты не хочешь, чтобы я стала его двадцать третьей женой?

Она игриво захлопала пушистыми ресницами, заглядывая ему в глаза. Мартин недовольно заворчал и отвернулся. Девушка знала, на какие его слабые места можно надавить.

- Посмотри-ка сюда, что у меня есть...

Она протянула маленькую пластинку, отливающую платиной.

- Суперкредит?! Это тот, что достался тебе от отца?

- Точно!

- Я думал, ты давно его потратила.

- Вовсе нет. Не такая уж я транжира! - Изабель недовольно надула губки.

- Что ж, в таком случае, твои шансы на побег резко возрастают! Ты можешь хоть сейчас купить билет на Капатхи, или Бриллион, или даже на одну из станций Нейтралитета.

- Нет! - Изабель решительно замотала головой. - Я куплю свой корабль.

Мартин нахмурился, всматриваясь в лицо собеседницы, и не понимая - послышалось ли ему, или она правда сказала «куплю свой корабль». Нет, не послышалось. Он устало провел по жестким седым волосам, потом стал растирать слезящиеся глаза. Стул под ним жалобно заскрипел.

- Не получится, - наконец вынес он свой вердикт. - На корабль с экипажем не хватит никакого суперкредита.

- Ну, это если с киберэкипажем.

- Ты же не хочешь нанять живых людей, деточка? Ты же не хочешь доверить свою жизнь каким-то неизвестным бандитам и жуликам, а? И главное - зачем? Ну зачем корабль?! Ведь можно просто купить билет на пассажирское судно!

- Затем, что я хочу отправиться на «Солоратонг».

Мартин еще долго смотрел на Изабель. Она не торопила его с ответом. Он ждал этих слов уже n лет. Боялся их, но знал, что это всё равно случится. Он сокрушенно уронил голову, покачивая ею из стороны в сторону.

- Ты хочешь отправиться на станцию своих родителей?

Риторический вопрос. Мартин знал ответ, но все равно обязан был спросить.

- Да, я хочу лететь на станцию, где погибли мои родители. И - да, я хочу знать почему это случилось. И не только... В любом случае для этого мне нужен свой корабль.

- Не только? Что значит - «не только»?

- Этого я пока не могу тебе сказать. Допустим, я хочу выполнить последнюю волю отца. Но пока это не важно.

Мартин опять надолго задумался.

- Ну, даже... даже не знаю, что тебе сказать. Тут целая куча всяких проблем, и ты не хуже меня понимаешь - каких. Не маленькая уже, двадцатый год пошёл. - Он с улыбкой взглянул на девушку. - Во-первых, где купить корабль и нанять экипаж? Не на Ликстоне же. Все равно надо куда-то лететь.

- Тут ты прав. Не на Ликстоне. Я бы предложила Фарракс. И недалеко, и вполне надёжно.

- Гм. Допустим, - старик почесал затылок, - Но тебе нужен лицензированный чекер, без него на станцию не попадёшь. Федерация её опечатала. И ни на Ликстоне, ни на Фарраксе, ни вообще в ближайших системах ты его не купишь.

- Точно. Тут подходит только одно место - Большой Невольничий Рынок.

- Чокнутая девка!

Он вскочил, чуть не перевернув стол, и принялся быстро ходить по комнате из угла в угол.

- Конечно, Мартин. Именно Большой Невольничий Рынок. А больше пиратский чекер купить негде. На лицензированный у меня денег точно не хватит, ты же понимаешь.

Она смотрела на него, как ребенок, который попросил купить игрушку, и теперь с замиранием сердца ждет решения родителей. Хотя на самом деле Изабель уже все решила.

Старик продолжал молча ходить взад-вперед, затем резко остановился и уперся руками в стол.

- Ты вообще представляешь себе Большой Невольничий? Может ты успела побывать там, а? Ничего ты не знаешь!

Он в раздражении снова стал ходить по комнате.

- Таких как ты, там просто крадут и продают! На то он и невольничий рынок. В лучшем случае у тебя украдут твой суперкредит, и ты останешься там, пока тебя все равно не продадут, или пока сама не заработаешь на билет с этой планеты. Боюсь даже представить, чем ты там можешь зарабатывать...

- Суперкредит именной, его нельзя обналичить постороннему, - тихо возразила Изабель.

- Ой, молчи! Глупая девчонка... Это... Это совершено дикая планета! Там собирается всякий сброд. Законы соблюдаются даже меньше, чем на Ликстоне. Найдется тысяча мастеров своего дела, которые вскроют и обналичат твой суперкредит! Или сделают с тобой такое, что ты сама его для них обналичишь. Ой, я даже думать об этом не хочу!

Он схватился за голову и сел на скрипящий стул.

- Даже я могу вскрыть эту дурацкую пластинку, чего уж...

- В общем долго говорить тут не о чем. Все равно я уже решила. И будет так, как я сказала, - холодно ответила девушка.

Он окинул ее потерянным взглядом.

- Пятнадцать лет назад твой отец передал мне на руки маленькую голодную девочку. Все эти годы я оберегал тебя, хотя на Ликстоне это было ой как непросто! Я хотел для тебя лучшей жизни, но увы... Эти клановые войны, и тупые графы с баронами, черт бы их побрал! Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы ты не была такой красивой, и тогда не попалась бы на глаза Сонораксу. А теперь... Вся земля вокруг принадлежит ему. Да что земля, люди принадлежат ему. Как можно подгонять законы под обычаи этих ублюдков? Как можно метить человека баронским медальоном, по сути забирая его в рабство? И они называют это - «красивый древний обычай»! Уму непостижимо!

Изабель сжала губы, еще сильнее опустив голову. Правая рука ее невольно стиснула висящий на шее медальон. Но сорвать его она не смела, иначе - унизительная публичная порка и тюрьма. Такой вариант для гордой девушки был хуже смерти. Пожалуй, даже хуже, чем быть собственностью Соноракса.

- Я не могу... Я не буду его женой, - едва слышно проговорила она.

- Я понимаю, милая. Но то, что ты задумала - это очень опасное дело! Очень! Может статься, что в иной ситуации тебе будет лучше покончить с собой, чем... О небо, что я говорю! Впрочем, ладно. Есть еще одна важная проблема. Тебе понадобиться не просто экипаж, ты должна будешь найти особенного специалиста. Видишь ли, чекер не сможет сам открыть станцию. Нужно, чтобы им кто-то управлял, как мозг управляет рукой. Тебе нужен человек с биопортом. Это такая круглая штуковина, вот здесь... - он стал нащупывать что-то на своем затылке, - как у меня. Только посовременнее, конечно. Этот-то совсем слабенький.

Изабель подняла на него глаза и едва заметно улыбнулась.

- Честно говоря, я думала, что... Ну, что, может быть, ты...

Мартин замер, так и оставшись сидеть с рукой на затылке.

- Чего? Что я?... Не-ет, и не думай! Я никуда не полечу! Да меня убьет первая же перегрузка при взлете!

- Ну что ты, дядя! Ты еще ого-го, и не такие перегрузки можешь выдержать!

Она вскочила и обняла его за шею, прижавшись к старику всем телом. Это был запрещенный прием. Она знала, что Мартин становиться безвольной куклой, когда она так к нему прижимается. Чего греха таить, старик не раз глядел на нее не как на приемную дочь, а как на женщину, которую вожделеют. Правда, он надеялся, что со стороны это не заметно, но от Изабель такое было не скрыть. И иногда, как сейчас, она этим пользовалась. Не переходя определенных границ, конечно.

- Ну ладно, ладно. Успокойся, - он тихонько попытался отстраниться от нее, - я не могу тебе сразу ответить. Мне надо подумать. В конце концов я не могу так вот все бросить, и...

- Да что тут бросать?! Эту старую прогнившую хижину на краю города, рядом с господскими помойками? И потом, кажется у меня нет времени на «подумать».

Она перевернула медальон и показала Мартину маленький мерцающий огонек.

- О, нет... Давно пришел сигнал?

- С час тому назад.

- Скоро тебя будут искать, если ты не придешь к нему сама.

- Вот именно. В порту три корабля, которые могут отправится в ближайшее время. Один из них как раз идет на Фарракс. Но даже если мы не попадем на него, сядем на другой - лишь бы успеть убраться с планеты. До Фарракса можно и с пересадкой долететь.

Она видела, что старик еще колеблется. Все-таки бросить плохую, но налаженную и мало-мальски обустроенную жизнь в его возрасте непросто. Нужен был последний толчок. Изабель снова приникла к нему всем телом, почти вплотную приблизившись своим лицом к его лицу.

- Пожалуйста, дядя Мартин!

Ее брови сложились грустным умоляющим домиком.

- До Солоратонга лететь несколько недель, и у нас наконец будет возможность побыть вместе... - прошептала она.

У Мартина перехватило дыхание. Изабель опустила голову, уткнувшись в его грудь. Он с трудом сглотнул, и, едва касаясь губами, поцеловал ее волосы.

- Ну... Хорошо...

Она выиграла.

В экстремальных ситуациях Мартин Линг умел быть быстрым и хладнокровным. Не по-стариковски шустро он скидал в смешной рюкзачок свои пожитки. Изабель даже не поняла толком, что именно он туда положил. Мартин последний раз окинул взглядом каморку, в душе навсегда попращавшись с нею, и решительно двинулся к выходу.

- Свет гасить не буду, пусть думают, что я дома. Изабель, ты на флайкаре?

- Нет, я боялась, что его отследят, поэтому до нижнего района добралась на такси, а оттуда пешком.

- Ясно. Значит, ловим такси. Послушай, а у тебя никаких вещей с собой нет, что ли?

Девушка виновато пожала плечами и помотала головой.

- Ничего ценного, кроме папиной пластинки, я никогда не имела. А одежду можно везде купить.

Они несколько минут шли по улочкам бедных кварталов, потом вышли к одной из магистральных трасс с оживленным движением, прошли еще немного вдоль нее и остановились ловить такси. К счастью, долго ждать не пришлось: третий или четвертый флайкар заметил их, сбросил скорость и подлетел к обочине, слегка чиркнув днищем о бордюр.

Мартин нагнулся к приоткрывшемуся окну:

- Нам в гражданский терминал!

Видимо, услышав утвердительный ответ, он махнул рукой Изабель. Через минуту они уже неслись на большой скорости в сторону видневшихся вдалеке огромных осветительных вышек. Их видно из любого конца города, поэтому всегда легко сориентироваться на космопорт, который они освещали.

Водитель флайкара несколько раз подозрительно поглядывал на своих пассажиров, как будто он не таксист, а уличный жандарм. «Такой заложит, и глазом не моргнет!» - подумала Изабель. Она подальше запихала ненавистный медальон, пытаясь скрыть его в складках тонкого платья. Осталось совсем немного, и она избавится от этой чертовой штуковины!

- С вас двадцать единиц! - водитель обернулся к пассажирам.

Мартин приложил к счетчику свою кредитку и они вышли из машины. Отойдя подальше он посмотрел на спутницу.

- Уже около двух часов прошло. Они наверняка ищут тебя.

Изабель молча кивнула.

- Какие, говоришь, корабли уходят сейчас в космос?

- «Суредж», я не знаю - чей он, «Черный егерь», это свободный торговец, и «Семейство гор» - частное судно, как раз идет на Фарракс.

- Ээ... Надеюсь, у тебя есть какие-то деньги, кроме суперкредита? Потому что моих сбережений едва хватит на места для двух человек.

- Есть немного. Друзья помогли.

- Что ж. В общем, «Семейство гор» нам не подходит. Это корабль одного фарракского клана, на который местные графы имеют влияние. Если что - нас моментально выдадут. А вот торговец - самое то! Сейчас поглядим...

Мартин достал из кармана прозрачный листок своего комма и подключился к сети космопорта.

- Так... Так... Ну ладно, хрен с ним. Он летит на станцию «Мино». Это не совсем в ту сторону, куда мы хотим, но сейчас выбирать не приходится. Короче, дуем вон туда! - он указал пальцем в сторону группы небольших кораблей, стоявших поодаль от гражданского терминала.

Беглецы припустили по термобитным плитам к кораблю своего спасения.

- Что?! Еще два пассажира?

На запыхавшихся девушку и старика смотрел тучный мужчина, судя по всему - помощник капитана. Он повернулся к маленькому пульту рядом с входным люком и пробурчал в микрофон: «Кэп, тут у нас... В общем еще два пассажира хотят на борт»

Изабель и Мартин не слышали, что ответил капитан. Его помощник возвышался над ними на высоте полутора метров, выглядывая из входного люка. Трап он втянул как раз перед тем, как они прибежали.

- Эй! С вас двоих штука!

- А с карточки можете списать? - Мартин потряс своей кредиткой.

Тучный человек посмотрел на карточку, пошамкал и махнул рукой.

- Черт с вами, залезайте... - он стал обратно выдвигать трап.

В эту секунду Изабель дернула старика за локоть. Он обернулся к ней и увидел, что спутница молча указывает в ту сторону, где они высадились из такси. На том конце взлетного поля мелькали какие-то огни. Мартин прищурил глаза, и понял, что это выкатываются на плиты несколько флайкаров.

- Быстрей, залезай... - прошипел он Изабель и пихнул ее в спину.

Трап как раз упал вниз и беглецы вскарабкались по нему на корабль. Помощник капитана тоже посмотрел в сторону мелькающих огней, потом на своих новых пассажиров, но ничего не сказал и принялся втягивать металлическую лестницу.

- И когда уже мы поставим грузовой лифт... Фу ты, йоперный театр, запарился... - проворчал он напоследок, выплюнул окурок и захлопнул люк.

Корабль был не то чтобы небольшой, но почти все его внутренности занимали грузовые отсеки. На борту было несколько кают для пассажиров, однако «Черный егерь» уже стоял под парами и готовился к взлету, поэтому никто не стал устраивать новых гостей в апартаментах. Помощник, которого, как оказалось, звали Савельич, проводил их прямо в рубку, где за пультом сидели капитан, пилот, и штурман. Хотя штурман был вовсе и не человек, а белоснежный пластиковый кибер.

Савельич указал пассажирам на свободные кресла и сам стал устраиваться, обхватывая ремнями безопасности свой большой живот. Капитан в это время громогласно извещал диспетчера о готовности к взлету.

- Коридор свободен, понял вас! Начинаю отсчет.

За бортом прозвучала короткая сирена и иллюминаторы озарились вспышками взлетных стробоскопов.

- Что, не понял, повторите! - капитан сосредоточенно слушал невидимого диспетчера. - Какое к херам!... У меня на борту давно все пассажиры, отсчет идет! Какое отложить?! Я тебе щас отложу! Вашу мать...

Изабель и Мартин переглянулись. Капитан в самых красочных выражениях обрисовал диспетчеру его интеллектуальные способности и недвусмысленно дал понять, что на местные разборки он чихать хотел, поэтому следующего коридора ждать не намерен. Отсчет он не остановил.

- Десять, девять, восемь... - бортовой компьютер приятным женским голосом заканчивал отсчет.

Капитан искоса взглянул на пассажиров, и гаркнул в микрофон: «приготовиться к старту!» Где-то в глубинах корабля завибрировали проснувшиеся двигатели.

- Три, два, один... Старт!

Низкочастотный гул заложил уши. Корабль с содроганием оторвался от поверхности планеты и, постепенно набирая скорость, пошел вверх.

Мартин сжал в своей руке ладонь Изабель, но взглянуть на нее уже не смог - перегрузка навалилась на экипаж и пассажиров с такой силой, что вертеть головой не представлялось возможным. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем рев двигателей начал стихать, а тело вернулось к своему нормальному весу. На самом же деле подъем через атмосферу занял не больше двух минут. Ликстон остался позади.

- Дядя, ты был прав насчет корабля. Для побега свободный торговец - самое то! - Изабель улыбалась своей очаровательной улыбкой, глаза у нее блестели. В руках она сжимала ненавистный медальон, сигнал на котором уже погас.

Глава II

Каюта, отведенная беглецам, была довольно тесной, кроме того, там имелась всего одна полутораспальная кровать. Впрочем, ни капитана, ни его помощника нисколько не беспокоил вопрос - как юная девушка и пожилой мужчина будут размещаться на ночлег. Им, похоже, было даже все равно - кем друг другу приходятся эти пассажиры. Да и лететь-то было чуть больше суток, так что одну ночь можно провести и в тесноте.

Изабель так вымоталась за последние несколько часов, что готова была рухнуть в постель как есть, в одежде. Мгновение она колебалась, но потом стала решительно стягивать с себя платье прямо при Мартине.

- Я, пожалуй, выйду ненадолго, - смущенно заявил он.

- Перестань, - она снова закрыла дверь, которую он начал было открывать, - здесь нет ничего такого. Просто меня уже ноги не держат...

Она заползла под тонкое синтетическое одеяло в трусиках и бюстгальтере.

- Ты тоже ложись. По Ликстону уже час ночи. Поместимся как-нибудь...

Изабель почти сразу провалилась в сон. Мартин смотрел на нее и не решался сделать даже шаг к кровати. Спать ему еще не хотелось, но лечь рядом с Изабель тянуло просто неимоверно. Он хотел ее. Почти угасший огонь страсти в стареющем сердце вдруг вспыхнул с новой силой. У Мартина была эрекция. Страшно ложиться рядом с ней в таком состоянии. Конечно, девушка крепко спала, и вряд ли почувствует прикосновение его возбужденной плоти. Да и не посмеет он ее тронуть с такими намерениями. И все же... К черту! Мартин скинул с себя одежду, оставшись в одних трусах, и очень осторожно, стараясь не потревожить спящую Изабель, заполз под одеяло. Она лежала на боку, спиной к нему, чуть согнув ноги в коленях и по-детски положив руки под щеку. Чтобы не свалиться на пол, Мартину пришлось лечь к ней вплотную, прижавшись возбужденным мужским естеством к нежным девичьим округлостям. Он тяжело дышал, с каждой секундой понимая, что теряет над собой контроль.

- О, великое Солнце! Что же ты со мной творишь, маленькая чертовка! - чуть слышно прошептал он, вдыхая пьянящий аромат ее волос.

Не в силах больше совладать с собой, Мартин положил дрожащую руку на ее бедро. Девушка не шевельнулась. Она по прежнему крепко спала. Он провел рукой вверх, по резинке ее трусиков, слегка обхватил ладонью ее талию, потом снова вниз, и вдруг в одном смелом порыве пропихнул руку под ткань и прижал ладонь к обнаженной ягодице. Сердце колотилось в его груди как бешеное. Вот сейчас он спихнет вниз ее трусики, освободит свой член, и...

Изабель с шумным вздохом вдруг перевернулась к Мартину лицом, закинув ножку на его бедро и прижав животом его набухший орган. Она по прежнему спала, чуть приоткрыв губки. Мужчина, которого она всю жизнь называла дядей, не выдержав, начал бурно кончать. Он почти потерял сознание от потока энергии, захлестнувшей его разум. Несколько сладостных минут он изгибался, прижимаясь членом к животу Изабель, выпуская последние капли семени. Он даже не стонал, лишь сипел и похрипывал, пока волна похоти наконец не схлынула. Совершенно обессиливший, Мартин поднял глаза на лицо Изабель. Она все так же спала, ее ровное дыхание вырывалось из приоткрытого рта, обдувая его щеку. Он нежно поцеловал ее в мягкие губы и сам забылся во сне.

Утро и вся первая половина следующего дня прошли в тоскливом ожидании. Делать на корабле было абсолютно нечего. Не желая мозолить глаза ни команде, ни другим пассажирам, Мартин и Изабель сидели в своей каюте, изнывая от скуки. Вчерашнее происшествие, судя по всему, осталось без последствий. По крайней мере, Изабель никаких настораживающих вопросов не задавала. Мартин полагал, что на ее живот наверняка попали капли спермы, но она их или не заметила, или не придала этим следам значения.

Оживление пронеслось по кораблю, когда капитан объявил по внутренней связи, что «Черный егерь» подходит к станции. До швартовки оставалось 15-20 минут. «Мино», золоторудниковый форпост одного из астероидных поясов, вплывал в иллюминатор нагромождением шлюзов, светящихся бакенов, швартовых стрел... Мягкий толчок и корабль состыковался со станцией.

Проходя к выходу вместе с другими пассажирами, девушка и ее спутник встретились с капитаном. Он хотел было пройти дальше, но Мартин задержал его, тихонько ухватив за рукав.

- Простите, я должен сказать вам... В общем... Спасибо!

Капитан пристально взглянул на старика.

- Не за что. Понятия не имею - кто вы, где сели и где сошли. Удачи!

Он круто развернулся, и, не оглядываясь, скрылся за поворотом коридора.

- Спасибо... - еще раз повторил Мартин ему вслед.

Станция «Мино» не блистала великосветским шиком, но здесь можно было спокойно затеряться в переходах и уровнях жилых модулей, увеселительных заведений, старательских контор, складов и просто непонятных темных закоулков. Люди (да и не только люди) текли по этим коридорам, как кровь по артериям. Жизнь, со своими радостями, проблемами, большими и маленькими загадками била на станции ключом.

Прежде всего, наши путешественники проверили - нет ли корабля, который в ближайшее время отправится на Фарракс или в его окрестности. К сожалению, такого корабля не нашлось. Лишь через пять дней с этой планеты ожидался рейсовый курьер. Не самый подходящий вариант, но можно было дождаться и его. Все, что им оставалось, это залечь где-нибудь на дно и постараться не оставить на станции слишком много свидетелей своего пребывания.

Правда, сделать это сложнее, чем сказать. Во-первых, нужно было найти место для ночлега, причем не в одном из мотелей, где список постояльцев легко проверить. Найти комнату или пустой жилой модуль, не интересуясь у живых людей, понятное дело, невозможно. В сети такую информацию не выставляют. Кроме того, нужно же где-то питаться, или хотя бы покупать еду. И, наконец, Изабель необходима была одежда: ее платье явно не соответствовало прохладному климату станции, не говоря уже о желании девушки сменить нижнее белье.

Комнату они нашли часа через два. Где-то в глубине «Мино», среди сомнительных соседей и непонятных заведений, без окон, но все же чистую и ухоженную. Ради одежды тоже пришлось светиться среди местного населения, выспрашивая местонахождение торговых точек. В результате Изабель оказалась одета в слегка щеголеватый обтягивающий комбез серого цвета, с черными швами и молниями. На правом бедре недвусмысленно болтались застежки. Девушка поигралась с ними, задумчиво теребя металлические карабины. Мартин покачал головой и изрек:

- Не думаю, что это хорошая идея.

Изабель взглянула на него и улыбнулась.

- Да ладно, не пугайся! Дестройером я ещё успею обзавестись.

На разведку подходящего места для утоления голода у беглецов уже не осталось ни сил, ни желания. Они просто зашли в ближайший ресторанчик, ориентируясь на запах еды. На станции явно были проблемы с выращиванием натуральных продуктов. Почти все, что им предложили в скудном меню, было синтетической пищей. Но на безрыбье, как известно, и рак - рыба. Поэтому они набросились на еду с одержимостью обреченных. Ближе к концу трапезы, когда их пластиковая посуда почти опустела, Изабель смогла отвлечься и получше осмотреться вокруг. По немногочисленным посетителям можно было догадаться, что посещают этот рай съедобной синтетики такие же космические путешественники, как и они сами. Ни одного человека, похожего на старателя, не наблюдалось. Это было несколько странно, ведь ресторанчик прятался в глубине станции, вдали от шлюзов. Причина выяснилась позже, когда они шли «домой». Оказывается, все эти сомнительные соседи и заведения вокруг - не что иное, как местная улица красных фонарей. Неудивительно, что здесь тусят в основном космолетчики.

- Эй, ты! Старик!

Изабель и Мартин обернулись и увидели обращающегося к ним громилу. Тот смотрел скорее не на старика, а на девушку, обшаривая ее тяжёлым взглядом сверху вниз и обратно.

- Продаешь? Сколько? - он кивнул на Изабель.

- Я не... Это... Это моя дочь!

- Ну и что. Какая разница.

Видимо, громила все-таки понял, что «товар не на продажу», и, проворчав что-то себе под нос, отвернулся. Мартин крепко ухватил спутницу за локоть и прибавил шагу.

- Нам лучше поскорее вернуться в комнату, - тихо пробормотал он.

- Ага. И купить дестройер, - ответила она.

В комнате, как и в каюте, их снова ждала одна кровать.

- Ты знаешь, я могу и на полу лечь, - Мартин тоскливо глянул на металлический пол, - что-нибудь подложу.

Изабель смотрела на него, сидя на кровати. В этот раз она не была такой смертельно уставшей, и, казалось, размышляла - а стоило ли тогда разрешать этому мужчине ложиться с ней в одну постель? Наверное, она все-таки что-то подозревала.

- Как знаешь. Здесь, конечно, узковато... - она смущенно провела рукой по кровати, - Но если вдруг замерзнешь на полу, не стесняйся, залезай!

Он непонятно хмыкнул в ответ и стал стелить на пол какое-то покрывало, найденное в шкафу. В эту ночь они оба долго не могли уснуть. Мартин думал о Изабель, а Изабель думала обо всем сразу. В первую очередь о том, что скоро ей предстояло стать капитаном собственного корабля. Мысль так щекотала нервы, что хотелось встать и идти искать корабль и команду немедленно. Еще она думала о друзьях, оставленных на Ликстоне. И о том, что бы с ней стало, если бы она не смогла сбежать... Кошмар! Такой жизни никому не пожелаешь. Стать наложницей отвратительного подонка. Мерзость какая! Ее аж передернуло от этой мысли. А как теперь вести себя с Мартином? Надо объяснить ему. Нет, просто провести четкую границу в отношениях. Он поймет. Он ведь добрый... Наконец, сон одолел девушку.

Утро себя ничем не проявило, если не считать того, что она проснулась. Ни солнышка в несуществующем окне, ни пения птиц, лишь гул вентиляции. А еще рядом шумела вода. Изабель подняла голову. Дядя Мартин стоял в душе, прикрытый от ее глаз лишь панелью матового стекла, доходившей ему до плеч. Пар валил от горячей воды, дядя яростно растирал себя руками и отфыркивался.

- Беллочка, ты проснулась! А я замерз, как бобик на этом полу! - он рассмеялся.

Изабель стало стыдно. Надо было пустить его вечером в постель. Эгоистка! Она соскочила с кровати и стала напяливать комбинезон. Было действительно холодновато. Видимо, энергию на станции экономят. А может это экономит хозяин комнаты. Какое ему дело до замерзающих постояльцев.

- Почему ты не лег со мной? Я же сказала - замерзнешь, ложись рядом! Вот ведь...

- Да ничего, я уже согрелся!

Через полчаса они шли по одному из магистральных переходов станции. Путешественники решили все-таки обзавестись оружием. Иначе даже в кабак соваться больше не хотелось. Оружейную лавку проще всего найти там, где швартуются и уходят в космос корабли, это знал любой подросток. Довольно быстро Мартин потянул Изабель в сторону, указывая на яркую вывеску - «Пушки старого Аркхгнррра».

- Что ж, будем надеяться, что оружие у старика лучше, чем имя... - проворчал Мартин.

Здесь он в очередной раз пожалел, что его спутница не здоровенный детина, а хрупкая красивая девушка, и порадовался, что сейчас у них наконец-то появиться какое-никакое средство самообороны: в прокуренном салоне магазина было человек пять космолетчиков, и еще четверо разных созданий, не принадлежавших человеческому роду. Все они, не исключая чужих, вперились взглядами в серый комбинезон Изабель, своим обтягивающим покроем не скрывавший обводы юного тела. Эти взгляды раздевали и вожделели.

- Нам нужно два дестройера и двойной запас зарядов! - как можно громче и уверенней выпалил Мартин, подойдя к стойке продавца.

- Ага... Ну да... - продавец даже не взглянул на него, продолжая вместе со всеми разглядывать девушку, - Калибр? Чтобы спрятать легче, или наоборот? На горазавра, так сказать?

- Нам бы что-то среднее. Наверное.

- Понятно...

Тут он первый раз взглянул на Мартина, нагнулся под прилавок и секунд через десять бухнул на стойку два дестройера. Довольно увесистых, но все же вполне подходящих даже для Изабель.

- Да, пожалуй это то, что надо, - старик, прищурившись, разглядывал оружие, - сколько вы за них хотите?

- 500 единиц. За каждый.

- Пятьсот?! Гм... - Мартин взглянул на Изабель. Он знал, что вчера у нее как раз оставалось что-то около тысячи единиц наличных. Было бы крайне неразумно потратить их все и остаться с одним не обналиченным суперкредитом, на который и бутерброд не купишь.

- Послушайте, а не могли бы мы сговориться на меньшей цене? Скажем, 750?

- С какой это стати? У меня тут не базар, за сколько сказал, за столько и продам.

Продавец снова посмотрел на девушку, хищно облизнулся и обтер руки о старую грязную майку.

- Впрочем... Если дашь мне свою милашку на полчаса, можно и за 800. Смотри сам...

- Мы найдем другой магазин, - холодно бросил Мартин, и, ухватив Изабель, двинулся к выходу.

- Давай, давай! В другом с тебя айпи считают, а я бы и так продал. По доброте...

Они вышли из лавки и двинулись в обратную сторону по переходу, но за ближайшим поворотом девушка остановилась.

- Слушай, нам правда не нужно светиться. И потом, вряд ли цены на одной станции будут сильно отличаться.

- Ты о чем это?

- Ну... Может имеет смысл...

Дядя выпучил на нее глаза и хотел было выдать что-то крайне нецензурное, но Изабель опередила его и прикрыла старику рот ладошкой.

- Я знаю, что говорю! - девушка оглянулась вокруг, и продолжила почти шепотом, - Я соглашусь, уйду с ним в подсобку, и там его вырублю. Мы заберем дестройеры, оставим ему его поганые 800 единиц и свалим!

- Чем... вырубишь?

- Вот этим!

Она вытащила из набедренного кармана что-то похожее на маленькую шариковую ручку.

- Ментальный шокер. Откуда он у тебя?

- Эх, дядя! Я столько лет прожила на Ликстоне, а ты спрашиваешь меня - откуда у меня ментальный шокер!

- Да-да, конечно... Но как же... То есть он вырубиться, а потом ничего не будет помнить?

- Ну, последние час или полтора своей жизни забудет точно.

- А как же эти, которые там были? Есть свидетели, они нас видели и могут ему все рассказать!

- Да ничего они ему не расскажут! Они такие же добропорядочные граждане, как мы с тобой восьмилапые арахноиды. Придет в себя, поймет, что его чем-то вырубили, товара нет, но деньги на месте. Позлиться полчаса и успокоиться. Я уверена, что он даже рассказывать никому об этом не станет. Видала я таких мудаков на Ликстоне.

- Ох, Белль... Ты меня в гроб вгонишь! А что если у тебя не получится? Что если он тебя... Я даже не уверен - смогу ли помочь, если что.

- Не дрейфь!

Больше она уговаривать не стала. Развернулась и уверенно зашагала в сторону «Пушек старого Аркхгнррра». Дяде ничего не оставалось, как поспешить за ней.

- Ну вот, а ты говоришь - «другой магазин, другой магазин...»

Продавец суетливо протискивался между стеной и прилавком, подбираясь к Изабель. Мартин тем временем пересчитал деньги, положил их у кассы и стал заряжать купленные дестройеры, поглядывая на свою подопечную и оружейника. Тот уже обхватил девушку за талию и притянул к себе. На этот раз кроме них троих в лавке никого не было.

- Ах, какая сладенькая у нас тут девочка! - продавец оружия не стесняясь стал тискать Изабель за ягодицы, грудь, и даже попытался поцеловать, схватив за волосы, но она брезгливо отвернулась в сторону.

- Капризная, сучка... Люблю таких! А ну-ка иди сюда... - он, по прежнему удерживая ее за волосы, подтащил к прилавку, развернул к себе спиной и нагнул. Изабель, прижатая к грязной столешнице, безуспешно пыталась оттолкнуть его, размахивая за спиной руками, но почувствовала только, что между ягодиц в нее уперся возбужденный член жирного ублюдка, прижав еще теснее.

- Не здесь... - процедила она сквозь зубы.

- Что? Папочки своего постеснялась, что ли? Или кто он там тебе.

Она обернулась и взглянула на Мартина.

- Я не против. Можешь здесь, - выдавил тот из себя.

- Ну вот, телочка, папа нам разрешил...

Продавец, пыхтя, стал дергать молнию, разделяющую верхнюю и нижнюю часть комбинезона Изабель. Она чуть заметно покачала головой и отвернулась, снова уткнувшись лицом в столешницу и перестав сопротивляться. Правой рукой она попыталась достать шокер, предусмотрительно убранный в нагрудный кармашек. Но насильник так неумело возился с молнией, что постоянно дергал девушку из стороны в сторону, не давая незаметно поднести руку к спрятанному оружию. Наконец удача улыбнулась ему, и молния, взвизгнув, разъединила комбез. Продавец, навалился на девушку, нетерпеливо стал стягивать с ее бедер эластичную ткань. Его смрадное дыхание вырывалось изо рта прямо ей в затылок. Рука Изабель почти нащупала шокер, но рычание над ней обозначило победу противника над остатками комбеза. Оставшиеся на ней трусики уже не являлись преградой - завидев белый треугольник, обтягивающий ее попку, насильник захрипел от похоти, смял его в кулак и с силой дернул в сторону. Тонкая ткань с треском разорвалась.

Изабель схватила торчащий кончик шокера двумя пальцами и приготовилась ужалить им оружейника. Нужно было лишь выдернуть оружие из кармана и быстро воткнуть в тело, прижимавшее ее сзади. Секунды хватит, и в пылу борьбы этот урод даже не успеет среагировать на движение ее руки. Или успеет? Вдруг перехватит? Изабель на мгновение замерла в сомнении.

Все это время Мартин стоял в трех метрах позади них как каменное изваяние. Он горящими глазами смотрел, как пытаются изнасиловать девушку, которую он сам вожделел, которая была ему приемной дочерью все эти годы. И сейчас он был возбужден, пожалуй, не меньше, чем тот человек, который закрыл от него своим толстым задом голую попку Изабель.

- Тихо, шлюшка... Сейчас я тебя трахну!

Она чувствовала, что мужичок позади быстро расстегнул брюки и сдернул их вместе с трусами. Возбужденный член уперся ей в промежность. Он замер, совсем не вовремя, потому что теперь было сложно незаметно выдернуть шокер и воспользоваться им. Весь пыл борьбы вдруг превратился в мучительное ожидание. Член медленно ползал по щелке между ее ягодиц, упираясь то в анус, то в беззащитную вагину.

- Ну, сучка, как мне тебя сначала поиметь? Может сразу в это сладенькую попочку, а? - он прижал ладонь к ее ягодицам, причем средним пальцем так надавил на анус, что тот стал раскрываться, пропуская палец внутрь.

- Ммм... - Изабель совершенно инстинктивно застонала.

- Нравится? Да, наверное я буду драть тебя в жопу!

Он пропихнул палец в девушку на всю длину и стал им вертеть, слегка высовывая и погружая снова.

- Аааа... Ааа... Ох...

Внезапно Изабель почувствовала такое возбуждение, что оно ее просто ослепило. Тело обмякло, спинка прогнулась. Девушка выставила попку, отдаваясь мужчине. Он заменил средний палец в анусе на большой, а остальными проник в вагину.

- Ах ты шлюшка, да ты уже вся мокрая!

Его рука стала быстро и грубо обрабатывать девичьи прелести, все больше раскрывая обе дырочки. Ноги у Изабель стали словно ватные. И тогда она сделала то, что должна была сделать. Не таясь достала шокер, зажала его в кулачке, и... беспомощно выронила на пол. А затем покорно сложила обе руки ладонями на столешницу, и недвусмысленно стала подмахивать бедрами, насаживая себя на мужскую руку. Возбуждение подчинило ее. В эту секунду она хотела, чтобы ее изнасиловали. Словно в ответ на это желание, продавец просунул в ее попку сразу три пальца.

- Ааааа!!! Ммммммммм... - вскрик от кратковременной боли перешел в сладостное рычание.

Оружейник вытащил пальцы из попки, раздвинул ягодицы Изабель и пристроил к анусу головку своего торчащего члена. Разработанная дырочка уже не могла сдержать его. Насильник обхватил девушку за талию и со звериным похотливым криком натянул ее на свой орган. Время как будто замедлилось, она ощущала, как он входит в нее, раздвигая дырочку, проскальзывая внутрь головкой, еще сильнее раздвигая стволом ее анус, заполняя внутренности одеревеневшим органом. Глаза Изабель широко раскрылись, она рефлекторно прогнулась, принимая в себя фаллос, раскрыла рот, чтобы закричать, но наоборот перестала дышать на мгновение, и лишь после этого издала короткий, но все объясняющий визг: боль, желание, унижение, бессилие, страсть!

Следующий толчок был еще более резкий и грубый, чем первый. Жертва визжала и до слез зажмурила глаза. По телу девушки прокатилась волна сладкого удовольствия. Экстаз от грубого изнасилования. Впрочем, изнасилованием это можно было назвать лишь с натяжкой - на самом деле она отдавалась за деньги. Ее оценили в двести единиц и теперь трахали в анус. На глазах у Мартина. Который... Что он делал? Ничего! Просто смотрел...

Третий толчок партнер Изабель совершил с таким остервенением, что на плечах девушки, за которые он ее держал, остались синяки. Звонкий шлепок его торса о ее ягодицы и вот новая волна наслаждения накрыла несчастную с головой - она начала кричать и содрогаться от быстрого оргазма. Член вышел из ее попки и... Все кончилось. Через секунду раздался грохот. Насильник упал. Это не выдержавший дядя Мартин поднял с пола шокер и вонзил его в ногу продавца, трахавшего его приемную дочь.

Она стояла все так же нагнувшись, с расставленными ногами и оголенным задом. Дрожала и жалобно поскуливала. Мартин видел, как сжимается и разжимается сфинктер ее попки. Девушка ждала. Она была готова. Готова к продолжению. Как же невыносимо трудно было себя сдержать!

- Изабель...

Он тихонько дотронулся до ее бедра. Почувствовав прикосновение, ее тело с готовностью подалось назад. Он, не совсем владея собой, положил вторую руку на другое ее бедро. Вот сейчас! Не останавливаться, расстегнуть брюки и овладеть этим прекрасным телом! Взять ее! Отыметь! Трахнуть сучку!

- Трахни меня... - попросила она чуть слышно.

Он сжал в руках ее нежные бедра, резко прижался к обнаженной попке, и отпрянул. Они оба тяжело и часто дышали.

- Извини... Нет. Это неправильно. Я не могу...

Энергия так и осталась не выплеснутой у них обоих. Изабель по-прежнему дрожащими руками одела и застегнула комбинезон. Они натянули штаны на лежащем продавце, забрали свое оружие, и поскорее убрались из магазина.

Глава III

В этот день девушка не выходила из их комнатушки. Мартин сходил в кабак, принес ей еды, но она съела совсем немного. Она молчала, погруженная в свои мысли, и лишь вечером произнесла одно слово, ни к кому конкретно не обращаясь: «дура». Он не стал ее переспрашивать, справедливо полагая, что она сама должна разобраться в себе, успокоиться и обрести былую уверенность. Изабель была сильной девушкой. В кругу своих друзей на Ликстоне она пользовалась большим уважением за то, что не боялась власти графов, не боялась совершать поступки, граничащие на этой планете с преступлением, заступалась за своих товарищей, когда в силах была это сделать. Ее любили, и неудивительно, что когда пришла беда, друзья собирали для нее деньги, чтобы помочь бежать с планеты. Не одному ее дяде была невыносима мысль о том, что Изабель станет наложницей барона.

Красивую и гордую девчонку хотели сломать, показать всем, что власть знати на Ликстоне незыблема и любой бунтарь будет поставлен на колени. А не вышло! Мартин знал, что бегство от опасности - не ее стиль, но в данном случае выбора не было. Теперь еще этот дурацкий случай с покупкой оружия... Похоже, он здорово выбил ее из колеи. Она открыла в себе что-то новое, видимо, неприятное для самой себя. Какую-то омерзительную слабость перед окружающим миром. То ли реальную угрозу от своей красоты, провоцирующей насилие, то ли еще хуже... Слабость перед самим насилием, скрытое желание этого насилия над собой. А скорее всего - и то, и другое. Мартин боялся, что это напугает ее, что она станет замкнутой, агрессивной к мужчинам. Впрочем, что загадывать! Она и правда сильная девушка. Справится. Должна справится.

Ночью он услышал стон. Конечно же, в одной постели с ней он спать не стал, поэтому не сразу понял, лежа на полу, откуда идет звук. Он привстал и посмотрел на Изабель. Да, это был ее голос. Непонятно - она стонала во сне, или... В сумраке комнаты было видно, что ее тело изгибается, а рука зажата между ног. Мартин мгновенно вспотел. С минуту он смотрел на нее, не смея шелохнуться. Потом она повернулась на бок и он понял, что она смотрит на него. Девушка тоже замерла и не шевелилась. Он медленно встал и подошел к кровати. Изабель была полностью обнажена. Ее грудь вздымалась, а рука по прежнему была прижата к низу живота. Она следила взглядом за своим дядей. Тот стоял перед ней, не в силах отвести взгляд от прекрасного тела. Она чуть шевельнулась и снова застонала. Только тогда он понял, что она не просто мастурбировала, и не просто возбуждена, а снова доведена до состояния полной неспособности к сопротивлению. Почему? Зачем она это делает? Неужели и правда не может совладать с какой-то силой в себе, о которой раньше не подозревала? Если он сейчас поддастся искушению, воспользуется ее беспомощностью - что будет потом? Не возненавидит ли она его за это? Или... Может наоборот? Может быть именно сейчас ей нужен мужчина? Чтобы избавиться от этого сжигающего возбуждения, чтобы сбросить наконец накопившуюся энергию? От этой мысли у Мартина перехватило дыхание: «Все-таки взять ее! Да! Спасти от этих мучений!»

Изабель вытянулась на кровати, схватившись руками за пластиковые стойки изголовья, ее левая нога была распрямлена, а правая чуть согнута в колене. Она прикрыла глаза, отвернулась от него и снова тихонько застонала. Подтянула к себе обе ноги, а затем медленно развела их в стороны.

Мартин дрожащей рукой коснулся ее колена, спустился ниже, на внутреннюю сторону бедра...

- Ах...

... Приблизился к ее лону, касаясь нежнейшей кожи, чуть покрытой мягким пушком. Мысли его неслись табуном.

«Моя, моя! Не оттолкнет, не будет сопротивляться, только стонать и просить еще! Готовая на все! Жаждущая принять в себя мой член! Я сделаю с Изабель все, что захочу!»

На миг в его сознании ярко отобразилось то, что он хочет с ней сделать: закинуть раздвинутые ножки себе на плечи, вонзить в промежность член, долбить ее, пока она не изойдет криком, потом вломить в попку, отодрать маленькую дрянь в зад, поставить на четвереньки и повторить все сначала, наконец опустить ее на колени и кончить в этот очаровательный ротик с пухлыми губками, залить его накопившимся в яйцах потоком спермы!

Мартин шарахнулся от кровати в сторону, споткнулся, выругал себя витиеватой бранью, и сломя голову бросился в туалет. Поток спермы, под аккомпанемент его подвывания, был спущен в унитаз. Потом он забрался в душ и врубил ледяной поток воды. Что ж, он сумел остановиться. На этот раз. Если она снова опьянит себя и его возбуждением, он останавливаться не станет...

Утром они вместе пошли в кабачок космолетчиков. От вчерашней депрессии Изабель, казалось, не осталось и следа. Она шутила, много болтала и вообще вела себя как маленькая девчонка, вышедшая с родителями на воскресную прогулку. Правда, в кабаке чуть было не случилась драка (к счастью, не из-за них и не с их участием), что могло бы испортить настроение, но на самом деле все обернулось как нельзя лучше.

Недалеко от них за столиком сидели четверо мужчин. Двое, судя по всему, были из экипажа какого-то корабля, двое других - явно местные.

- Ты должен мне пятьдесят кредитов, старый космический тролль! - кричал один из местных.

- Сосни ху... ца, - космолетчик не кричал в ответ, а выдавливал слова сквозь зубы.

- Ах ты сволочь... - местный вскочил, но его товарищ вовремя перехватил друга и сумел усадить на место, шепнув что-то на ухо, - Ладно, мать твою! Сейчас я пойду в жандармерию, и мы посмотрим, сколько ты еще будешь мне должен, после того, как реквизируют твой корабль!

- Напрасно прогуляешься, скряга... - капитан отпил из стакана что-то прозрачное, - я продам «Фортуну» первому встречному и швырну тебе в рожу твои вонючие пятьдесят кредитов. Но мой корабль ты никогда не получишь.

Скряга пристально смотрел на противника, пытаясь понять - блефует тот, или нет.

- Ты не продашь его. Кишка тонка, - неуверенно промямлил он, - Ты без своей «Фортуны» жить не можешь.

- Почему же... Смогу. Мне уже за семьдесят, пора и остепениться, - он бросил через стол испепеляющий взгляд, - Но я запомню, кто помог мне завершить карьеру, ты меня знаешь.

Кредитор отшатнулся, мгновенно остыв. Видимо, он действительно знал капитана.

- Хорошо. Астероид тебе в жопу... Вечером деньги должны быть у меня. А продашь ты корабль, или ограбишь банк - меня не волнует.

Оба местных встали и направились к выходу. Все это время Изабель прислушивалась к их разговору, и, как только оппоненты космолетчиков вышли из кабака, она многозначительно посмотрела на дядю. Тот в ответ покачал головой, хотя уже понимал, что к девчонке вернулась былая уверенность и теперь ее не остановить.

Изабель подошла к столику, за которым сидели угрюмый капитан «Фортуны» и его товарищ. Они дружно подняли глаза, недоумевая, что может понадобиться от них такой хорошенькой девице.

- Я слышала, вы продаете корабль?

Капитан оценивающе поглядел на Изабель.

- Подслушивать нехорошо, мадемуазель.

- Простите, но я только...

- Это во-первых, - перебил он ее, - а во-вторых ничего я не продаю. Мои долговые проблемы вообще никого не касаются. Тем более таких юных и неопытных девушек.

Изабель слегка покраснела, но смутить ее было нелегко. Она без приглашения села на один из свободных стульев.

- Сколько вы за него хотите?

Космолетчики переглянулись.

- Однако... - капитан чуть улыбнулся краем рта, - Честное слово, мне нравится ваша бесцеремонность! А что, Берни, отдам девчонке «Фортуну», а?

Капитан, все шире улыбаясь, посмотрел на своего компаньона.

- Идем Ив, у нас проблем по горло! - Берни сдержанно улыбался, но явно не разделял веселья капитана.

- Постой! - тот схватил его за рукав и заставил снова сесть. - Как вас зовут?

- Изабель. Изабель Фие.

- Послушайте, Изабель! Мм... Как бы это вам помягче сказать? В общем купить корабль - это не то же самое, что модный флайкар. Вам понадобиться капитанский жетон... Вы ведь хотите сами быть капитаном?

- Именно.

- Ну да. Так вот. Капитанский жетон. Потом - экипаж. А экипажи...

- Я все это прекрасно знаю, можете не объяснять. Да, мне только двадцать лет... Почти... И, конечно, я никогда не была капитаном. Но разрешение на получение жетона имеется - я заканчивала курсы на Ликстоне. Экипаж тоже смогу нанять, не переживайте. Хотя, это будет зависеть и от того, сколько вы просите за корабль. Так сколько?

- Ликстон... - капитан поморщился, - Я свободный торговец. У меня не пассажирское судно, мадемуазель. Рубка, кают-кампания, восемь кают для экипажа и еще две для возможных попутчиков. Трюм пятисекционный, поднимаем не больше тридцати тонн при одном жэ. Кораблю больше сорока лет, но не так давно был капремонт, так что еще лет двадцать проходит точно. Вам нужен такой корабль?

Он посмотрел на нее. А Берни с открытым ртом смотрел на капитана, не веря своим ушам. Изабель опустила глаза, и секунду подумала.

- Вполне! Сколько?

Теперь уже капитан задумался. Испытующе глядя на девушку, он почти минуту перекатывал в голове какие-то свои сомнения, расставлял их по полочкам, оценивал...

- Идемте! Я покажу его вам! - он вскочил с места, - Ах да... Я не сказал. Семьдесят пять кредитов.

По дороге к шлюзам Ив расспрашивал Изабель о том, что она знает о найме живого экипажа, об астронавигации, о прыжках в космосе, спрашивал ее о разных обитаемых планетах и расах, их населяющих... Он понял, что, с одной стороны, она ничего толком не знает, а с другой - у нее хватит смелости и хватки выкрутиться из любой передряги. И она - тот человек, совершенно случайный в его жизни, которому он действительно мог бы продать «Фортуну». Корабль, ставший ему за многие годы почти другом. А кроме того, Изабель была чертовски красива!

- А вот и он! - Ив кивнул на смотровой прямоугольник термостекла рядом со шлюзом.

Изабель прижалась лбом к стеклу, вглядываясь в линии космического корабля, высвеченные швартовочными огнями. «Фортуна», несмотря на некоторую неказистость, была по своему красива. Рубленые грани грузовых модулей, словно подвешенные к хребту корабля, пилоны с маневровыми двигателями и противометеоритной защитой, прямое стекло рубки на носу... Этот корабль звал в полет. Всем своим практичным и деловым видом он словно говорил: «хватит прохлаждаться, нас ждет космос и настоящая работа!»

- Скажите, а где ваши... Ваш экипаж? - девушка повернулась к капитану.

- Экипажа больше нет. Вот только Берни, дружище, еще со мной! - он похлопал друга по плечу, - Я знал, что этим все кончится. Поэтому не стал подставлять ребят. Выдал им жалованье и отпустил на все четыре стороны.

Изабель понимающе кивнула.

- У меня суперкредит. Как нам лучше его обналичить?

- Ого! Суперкредит... - Ив с уважением посмотрел на нее, - Лет двадцать не видел таких штучек.

- Это наследство. От отца.

- Ясно. Пригласим федерального кибернотариуса и оформим сделку. Суперкредит закроется, остатки переведут на ваш счет, вознаграждение за корабль - на мой. Это дороже, чем через банк или обычного нотариуса, зато намного надежнее.

- Согласна. Вызовем прямо сейчас?

Капитан снова посмотрел на нее с недоумением, близким к восхищению.

- Мадемуазель торопится?

- Скорее да, чем нет.

Он переговорил о чем-то вполголоса со своим другом и вызвал по сети кибернотариуса.

Капитан попросил у Изабель один день, чтобы собрать на корабле свои вещи и скачать с бортового компьютера всю личную информацию. Этот день она потратила на поиск членов экипажа. Ей нужны были штурман, пилот, инженер-двигателист, инженер-компьютерщик и еще один человек, который в идеале стал бы помощником капитана, и имел бы хоть какой-то опыт работы с грузами, переговоров с чужими, немного разбирался в корабельной бухгалтерии и просто контролировал запасы провизии и работу других членов экипажа.

Довольно быстро она нашла компьютерщика - совсем юную местную девчонку, Ингу. Восемнадцать лет, опыта работы в космосе никакого, но обычный тест по настройке бортовой электроники прошла замечательно. Сразу нашлись и штурман с пилотом - молодые, но уже достаточно опытные парни - Том и Герхард. Они оказались друзьями, и неплохо сработались друг с другом в прошлых рейсах, что для штурмана и пилота немаловажно. Особенно Изабель приглянулся Том - стройный брюнет с тихим бархатистым голосом и жгучим взглядом. Почти как у нее самой. Он был на пять лет моложе своего друга-пилота, которому уже стукнуло 33. Герхард, в отличие от Тома, был слегка неуклюжим парнем с мощной мускулатурой и солдафонской физиономией. Впрочем, главное было то, что дело свое они знали и больших гонораров за работу не просили.

Сложнее оказалось с помощником капитана и, как ни странно, с двигателистом. И если на должность помощника Изабель все же нашла человека - женщину одного возраста с Герхардом, Таню, побывавшую на многих планетах и худо-бедно знавшую премудрости погрузки-разгрузки космических кораблей, то со специалистом по двигателям выходило вообще какое-то недоразумение. Ни одной подходящей кандидатуры на всей станции! Выходить в космос без человека, который способен починить неисправный маршевый двигатель, было просто самоубийством. Хотя... Почему человеком? Изабель задумалась. В данной ситуации, пожалуй, не оставалось ничего другого, кроме как обратиться к услугам чужого. Она решила посоветоваться с Таней.

- Хм. Я бы не сказала, что это очень хорошая мысль, - ответила та, - но с другой стороны, чужой чужому рознь. Нужно смотреть на конкретные кандидатуры. Если мы их найдем.

- Хорошо. Я иду в нижний сектор причала, искать чужих.

- Стой, стой, стой! Изабель, ты свихнулась. Я бы туда и Герхарда не послала, а с твоими, кхм... достоинствами... - она многозначительно обвела девушку взглядом с головы до ног, - это будет ба-а-альшой ошибкой!

Капитан Изабель слегка растерялась.

- И что ты предлагаешь?

- Не будь скрягой, заплати за левитирующий баннер с вакансией и отправь его вниз. Должно сработать.

И это действительно сработало. В какой-то мере. К ним явился только один кандидат. К счастью, это была не какая-нибудь амеба или гигантский кузнечик, а вполне себе гуманоид. Однако, он был дарконианцем. Огромный, больше двух метров ростом, с толстыми ногами и руками, красной кожей, и причудливыми роговыми наростами на голове. С дарками была одна серьезная проблема: они очень плохо контролировали свои эмоции. Кажется, это было как-то связано с небольшим сроком их жизни - около тридцати лет. Вся их внутренняя энергетика как будто спрессовывалась, требуя постоянного выхода, сброса. Если ты брал с собой в космос дарка, ты должен был быть уверен, что дашь ему какие-то развлечения, физические нагрузки, и секс. Кид-хе, так звали краснокожего двигателиста, было n лет. Для своей расы он был мужчиной в расцвете сил.

Пока Изабель, с помощью Тани, задавала Кид-хе какие-то дежурные вопросы (многие из которых она попросту вычитала в инструкции для инженера-двигателиста), она лихорадочно обдумывала решение проблем с его избыточной энергетикой. Кое-какие тренажеры на корабле были, так что позаниматься спортом он сможет. Насчет развлечений сказать было сложно, потому что она понятия не имела - что вообще дарконианцы считают развлечениями. Если примерно то же, что и люди, то фильмы, вирт-игры, алкоголь в конце концов, на борту имелись. Для удовлетворения сексуальных потребностей гуманоидов (у которых все, как известно, более-менее одинаково устроено) практически на каждом корабле были специальные сервисные устройства - по сути небольшие роботы. Конечно, вид такого устройства вряд ли мог кого-то возбудить, но чисто механически они со своими обязанностями справлялись. Для сброса напряжения этого хватало, а большее и не требовалось - это же не круизный лайнер, в самом деле. И Изабель решилась.

- Мы берем вас!

Кид-хе радостно оскалился, а Таня озадаченно почесала затылок.

Вечером Ив официально передал корабль в распоряжение Изабель и ее нового экипажа. На команду он посмотрел весьма скептически, и даже с каким-то сочувствием. Зато к новому капитану «Фортуны» был предельно уважителен и даже галантен. На прощание он поцеловал руку Изабель и сказал ей, чтобы она «была поосторожнее с этим краснозадым двигателистом». Она проводила Ива и собрала команду на небольшое совещание.

- Я не хочу вас обманывать или держать в неведении. Поэтому сразу скажу о цели рейса, в который мы отправляемся. Собственно, я и купила корабль ради этого рейса, и у меня нет уверенности, что по его окончании я не продам «Фортуну». В общем, нам нужно попасть на одну заброшенную станцию. У меня на ее счет есть свой интерес, но что важно для команды - это то, что на станции нас ждет груз, который оценивается в сотню суперкредитов, если не больше. Считайте этот груз своим гонораром за работу.

Члены команды ошарашенно переглядывались, видимо, не совсем еще веря в то, что им сообщили.

- Мы летим на остров сокровищ! Я х... ею! - Кид-хе первым высказался вслух.

- Примерно так, - Изабель улыбнулась, - Сразу отвечаю на висящий в воздухе вопрос «в чем подстава?» Станция опечатана федералами и нам придется ее вскрыть. Сами понимаете, это не совсем законно...

- Точнее - совсем незаконно, - проворчала Таня.

- Ну... игра стоит свеч. А для того, чтобы нам вскрыть станцию, нужно будет заглянуть на Большой Невольничий и купить пиратский чекер.

Герхард присвистнул.

- Где находится станция? - спросил Том.

Изабель сделала паузу, как бы обдумывая - отвечать ли на вопрос.

- Поймите меня правильно, но мы пойдем по капитанским кодам.

- То есть команда не знает - в какую точку прыгаем, так?

- Так.

- Ну что ж, меньше работы для штурмана, - хмыкнул симпатяга Том.

- Думаю, работы хватит всем, не переживай! - Изабель одарила его очаровательной улыбкой.

- Что за груз, Изабель? - поинтересовалась Таня, - Не хочешь нас просветить?

- Ээ... Как бы вам объяснить... Ну, короче это инфа. То есть серверы с результатами кое-каких биологических исследований.

- А ты уверена, что они столько стоят? И что они там... вообще есть?

- Абсолютно. Эта информация досталась мне в наследство от отца. А ему я верю как самой себе.

Больше вопросов никто не задавал.

- Что ж, я отпускаю всех до 9.00, так что бегите - доделывайте свои дела. Завтра утром стартуем.

Когда все вышли из кают-кампании, Мартин долго смотрел на свою приемную дочь.

- Ну что?

- А ты, оказывается, мне многое не рассказывала.

- Прости.

- Значит, все это время тебе было известно о биоэкспериментах на станции... А вот мне неизвестно было, что существует этот архив. Сервера с инфой. Инспекция тогда все проверила и они ничего не нашли. Почему же твой отец доверил мне твою жизнь, но не доверил эту информацию? И, кстати, как он передал ее тебе?

- Это ты мне ее передал, вместе с кулончиком, - она вытащила из под воротничка маленькое украшение на тонкой золотой цепочке, - На самом деле это флэшка.

- Идиот... - Мартин закрыл лицо рукой.

- Дядя, ну прости, я сама мало что понимала! Да и сейчас... Я боялась, что отец не зря скрыл от тебя этот архив, что у него были причины! А теперь - были, или не были, уже все равно - мы летим на станцию.

Он поднял голову и посмотрел на нее.

- Где архив? Ты ведь знаешь, где он его спрятал? Иначе бы... Конечно знаешь! - дядя схватил ее за руки, - Я помню планировку станции наизусть, скажи мне номер отсека!

Изабель испуганно смотрела ему в глаза.

- Я... Не могу сказать. У меня только пароль включения центрального компьютера. Думаю, отец сохранил на нем какие-то инструкции для пользователя, вошедшего под этим паролем.

- Прости. Прости, это все нервы. Нам надо выспаться. Завтра трудный день.

- Да, дядя. Думаю, ты прав...

Кроме Мартина и Изабель никто не остался в эту последнюю ночь на корабле. Часов в пять утра девушку разбудил корабельный комм - кто-то стоял в шлюзе и просил открыть вход. Она натянула на себя комбез и спустилась к входному люку. Еще плохо соображая спросонья она дернула ручку вакуумного замка, люк с шипением отъехал в сторону. Прямо в лицо Изабель было направлено дуло мощного дестройера. Но даже не это ее напугало. Упираясь взглядом в черное отверстие оружия, периферийным зрением она уловила пестрое разноцветное пятно. Капитан корабля почувствовала, как мурашки пробежали по ее спине, а внутри все похолодело. Только графы и бароны Ликстона имели привычку напяливать на себя эту жуткую смесь разноцветной одежды средневекового покроя. Она сфокусировала взгляд и окаменела от ужаса. Соноракс!

- Ну здравствуй, прекрасная беглянка!

Ее оттолкнули от входа и внутрь ввалились несколько человек из личной охраны барона.

- Обыскать корабль. Всех, кого найдете - в кают-кампанию.

- Вы не на Ликстоне, сударь! Этот корабль - частная собственность! - Изабель сама поразилась, что у нее нашлись силы и смелость сказать это вслух.

Из-за спины Соноракса вышли еще двое. Эти были одеты и вовсе во что-то непонятное, какие-то белые балахоны.

- Вы знаете, кто мы?

- Нет. Хотя... Наверное, вы хозяева «Мино»?

- Правильно. И пока ваш корабль на нашей станции, он подчиняется нашим законам. А закон здесь - это мы!

- Давай-давай, милашка! Проходи!

Соноракс повернул ее к себе спиной и подтолкнул в сторону кают-кампании. Через пару минут туда притащили и белого как мел Мартина.

- Больше на корабле никого нет!

- Прекрасно, прекрасно... - Барон подошел к Изабель, стоявшей посреди кают-кампании, и обшарил ее взглядом, как будто искал что-то. Затем он бесцеремонно ухватился за воротничок ее комбеза и с силой рванул его книзу. Эластичная ткань осталась цела, но молния не выдержала и разошлась, открывая взглядам обнаженную грудь, - Так, так... Где мой медальон? Ты сняла баронский медальон?

Она гордо подняла голову и посмотрела ему в глаза.

- Да!

Соноракс глядел на Изабель прищурившись. Они были почти одного роста и ему это явно не нравилось.

- На колени... - прошипел он.

С обоих сторон к девушке бросились охранники, чтобы поставить ее на колени, но барон жестом остановил их.

- Она сама...

Изабель покосилась по сторонам и медленно опустилась перед бароном на колени. Он сделал знак и ему поднесли кресло. Он уселся, закинул ногу на ногу и, снова прищурившись, посмотрел на пойманную жертву.

- Итак, мы имеем бегство от узаконенных традиций Ликстона и снятие баронского медальона. Кроме того, - он усмехнулся, - невыполненный долг перед продавцом на станции «Мино».

Изабель вскинула голову, злобно сжав губы: «так вот кто их сюда привел!»

- Жирная тварь... - процедила она.

- О, правда? А на записи кажется, что он тебе понравился! - барон повернул к ней небольшой экранчик, обрамленный золотой каймой, на котором было видно помещение оружейного магазина и Изабель, прижатую к прилавку продавцом. Звук на записи тоже присутствовал.

Она отвернулась от экрана. «Вот дура, даже не подумала про камеры слежения! К чему тогда ментальный шокер... Проще было пристрелить ублюдка!»

- Очень надеюсь, что ты догадываешься о всех последствиях, которые тебя ожидают, и сейчас у тебя от страха язык отнимается.

Самое омерзительное было в том, что он прав.

- Я уже вижу, как это чудесное обнаженное тело будет привязано к столбу на городской площади, и у некоторых твоих дружков наступит эрекция, когда они увидят, как плеть приложится к твоей сладенькой попке!

Изабель попыталась вскочить и броситься на Соноракса, чтобы вырвать его поганый язык и выцарапать глаза, но мощный удар откуда-то слева остановил ее бунт в зародыше. Барон довольно рассмеялся. Растянувшаяся на полу девушка встряхнула головой и снова встала на колени. Она прикоснулась рукой к подбородку - изо рта у нее стекала тонкая струйка крови. Изабель посмотрела на барона исподлобья, сквозь растрепавшиеся волосы, но смолчала. Похоже, бить ее сегодня будут еще не один раз.

Соноракс нагнулся к самому ее лицу, грубо схватил рукой за щеки и поднял ей голову. Изабель с шумом выдыхала воздух через нос, в груди у нее бушевали обида и ярость, но взгляд был опущен в пол.

- Ты моя вещь. Понимаешь, сучка? Моя собственность. А собственность не может убегать от хозяина.

Она попыталась вывернуть голову из его руки, а потом снова бросила на него взгляд исподлобья.

- Нет!

- Что ты сказала? Ну-ка, повтори...

- Нет. Я не ваша собственность, господин Соноракс! - отчеканила Изабель.

- Любопытно. И что же тебе дает право так думать?

- То, что этот корабль мой, и куплен мной через федерального кибернотариуса, а значит я уже в федреестре собственников. И никто, кроме меня, с этим кораблем ничего не сможет сделать, ни продать, ни вывести в космос. И если капитан корабля исчезнет, через какое-то время федералы начнут его искать. И рано или поздно они явятся за мной к вам. И... если я буду жива... я найду с десяток обвинений в нарушении вами федеральных законов, и тогда никакая ваша баронская принадлежность к Ликстону вас не спасет.

- Хм, последнее особенно важно - если ты будешь жива! Впрочем, ты, оказывается, хитрая стерва, Изабель Фие!

Соноракс встал и задумчиво прошелся вокруг стоящей на коленях девушки.

- Федреестр, это, конечно, плохо... - размышлял он вслух, - Ты очень аппетитная сучка, но никто не станет наживать себе неприятностей с Федерацией из-за смазливой девчонки. Что, отпустить тебя?

Он с улыбкой заглянул ей в лицо. Изабель с трудом сохранила невозмутимость. От этого чудовища сейчас зависела ее судьба.

- Нееет! Я сделаю иначе. Ты расплатишься за все свои преступления, а потом я продам тебя!

Внутри у девушки все опустилось.

- И тогда пусть ищут капитана Изабель где угодно. Хоть в борделе Старых Миров! - он пошлепал ее по щеке, - С меня все взятки будут гладки!

Соноракс снова уселся в кресло. В это время один из хозяев «Мино» подошел к девушке и стал осматривать ее, бесцеремонно отодвигая какой-то палкой с драгоценными украшениями ее волосы с лица, потом края разорванного комбеза, чтобы лучше было видно ее обнаженною грудь, затем зашел сзади и долго ощупывал Изабель взглядом.

- У нас на «Мино» редко бывает возможность утешить себя достойной самкой, барон. Надеюсь, вы включите в плату за нашу помощь несколько часов... хмм... удовлетворения этим замечательным телом?

- Конечно, господин Таки! Только маленькая просьба - не слишком портить тело, я хочу еще сам реализовать некоторые чудесные фантазии, которые уже давно не дают мне покоя. И, прежде чем мы с вами получим полное удовлетворение, я бы предложил немного развлечься... Эй, там - пригласите-ка господина Ахр... Агрх... как его там, черта? В общем давайте сюда этого продавца оружия! И вина принесите, что ли...

Через минуту в кают-кампанию ввалился господин Аркхгнррр. Увидев стоящую на коленях Изабель он злорадно усмехнулся и глаза его загорелись нехорошим огнем.

- Это ваши, уважаемый Ар... тьфу, ты... - барон указал продавцу на дестройеры, отобранные у Изабель и Мартина.

Тот подскочил к оружию.

- Да, да! Так и есть, мои!

- Замечательно. Можете забрать их. И, я так понимаю, у этой симпатичной особы перед вами должок?

- Еще какой, еще какой должок, ваше... многоуважаемый...

- Просто господин барон.

- Да, господин барон! Эта шлюха ужалила меня ментальным шокером, и не выполнила уговор!

- Ну, вы можете отплатить ей сполна. Отдаю ее вам на... ну, скажем - на сорок минут. Достаточно для выполнения уговора с процентами?

- Конечно, господин барон! Я бы эту сучку и за пять минут так помял, что...

Он быстро подошел к Изабель и снова, как тогда в магазине, схватил ее за волосы. Один из охранников махнул ему рукой, указывая на раскрытую дверь каюты. Аркхгнррр потащил девушку в указанном направлении, заставив ее вскрикнуть от боли. Изабель извернулась и вскочила с колен, чтобы ее не волокли по полу.

- Поставьте в каюте камеру, мы хотим полюбоваться этим состязанием похоти и молодости, - усмехнулся Соноракс.

Дверь каюты захлопнулась.

Продавец швырнул девушку на кровать и тут же упал на нее сверху. Изабель предусмотрительно отвернулась в сторону, потому что знала, что сейчас эта рожа окажется прямо напротив ее лица. Она не хотела доставлять удовольствие жирному ублюдку ответной реакцией и сопротивлением. Вообще не желала подавать признаков жизни. Ей хотелось только одного - отключиться от реальности, заставить себя поверить, что все это происходит не с ней. Но... не смогла. Слишком омерзительно было лежать под ним и ничего не делать, пока он суетливо стягивает с нее одежду. В молодом теле было достаточно сил, а в сердце ненависти, чтобы одолеть пожилого похотливого самца!

- Свали с меня, урод! - не выдержала наконец Изабель и изо всех сил уперлась ему в грудь руками, стараясь одновременно ударить коленом в пах, впрочем, безуспешно, - Ты меня больше не получишь! Если только эти баронские выродки не прибегут к тебе на помощь и не переломают мне руки и ноги! Иначе я сама порву тебя на куски, тварь!

Пожалуй, у нее и правда была возможность справиться с насильником. Если бы не его вес. Он просто придавил ее, так, что свободны остались только руки. Но и это ненадолго: он ухватил ее за запястья, полностью обездвижив, и своими ногами развел ее ножки в стороны. Радуясь победе, он стал издеваться над девушкой, активно прижимаясь торсом к ее промежности и оставляя на ее шее и щеках следы слюнявых поцелуев. Он не вошел в нее только потому, что сам еще был в штанах. Она же лежала под ним лишь в разорванной верхней половине комбеза.

Аркхгнррр отпустил ее руки и приподнялся, чтобы освободить свое хозяйство. Девушка воспользовалась предоставленной возможностью и рванулась из под грузного тела, одновременно разворачиваясь к нему спиной. Когда насильник справился со штанами, она почти выскользнула из под него и попыталась быстро отползти к изголовью кровати, чтобы занять оборонительную позицию. Но в последнюю секунду он успел схватить ее за лодыжки и с силой дернул обратно к себе. Изабель растянулась на кровати, чувствуя, как ее деловито затаскивают под ненавистный живот. В следующую секунду вся эта туша снова рухнула на нее сверху. Она попыталась привстать, но вес был совершенно неподъемным, а прижавшиеся к мужчине ягодицы только его раззадорили. Он снова легко раздвинул ей ноги и захватил согнутой в локте рукой шею, так, будто хотел придушить.

- Ну что, птичка? Кто кого сейчас порвет? - прохрипел он ей прямо в ухо.

Она еще извивалась под ним, в отчаянии стараясь помешать неизбежному, но уже чувствовала, как оружейник пристраивает свой член к ее попке.

- Не получу тебя больше, говоришь? Давай, давай, рыпайся! Люблю, когда сопротивляются... А сейчас... Ты расслабишься!

Член с силой надавил на дырочку ее заднего прохода. Из глаз Изабель брызнули слезы. Ненавидя за это саму себя, она униженно простонала: «Не надо... Нет, пожалуйста... Я умоляю!»

- Тихо, сладенькая...

Головка фаллоса раздвинула ее анус и Аркхгнррр рывком вогнал свой орган в Изабель. На этот раз никакого возбуждения у девушки не было, лишь ненависть, обида и боль.

- А! Аа!... Ааа!!! Не-е-ет... Ах, ааа... Ааа!!! Ааа!!!

Продавец оружия быстро поднимал и опускал свой голый зад, забивая член в аккуратную попку Изабель. Глаза его были закрыты и на лице блуждала улыбка похотливого идиотизма.

- Ооо, сучкааа...

- Нет! Нееет!!! Ааааа... Не на-а-адо, умоляю! Ааа!!! Ааа!!!

С каждым толчком все ее тело содрогалось, над глазами тряслись локоны черных волос. Вместе с ее криками раздавались звонкие шлепки, когда оружейник всей тушей врезался в ее ягодицы. Девушка рыдала, заходясь истерическими воплями. Невыносимое унижение и физическая боль от того, что в нее сзади проникал этот подонок, что он все-таки изнасиловал ее, действительно рвали Изабель на части.

- Что ж, похоть победила! За это и выпьем! - барон поднял бокал с вином, продолжая наблюдать, как Аркхгнррр трахал девушку, - Да, и уберите этого старика, он меня раздражает. Бросьте его в трюм.

Оружейник тем временем перевернул обмякшую жертву на спину и вошел в ее лоно. Видя перед собой прекрасное лицо, он не удержался - схватил ее голову руками и присосался слюнявым ртом к пухленьким губкам. Его язык раздвинул их и проник девушке в рот.

Стройные ножки Изабель безвольно болтались в воздухе. Она уже не рыдала, а просто подвывала, иногда вскрикивая, когда продавец слишком грубо засаживал ей между ног свой член. Еще минута-другая и он начал кончать. Прохрипев от удовольствия и спустив всю сперму прямо во влагалище капитана корабля, он повалился на нее, тяжело дыша. Еще через пару минут он встал и начал деловито натягивать спущенные штаны, с ухмылкой глядя на изнасилованную девушку, лежащую у его ног.

- Тащите ее сюда! - приказал Соноракс.

Изабель приволокли в кают-кампанию и снова поставили на колени перед бароном. Ее волосы были растрепаны, на лице блестела слюна, глаза покраснели от слез, а по ногам из нее вытекало мужское семя.

- Жалкое зрелище, капитан Изабель Фие...

Она подняла на барона мутный взгляд.

- Но ты же понимаешь, - он доверительно наклонился к ней, - что это только начало.

Капитан зажмурилась, и, уронив голову на грудь, беззвучно заплакала...

Глава IV

Мартин просидел в трюме около суток. Отопление здесь не функционировало, поскольку никакого груза не было, и довольно быстро он стал замерзать.

Старик был ужасно зол. Именно злость одолевала его сейчас. Не жалость к приемной дочери, хотя он прекрасно понимал, каким ужасным истязаниям ее подвергают, не страх за нее и за себя - только злоба. Он получил информацию, о которой мечтал долгие годы, которая стала для него почти мифом, и вдруг обрела реальность, а тут эта тварь Соноракс явился и все испортил! Как же Мартин его ненавидел!

Он обшарил все вокруг и наконец нашел техническую нишу в металлической стене, в которой аккуратной стопкой лежали половые тряпки. Мартин обмотался ими как мог и это позволило ему удержать свое тепло, чтобы не окоченеть в трюме. Он не мог здесь сдохнуть, как брошенная собака, только не теперь! Ему известно, что архив существует, и он найдет его, чего бы это ни стоило! Пусть даже без Изабель, если эти выродки сотворят с девушкой что-то непоправимое... Он на секунду зажмурился от острого приступа душевной боли, но тут же заставил взять себя в руки - сейчас нельзя давать волю чувствам.

Голода Мартин почти не ощущал. Скорее наоборот - как только в его памяти всплывали крики Изабель, его начинало тошнить. Он вскакивал, начинал быстро ходить по трюму, иногда останавливаясь и со злостью пиная какую-нибудь трубу или просто врезая кулаком по стене. Потом вспоминал про архив, успокаивался и начинал анализировать в уме имеющуюся у него информацию, то пытаясь определить - где отец Изабель мог спрятать сервера, то прикидывая - каким образом подобрать пароль, если его приемная дочь уже не сможет помочь...

Вдруг у входа в трюм раздалось лязганье замка. Он быстро вскочил, приготовившись к самому худшему. Дверь с грохотом откатилась в сторону и он увидел... Изабель! В светлом проеме позади нее виднелась еще чья-то массивная фигура.

- Ты... жива! Что они... О великое Солнце!

Он бросился к ней и стиснул девушку в объятиях. Но ее болезненный стон заставил его сразу отстраниться, и Мартин внимательно посмотрел на нее со стороны. Если не считать короткой юбочки из розового шелка и чего-то полупрозрачного, с таким же розовым отливом на ее груди, Изабель была абсолютно нагой. На ее теле виднелось множество ссадин, синяков, в некоторых местах даже кровоточащих ран. Нижняя губа была разбита от сильного удара, на щеке красовались две ярко алых полосы, словно от когтей животного. Правой рукой она держалась за левое плечо. Изабель не смотрела на него, уставившись куда-то в одну точку впереди себя.

- Выходи, Мартин. У нас мало времени, - ее голос был хрипловат, но одновременно тоньше, чем обычно, как будто она снова хотела заплакать.

Он двинулся к выходу и только сейчас разглядел того, кто стоял за спиной девушки. Это был капитан Ив.

- Вы? Как вы здесь оказались? Вы вернулись, чтобы... - Мартин вдруг остановился и с подозрением прищурил глаза, - Надеюсь, вы пришли как друг, а не с этими...

Бывший капитан «Фортуны» молча протянул ему дестройер и покачал головой. Что ж, наверное, это стоило расценивать, как подтверждение дружеских намерений. Они поднялись в рубку. Вся команда, набранная накануне, была в сборе. Более того, они явно готовились к отлету.

- Послушайте, - Мартин обратился к Иву, опасаясь задавать вопросы измученной Изабель, - вы можете мне в двух словах объяснить, что произошло?

- Потом, потом... - Ив отмахнулся от него, пробираясь к капитанскому креслу, - Лучше помогите дочери.

Он оглянулся и увидел, что девушка неуверенной походкой направилась в коридор, ведущий к каютам экипажа. Мартин догнал ее и как можно бережнее обхватил за плечи, помогая идти.

В своей каюте Изабель несколько секунд стояла неподвижно, как будто вспоминая о чем-то. Затем она потянулась к полке со своими вещами, достала комм и села на кровать. Он не решался трогать ее или спрашивать о чем-то, пока она дрожащей рукой набирала невидимый ему текст. Потом она положила комм на стол и посмотрела на Мартина.

- Ты должен мне помочь.

- Конечно! Что я могу сделать?

Она снова встала, достала с той же полки уже знакомый цилиндрик ментального шокера и, сжав губы, крутанула его тупой конец до упора. На максимум.

- Я хочу все забыть.

- Постой, постой! Девочка моя, это может убить тебя! Ты сейчас слишком слаба, организм может просто не выдержать такой дозы!

- Я. Хочу. Все. Забыть.

Теперь уже он опустил глаза. Мартин прекрасно понимал, что она чувствует, и знал, что смерть от шокера для нее не так страшна, как воспоминания о том, что с ней сделали.

- Максимальной дозы должно хватить на стирание последних суток. По крайней мере, я на это очень надеюсь... - Изабель посмотрела на дядю, - Когда я приду в себя... Если, конечно... Скажи мне, чтобы я прочитала свой комм.

Он кивнул.

- Изабель! А Ив, он сам пришел помочь?

- Он купил меня на торгах.

- То есть... Он что же... - Мартин сам ошалело уселся на кровать.

- Нет! Он мне не хозяин. Ив сразу отпустил меня. Кроме того... он убил Соноракса.

- Что?! О, Солнце...

- Не будем об этом. Спроси у него обо всем сам, думаю, он расскажет. А сейчас дай мне свой дестройер.

- Зачем?

- Давай, говорю! Я должна сделать еще одно дело.

Мартин неуверенно протянул ей оружие. Изабель взяла его в правую руку, встала и окинула каюту быстрым взглядом. Потом повернулась спиной к внешней стене, сделанной из упрочненного металлокерамического материала. Только сейчас Мартин разглядел, что она прикрывала все это время на левом плече. След от ожога. След, в виде герба Соноракса. Клеймо наложницы.

Изабель приложила дуло дестройера к позорному знаку, так, чтобы выстрел ударил в плечо по касательной.

- Стой, нет!

Но девушка уже нажала на спусковой крючок. С вибрирующим гулом дестройер выплюнул бледно-голубой сгусток, чиркнувший по живой плоти и глухо ударившийся в стену. Вместе с изуродованной кожей выстрелом выдрало кусок мяса. Запахло паленым. Изабель рухнула на пол, и, хотя не потеряла сознание, от сильной боли стала кататься с боку на бок, извиваться и шипеть.

Мартин бросился к аптечке, достал пневмошприц с обезболивающим и прижал его к бедру девушки.

- Что ж ты!... Ох, Изабель, Изабель!

Сильного кровотечения не было - дестройер прижег рану. Но пришлось наложить ленту с антисептиком и восстанавливающим гелем. Через минуту обезболивающее подействовало, и она смогла встать.

- Теперь шокер... - девушка посмотрела на своего приемного отца, - Последишь за мной, пока я буду в отрубе?

Она смогла улыбнуться, а на глаза Мартина навернулись слезы.

- Конечно! Конечно, счастье мое!

Изабель сжала в руке шокер и вдавила его жало прямо себе в ладонь. Ее глаза закатились, она упала Мартину на руки.

Только через час, когда они отошли от «Мино» на приличное расстояние, когда, с помощью Тани, Мартин обработал все раны своей приемной дочери и они подключили ее к медицинскому монитору, он вспомнил про оставленный на столе комм. Старик взял его в руки и прочел то, что Изабель написала сама себе:

«Соноракс нашел нас. Я сутки была в его руках. Нам помог Ив: он выкупил меня у Соноракса, отпустил, и убил этого подонка. Так что я должна быть благодарна ему всю жизнь. Я сейчас вырублю себя ментальным шокером, на максимум. Думаю, не надо объяснять - почему. Если рассудок дорог тебе, Изабель, не пытайся узнать, что с тобой было в течение этих суток.»

Сознание возвращалось постепенно. Какие-то обрывки ярких образов кружились в бешеном танце, отдаваясь в мозгу пульсирующей болью. Наконец все стихло, стали, как будто издалека, доносится какие-то звуки, и глаза открылись. Изабель лежала на кровати в своей каюте. Рядом никого не было. Только пищал медкомпьютер, возвещая о том, что пациентка пришла в себя. Она села, попыталась встать, но слабость в ногах не позволила этого сделать. Тут в каюту влетел Мартин.

- Ты очнулась? Какое счастье! Я уж боялся...

- Что случилось? Я плохо помню... Мы что, летим?

- Да, уже три дня.

- У нас авария что ли была? Да расскажи мне толком! Ох...

Она снова попыталась встать, и опять не смогла.

- Не поднимайся, тебе нужно отойти от действия шокера.

- Шокера?!

Старик вздохнул и полез в карман, откуда извлек ее комм.

- Вот. Ты сказала дать тебе прочитать это, когда очнешься.

- Я сказала... Прочитать мне... - вконец сбитая с толку Изабель взяла комм и, нахмурившись, попыталась осознать несколько коротких фраз, набранных ею самой три дня назад. Мартин увидел, что она сильно побледнела, закрыла лицо руками и сидела так несколько минут. Потом взглянула на него и спросила:

- Куда мы летим?

- На Капатхи. Ив попросил высадить его там.

- Он на корабле?!

- Да. Мы не могли оставить его на станции после всего...

- Я должна его увидеть! Помоги мне.

- Да ты хоть оденься!

Изабель посмотрела на себя и обнаружила, что на ней только длинная футболка.

- Ничего, сойдет...

Они вышли в коридор и направились в рубку. За пультом сидели Том и Герхард, они дружно обернулись и посмотрели на вошедшего капитана. Сложно сказать, чего в их глазах было больше - сочувствия, любопытства, жалости, настороженности, или чего-то еще.

- Рады вас видеть, капитан! - первым отозвался Том.

- Да уж, а то без вас как-то стремно - вдруг пролетим с обещанным гонораром! - хохотнув, добавил Герхард.

- Привет, - сухо поприветствовала их Изабель, - Где Ив?

- У себя в каюте, наверное, - пожал плечами пилот.

Она развернулась и направилась обратно, к каютам экипажа. Все это время Мартин молча следовал за ней.

- А... Какая каюта его? - спросила она у дяди.

Тот молча указал рукой. Изабель подошла к двери и решительно постучала. «Да» - донеслось из каюты. Она открыла дверь, вошла внутрь. Ив сидел в кресле и читал что-то на экране корабельного терминала.

- О, капитан Фие! Наконец вы снова с нами! - он вскочил с кресла и подошел к ней, жестом приглашая войти.

- Мартин, оставь нас, пожалуйста, - попросила девушка, оглянувшись через плечо.

Старик хмыкнул и прикрыл дверь каюты.

- Как вы себя чувствуете?

- Я только что пришла в себя.

- Может быть не стоило сразу вставать с кровати?

- Ничего, все в порядке. Мне хотелось вас увидеть.

Ив кивнул и отступил в сторону, приглашая ее присесть. Они молча смотрели друг на друга. Он ждал, что девушка будет задавать ему вопросы, а она собиралась с мыслями, не зная, с чего начать. В результате он начал первым.

- Вы уверены, что хотите знать?

- Да! - не раздумывая выпалила она, но тут же осеклась, - То есть, нет. Конечно, я понимаю, что мне лучше не знать никаких подробностей. Но... Как получилось, что вы убили барона?

- Просто пристрелил. Такое случается в космосе. Один человек в чем-то не сошелся с другим, бах - и пожалуйста...

- А его охрана? Он ведь нигде не появляется без охраны.

- О, уверяю вас - этот расфуфыренный сброд можно называть охраной лишь на Ликстоне. Здесь же они попадали на пол, как только грохнул выстрел и полилась кровь.

- Грохнул выстрел?

- Да. Я, знаете ли, предпочитаю огнестрельное оружие, а не эти - пиу-пиу - дестройеры.

- Тогда неудивительно, что они попадали на пол.

Изабель улыбнулась, представив, как эти подонки наделали в штаны от закладывающего уши выстрела. На Ликстоне ей приходилось пробовать огнестрельное оружие, хоть это и считалось незаконным. И она понимала Ива - такой пистолет действительно внушал доверие и пугал противника.

- Почему же вы... вернулись? Почему спасли меня?

Он достал сигарету и закурил.

- Нетрудно было догадаться, что вы убегаете от серьезных проблем. И то, что проблемы вас догонят, тоже было вполне ожидаемо. Вот только насчет «спасения» я бы не согласился. К сожалению. Я вернулся на «Фортуну» слишком поздно, когда вас уже увели на другой конец «Мино», и нашел это место только перед торгами. Так что я не смог вас спасти, Изабель. Простите.

- Вы заплатили за меня.

- Только для того, чтобы этого не сделал кто-то другой. А то пришлось бы убивать двоих - и вашего прежнего хозяина, и нового, - он усмехнулся, - Хотя деньги, конечно, пропали.

Девушка нахмурилась. Ей хотелось задать еще кучу вопросов - например, сколько он за нее заплатил, но она понимала, что для такого мужчины вопрос совсем уж некорректный. А ведь это была часть тех денег (и немалая, надо думать), которые он получил от Изабель за корабль. И ему нужно было расплатиться по долгам с кредитором, кажется, пятьдесят кредитов. Да и с помощником, наверное, рассчитаться. Как его там... Берни, что ли... Почему же он так поступил? По отношению к любому другому человеку ей не хотелось ощущать себя должником. Но Ив... Не было сомнений, что он совершил свой поступок бескорыстно. Неужели она так приглянулась ему, что... Нет, «приглянулась» - этого мало, тут что-то сильнее. Но это невозможно! Они знакомы лишь несколько дней, и он знает, что над ее телом жестоко надругалась целая толпа подонков. И все же... Все же он вернулся к ней, забрал из этого ада, и убил ее врага.

Она вскинула голову и посмотрела на него в упор. Темные зрачки Изабель словно дали залп из главного калибра, послав все невысказанные вопросы прямо Иву в сердце. Она знала, что от этого взгляда может вздрогнуть любой мужчина, но не пользовалась им специально, каждый раз это происходило спонтанно. Однако Ив выдержал артобстрел. Лишь на какую-то долю секунды по его лицу пробежала тень легкого испуга.

Он хмыкнул, встал, и в задумчивости прошелся по каюте, докуривая сигарету. Потом подошел к Изабель. Его рука протянулась к ее щеке, он коснулся мягкой бархатистой кожи кончиками пальцев, но тут же отдернул руку и отошел на другой конец комнаты.

- Все же вам следует отдохнуть. Не нужно сразу бежать от медмонитора. И потом... - он выразительно поглядел на ее обнаженные ноги, - Наверное, стоит что-нибудь одеть. Хотя я-то не против видеть вас такой хоть каждый день!

Он добродушно улыбнулся.

- Но это будет слегка подрывать авторитет капитана перед командой.

Изабель ничего не ответила. Еще раз взглянув на него, на этот раз с укоризной, она вышла из каюты.

Глава V

На следующий день «Фортуна» выпрыгнула в расчетную точку полета - окрестности планеты Капатхи. Это был древний и очень развитый мир. Космос вокруг сверкал сотнями тысяч передвигающихся звездочек - корабли приходили и уходили в прыжки, маневрировали, шли на посадку, швартовались к орбитальным станциям. Капитан Изабель смотрела на все это великолепие через плоское стекло рубки широко раскрытыми глазами. Такое она видела впервые. Герхард, пилотировавший корабль, не был впечатлен происходящим, но по его лицу было понятно, что садить корабль на планету в этой толчее - дело офигительно сложное. В принципе, можно было и не садиться, Ив не возражал. Он мог сойти на любой из орбитальных станций. Но Изабель решила, что команде не повредит перед дальним рейсом немного отдохнуть: пройтись по теплому песочку на берегу океана, подышать чистым воздухом, в конце концов удовлетворить другие свои потребности.

Перед посадкой пришлось ждать почти два часа, пока не появится безопасный коридор для спуска на поверхность. Как только диспетчер космопорта передал на компьютер «Фортуны» траекторию снижения, Герхард пихнул джойстик от себя. Корабль провалился вниз, нацелившись носом прямо в планету. Две минуты перегрузок и тряски, и вот они уже под голубым небом и ярким светилом, выходят по огромной дуге на место посадки. «Фортуна» зависла на плитами космопорта, изрыгнув синие струи из маневровых двигателей, с мягким толчком опустилась на амортизаторы.

- В общем валите все куда хотите, сбор как обычно - завтра в 9. 00! - объявила Изабель, притянув к себе микрофон интеркома.

Она обернулась и посмотрела на прежнего владельца корабля, который наблюдал за посадкой сидя в соседнем кресле.

- Я надеюсь, вы не сбежите немедленно, и составите девушке кампанию? Для небольшой прогулки? Я ведь совсем не знаю эту планету.

- Вы приглашаете меня на свидание? - он улыбнулся, - Обычно бывает наоборот.

Она смутилась и ее щеки заалели румянцем.

- Что же делать, если я не уверена, что вы сами меня пригласите.

- И напрасно. Я как раз хотел это сделать. Ох уж это нетерпение молодости!

Девушка совсем покраснела и отвернулась, отстегивая ремни безопасности.

- Да не смущайтесь вы так. Конечно мы прогуляемся, Изабель! Более того, я намерен пригласить вас в одно очень живописное местечко. Уверяю, что на Ликстоне вы никогда не пробовали такой еды, какую готовят там.

Она выслушала его приглашение, искоса глянула на свой корабельный комбез и показала пальчиком в сторону каюты:

- Я на пять минут, хорошо? Ждите меня у выхода.

- Даа, пять минут, конечно... - добродушно усмехнулся он вслед убегающей девушке.

Минут через двадцать Изабель спустилась вниз. Надо отдать ей должное - это время она потратила не зря: едва заметные штрихи косметики на лице нисколько не испортили природную красоту девушки, а только подчеркнули ее. Единственное, что она могла выбрать в своем гардеробе для прогулки с мужчиной, было то самое простое черное платье, в котором она совершила памятный побег с Ликстона. Едва скрывавшее ее коленки, ниспадавшее с плеч на тонких бретельках, с большим (но не вульгарным) вырезом, оно обтягивало ее стройную фигурку и не оставляло сомнений, что кроме молодого тела под ним практически ничего нет. На левом плече девушки была повязана белая шелковая лента.

Ив прогуливался рядом с трапом, докуривая сигарету. На ступеньках сидел Мартин.

- А ты разве не идешь в город? - спросила она дядю, положив ему руку на плечо.

- Нет, не хочу. Хватит с меня этих городов. Я лучше здесь посижу.

Он проводил удаляющуюся парочку тоскливым взглядом, но все же улыбнулся им вслед.

Легкий ветерок, с едва уловимым солоноватым привкусом океана, утренняя звезда, сияющая в небе почти как древнее солнце, теплый, но еще не жаркий воздух - все это расслабляло и немного пьянило человека, только что спустившегося на планету из космоса. Тем более такого человека, как Изабель - ведь климат и чистота Ликстона не шли ни в какое сравнение с Капатхи. Ей казалось, что она могла бы вот так гулять целую вечность. Впрочем, гулять по плитам космопорта - не самое романтическое занятие. Поэтому у первого же терминала они сели во флайер. Это было еще одно невиданное развлечение для начинающей космолетчицы. Далеко не на каждой планете было организовано безопасное воздушное движение.

Обычно использовались флайкары, которые, хоть и висели в воздухе, но выше пары десятков сантиметров над поверхностью не поднимались. Сейчас же Изабель с восхищением смотрела вниз, где, метрах в двухстах под ними, проносились сначала портовые ангары и склады, потом редкий тропический лес, прорезанный узкими мощеными дорожками, какие-то небольшие загородные домики, и наконец, на горизонте вырос город. Его сверкающие башни быстро накатились на флайер и вот они уже лавируют между небоскребами самых различных размеров, форм и оттенков. Не меньше получаса их аппарат закладывал виражи, вливался в потоки других машин, проваливался вниз, к самой земле, и снова взмывал ввысь. Вдруг город расступился и взору предстал океан. Уходящий в бескрайнюю дымку, с белыми черточками кораблей на рейде, этот величественный синий гигант не торопясь накатывался волнами на желтые песчаные пляжи.

- Спуститесь у Белой Арены, - обратился Ив к киберу, управлявшему флайером.

- Белая Арена? Что это? - спросила Изабель, когда они приземлились и вышли из машины.

- Сейчас все увидишь! Думаю, тебе будет интересно, хотя это еще не то место, о котором я говорил. Скажем так: Белая Арена - одна из достопримечательностей Капатхи. Нечто вроде... вроде храма.

Что ж, храм, так храм. Изабель никогда не была религиозна, но если Ив говорит, что на это стоит взглянуть, она ему верит.

Они прошли вдоль бульвара, густо засаженного зеленью, повернули за угол и оказались перед большим сооружением. Оно действительно походило на арену: почти круглое, с витражными островерхими окнами, словно забором опоясывающими здание, высотой, пожалуй, с 15-этажный дом, а в поперечнике точно не меньше олимпийского стадиона. Его верх был закрыт слегка выгибающимся прозрачным куполом.

- Нужно обойти с другой стороны, вход только один, - сказал Ив.

Они обогнули Арену и подошли к входу. На удивление, никаких помпезных врат им не открылось, лишь двойные деревянные двери в полтора человеческих роста. Перед тем, как путешественники вошли, привратник выдал им две тонкие дуги из мягкого белого пластика. Ив одел дугу на шею, Изабель последовала его примеру. Над дверьми висело табло с цифрой 3746, тут же изменившейся на 3748.

- А цифра что значит?

- Это число посетителей внутри.

Они прошли через двери и оказались внутри огромного и... совершенно пустого зала!

- И где все? - девушка улыбнулась.

- Где-то тут, вокруг. Но мы их не увидим. Впрочем, как и они нас.

- Не понимаю...

- Это все технологии вымерших аборигенов Капатхи. Только не спрашивай меня, как оно работает! Я бы сказал, что эти штуки (он коснулся рукой своей дуги) как-то воздействуют на наши мозги, заставляя не видеть и не слышать других людей, но я понятия не имею, как несколько тысяч человек не сталкиваются в одном помещении, даже таком большом, как Белая Арена!

- И... что тут делать? Для чего все это нужно?

Ив таинственно улыбнулся.

- О, чем только люди здесь не занимаются! Ведь фактически ты находишься наедине с собой, тебя никто не видит, но в то же время понимаешь, что рядом целая толпа! Кого-то это ощущение вдохновляет, кого-то возбуждает, а кому-то... Кому-то просто нравится бродить, вот как мы с тобой сейчас, в одиночестве по огромному залу...

- Эй, послушай, а почему мы видим и слышим друг друга?

Он снова улыбнулся.

- Многие пары приходят сюда вместе, и далеко не каждые остаются видимы друг для друга. Вся эта хрень (Ив неопределенно покрутил пальцем, указывающим куда-то на купол) сама определяет, кто с кем может остаться наедине внутри Арены. Как - я не знаю. Никто не знает!

- Офигеть... - Изабель смущенно отвернулась, - Ты что же это... Типа проверку здесь решил устроить, что ли?

- Ну... Да. Проверку. Типа...

Она с удивлением заметила, что старый космический волк, уже убеленный сединой на висках, смущен едва ли не больше нее. Девушка остановилась и посмотрела ему в глаза.

- Я хочу, чтобы ты...

Он прервал ее, закрыв рот своей ладонью.

- Не нужно! Не говори пока ничего...

- Пока?

Ив не ответил. Она разочарованно вздохнула, и двинулась дальше. Не имея никакого определенного маршрута, пара неосознанно двигалась к центру зала. Наконец они остановились в том месте, где рисунок на полу, расходившийся концентрическими кругами, разделенными на черные и белые клетки, сжимался в одну точку. Капитан Фие посмотрела себе под ноги, потом по сторонам, и задумчиво хмыкнула.

- Что?

- Эта точка. Наверняка многие встают именно сюда. Может даже садятся на нее и сидят часами.

- Да, я понимаю. Невозможно развести столько людей одновременно.

- Значит?

- Значит, чертовы аборигены знали, как управлять несколькими измерениями сразу. Другого объяснения я не вижу.

Она почти с восхищением покачала головой.

- Невозможно...

- И тем не менее. Поверь мне, в космосе столько непонятных и удивительных вещей, что со временем начинаешь воспринимать их как совершенно нормальные.

Изабель села в центре Арены, сложив ноги в позе лотоса. Ив, помедлив мгновение в нерешительности, сел напротив. Принять ту же позу у него не получилось, поэтому он просто развел ноги в стороны, раскинув их по сторонам от девушки.

- А если я ее сниму? - она игриво коснулась дуги на шее.

- Тогда ты застрянешь в каком-то одном измерении, - серьезно ответил он.

Изабель испуганно отдернула руку.

- Я шучу! - он рассмеялся, - Нигде ты не застрянешь!

Она с возмущением толкнула его, опрокинув на пол.

- Просто окажешься за дверью, на улице, вот и все, - бывший капитан продолжал смеяться, отбиваясь от негодующей девушки.

- Ну, это уже телепортация какая-то! Врете вы мне все, уважаемый! - она пыталась схватить его за руки, которыми он защищался.

- Никакой телепортации, все те же дурацкие игры с разными измерениями, - он перестал отбиваться, и она легла на него сверху, - По крайней мере, я так думаю...

Приоткрытые губы Изабель находились в нескольких сантиметрах от его губ. Она смотрела ему в глаза, умоляя о поцелуе, почти приказывая, и не смея сделать первый шаг. Нелегко было пробить брешь в обороне этого железного человека, тем более, когда сомнения явно тревожили его душу, но... В какой-то миг жгучий взгляд юной красавицы достиг цели, парализовав его волю. Ив закрыл глаза, притянув ее к себе, и поцеловал. Может быть это длилось минуту, или десять, а может несколько секунд - ни он, ни она не могли сказать точно. Ощущения, запахи, прикосновения губ опьянили обоих.

- Любовью здесь люди тоже занимаются, да? - прошептала она, отодвигая упавшую на лицо прядь волос.

- Да... - сдавленно ответил Ив, и отвернулся. С трудом, но все же самообладание вернулось к нему, - Пойдем. Нам лучше уйти.

- Но почему ты не хочешь...

- Не сейчас! Пожалуйста... - теперь уже он умоляюще смотрел ей в глаза, - Дай мне еще немного времени. За обедом поговорим. Хорошо?

Она опустила глаза, слегка поджав губы, долго ничего не отвечая.

- Хорошо.

Девушка встала и, круто развернувшись, направилась к выходу.

- Обиделась? - спросил Ив, догоняя ее.

- Вот еще!

- Обиделась...

Но ее рука нашла его руку, и он заметил, что на лице Изабель едва заметная улыбка.

Прогулка по бульвару, протянувшемуся на многие километры вдоль береговой линии, вылилась в неизбежное - шоппинг. Впрочем, они почти ничего не купили, но девушке хотелось зайти буквально в каждый магазинчик, каждую забегаловку, тесно прижимавшиеся друг к другу по обе стороны улицы. Такого разнообразия товаров, предложений, услуг, цен, покупателей она еще не видала. Женская жажда посещения магазинов, неутоленная в свое время, сейчас требовала компенсации.

Потратить деньги Изабель решилась только в салоне «Стильная экипировка». Она как завороженная полчаса рассматривала всевозможные варианты практичной и вычурной корабельной одежды. В конце концов один комбинезон так привлек ее внимание, что она намертво прилипла к нему, с открытым ртом разглядывая каждый сантиметр.

- Хотите примерить? - к ним подкатил услужливый кибер.

- Нет-нет! - она вдруг подумала, что ужасно глупо выглядит.

Ив молча наклонил голову, улыбаясь и ободряя ее взглядом.

- Хотя... Я, пожалуй, посмотрела бы вот этот!

- Сюда, пожалуйста, - кибер указал на матовую перегородку, за которой находилась примерочная, - Сейчас я его принесу.

Парочка проследовала в указанном направлении, оказавшись в довольно просторной комнате с диванчиком и кабинкой для переодевания. Через минуту кибер привез комбинезон нужного размера. Ив сел, устало протянул ноги, а его спутница взяла предложенную одежду и вошла в кабинку. Но шторку она задергивать не стала, и, прежде чем он успел что-то сказать или хотя бы отвернуться, скинула с себя платье, оставшись в одних трусиках.

«Вот чертовка!» - он понял, что по нему снова дали залп из главного калибра. Теперь отворачиваться было поздно. Его взгляд не без удовольствия скользил по стройному телу, задержавшись на торчащих холмиках груди с розовыми сосками. Она повернулась к нему спиной и нагнулась, одевая на ноги нижнюю часть комбеза. Упругая попка почти не скрывалась за тонкими полосками трусиков. Девушка намеренно не торопилась, демонстрируя свое тело. Щеки Ива горели жарким румянцем, в штанах стало тесно. С большим трудом сдерживая себя, чтобы не вскочить и не прижаться к ней сзади, он сжимал кулаки, но продолжал смотреть.

Не дождавшись от него никакой ответной реакции, Изабель выпрямилась и одела-таки на себя комбинезон. Тонкая, но прочная ткань, если приглядеться, состояла из мельчайших сотовых ячеек. Темно-фиолетовый цвет материала имел металлический отлив. В некоторых местах на руках и ногах были черные вставки из сверхпрочного углеродистого сплава. Судя по описанию, комбез был термоустойчив и мог самостоятельно регулировать обогрев или охлаждение организма, а эластичность и легкость позволяли с комфортом использовать его в течение долгого времени, практически не замечая, как вторую кожу.

Да, об эластичности материала заводское описание не лукавило: каждая линия, каждая черточка соблазнительного тела сейчас четко прорисовывались - соски на груди, игривые ямочки на ягодицах, и даже холмик с щелкой у нее между ног.

Изабель развела руки и повернулась вокруг, демонстрируя обновку. Ив шумно сглотнул и указал ей на аксессуары, лежавшие рядом.

- Там есть еще эта штука... Ну, вот сюда... - он показал на свой пах, - Ты ее не одела.

- Ой, правда! - она совсем по-детски хихикнула, - Я про это забыла...

«Ага, забыла ты, так я и поверил. « Он смотрел, как она застегивает на бедрах нечто вроде жестких трусиков, из того же материала, что и остальные вставки. К ним же крепилась и кобура потенциального дестройера.

- Ну вот, теперь, кажется, все! Как тебе?

- Да охренеть просто! Можно? - он подошел, намереваясь коснуться ее.

- Конечно. Щупай! - Изабель положила руки за голову и заигрывающе прогнулась.

Он потрогал ткань на ее предплечье, потом провел ладонью по спине, спустился на талию, и вдруг, обняв второй рукой, резко притянул к себе. Под прохладной шероховатостью комбеза чувствовалось мягкое, податливое тело. Он бесцеремонно расстегнул углеродистые трусики, тут же упавшие на пол, и железной хваткой сжал половинку ее попки. Она, прерывисто дыша, подалась ему навстречу. Другой рукой Ив прижался к ее промежности. Изабель, обмирая и теряя силы в его крепких объятиях, закрыла глаза. Его губы прижались к ее губам. Уже не сдерживая себя, он поцеловал ее, долго и страстно, проникая языком в ее рот, урча от возбуждения и удовольствия, продолжая сжимать и гладить ягодицы.

- Я схожу с ума от тебя! Ты самая сильная и сексуальная девушка из всех, что я встречал! И если бы... Если бы для меня был важен лишь секс, я бы трахнул тебя немедленно!

Из ее горла вырвался похотливый стон. Она прижалась губами к его уху.

- Ну так возьми же меня... Трахни меня, Ив!

- О великий космос! Что же ты делаешь со мной, сучка...

Он снова просунул пальцы ей между ног, пытаясь нащупать под тканью бугорочек клитора, доводя ее возбуждение до бессильной исступленности. Опять сладостный поцелуй, и бесконечные объятия, нескромные руки на ее ягодицах, груди, промежности...

- Нет! Не могу! Не хочу так... - он отпрянул от девушки, закрыл лицо руками и, тяжело дыша, отвернулся.

Она смотрела на него исподлобья, также пытаясь справится со сбившимся дыханием. На лице Изабель мелькнула едва заметная улыбка. Она стянула с себя комбинезон и подошла к нему.

- Что? Ты меня не хочешь?

- Не в этом дело! Ты просто не понимаешь...

- Так объясни.

- Я не должен делать это с тобой!

- Но почему?!

- Потому что... Потому что завтра ты уйдешь в космос, черт подери! А я останусь здесь! И... если ты думаешь, что какое-то чувство изменит мое решение, то ты ошибаешься...

Она задумчиво отвернулась, но потом снова посмотрела ему в лицо.

- Я не претендую на какую-то особую роль в твоей жизни.

- Просто если мы сейчас сделаем это друг с другом, ты уйдешь с очень неправильным ощущением, поверь. Для капитана корабля, особенно для девушки, это очень плохо.

Он наконец нашел в себе силы взглянуть ей в глаза.

- Изабель, ты самое чудесное, что случилось со мной в жизни. Но сердце капитана в дальнем космосе должно быть одиноким, а голова холодной. Иначе в сложной ситуации ты не сможешь сделать то, что должна.

- Что сделать?

- Да я не знаю! Это не важно. Пристрелить кого-нибудь, взять на себя ответственность за корабль и весь экипаж, прыгнуть без координат - ситуации бывают разные. А любовь...

Он едва заметно вздрогнул. Судя по всему, капитан Ив произнес это слово едва ли не впервые в жизни.

- Любовь даст тебе ложное чувство защищенности. Пойми, я не появлюсь из ниоткуда, как это случилось на Ликстоне, и ничем тебе не помогу. Я буду за сотни световых лет, когда ты будешь думать обо мне, вместо того, чтобы спасать свою шкуру...

Она молча смотрела ему в глаза. Потом повернулась и пошла обратно в кабинку для переодевания.

- Ясно...

Ив смотрел ей вслед, как она подняла сброшенный комбез, положила его на маленькую скамейку, потом, потянулась к своему платью...

Он в два больших прыжка преодолел разделявшее их расстояние, прижал девушку животом к стене, чуть не разорвал застежку на своих брюках, сдергивая их вниз... Она не сопротивлялась, хотя неожиданное нападение не было тем романтическим соитием, на которое она надеялась. Выдернув свой набухший член, он отпихнул в сторону ниточку ее трусиков, и, не разбирая дороги, вдавил его в Изабель.

- Ааа!!!

Он вошел в ее анус, не столько намеренно, сколько по ошибке, но даже не заметил этого, принявшись энергично трахать ее в попку.

- Ааа!!! Ааа!!! Аааа!!!

Ее болезненные громкие крики заставили Ива очнуться, он понял ошибку, вышел из анального отверстия и ворвался в девушку через вагину. Грубый и агрессивный секс продолжался буквально две-три минуты. Мужчина не стал сдерживать себя, с рычанием разрядившись в чрево влюбленной красавицы. Он выдернул фаллос и отпустил ее.

- Ах... Ооо...

Изабель рухнула на пол, не понимая - был ли это акт любви или изнасилование. Она поморщилась от боли, которая еще не отступила, подняла голову, взглянув на мужчину, который ее причинил, и в бессилии опустила руки.

- И зачем? - она смотрела на него с выражением маленькой девочки, которую вместо цирка привели в библиотеку.

- Ээ... - он растерянно отвел взгляд в сторону, потом подал ей руку, предлагая помощь.

- Кобель... - беззлобно констатировала девушка, принимая его руку и поднимаясь на ноги.

Через пять минут они вышли из магазина. Новый комбез кибер обещал доставить прямо на корабль в течение часа.

- К черту магазины! Веди меня в то место, куда обещал - я жутко хочу есть... А то сожру у тебя сам знаешь какой кусок мяса...

Ив рассмеялся и взял ее за руку. Хоть ему и страшно было в этом себе признаваться, но непреодолимая сила, имя которой - Изабель, засасывала его в себя, словно в омут. Он ничего не мог с этим поделать. Он на самом деле влюбился в нее.

Оказалось, что до обещанного ресторанчика еще довольно далеко, поэтому пешком они не пошли, снова воспользовавшись флайером. Пролетев несколько минут над широкой полосой желтого пляжа, машина пошла на снижение и приземлилась на площадке рядом с бунгало. Тут же была разбита терраса, на которой стояли столики. Местная звезда потихоньку клонилась к закату, и народ начинал собираться в различных заведениях вроде этого. Свободных мест оставалось немного.

- Пойдем внутрь, или останемся на террасе?

Разница на самом деле была небольшой, потому что и бунгало не имело стен, лишь опорные колонны, и теплый ветерок гулял там так же вольготно, как и снаружи. Но Изабель предпочла остаться на улице, видимо, потому, что здесь открывался восхитительный вид на вечерний океан.

Над их столиком тут же появился левитирующий светильник, а в воздухе нарисовались голограммы меню.

- Ну, мне это не нужно, - с улыбкой сказал Ив и смахнул голограмму рукой, - А ты можешь посмотреть.

Она пару минут водила пальчиком по меню, потом просто пожала плечами.

- Тут больше слов, которых я не знаю, чем тех, которые мне известны. Заказывай нам обоим, я тебе доверяю.

Он пару раз щелкнул пальцами и к ним подлетел кибер, подвязанный зачем-то белым фартучком.

- Нам пожалуйста две порции супа из местного сочнука, два салата из сладких овощей ри, два стейка из морского кабана, и два бокала голубого южного вина.

Кибер вежливо наклонил то, что у него было вместо головы, и улетел на кухню.

Ив почувствовал, что Изабель дотронулась до его руки. Было видно, что она хочет что-то сказать, но никак не решается. А может не находит нужных слов.

- Не смотри на меня так. Я все знаю. Но ты еще, в сущности, ребенок. Тебе двадцать и вся жизнь впереди. А мне уже за семьдесят.

- Всего лишь семьдесят! В нашем веке это нормальный возраст. Моему дяде больше ста и он явно намеревается прожить еще лет двадцать, а то и тридцать. Ты мужчина в расцвете сил!

- Да, но между нами очень большая разница. У тебя просто сильное увлечение, не позволяй ему отдать это прекрасное молодое тело в рабство стареющему кабелю! - он игриво потрепал ее за щеку.

Она отвернулась в сторону. Натянутая улыбка и блуждающий взгляд красноречиво свидетельствовали, что девушка с ним не согласна.

- Ив, я хочу вернуться на Капатхи и быть с тобой! - она безжалостно пробуравила его уже знакомым взглядом.

- И я... Черт, как тебе это удается!

Он вскочил, подошел к парапету, огораживающему террасу, уставился на океан. Потом нервно достал сигарету и закурил. Но не прошло и минуты, как вернулся за столик.

- По правде сказать, я не был уверен, что останусь на этой планете.

- Не был? А теперь?

- Теперь... Не знаю, - Ив покрутил между пальцами недокуренную сигарету и раздавил ее в пепельнице, - Если я останусь, это будет означать, что я хочу дождаться твоего возвращения. Тогда я и тебя подставлю и сам... распишусь в своей слабости. Совершу то, от чего предостерегал тебя час назад. Это чувство просто расплавит наши мозги, сделает нас слабыми. Кроме того, если ты не вернешься...

Он снова чертыхнулся, достал новую сигарету и раскурил ее.

- Когда ждешь напрасно, когда тот, о ком ты все время думаешь так и не возвращается... Лучше смерть! Я знаю.

Изабель крепко сжала его ладонь.

- Не бойся! - едва слышно прошептала она, - Я вернусь. Обещаю. Нет такого препятствия, которое остановило бы меня. Я же сильная, ты знаешь!

Ее глаза сверкнули, губы сложились в упрямую улыбку. Да, она верила в то, что говорит. И, как ни странно, Ив тоже поверил ей. Поверил, что она сильная, и обязательно вернется, и что никто ее не остановит. Эта совершенно непонятная уверенность исходила от Изабель словно солнечный ветер от пылающей в космосе звезды. Странная девушка. Красивая, хрупкая, но с такой верой в свои возможности, что не сломаешь! Пожалуй, такой капитан приведет «Фортуну» хоть к черту на кулички, и вернет обратно.

- Если ты считаешь, что я достоин тебя, Изабель Фие, я буду ждать.

Звезда почти закатилась за горизонт. Они не проронили больше ни слова, пока кибер не принес ужин и не начал расставлять на столе тарелки. Они его не замечали. Все остальные важные слова остались у каждого внутри, если только две пары глаз, неотрывно смотревшие друг на друга, не передали их в тишине.

Потом была какая-то ничего не значившая болтовня, шутки, смех, восхитительный ужин. Прошло два или три часа, прежде чем они, расплатившись, спустились на пляж и двинулись вдоль прибоя. Долго никто не решался заговорить. Наконец Ив нарушил молчание.

- Да, я хотел спросить - что у вас с оружием?

- С оружием? - она уставилась на него в недоумении, - Я думала, что у тебя... Ну, что в арсенале на корабле есть... какое-то оружие. Нет?

Глядя на ее наивное выражение лица, он схватился рукой за голову.

- Ты даже не проверила арсенал за все это время! А я то идиот, почему-то решил, что вы его забили своими пушками. Конечно там ничего нет! Ну, разве что кроме пары зарядов для дестройеров, да одного ружья, которое не продано, потому что на фиг никому не нужно!

- И что мне делать?

Он проглотил целую кучу крепких мужских выражений, глубоко вдохнул и выдохнул несколько раз, и только тогда решился ответить.

- Завтра перед отлетом на корабль доставят то, что я считаю нужным. У каждого члена команды должна быть пушка, плюс две-три запасных, плюс солидный боезапас. Но! В космосе все это будет находится под замком! И никто, кроме капитана и помощника, если ты ему... ну, ей, доверяешь, доступ к арсеналу не имеет! Поняла?

Она энергично закивала головой.

- И еще. Никогда, ни при каких обстоятельствах, никого не впускай на борт в открытом космосе. И вообще по возможности не давай никому стыковаться или вплотную приближаться к «Фортуне». Исключение - федеральные копы, если бортовой комп подтверждает их статус.

- Ага.

- Что еще? - он почесал затылок, - Ну и, я уже говорил тебе, приглядывай за этим краснозадым, раз уж подписала с ним контракт. Дарки понимают только силу, поэтому чуть что - пихай ему дуло в живот. А для этого что нужно?

- Что?

- Бляя... Для этого нужно с дестройером не расставаться даже ночью! Чтоб все время на бедре! У тебя будет капитанский, завтра посмотришь. Его надо активировать один раз, и больше из него никто кроме тебя не выстрелит.

Она снова кивнула, чуть нахмурившись. Ив смотрел на девушку, пытаясь понять - не напрасно ли он позволил убедить себя, что она способна без опыта и должной подготовки совершить рейс к заброшенной станции и вернуться обратно? Эх, если бы с ней... Вместе... Но нет! Это ее дело, и она должна закончить его. А потом - пусть сама вернется к нему. Тогда все будет ясно, все встанет на свои места. Девчонка справится! Должна справиться. Он сжал зубы, но вслух никаких сомнений не высказал.

- Не бойся, я справлюсь! - словно прочитав его мысли, сказала Изабель, - То, что по твоему расплавит мне мозги, на самом деле мне поможет. Ты просто по-мужски смотришь на мир.

Она положила ладонь ему на шею, подтянулась и поцеловала его в губы.

- Я люблю тебя, Ив!

Он снова сжал зубы и ничего не ответил, хотя видел, что она ждет. Впрочем, Изабель и так знала ответ.

- Я провожу тебя до космопорта?

- Нет. Иди, я хочу еще прогуляться. Мне нужно побыть одной.

- Что ж... Счастливого полета. Я буду ждать!

Она чуть устало улыбнулась ему.

- Спасибо. До встречи!

Он развернулся и бегом взобрался на береговой склон, за несколько секунд скрывшись из виду.

Изабель долго брела по кромке океана. Опустившаяся ночь не могла скрыть пляж от ярких огней города, но все же здесь было сумрачно и как будто пустынно. Конечно, кое где встречались влюбленные парочки, или любители вечерних прогулок, но если не обращать на них внимания, можно было представить, что ты совершенно одна на этом краю теплого спокойного мира, наедине со своими мыслями.

- Капитан! Изабель!

Она обернулась.

- Герхард? Что-то случилось?

- Нет-нет, просто увидел тебя... вас... решил догнать, - пилот улыбнулся, видимо, уверенный, что в его компании девушке будет веселее гулять по пляжу.

Изабель вздохнула. Ну вот, идиллия нарушена. Судьба-злодейка послала его, как напоминание, что пора возвращаться на корабль.

- Надеюсь, ты не следил за мной? - спросила она, усмехнувшись, и искоса глянув на пилота.

- Что вы, я совершенно случайно!... Правда!

Она рассмеялась, глядя на его простодушное лицо, и то, как он искренне оправдывается.

- Я был в баре, вон там, наверху! Видишь? - он приблизился к ней и указал на цепочку разноцветных огней, горевших чуть позади них и выше пляжа. Герхард никак не мог приспособиться называть капитана на «вы», впрочем, Изабель не обращала на это внимания.

- Да вижу, вижу... - отстранилась она.

Некоторое время они шли молча.

- Здесь просто волшебное место! Надеюсь, я сюда вернусь. И может, останусь навсегда.

Он поглядел на нее, не понимая.

- Тогда... Зачем было покупать корабль? Купили бы лучше здесь дом.

Она промолчала, но потом все же ответила.

- Я в долгу перед отцом. Перед отцом и матерью. Я должна попасть на ту станцию. Они там работали, это результаты их экспериментов на серверах. Они там и погибли...

Похоже, Герхард был сам не рад, что навел разговор на эту печальную тему. Он попытался обнять Изабель за плечи, просто потому что не умел утешать словами, но она мягко отвергла его объятие, как бы говоря «не нужно, все хорошо».

Вскоре они приблизились к какому-то пляжному кафе, похожему, скорее, на дискотеку, потому что столиков было всего три, зато под громкую музыку и свет лазерной иллюминации двигалось человек пятьдесят, а то и больше.

- Идем! - Герхард схватил ее за руку и почти бегом потянул за собой.

Девушка не успела опомниться, как они оказались в водовороте изгибающихся тел. Пульсирующая музыка, вспышки света, танцующая толпа - все это быстро затягивало в общий ритм непрерывного движения. Изабель поддалась течению и поплыла в реке человеческих рук, ног, лиц, она вливалась в танец с грацией пантеры. Рядом мелькало лицо пилота. Он не мог оторвать глаз от своего капитана: ее тело чувствовало ритм не хуже любой профессиональной танцовщицы. Они сталкивались с другими людьми, прижимались друг к другу, снова расходились, и опять сближались, то лицом к лицу, то он грудью к ее спине, двигаясь вплотную к разгоряченной девушке.

Она забыла про время и не могла себе точно сказать, сколько продолжалось это безумие. Все закончилось в один миг. Пилот снова сжал ее ладонь и выдернул из толпы, увлекая куда-то в сумрак пустынного пляжа.

- Стой! Ну стой же... Герхард, погоди!

Он остановился, но только для того, чтобы подхватить ее на руки. Подняв девушку в воздух, словно пушинку, он почти бегом понес ее к ряду разноцветных кабинок. Дернул ручку одной из них, но она оказалась заперта, подошел к другой - то же самое. Тогда он поставил Изабель на песок, и с силой надавил на дверь. Та не выдержала и распахнулась. Он снова подхватил своего капитана на руки и внес внутрь, пнув за собой дверь, чтобы та закрылась. Внутри было совсем темно. Герхард поставил Изабель на ноги и обнял за талию, двигаясь вместе с ней куда-то, пока она не уперлась спиной в стенку. Пилот прижался губами к ее шее, отодвинув локоны волос.

- Нет, не надо... - она слегка уперлась в него руками. Глаза ее были закрыты, а на лице блуждала улыбка. Крепкие мужские руки легли на ее грудь, скрытую тонкой тканью черного платья. Он поцеловал ее в губы, сначала нежно, а затем все более решительно и агрессивно. Правой ладонью он провел по ее спине, спустился вниз, просунул пальцы в ложбинку между ее ягодиц, затем стиснул всей пятерней упругую попку. Не переставая целовать девушку, он прижал правую ладонь к ее промежности. Препятствие между рукой и податливой щелкой было столь незначительным, что Герхард мог бы пальцами войти в Изабель прямо сквозь платье и трусики. Она сдерживала рвущиеся из нее стоны, лишь шумное дыхание двух возбужденных людей раздавалось в темноте. Обе его руки - одна сзади, другая спереди - сжимали ее тело, продолжая гладить, мять, надавливать...

Изабель снова попыталась отпихнуть его, но слишком слабо и неуверенно, Герхард лишь активнее стал работать рукой у нее между ног. Внезапно вспылив, она с силой оттолкнула его.

- Герхард, нет!

Он замер в темноте, в каких-то сантиметрах от нее. Потом рывком развернул ее, прижав лицом к стене, быстро поднял подол платья, закинув его на голову девушке, и стянул до колен узкую полоску трусиков.

- Нет, нет!

Пилот расстегнул брюки, достал возбужденный член и прижал его к промежности Изабель.

- Ммммм... - стон прорвался, и больше она себя не сдерживала.

Она раздвинула ноги, насколько позволяли державшиеся на коленях трусики и придвинула свою попку ближе к партнеру. «Прости, Ив» - мелькнуло у девушки в голове, перед тем, как Герхард вошел в нее.

- Ай! Даа... Ооо... Ах ты... скотина...

Он вошел в нее еще, и еще, постепенно ускоряясь и проникая все глубже. Руками он обхватил ее за талию, прижимаясь к девушке всем телом, уткнувшись лицом в ее затылок. Член скользил между стройных ножек, основательно погружаясь в капитанское тело. Герхард не умел быть нежным любовником, а в моменты сильного возбуждения, как сейчас, становился грубым и ненасытным. Он трахал Изабель, нисколько не заботясь о том, что глубокие и резкие проникновения могут быть болезненными. Впрочем, как опытный самец, он интуитивно чувствовал, что боль и удовольствие в сексе всегда рядом. И то, что самка сейчас стонала под ним, это только доказывало. Он резко взвинтил темп, насаживая ее на свой возбужденный орган. Изабель перешла на визгливый крик. Тогда он чуть отодвинул ее от стены, положил руку ей на шею и заставил девушку нагнуться. Она хотела упереться в стену руками, но парню такого положения показалось мало, и он нагнул ее еще сильнее, фактически сложив пополам, зажав между собой и стенкой. Ее руки он держал теперь за запястья, задранными кверху, и продолжил с той же скоростью орудовать членом в ее истекающей соком пещерке.

- Хо... Ух... Ах!... Оо... Ааа!!! Ох... Уф...

Она издавала похотливые звуки откуда-то снизу, сопровождая ими почти каждое проникновение. Если бы в кабинке не царила темнота, он мог бы увидеть, что о

т его ударов попка Изабель даже покраснела. Но ему было наплевать на такие мелочи. Он трахал девушку и жесткие шлепки по ягодицам заставляли ее вздрагивать всем телом.

Через несколько минут бешеного секса Герхард замедлился, чтобы дать себе небольшую передышку. Он не торопясь вынимал фаллос, а потом мощным толчком засаживал обратно.

- Ммм... Ах! Ооо... Аа!!! Даа... Ай!

- Ах ты... капитанская... шлюшка...

- Даа... Оо!!! Еще... Ммм!!! Трахни... меня... Ааа!!!

Он снова поднял ее в полный рост, скинул с узких плеч бретельки платья и оно упало на пол. Затем сдернул с колен трусики. Теперь ничто не мешало ему трахать Изабель любым способом.

- Ну что, девочка, тебе нравится, а? - говорил он ей на ухо.

- Ммммм... - прорычала в ответ она.

- Я спрашиваю... - он снова с силой воткнул в нее член, - нравиться?!!

- Дааа!!! Ооо...

Герхард встал на колени и прижался лицом к ее ягодицам. Эти округлости с идеальными пропорциями просто взвинчивали его возбуждение. Сейчас для пилота «Фортуны» ничто не могло сравниться с упругой попкой девятнадцатилетней красотки. Он просунул между нежных булочек свой язык и коснулся им ануса. Потом грубо раздвинул попку руками и вошел в нее языком так глубоко, как только смог.

- Ааах!!!

Он лизал ягодицы и дырочку между ними, проникая внутрь, обильно покрывая зад Изабель своей слюной, кусая мягкую плоть. Наконец он притянул девушку вниз и поставил на четвереньки. Уперся членом в смазанный анус и, раздвигая упрямую дырочку, заставил капитулировать еще один форпост красавицы. Набирая скорость, Герхард заломил девчонке руки за спину, уткнув ее лицом в пол. Член обрабатывал попку словно поршень паровоза: неумолимо, быстрыми ритмичными толчками. Боль была значительно сильнее, чем от грубого проникновения в вагину, но ждать милости от возбужденного самца не приходилось. Он истязал ее анальным сексом так же жестко, как и обычным, без всяких скидок на размер дырочки.

- Ааа... больно... аа... Нет! А! Ох!!! Ммм...

Похоже, крики боли его лишь возбуждали. Он вынул фаллос из ее попки и вошел в щелку, потом снова в попку, и наоборот. Эта игра с переменой дырочек продолжалась несколько минут. Девушка уже перестала понимать - куда именно ее трахают. Потом он снова сосредоточился на анусе, моментально ускорился и, подвывая от удовольствия, стал бешено долбить Изабель в зад, держа за бедра. Она кричала во весь голос, зажмурив глаза, изгибалась, скребла по полу ногтями. Несколько раз Герхард приостанавливался, чтобы потом разгоняться с новой силой. Он тоже встал на четвереньки, накрыв девушку своим телом и упираясь руками в пол. Она приподняла голову, повернув ее назад, и они слились в продолжительном страстном поцелуе, при этом член продолжал входить в нее, почти не замедляясь. Парень обхватил ее руками за талию и опрокинул на себя, упав на спину. Его рука легла на промежность Изабель, нащупывая клитор, другой он сжимал ее грудь. Они целовались, а его фаллос, чуть замедлившись, все еще входил в ее попку. Герхард оставил ее губы, откинулся на пол, провел рукой по ее груди вверх, обхватив ладонью тонкую шею.

Их потные тела, под аккомпанемент протяжных стонов, все медленнее двигались навстречу друг другу. Чувствуя приближение разрядки, он вышел из девушки и вскочил на ноги. Она встала на колени и на секунду замерла в нерешительности, почувствовав перед собой огромный пульсирующий орган. Но все ее сомнения пилот смял, решительно пропихнув член между приоткрывшихся губок. Его руки придерживали голову Изабель за затылок, не позволяя отстраниться. Теряя над собой контроль, он стал загонять член ей в рот, как будто это был вход у нее между ног. Девушка ничего не могла поделать: она давилась, хрипела, слюна безвольно стекала у нее изо рта, но сопротивляться было бесполезно - парень был намного сильнее, и он всем своим поведением демонстрировал, что оттрахает ее в рот в любом случае. Вдруг его орган вошел так глубоко, что она почувствовала его у себя в горле. Ей хотелось закричать, но дышать было нечем, а Герхард просто обезумел, он пытался пихать член еще глубже.

Она почти касалась нижней губой его мошонки, с ужасом понимая, что эта огромная машина целиком скрывается где-то внутри ее шеи. Он вышел из нее, дав вдохнуть воздуха. Вместе с членом изо рта выплеснулась порция слюней и слизи. Изабель отчаянно закашлялась. Из-за трахающего ее в рот Герхарда она чуть не блеванула замечательным обедом. Но передышка длилась лишь пару секунд. Он схватил капитана за волосы и снова вошел в ее рот, сходу проскользнув вглубь. Через мгновение все повторилось, а потом снова, и снова! Каждый раз, пихая член ей в горло, он пытался еще несколькими толчками забить его на всю длину. Наконец эта пытка закончилась - быстро и уже неглубоко насаживая ее голову на свой член, парень начал кончать. Она почувствовала, как из толстой головки, скользящей у нее между языком и щечками, брызнула густая жидкость.

Сперма зафонтанировала ей в рот, быстро его заполняя. Она просачивалась через края рта, но вылиться наружу ей мешал фаллос, и, чтобы не поперхнуться, Изабель стала лихорадочно сглатывать семя Герхарда, обсасывая его инструмент. Он громко стонал и охал, кончая в девушку. Вынув член изо рта, он еще успел спустить остатки спермы на ее лицо, потыкался головкой в ее губы, щеки, размазывая по хорошенькой физиономии следы своего мужского превосходства. Только тогда пилот в изнеможении откинулся на пол, оставив своего капитана стоящей на четвереньках, судорожно откашливающейся и пытающейся подавить в себе рвотный рефлекс.

Они лежали без движения несколько минут. Затем Изабель стала искать в темноте свое платье, нашла, кое-как одела и на ощупь выбралась из кабинки. Ее трусики так и остались брошенными где-то на полу.

Пилот тоже натянул штаны, закурил, и вышел на улицу. Девушка сидела на песке метрах в десяти от него, откинув голову назад, как будто отдыхая после утомительного физического труда. Он подошел к ней, огляделся, но сесть рядом не решился, скромно переминаясь с ноги на ногу.

- Все нормально? Ничего, что я...

- Ну и свинья ты, Герхард, - перебила она его.

Изабель оглянулась и поманила его пальчиком. Тот с готовностью присел рядом, наклонился, но вдруг оказался схваченным за грудки и грубо притянут к ее плечу, так, что губы девушки почти уткнулись ему в ухо.

- Если ты, сволочь, хоть одной душе на корабле вякнешь о своих подвигах, я тебя вышвырну в открытый космос! - она отпихнула пилота и с угрозой посмотрела ему в глаза.

- Ты меня хорошо понял?

Он не выдержал ее взгляда и отвернулся.

- Да ладно, че ты. Понял я все...

Она ухмыльнулась, чувствуя его страх. Он поверил, что однажды вполне может быть выброшен через шлюз в безвоздушное пространство.

Капитан Фие поднялась, стряхнула с платья песок. Несколько секунд она смотрела в спину озадаченно сгорбившегося Герхарда, все с большим трудом сдерживая смех. Очень уж забавно выглядел этот громила, напуганный угрозой хрупкой девушки. Она не выдержала, и, засмеявшись, подцепила ногой кучку песка, который накрыл парня с головой. Изабель, заливаясь смехом, бросилась наутек. Еще пару секунд он ошалело тряс волосами, потом вскочил и побежал за ней. Кажется, в этот раз немилость капитана его миновала.

Игра в догонялки среди пляжных барханов продолжалась довольно долго. И, глядя на неуклюжесть пилота и гибкую, изворотливую девчонку, можно смело предположить, что она могла бы длиться еще столько же. Но беглянка поддалась, позволив себя схватить. Парень сжал ее в объятиях и повалился вместе с Изабель на землю. Они слились в новом страстном поцелуе. Девушка чувствовала, что у него опять эрекция. Он прижимал ее к земле, совершая своим торсом недвусмысленные движения.

- Хочешь еще? - прошептал он.

Она посмотрела ему в глаза, но ничего не ответила. И по ее взгляду было совершенно непонятно, какой же ответ у нее на языке.

Не дождавшись, Герхард расстегнул брюки, закинул ее ножки себе на плечи, направляя восставший орган вглубь нежного тела... Она бросила опасливый взгляд по сторонам, но потом закрыла глаза, выгнулась, принимая его в себя, и испустила вздох удовольствия. На этот раз они упивались друг другом не спеша, практически не меняя позы, то затихая, то оглашая окрестности сладостными стонами, пока почти одновременный оргазм не заставил их кричать. Он кончил в нее, но еще долго лежал, не выходя из лона Изабель. Она не противилась.

- Иди, - наконец произнесла девушка, - Я не хочу возвращаться на корабль вдвоем.

Он вздохнул и стал молча натягивать штаны. Она тоже поднялась, пытаясь привести в порядок растрепанные волосы. Пилот любовался капитаном, потом заключил ее в объятия. Она слегка взбрыкнула, но вырываться не стала. Тогда он попытался снова поцеловать ее, но Изабель увернулась и положила ему два пальца на губы, в знак того, чтобы парень прекратил.

- Ты должен четко понимать, что между нами нет, и не может быть никаких неформальных отношений. Побаловались и хватит. Ты - пилот, я - капитан. Точка.

Он снова вздохнул и нехотя разжал объятия.

- Понятно... капитан.

- Давай, дуй на корабль. Я тоже скоро приду.

- Нет уж, фигушки. У меня еще вся ночь впереди. Я в город! - и он припустил в сторону от океана.

- Как хочешь, только чтобы к девяти был на месте. Трезвый и бодрый, мать твою! - прокричала она ему вдогонку.

Глава VI

С утра над космопортом шел мелкий нудный дождь. Изабель стояла в рубке у большого смотрового окна и тоскливо наблюдала за каплями, стекающими по стеклу. Говорят, дождь в дорогу - к удаче. Но ей бы хотелось запомнить Капатхи такой, какой она была вчера - теплой, солнечной...

Кружка с горячим кофе была почти выпита, вокруг суетился экипаж, готовясь к отлету, на мониторах и прямо в воздухе над пультом появлялись и исчезали какие-то схемы, цифры, траектории... Ей не было до всего этого дела. Она опять стояла в одной длинной футболке, нахально игнорируя своим видом и предстартовые хлопоты, и капитанский статус с обязанностями.

- Капитан, у нас тут проблемка... - Герхард окликнул ее, развернувшись вполоборота в своем пилотском кресле.

Она посмотрела на него, вопросительно подняв брови.

- Мы или сейчас стартуем, или надо будет еще ждать, фиг знает сколько.

- Почему?

- Диспетчер говорит, что над западным полушарием какое-то столкновение, пространство очищают, всех перенаправили сюда. Скоро над нами не протолкнуться будет.

В рубку вошла Таня.

- Изабель! Там Ив что-то прислал. Какой-то контейнер.

Она поняла, что капитанские обязанности все равно нашли ее, и игнорировать их больше не получится. Вздохнув, девушка поставила кружку на пульт и прошлепала босыми ногами за Таней.

- Э, кофе на управление не ставить! - послала ей вдогонку замечание Инга.

Изабель молча вернулась, взяла кружку, подумав, что девчонку надо будет еще учить субординации, и снова двинулась у выходу.

- Подожди, пока мы загрузим контейнер. Потом если сможем - взлетаем, если нет, значит придется ждать коридора, - бросила она Герхарду.

На улице разворачивался погрузчик, готовясь поднять в трюм корабля большой ящик из прочного серого пластика. Погода действительно была мерзкой - серые тучи, закрывшие небо, принесли с собой не просто дождь и прохладу, но какую-то совсем осеннюю зябкость.

- Охренеть он коробочку прислал...

- А что там?

- Должны быть дестройеры. Ну и... В общем, оружие. Только я думала, что это будет чуть-чуть поменьше.

- Оу... А у нас, извиняюсь, не было? Оружия?

Капитан виновато пожала плечами и отрицательно мотнула головой.

Видно было, что у Тани есть нужные слова для этой новости, но она сдержалась.

Парень, управлявший погрузчиком, уже подрулил к кораблю и теперь беззастенчиво разглядывал Изабель, вышедшую под дождь в одной футболке.

- Эй, чего пялишься? - Таня вернула горе-водителя к действительности, - Давай-ка вон туда, к пятому отсеку. Эту хрень лучше запихать поближе к арсеналу...

Скоро они уже разбирали присланное оружие, перекладывая его из вскрытого контейнера в стальной шкаф корабельного арсенала.

- Это тебе! - сказала Таня, протягивая дестройер.

К его рукоятке была привязана картонка с краткой инструкцией, на обороте написано от руки - «для Изабель». Чуть ниже добавлено: «В космосе случается всякое, поэтому просто береги свою жизнь. Вернись живой. Остальное, что бы там ни случилось, поправимо. Удачи!»

Она оторвала инструкцию и быстро пробежала ее глазами: «снять с предохранителя, прочно обхватить рукоять, другой рукой сорвать пломбу и дождаться сигнала активации». Она тут же его активировала, покрутила в руках, оценивая удобство смертоубийственной машинки. Матово поблескивающий алюминием корпус дестройера был как раз ей по руке, но дамским его назвать было нельзя - внушительной длины ствол заставил бы посторониться любое разумное существо.

Таня тем временем закончила укладку оружия и протянула капитану электронный ключ от шкафа, больше похожий на маленькую отвертку. Изабель взяла ключ и задумалась. Такой же лежал у нее в каюте. Забрать оба? Если с ней что-то случится, команда вряд ли откроет арсенал своими силами. У помощника должен быть запасной. Но доверяет ли она ей? К черту! Если так думать, то она никому не доверяет! И что, совсем не лететь?

- Держи! Этот останется у тебя, - Изабель вернула Тане «отвертку».

Та молча кивнула, запихивая ключ в карман.

Они снова поднялись в рубку.

- Ну что, Герхард, как там?

- Минут пятнадцать-двадцать у нас есть, потом все - ждать, и надолго.

- Отлично! Тогда взлетаем. Все на местах? Где Кид-хе?

- Где и положено! Обнимает двигатель! - отозвался Том.

Изабель заметила, что и Герхард, и Том, и даже Инга как-то странно поглядывают на нее. Тут вдруг она поняла, что футболка под дождем совершенно промокла и стала почти прозрачной.

- Я буду через пару минут! - невозмутимо бросила капитан и быстрым шагом направилась в свою каюту.

Когда она вернулась, уже в новом комбезе, с собранными в хвост мокрыми волосами, на нее накинулся Том.

- Коды, капитан! Коды, быстрее! Герхард ведь не может выходить на прыжок без траектории...

- Мы же идем на Большой Невольничий Рынок, Том. Пока прокладывай курс сам. Коды нам понадобятся позже...

Она плюхнулась в белое кожаное кресло. Штурман тем временем скормил своему компьютеру какую-то неведомую кучу цифр. Почти сразу перед пилотом раскрылась картинка выхода на орбиту и последующего маневра.

- Всем пристегнуться, начинаю отсчет, - объявил Герхард и запустил двигатели.

Вибрация разлилась по корпусу корабля, команда спешно фиксировала свои тела в креслах.

- Пятнадцать, четырнадцать...

Где-то позади Изабель старик Мартин закрыл глаза, готовясь к ненавистным перегрузкам.

- Десять, девять...

Инга достала изо рта жвачку и прилепила ее снизу к своему креслу.

- Пять, четыре...

«Кажется, дождь перешел в настоящий ливень» - подумала капитан, отрешенно глядя в обзорное окно.

- Два, один... Старт!

«Фортуна» мощно подхватила своих обитателей и с ускорением ринулась в серую мглу. Капли на окне моментально сдуло. Где-то упала на пол забытая кружка. Изабель видела, как голограмма перед лицом пилота отрисовывает подъем корабля в атмосферу. Красная точка медленно ползла по пунктирной линии, закруглявшейся над планетой и вновь распрямлявшейся в космосе, выводя их в точку прыжка. За окном вдруг ярко брызнул свет капатхианской звезды, но через какие-то полминуты небо потемнело, и проступили искорки других звезд.

- Черт... Черт! - Герхард стал быстро сдвигать цветные полоски у себя на мониторах, потом рванул рукой механический рычаг в виде толстой скобы, торчавший справа от него.

Не успев спросить, в чем дело, Изабель бросила взгляд в окно и все поняла. Наперерез взлетающей «Фортуне» шел другой корабль. Хотя скорее это была станция, меняющая свое геостационарное положение - слишком уж большой корпус и совсем не полетная архитектура. Такая громадина не остановится, даже если захочет. По крайней мере, не моментально.

Повинуясь экстренным командам с пульта, корабль стал медленно заваливаться на бок, уходя от станции в сторону. Видимо, там тоже заметили угрозу столкновения, потому что на борту этой дуры вспыхнула целая гирлянда стробоскопов. На несколько секунд у всех в рубке перехватило дыхание, но потом стало ясно, что они разойдутся. И все же проносящиеся мимо на большой скорости, буквально в паре десятков метров, надстройки и мачты, казалось, вот-вот врежутся в них и разнесут «Фортуну» на мелкие кусочки!

Как только они разошлись, компьютер показал, что корабль сильно отклонился от траектории, и теперь существовала потенциальная опасность столкнуться еще с кем-то. Тем более что движущихся объектов вокруг было пруд пруди, и любой из них в доли секунды мог вырасти в несущийся на тебя корабль. Герхард лихорадочно возвращал на место все настройки. Точка «Фортуны» на голограмме двинулась обратно к прерывистой линии, пересекла ее, зависнув в стороне, потом окончательно вернулась на свой пунктир, продолжая полет в заданном направлении. Пилот откинулся в кресле, смахнув дрожащей рукой капельки пота со лба.

- Все, капитан... Можешь писать жалобу на плохих дяденек в диспетчерской. Мудаки...

Изабель взглянула на Герхарда, мысленно поблагодарив и его, и те неведомые силы, которые послали ей этого пилота.

- Спасибо. Ты молодец.

Он оглянулся на нее и криво ухмыльнулся.

- Молодец? Да он просто... Он... Я же чуть не обосралась от страха! - Инга вскочила со своего кресла, отстегнув ремни. Она кинулась на шею пилота, сжав его в своих объятиях и чмокнув в губы.

- Тихо, тихо! Надо еще в прыжок уйти, - он отпихнул от себя девчонку, пытаясь контролировать показания приборов.

Но в штатной ситуации вмешательство человека уже не требовалось. Бортовой компьютер прекрасно справился со своими обязанностями и через минуту «Фортуна» прыгнула в гиперпространство.

- Всем пива по такому случаю! - объявила капитан.

Команда откликнулась одобрительным гулом.

- Только не забывайте, что пива у нас всего четыре ящика. На весь рейс! - проворчала Таня.

Мартин совсем тихо добавил: «я пива не пью».

Изабель подошла к дяде, положила руку ему на плечо.

- Я знаю. Возьми себе бутылочку вина, и пойдем ко мне. Поболтаем о том о сем.

Он молча принял приглашение, и они покинули рубку. Уже в каюте девушка обняла своего приемного отца, поцеловала его в щеку и, искренне улыбаясь, посмотрела ему в глаза.

- Ты на меня немножко сердишься? Или... не немножко?

- Не говори глупостей, Белль.

- Я же вижу. Это потому, что я вчера ушла с Ивом на весь день?

- Ты взрослая девушка и можешь проводить время с кем угодно. Меня это не касается.

- Не сердись, Мартин... - Она снова поцеловала его в щеку, - Меня ты не обманешь, я прекрасно вижу, когда ты злишься.

Он фыркнул и отвернулся в сторону, но Изабель чувствовала, что объятия и пара нежных поцелуев уже растопили сердце старика.

- Скажи-ка лучше - кто собрал экипаж? Там, на «Мино»?

- Кто собрал... Я собрал.

- Честно?! Нет, серьезно? Я думала, что... - она закусила губу, понимая, что сейчас опять разозлит его.

- Вот именно - ты думала! А это вовсе и не он!

- Извини, я не хотела тебя обидеть. Ты молодец! На самом деле вы оба молодцы - и ты, и Ив. Вы спасли меня.

Он посмотрел на нее задумчиво, потом приложился к бокалу с вином.

- Да я знаю, - уже спокойнее произнес Мартин, - Ив парень хоть куда. Он правильно сделал, что пристрелил эту тварь. Когда меня заперли в трюме, я скинул всем сообщение, чтобы приходили к шлюзу, но ни во что не вмешивались, просто ждали.

Он усмехнулся.

- Эти баронские недоумки даже не отобрали у меня комм. Хотя потом отрубили мой номер, но было уже поздно.

Мартин осушил бокал и налил себе еще.

- Ясно, - девушка забралась с ногами на кровать и некоторое время они оба молчали, думая каждый о своем.

- Чем ты вчера занимался? - наконец спросила она, нарушив тишину.

- Да так, ничем, - он пожал плечами, - немножко поработал.

- Чего поделал? Поработал?! Ты что, взял с собой эти «записки сумасшедшего»?

- Это многолетний труд. Эксперименты, исследования, теории... Начатый, между прочим, твоим отцом. На самом деле ничего, кроме этого труда, я с собой больше и не взял. У меня полный рюкзак всяких флэшек - все эти зайчики идиотские, мячики, палочки, цилиндрики...

- Я шучу. Конечно, это важно. Только мне почему-то казалось, что для тебя все в прошлом. Что ты больше не будешь этим заниматься.

Мартин внимательно посмотрел ей в глаза.

- Это не так.

Он поставил бокал на стол, поднялся, прошелся по комнате, о чем-то размышляя.

- А ты хотела бы, чтобы я это оставил?

- Да нет, мне, в общем, все равно...

Он снова сел в кресло.

- Послушай, Изабель. Я хотел тебя попросить... Ты не могла бы мне дать на некоторое время этот кулон?

Девушка протянула руку к своей шее, нащупав позолоченный кулончик.

- Зачем? Ты не найдешь там ничего нового, я все рассказала тебе, поверь.

- Да, но... Я верю тебе, конечно! Просто у меня есть некоторые подозрения, которые хотелось бы проверить.

- Какие подозрения? - девушка нахмурилась.

- Ну, видишь ли, я не уверен, что это просто память.

- Почему? Это просто флэшка, Мартин. Флэшка-украшение.

- И все же я хотел бы проверить.

Упрямый старик! Ей совсем не хотелось отдавать отцовский подарок, ставший за долгие годы частью ее самой. Да, она и правда все ему рассказала. Но, может быть не во всех подробностях. А вдруг он увидит в этой информации что-то, предназначенное для нее, но ею не замеченное? Ведь почему-то отец скрыл от него эту инфу. О Солнце! Как она может не доверять человеку, заменившему ей обоих родителей и оберегавшему ее столько лет?!

Изабель решительно сняла с шеи кулон и протянула его дяде.

- Надеюсь, ты расскажешь мне, если что-то обнаружишь?

- Конечно, конечно... - на самом деле он уже не слушал ее, целиком погрузившись в осмотр кулона.

Повертев предмет со всех сторон, Мартин ушел, сославшись на то, что ему нужно исследовать украшение более детально.

Судя по доносившимся в отдалении звукам, команда вовсю веселилась. Выходить из каюты и присоединяться к ним Изабель не хотела. В результате, большую часть дня она провела, тупо валяясь в кровати. Когда вечером голод заставил ее выйти и пошарить в холодильнике, на корабле уже стояла тишина. В рубке была только Инга. Обязанность выставлять дежурного, на время отдыха остальной команды, свято чтилась космолетчиками. Хотя острой необходимости в этом и не было, тем более в гиперпространстве, где ничего не могло произойти в принципе. Сейчас этой незавидной обязанностью «наградили» самую юную из экипажа.

- Как дела?

Инга обернулась. Рядом с ее креслом стояла целая батарея пустых пивных бутылок.

- Все окей, капитан.

- Надеюсь, это не ты одна выпила? - Изабель кивнула на бутылки.

- Нет, просто они сказали, чтобы я убрала, поэтому все спихали к моему креслу. Ну, я еще не успела. Убрать.

Капитан кивнула и подошла к окну. Звезд в гиперпространстве не видно, за стеклом - полнейший мрак. Хотя иногда бывают какие-то вспышки, непонятные свечения, но их предпочитают не замечать - все равно эти явления необъяснимы, а давать разуму пищу для страхов в космосе непозволительно.

- Изабель, можно тебя спросить?

- О чем?

- Только ты не подумай ничего плохого. Я просто хотела узнать. С кем ты... То есть кого ты... Ну, если, конечно, тебе вообще нужен в полете... эээ... мужчина.

Изабель повернулась от окна, склонив голову набок, и одарила Ингу презрительно-снисходительным взглядом.

- Ты что же их, делишь что ли?

- Да нет! То есть, да. В каком-то смысле. Я не хочу претендовать на мужика, если он нравится капитану.

- А я вообще не уверена, что ты должна заниматься сексом со взрослыми мужиками. Но если уж на то пошло, то мне глубоко параллельно, с кем... Надеюсь, ты Таню не спрашивала о том же самом?

Инга потупила взор, приподняв бровь.

- Спрашивала. А что такого?

Изабель закрыла лицо рукой.

- И что она тебе ответила?

- Ты знаешь, с Таней в этом смысле вообще проблем нет. Она к мальчикам не очень. Она больше к девочкам...

Капитан снова посмотрела на своего юного компьютерщика.

- Я в шоке! Кого я взяла на борт?! Шпиона? Если хотите знать все подробности личной жизни членов экипажа - добро пожаловать, детектив Инга к вашим услугам! Ты и про меня потом всем будешь рассказывать?

- Да нет, Изабель. Ты же капитан. Я никому...

- Я прошу прощения, на кого вы положили глаз, так сказать? А, юная леди?

Уже понимая, что она зря завела этот разговор, девушка что-то промямлила, стараясь не смотреть в лицо капитану.

- Чего-чего? Говори уж теперь, не смущайся!

- Мне больше Герхард нравится. Правда, ему нравятся вообще все, поэтому он партнер ненадежный. Но на корабле это не так важно, правда? Вот на Капатхи - там да, там его надо было за руку держать, а то он на каждую юбку готов был...

Изабель почувствовала, что становится пунцовой от прилившей к лицу крови.

- Я что-то не то сказала? - едва слышно спросила девчонка.

- Нет-нет, продолжай... - процедила сквозь зубы капитан, - Что же у вас было на Капатхи?

Она подошла вплотную к Инге, упершись руками в пульт и склонившись над собеседницей. Та, совсем потеряв всякую смелость, опустила голову и продолжила.

- Да у нас и было то всего два раза.

- Когда?

- Когда? - не совсем понимая, переспросила она, - Один раз утром, и еще один - поздно вечером...

- Совсем поздно?

- Да, пожалуй, уже ночью. На пляже. Мы были в баре, потом он куда-то пропал, я его искала, но никак не могла найти. А потом он вернулся, сказал, что встретил старого приятеля. Ну, мы пошли гулять, там стояли какие-то кабинки на пляже, и это случилось второй раз.

Изабель резко выдохнула, закинув голову, и вдруг рассмеялась.

- Вот кобель!

- Изабель, ты что... Ты...

Капитан вскинула указательный палец, почти приложив его к губам Инги, и отрицательно покачала головой. Она выпрямилась и двинулась к выходу. Но у самых дверей обернулась.

- Если что, мне нравится Том. Но ты этого не слышала. И, надеюсь, ты сама только с мальчиками?

Инга улыбнулась, скосив куда-то в пол смущенный взгляд.

- О нет... Великий космос! Держись от меня подальше, маленькая развратница! - Изабель сощурила глаза и тыкнула пальцем в воздух по направлению к «развратнице». Впрочем, было понятно, что злости или угрозы в ее словах нет.

Ночью сон долго не приходил к Изабель. Десятки мыслей терзали ее сознание. Она вставала, бродила по каюте, снова ложилась, и опять вставала... Ее взгляд вдруг упал на кулон, лежавший на столе. Видимо, Мартин принес его, когда ее не было. Она надела украшение и почувствовала, наконец, что веки стали тяжелыми. Бухнулась в кровать и почти сразу уснула.

Разум девушки полностью очистился от всех тревог и волнений, не было даже снов. Но глубоко ночью какие-то нечеткие образы потревожили ее. Изабель казалось, будто кто-то нежно касается ее спины, поглаживая сверху вниз. Робкие прикосновения подушечек пальцев к ее плечам, шее... Чуть щекотные царапки по пояснице. Тонким ноготком по коже. Тонким, слишком тонким.

Изабель в ужасе подскочила на кровати. Ощущение звериного когтя на спине еще не прошло. Вокруг была полная темнота. Она лихорадочно терла рукой то место, к которому, как ей казалось, кто-то прикоснулся, одновременно пытаясь другой рукой разорвать темноту, удостовериться, что рядом никого нет. Она стукнула по сенсорной панели, зажегся свет, заставивший ее зажмуриться. Когда она открыла глаза, рядом, конечно, никого не было. Но страх не покинул девушку, и она, завернувшись в одеяло, направилась в рубку.

Инга мирно посапывала в своем кресле. Изабель придвинула капитанский «трон» поближе к ней, забралась на него с ногами и накрылась одеялом. Она никак не могла прийти в себя от пережитого ужаса. Что это было? Сон? Галлюцинации? Откуда? Она даже не пила. Ощущения были столь реальными, что сначала она была уверена, что это не сон. Потом же стала сомневаться все больше и больше. Сознание человека скрывает много тайн. И все-таки... Почему ее это так напугало? Ведь просто кошмар, с кем ни случается. Но он как будто был самым сильным ее страхом, по каким-то причинам запечатанный в глубинах души, и до поры не дававший о себе знать. Ладно, в черную дыру эти страхи! Наверное, просто нервы расшалились. Она задремала, и вскоре снова заснула. Больше ничего не всплыло из глубин ее сознания, никакие кошмары и видения не посетили свернувшегося калачиком капитана.

- Изабель. Изабель!

Девушка с трудом разлепила глаза. Перед ней стоял Том.

- Что вы здесь делаете? Идите спать к себе в каюту.

Она сфокусировала взгляд на часах. Уже утро. Она проспала весь остаток ночи в кресле.

- Да нет. Я, пожалуй, уже выспалась. Где Инга?

- К себе ушла.

Изабель сползла с кресла, поздоровалась с вошедшим Герхардом, и направилась в нижние отсеки. Чтобы стряхнуть остатки сна, она решила провести небольшой капитанский обход. Помещений внизу, под жилой зоной, было не так много. Но они были огромные сами по себе, потому что большую часть из них составляли отделения грузового трюма. Была еще мастерская, узенький коридор для доступа к топливным танкам, много закрытых ниш и комнатушек, хранивших в себе разную корабельную утварь, и, наконец, в хвосте корабля - энергетический узел и внутренняя часть двигателей. Обойдя почти все это хозяйство, Изабель остановилась перед массивным люком, за которым скрывался двигательный отсек. Сейчас все члены команды были наверху. Кроме Кид-хе. Он, как и положено двигателисту, скрывался где-то за этим люком. Она совсем не горела желанием встречаться с ним один на один. Но... Раз уж решила быть капитаном, нельзя допускать в сердце страх перед кем-то из экипажа! Она толкнула красный рычаг, и люк с шипением уполз в сторону.

Внутри было темнее, чем в остальных помещениях корабля - видимо, дарконианцу привычнее такое освещение. Гул, исходивший, казалось, со всех сторон, слегка закладывал уши. Вдоль коридора тянулись кабели, трубы, торчали какие-то опломбированные рычаги в яркой аварийной раскраске... Она осторожно прошла до поворота, прислушиваясь к малейшему шороху, пытаясь определить - где же дарк? За поворотом находился пульт управления двигателями. Похоже, здесь было еще темнее. Кид-хе полулежа развалился в кресле, спиной к ней. Изабель не могла точно сказать - спит он, или просто о чем-то задумался, а главное, она не знала, что ей делать дальше. Как чужой отреагирует на внезапное появление за его спиной человека? Вдруг он бросится на нее с перепугу?

Кид-хе повернулся в кресле и посмотрел на нее.

- А, капитан. Чем могу? Какие-то проблемы?

- Да нет, просто зашла проверить. Как у тебя? Все нормально?

Он встал, потыкал пальцем в мониторы, подошел к Изабель.

- Двигатели работают как часы. Хотя могло бы быть и лучше.

- Лучше?

Он приблизился к ней вплотную, почти зажав между собой и металлической стенкой.

- Скучно, - Кид-хе улыбнулся, упираясь рукой в стену над ее плечом, - Дарку нужна самка.

Изабель коснулась рукояти дестройера.

- Придется потерпеть. Дней пять, ты же знаешь. На Большом Невольничьем оторвешься.

- Трудно терпеть. Я ведь не человек...

Она поднырнула под его руку и отошла от дарка на почтительное расстояние.

- Пользуйся пока симуляторами. Они в шкафу справа от входа в кают-кампанию.

И девушка быстрым шагом покинула сумрачное логово Кид-хе.

- Знаю, - облизнувшись, проворчал он ей вслед.

В каюте капитана ждал Мартин. Вид у него был помятый. Похоже, старик большую часть ночи провел не в постели.

- Где ты была? Я уже хотел идти тебя искать!

- Так, обходила владения. А что, у тебя какие-то срочные дела?

- В общем-то, нет...

- Кстати, что ты выяснил про кулон?

- Ничего, к сожалению. Но он непростой, это точно. Внутри есть какое-то заблокированное микро пространство, вроде маленького пузырька. Судя по излучению, там тоже электроника. Но вот какая и зачем? На корабле нет подходящих инструментов, чтобы аккуратно вскрыть эту вещицу, а ломать я уж не стал.

- Ну еще бы ты рискнул его сломать...

Она усмехнулась, бросив на дядю косой взгляд. Он крутил в руках пуговицу, потом вдруг встрепенулся.

- Да, я ведь чего пришел... Дело в том, что в нашем замечательном экипаже, эээ... не один чужой.

Изабель непонимающе уставилась на него.

- То есть как?

- Вот так. Один из тех, кого мы считаем людьми, не человек.

Она попыталась осознать и переварить эту информацию, но получалось плохо.

- Постой, постой! Ты откуда это взял-то?

- Я, когда вчера ночью работал, выходил на камбуз, водички попить. А там стоит такой холодильник, знаешь - для смешанных экипажей, у него экспресс-анализаторы в ручках. Ну, то есть, чтоб какой-нибудь инсектоид человеческой еды не нажрался, и наоборот. Дверца не откроется чужому, если он в наш холодильник полезет. А перед этим как раз кто-то на камбузе шебаршился, я слышал. Вот только не успел заметить - кто, он как раз передо мной в другую дверь вышел, в параллельный коридор по правому борту. Подхожу я, значит, к холодильнику, а анализатора-то на нашей дверце - хопа - нету! Выдран! Спрашивается - кому и зачем это делать?

- Кид-хе?

Мартин замахал руками.

- Дарк был у себя, это точно. Да и не шебаршился бы он, а шумел как слон. Нет, это не Кид-хе. Но все-таки чужой.

- Дядя, ты Шерлок Холмс, бл... дь, извини за выражение. У тебя просто воображение разыгралось!

- И ведь что интересно, - не унимался он, - На корабле других анализаторов нет! Этот сукин сын знал, что делает. Не столько проблему с доступом к продуктам решил, сколько уничтожил единственного, так сказать, свидетеля!

Изабель закусила губу, размышляя над услышанным. Совсем некстати вспомнился вчерашний сон.

- Полиморф?

От этой догадки у нее по спине пробежал холодок.

- Ну, зачем же сразу полиморф. Наберется с десяток видов гуманоидов, внешне не отличимых от нас. Ведь капитан-человек будет нанимать на корабль людей, правильно? У чужого шансов меньше, поэтому он просто воспользовался своим сходством с человеком, чтобы получить работу. Я думаю так.

- Успокоил, блин. Ладно, дергаться не будем. Последим за всеми, попробуем вычислить этого... гастарбайтера.

«Фортуна» держала курс на Большой Невольничий. По графику они должны были совершить три прыжка, выходя из гиперпространства в промежуточных точках, и примерно за неделю достичь цели. Но на утро третьего дня полета обстоятельства изменились...

- Иза-абе-е-ель!!! - громовой рев вырвал девушку из сна, - Изабе-ель!!!

В голосе Кид-хе, а это, несомненно, был его голос, чувствовались возмущение и гнев. Она вскочила с кровати, выбежала в коридор.

- Что случилось? Чего ты орешь?

- Где?! Где твои симуляторы? - он прогрохотал тяжелеными ботинками к распахнутой дверце, справа от входа в кают-кампанию.

Шкаф был пуст.

- Та-аня! - теперь уже заорала Изабель.

- Да здесь я. Вижу, не орите...

- Они были? Симуляторы?

- Не знаю, я не проверяла. Видимо, нет.

Девушки обменялись злыми взглядами. Разъяренный Кид-хе посмотрел сначала на помощника, но потом переключил свое внимание на капитана. Он рывком поднял Изабель в воздух, схватив за горло, и с грохотом прижал ее к стене.

- Пусти, животное... - прохрипела она, пытаясь нащупать дестройер. Но тут же поняла, что оружие осталось в кобуре комбеза. Дурная привычка выскакивать из каюты в чем мать родила (не считая традиционной футболки) сыграла с ней злую шутку. «Ведь Ив предупреждал! Дура!»

- Кид-хе, прекрати немедленно! - Таня хотела помочь, но не решилась приблизиться к ним.

- Мне нужна самка, капитан... - прорычал Кид-хе, - мою плоть мучает голод, уже который день. Я не могу больше терпеть!

Его зрачки были расширены, одно веко нервно дергалось.

- Ты меня задушишь... Отпусти...

Он разжал пальцы и девушка съехала по стене на пол, с трудом удержавшись на трясущихся ногах. Она постаралась взять себя в руки, подняла голову и посмотрела в глаза дарконианцу.

- Успокойся. Я капитан, и я помогу тебе. Мы решим эту проблему. Только ты должен успокоиться...

- Сейчас! Сейчас реши эту проблему!

- Дай мне тридцать минут.

- Я не могу ждать! - он снова кинулся на нее, обхватив огромными ладонями ее грудную клетку, приподнял и прижал мощным торсом к стене. Она почувствовала между ног его возбужденный член, - Ты будешь моей самкой!

- Стой! Нет! Дай мне полчаса... Кид-хе!

Он рычал и двигал тазом, мастурбируя о ее тело и возбуждаясь все сильнее.

- Если ты сделаешь это, ты будешь вне закона!

Он на секунду замер.

- А если через полчаса я не решу твою проблему... Тогда ты получишь меня. И никаких претензий.

Видно было, что дарку тяжело отказаться от задуманного, смирить свое желание. Но слова Изабель пробились к его разуму, и он отпустил ее.

- Ну, хорошо. Тридцать минут, капитан... - он повернулся и направился в сторону своего отсека.

- Таня, позови Тома. И Герхарда тоже.

Она быстро зашагала в свою каюту. Таня слышала, как Изабель говорила сама себе: «Никогда, никогда не выходи без дестройера!»

Экстренное совещание в рубке было собрано уже через три минуты.

- Том, когда мы выходим из прыжка?

- Через два часа и... - он бросил взгляд на пульт, - и тринадцать минут.

- Нам нужно будет сразу прыгнуть из промежуточной точки к ближайшей обитаемой планете.

- Эээ... Хорошо, - он стал быстро вводить какие-то данные в компьютер, и вскоре перед ними развернулась голограмма Млечного Пути, тут же сфокусировавшаяся на небольшом кусочке пространства в рукаве Ориона, - мы выйдем из гиперпространства вот здесь.

В объемном изображении загорелась зеленая звездочка.

- Ближайшие обитаемые миры здесь... - Том ткнул пальцем в монитор и несколько точек стали пульсировать красным, - Но какие у нас приоритеты? Уровень развития? Расстояние? Лояльность к Федерации? Что-то еще?

- Давай для начала расстояние.

- Ага. Значит, это будет... Это будет... Вторая гаммы Камтора! Своего названия пока не имеет.

- И что там?

- Я знаю эту планету! - воскликнул Герхард, - однажды мы садились туда. Довольно милое местечко!

- Симуляторы там купить можно? - перебила его Изабель.

- Исключено. Местное население на уровне развития доколумбовых индейцев. Никаких колоний Федерации или кого еще.

- А местные... Дарконианец сможет там... Сбросить свою сексуальную энергию?

- Вполне. Аборигенки выглядят как земные женщины.

- Как земная женщина могу сказать, что мне, например, Кид-хе совсем не подходит в качестве сексуального партнера. Размеры, знаете ли, не совпадают, - возразила Таня.

Герхард посмотрел на нее и усмехнулся.

- Это, знаешь ли, смотря какой смазкой пользоваться. Вот если у тебя есть фартивианская слизь...

- Так, подробности меня не интересуют! - снова встряла Изабель, - Скажи лучше, как местные отнесутся к тому, что краснозадый будет совокупляться с их женщинами.

- Договориться можно. У них есть какие-то неприкасаемые дамочки, но с остальными - без проблем. Нам, по крайней мере, не отказывали, - он снова расплылся в довольной улыбке.

- Капитан, а нам обязательно ради дарка менять курс? Может, запрем его в двигательной, да и все, - предложил Том.

- Нет, дорогой! В такой опасности я свои двигатели не оставлю. И вообще... Это, конечно, непросто, но я хочу поддерживать экипаж в нормальном рабочем состоянии. Даже если один из нас дарконианец. Будем считать, что член команды болен, поэтому мы совершаем вынужденную посадку. Тем более что так оно и есть. Давайте, ребята - двигаем на вторую гаммы, как ее там... Через какое время сможем туда опуститься?

- В общей сложности часа через три.

Еще раз удостоверившись, что дестройер у нее на бедре, Изабель отправилась вниз. Нужно было довести дело до конца. В голову лезли предательские мысли, о том, что Кид-хе мог поджидать ее где-то в закоулках трюма, что она даже не успеет выхватить дестройер, и тогда... Девушка не выдержала и достала оружие из кобуры. Так спокойнее. Перед люком, ведущим в двигательный отсек, она глубоко вздохнула и решительно нажала на рычаг.

Внутри все было так же, как и в прошлый раз. Она дошла до поворота и осторожно заглянула за угол. Дарконианца нигде не было. Изабель двинулась к пульту, стараясь не терять из вида темные углы.

- Ты пришла с оружием?

Она резко обернулась. Кид-хе стоял позади нее. Девушка вскинула руку, наводя на него дестройер, хотя понимала, что за прошедшую секунду он уже мог напасть на нее и обезоружить. Если бы захотел.

- Это не для того, чтобы причинить тебе вред.

- А для чего же?

- С тобой так проще разговаривать, ты же знаешь. Дестройер охлаждает твою горячую голову.

Он согласно кивнул.

- Но это лишнее, я уже остыл. Извини, капитан - наверху я, кажется, погорячился.

- Извинения приняты. Через три часа мы сядем на планету, где ты сможешь сбросить энергию. К сожалению, быстрее никак.

Она опустила оружие, но убирать в кобуру его не стала.

- Что за планета?

- У нее нет названия. Но аборигены там такие же, как люди.

Изабель слегка нахмурилась, о чем-то задумавшись.

- Послушай, у тебя ведь не будет проблем с женщинами... Ну... Такими, как мы?

- Ты хочешь знать - смогу ли я получить удовлетворение от такой самки, как ты, и не убить ее этим?

- В общем, да.

- Нет, проблем не будет. Я не такой уж и огромный, - Кид-хе усмехнулся, - Хочешь взглянуть?

«О небо, почему он всегда такой прямолинейный!»

- Нет, не нужно. Я тебе верю.

- Любой дарконианец готов к тому, что его член войдет не в каждую самку, поэтому мы постоянно носим с собой смазку.

- Это фарти... Как ее, черт... Фартивианская слизь, да?

- Да ты неплохо осведомлена!

- На самом деле я слышала только название. Понятия не имею, что это за хрень.

- Незаменимое средство! Это фермент фартиви - такие зеленые твари, вроде гуманоиды, но очень странно выглядят. Вот у них огурцы будь здоров! Без такой смазки не обойтись. Она превращает любую органику в резину. Не буквально, конечно... Но любое чрево растянется и примет в себя член, смазанный этой штукой. Помню, как на Флорси мы перебрали и стали гоняться за этими полупрозрачными мотыльками, ну - помесь млекопитающего с инсектоидом, такие большеглазые девочки с крыльями стрекозы, ростом в половину твоего. Видела, наверное, в сети?

Она озадаченно помотала головой.

- Короче поймал я ее, от вина почти ничего не соображаю, но друга своего смазать не забыл. И что ты думаешь? Натянул, как перчатку! Живот у нее стал в два раза больше! Член, наверное, в груди остановился! И ничего, никаких разрывов. Замахала крылышками и улетела. Хотя визжала, конечно, хоть уши затыкай...

Он смотрел в пол, улыбаясь своим воспоминаниям и качая головой, а Изабель стояла с широко раскрытыми глазами, в ужасе пытаясь представить себе эту картину.

- Ладно. С меня, пожалуй, хватит этих историй. Я пойду.

- Да, не стоит раньше времени возбуждаться.

Она уже вышла из его логова, но остановилась, и вернулась обратно.

- И вот еще что. Кид-хе, никогда больше не хватай меня за горло. Понял?

Он виновато развел руками.

Через три часа «Фортуна» уже плыла над сине-зеленой планетой. Большую часть ее поверхности занимал океан. Материков как таковых не было, но множество островов, больших и маленьких, россыпью покрывали синюю гладь между северным и южным тропиками. Ближе к полярным шапкам океан почти пустовал.

- Герхард, надеюсь, ты знаешь, где садиться?

- Да. Здесь должен быть такой крупный остров, в форме треугольника... На самом деле корабли сюда часто заглядывают. Прекрасное местечко, чтобы передохнуть! И ничьи законы не действуют... Если не считать обычаи аборигенов, конечно! - он засмеялся, оборачиваясь к Изабель.

- Смотри, смотри. Пропустишь.

Они сделали еще один виток, меняя широту, и Герхард, наконец, воскликнул:

- Да вот же он, хрен собачий!

«Фортуна» завалилась на левый борт и пошла на снижение. По мере приближения к острову становилось понятно, что он полностью покрыт зелеными джунглями. Кое-где мерцали блюдца озер, русла речушек, ближе к северному побережью вздымался горный хребет. Герхард вел корабль к западной вершине треугольника, на который был похож остров. Вскоре они снизились настолько, что можно было различать полянки и отдельные деревья. Изабель показалось, что она видела крыши каких-то хижин. И вот перед ними раскрылась просторная плешь, явно прожженная в джунглях двигателями космических кораблей.

- Уважаемые пассажиры, космопорт «где-то в лесу» приветствует вас на планете без названия!

- Трепло...

Корабль опустился на поверхность.

- Таня, достань пару дестройеров.

- Сейчас сделаем!

- Изабель, уверяю тебя - бряцать оружием здесь совершенно ни к чему, - заметил пилот, отстегивая ремни безопасности.

- Тебя забыла спросить... Том и Герхард пойдут со мной. Мартин - ты с Таней пока останешься на корабле.

Мартин, с любопытством смотревший вниз через окно, казалось, был разочарован.

- Останемся здесь? А этот... - он кивнул головой куда-то в сторону двигательного отсека, - Тоже на корабле будет?

- Я думаю, он присоединиться к нам.

Вскоре трое космолетчиков спрыгнули на мягкую бирюзовую траву. Слышно было, что вслед за ними торопится покинуть корабль и Кид-хе.

- Ну и жара! - Изабель вытерла со лба мгновенно выступивший пот, - Еще и влажность...

- Джунгли, что вы хотели... - отозвался Том.

Не успели путешественники пройти и нескольких шагов, как им навстречу из-за деревьев выскочили полуголые люди. По крайней мере, внешне аборигены действительно от людей ничем не отличались. Одеты они были, как и положено, почти ни во что: на шеях то ли бусы, то ли ожерелья, на бедрах пестрые юбки из смеси перьев и листьев, на руках кустарные браслеты, на ногах еще более кустарные сандалии. Никакого оружия они при себе не имели.

Вперед вышел самый старший из них. Он оценивающе поглядел на пришельцев, пытаясь угадать - кто из них главный, но, не определившись, обратился сразу ко всем.

- Многих дней, люди-птицы! Идти за мной, в город. Главный Голова будет ждать вас. Я поведу.

Он хотел было повернуться и опять нырнуть в заросли, но Изабель остановила его.

- Постойте! Нам просто нужно... - она споткнулась на полуслове, не зная, как изложить им свою просьбу, но потом решила говорить, как есть, - Нашему другу нужны услуги ваших женщин...

Капитан кивнула в сторону только что спустившегося из корабля Кид-хе. Дикари дружно перевели взгляды на краснокожего гиганта. Похоже, их смутило не только то, что услуги соплеменниц требовались такому монстру, но и то, что за главного у «людей-птиц» вовсе не мужчина.

- Я рука, - ответил туземец, - Голова в городе. Он решает. Идем!

- Ну что ж, идем... Таня! - Изабель склонила голову к микрофону комма, встроенному в воротничок комбеза, - Следи за нами по трекеру и оставайся на связи.

- Ок, принято!

Для того чтобы не отставать от местных, космолетчикам приходилось поддерживать довольно шустрый темп. К счастью, от космопорта «где-то в лесу» до «города» вела исхоженная тропинка, поэтому сражаться с лианами и ветками деревьев не приходилось.

- А они неплохо говорят по-нашему, - вполголоса заметила Изабель, обращаясь к идущему позади Тому.

- Годы общения со свободными торговцами не прошли даром.

Девушка поставила вентиляцию комбинезона на максимум, но это уже не помогало. Из-за жары и быстрой ходьбы она вся вспотела и чувствовала себя, как взмыленная лошадь. Они шли уже полчаса и, если бы треклятый «город» немедленно не появился у них перед глазами, пожалуй, пришлось бы просить аборигенов о передышке. Но тут он как раз и появился. Конечно, громкое название «город» эта деревня получила лишь благодаря каким-то трудностям перевода. Тем не менее, в центре, на небольшом возвышении, стоял вполне себе дворец. Да, у него была соломенная крыша и стены из прутьев, но своей архитектурой и размерами он вполне заслуживал быть именно дворцом. Тем более в окружении нескольких десятков неказистых хижин.

После того, как корабль пролетел над их головами, местные уже ждали гостей. Толпа народа с любопытством наблюдала за появлением провожатых и следовавших за ними пришельцев. Их провели на большую площадь рядом с дворцом, в центре которой курились остатки кострища. Изабель с удивлением отметила, что среди туземцев были и такие, чьи одежда и украшения соответствовали скорее временам античности, нежели эпохе родоплеменного мироустройства. То ли влияние частых гостей из космоса было тому причиной, то ли у местных и без того существовало сильное расслоение общества на знать и простолюдинов.

- Многих дней!

К ним вышел тучный мужчина в белой тунике, украшенной золотыми побрякушками. Нетрудно было догадаться, что он и есть тот самый «голова».

Изабель сделала шаг вперед, давая понять, что среди прилетевших на корабле главная - она.

- Неужели такой много-много красивый молодой женщина - голова людей-птиц?!

- Я Изабель Фие, капитан корабля.

- Никогда еще боги не давай нам настолько замечательный причин для пир встречи!

- О, я благодарю вас, но не думаю, что мы задержимся надолго.

- Но невозможно без пир встречи!

Герхард протиснулся к капитану поближе и пробормотал ей на ухо: «От ужина отказываться не стоит...»

- Хорошо, мы останемся на пир. Встречи.

Голова одобрительно пророкотал что-то на своем языке.

- Но сначала у нас к вам дело.

Она постаралась коротко, но тактично изложить суть дела. Голова заглянул ей за спину, рассматривая Кид-хе, почесал подбородок, и утвердительно кивнул.

- Можно всех женщин иметь, что на улице. Жадность - это не у нас! - он слащаво улыбнулся.

«На улице? Странное ограничение. Надеюсь, они все сейчас не попрячутся по домам».

Она обернулась и кивнула дарконианцу. Впрочем, тот стоял недалеко и слышал разговор, поэтому дополнительных знаков ему не требовалось - через мгновение он уже скрылся между хижинами.

«Ну, держитесь девчонки! И да поможет вам фартивианская слизь...»

Было решено покинуть корабль, запереть его и всем принять участие в праздничном мероприятии, на котором так настаивал голова. Его, как выяснилось, звали Ткиле-Хо. Но для почетных гостей просто Ткиле. Изабель отправила Герхарда обратно на корабль, чтобы он сопровождал Таню, Ингу и Мартина.

Пока верноподданные разводили на площади костер и готовились к «пиру встречи», Ткиле пригласил ее и Тома в этот самый соломенно-прутиковый дворец. Интерьер производил впечатление! Стены были драпированы чем-то вроде красного бархата, полы застелены толстыми коврами, мебель, хотя ее было и немного, из резного дерева. Сверкали золотом массивные подсвечники и лампы. В просторном зале на полу были разбросаны невысокие лежанки, больше похожие на толстые матрацы, обтянутые шелком и тем же бархатом.

Они уселись на одну из этих лежанок, подложив, для удобства, валявшиеся на ней подушки.

- Много ли среди людей-птиц женщин... женщин-капитан? - спросил голова, протягивая гостям серебряные бокалы.

Изабель взяла в руку бокал и постаралась незаметно понюхать его содержимое. Вроде бы вино. Во всяком случае, очень похоже. Она осторожно отпила.

- Наверное, много. В космосе миллионы кораблей.

- Я не думал никак! У нас женщина никогда не голова. Она - женщина. Но я очень рад, что могу принимай такого равный мне голова, как прекрасный капитан Фие! Очень рад!

Он одним глотком осушил свой бокал и поставил его на пол. Все это время Том тактично не вмешивался в разговор двух «равных голов».

- Тем более нам важен скрепление дружбы и пир встречи! Твой команда и мой народ видеть, как мы скреплять дружбу. Всегда будем ждать ваш прилет и помочь любым, чем сможем, а вы... - он чуть понизил голос, - Вы добавляй дружбой с красивый женщина-голова значение меня перед народ!

«Политик, йопта...»

- Конечно, раз это имеет такое значение, мы рады остаться на пир. Тем более что вы уже оказали нам большую услугу.

- О, женщина на улице небольшой услуга! Многие люди-птицы иметь наших женщин, мы не против.

«Все-таки странное разделение. Хочется верить, что женщина на улице - это не опасный вид местной фауны. Больно уж пренебрежительно он к ним относится. Хотя какая мне разница! Это проблемы краснозадого. И он то уж с ними справится».

Но тут вопрос разделения женщин прояснился. Из соседнего помещения вышла девушка. По земным меркам - примерно одного возраста с Ингой. Но, не в обиду последней будет сказано, несравненно красивее. На самом деле она была настолько хороша, что и Том, и Изабель чуть рты не пораскрывали. Стройная, с точеной фигуркой, светлыми, почти белыми волосами, и слегка детским, но жутко сексуальным личиком. На ней была длинная белая туника, шею закрывало массивное золотое ожерелье.

- А, Литта-Хо! Это моя самый молодой дочь. И жена.

«Жена?!» Капитан постаралась скрыть удивление. «Добро пожаловать в секту любителей инцеста, Изабель!»

- Она, конечно, женщина, который живет дома.

«Ах вот как! Значит, это чуть ли не расовое разделение. С одними можно делать что хочешь, они доступны и могут ходить по улице. А другие - прям какой-то специально выведенный вид красавиц, которых держат дома, под присмотром. Правда, если имеет место инцест, то должно быть наоборот. А впрочем, кто их знает, этих аборигенов. Может, сохраняя сексуальные отношения только между родственниками, они не дефекты и болезни накапливают, а сохраняют чистоту вида. В конце концов, они же не люди!»

Ткиле стал рассказывать о своей семье. Кроме Литты, у него было еще семь дочерей, три родных и пять двоюродных сестер, двенадцать племянниц, четыре тетки, и про всех он говорил - «мои жены». О мужчинах голова сказал только, что у него четыре сына, а все перечисленные женщины и их жены тоже. Но не Литта. Она была только его. И после его смерти ее избранник должен будет стать новым головой.

«Красавец!» - подумала Изабель. «Грамотно распределил! Все бабы не только ваши, но и мои, а эта - только моя. Молодец».

Литта что-то прошептала отцу на ухо. Тот озадаченно посмотрел на Изабель.

- Могу ли я предлагать вам, много красивый капитан Фие, не такой жаркий одежда? По-другому сказать - праздничный платье!

Она немного растерялась.

- Ну что вы, не стоит так беспокоиться...

«А впрочем, почему нет? Эта жара меня доконает!» Девушка уже давно с завистью поглядывала на шорты и рубашку Тома.

- Хотя вы правы. Я бы действительно одела что-нибудь полегче! - Изабель с благодарностью улыбнулась хозяину дворца.

- Литта проводить вас. Это специально платье для важной церемония! А мы идти ждать вас на улица. Пир встречи скоро!

Она прошла за дочкой головы в соседнюю комнату, оттуда в следующую, потом еще в одну... Пожалуй, здание можно было назвать дворцом без всякой иронии. Внутри оно оказалось больше, чем выглядело снаружи. Местами девушки поворачивали налево или направо, а иногда почти на 180 градусов. У некоторых дверей стояли стражники. И вот Литта остановилась в помещении, закрытом со всех сторон портьерами нежно голубого цвета. В центре стояла традиционная лежанка с подушечками. Туземка молча показала на нее рукой. Изабель сначала не поняла ее, но, еще раз взглянув на лежанку, заметила небольшой сверток. Она стала его разворачивать. Это было то самое церемониальное платье. Собственно, от платья здесь осталась лишь короткая юбочка из золотистой ткани, с бахромой по нижней кромке. Скорее ее следовало бы назвать набедренной повязкой. Непонятная сеточка оказалась топиком, на котором, для прикрытия груди, иМелиссь два меленьких диска с выпуклостями. В качестве аксессуаров к наряду прилагались две ленточки с золотыми пряжками и два закрученных спиралью браслета. На полу стояли сандалии.

- Это все? - Изабель многозначительно посмотрела на Литту.

- Жарко! - не смущаясь, ответила та.

«Ну да, конечно... Жарко. Сама так в простыню завернулась! Да, жарко, но не до такой же степени!»

- Я думала, оно будет немного... побольше!

Дочь головы пожала плечами, но ничего не сказала.

Гостья еще раз пересмотрела детали наряда. Отказываться уже неудобно. Но, твою мать, она должна будет присутствовать на пирушке в таком вот полуголом виде?! На глазах у команды и дикарей? Ведь тут даже трусиков нет! И свои не оставишь - они, мягко говоря, не будут гармонировать с этим позолоченным развратом...

- Одевай, я помогу, - Литта ободряюще коснулась руки Изабель. Та вдруг почувствовала что-то вроде слабого электрического разряда, прошедшего сквозь ее тело.

- Хорошо.

Она начала снимать с себя комбинезон, потом стянула трусики. Обнаженное тело с наслаждением ощутило легкий ветерок. Туземка отошла на пару шагов, осмотрев капитана «Фортуны» с ног до головы. Снова приблизилась и помогла одеть топик. К удивлению Изабель, золотые диски точно прикрыли соски, как будто одежда была сшита по ее меркам. Юбочку она натянула сама, с браслетами тоже проблем не возникло, а вот куда девать ленточки? Литта взяла их у нее из рук и повязала на бедрах гостьи, чуть затянув пряжками. Сандалии она закрепила на ногах с помощью переплетающихся лент, охватывающих икры почти до коленей.

- Красивая! Идем, нас ждут, - Литта взяла девушку за руку, и та вновь почувствовала легкий разряд.

- Хорошо.

На улице уже стемнело. Как объяснил Ткиле, «Большой небесный Хо ушел, маленький придет через пять шагов времени». Он полулежал на целой горе подушек, рассыпанной на большой лежанке. Позади - вход во дворец, прямо перед ним, в центре площади, пылал огромный костер. Собравшиеся сидели кто на чем, многие прямо на земле, рассредоточившись полукругом, начинавшимся слева и справа от Ткиле. Изабель посадили рядом с ним. Остальных членов ее команды - чуть в стороне, по правую руку. Девушка видела, что они были удивлены ее откровенному наряду. Конечно, она могла позволить себе ходить по кораблю в трусиках и футболке, но чтобы демонстрировать свои прелести в таком эротическом одеянии, да еще и при большом скоплении народа... Похоже, для экипажа это было неожиданностью. Она хотела сесть так, чтобы не показывать всем свои обнаженные ноги, почти не скрытые юбкой, но сразу поняла, что если не с одного ракурса, так с другого, ее интимные места будут видны. Кроме того, не получится все время сидеть в одной позе...

Где-то за границами света, исходившего от костра, отбивали затейливый ритм барабаны. Несколько уличных девушек кружились вокруг огня в танце. Никто не поднимал тосты и не говорил речи, видимо, это было не принято. Но веселье охватывало и дикарей, и команду «Фортуны» все сильнее, сближая и снимая барьеры. Через час Инга уже танцевала вместе с туземцами, а Герхард притянул к себе проходившую мимо девицу и, не стесняясь, уложил ее рядом с собой, ощупывая руками. Мартин больше поглядывал на Изабель, но и он постепенно расслабился и уже с улыбкой провожал взглядом местных девушек. Все пили вино, закусывая жареным мясом и фруктами.

- Кто это? - спросила Изабель, показывая на маленьких человечков, снующих туда-сюда. Ростом они едва доходили ей до пояса, но по внешности можно было догадаться, что это уже взрослые особи. Еще одна расовая разновидность? Или просто карлики?

- Это айок. Животный, глупый, но хорошо подносить еду или убирать мусор. Они жить в лесу.

Изрядно захмелев и почти не понимая, что ей рассказывает Ткиле на своем ломаном языке, Изабель вдруг обнаружила, что все танцующие, как по мановению волшебной палочки, пропали. Барабаны перешли на какой-то совсем не танцевальный размеренный ритм. К их лежанке подошли две дочери головы (или кто они ему там?).

«Ага, значит, по особо важным случаям мы из дома все-таки выходим...»

Они направились прямиком к девушке, выжидающе протянув к ней руки. Она удивленно приподняла брови, но решила ответить на немое приглашение, вложив в протянутые руки свои ладони. Туземки подняли Изабель на ноги, и повели к костру. Где-то посередине между пылающим огнем и лежанкой они остановились. На земле в этом месте был брошен толстый цветастый ковер. Почувствовав на затылке дыхание, она повернула голову и поняла, что Ткиле стоит позади нее. Его прекрасные жены по-прежнему держали ее за руки, разведенные в сторону.

- И какого хрена вы еще придумали... - прошептала она одними губами.

На всякий случай Изабель глянула в сторону своей команды. Они тоже смотрели на происходящее настороженно, однако... Смотрели, не опасаясь за капитана, а в ожидании интересного зрелища.

- Мы делать обряд дружбы двух голов, - сказал Ткиле так, чтобы слышала только она, - Я возьму твой красивый тело, это символично, только войти несколько раз. Согласна?

Она снова резко повернула к нему голову.

- Нет! Об это речи не было!

По ее рукам снова скользнул разряд.

- Опустись и кланяйся великому огонь...

Она медленно опустилась на колени. Барабаны отбивали отдельные отрывистые удары. Девушки отпустили ее руки и она положила их на ковер, вытянув вперед. Прогнувшись, Изабель приникла головой и грудью к закрытой мягким ворсом земле.

«Чертовы девки контролируют меня!»

Она повернулась и посмотрела на ту, что стояла справа. Это была Литта. Туземка улыбнулась одним уголком рта, заметив взгляд Изабель.

«Ну хорошо, делай свое грязное дело, Ткиле! Позже мы с тобой разберемся. И с твоими сучками тоже...»

Голова позади нее сбросил тунику, воздел руки к небу, и стал бормотать что-то неразборчивое. Его жены-дочери встали на колени справа и слева. Он последовал за ними. Барабанный бой замер. Девушки протянули руки и аккуратно раздвинули щелку космолетчицы, в то время, как их отец обхватил ее за талию. В следующее мгновение послышался громкий однократный удар барабанов, и вместе с ним Ткиле вошел в Изабель. Она тихонько вскрикнула. Он медленно вышел, но вместе со следующим ударом вновь ворвался в ее лоно. Она бросила взгляд туда, где находилась ее команда. Никто не сдвинулся с места, а некоторым, как, например, Герхарду, зрелище наверняка нравилось. Вождь дикарей снова вошел в девушку.

- Ах...

После седьмого по счету проникновения ритуал был исполнен. Ткиле вскочил, потрясая руками и вопя что-то радостное, а барабаны опять пустились отбивать танцевальные ритмы. В рядах дикарей послышались дружные возгласы одобрения. Изабель встала, голова подхватил ее за руку и торжественно провел на свою лежанку, учтиво поклонившись.

Дальше праздник перешел в стадию безудержного веселья и вседозволенности. Многие закрутились в совершенно диких плясках вокруг костра, а некоторые пары, следуя примеру вождя, принялись совокупляться...

Под шумок Ткиле потянул Изабель во дворец. Она вырвала из его ладони свою руку, и тогда он просто подхватил ее, перекинув через плечо, словно охотник добычу.

Кид-хе вскочил, злобно зарычав. Герхард успел схватить его за руку, пытаясь усадить на место.

- Не дергайся. Сама разберется...

- Это моя!..

- Она не твоя самка. И уже говорила тебе об этом, - пилот удивленно вгляделся в лицо дарконианца, - Да ты что, влюбился что ли?!

Дарк злобно растолкал туземцев и скрылся в темноте, направившись в сторону леса. Вслед ему доносился громкий смех Герхарда.

Глава VII

Во дворце Ткиле проследовал через главный зал в свою спальню. Он бросил девушку на лежанку.

- Наконец ты мой, нежный красивый девочка! Теперь я тебя делать без церемоний!

Она тихо вскрикнула, когда он навалился сверху, раздвигая ей ноги. Но как только туземец освободил от одежды свой возбужденный орган и пробуравил податливую плоть Изабель, она сама раскинула ножки в стороны.

- Аааах...

Вождь принялся с жадностью совокупляться с ней. Девушка не сопротивлялась - мужчина был сильнее, да и возбуждение, нараставшее с каждым толчком, окончательно ее сломило.

- Слабый, беспомощный создание... - он пыхтел, нависая над ней, шлепая ее по промежности своим большим животом.

- Аах! Ооо... Ммм...

- Да, да! Пищи, громко кричать, женщина! Я люблю, когда подо мной кричать!

Ткиле был не в состоянии долго находиться в одной позе: он переворачивал Изабель на бок, ставил на четвереньки, складывал пополам, закидывал ее ноги себе на плечи... Каждый вариант увлекал его не более чем на полминуты, потом он снова вертел девушку, пристраиваясь к ней в новом положении.

- Ах... Ах! Ааа!!! Даа...

Сейчас он уложил ее на живот, распластавшись сверху, и быстро двигал толстым задом, вводя член ей между ног. Капитан Фие сжала зубами подушку, чтобы не издавать ни звука, но он схватил ее за волосы, заставив поднять голову, и стоны снова заполнили спальню. Девушка чувствовала то непреодолимое сексуальное желание, которое уже испытывала на станции «Мино». Желание насилия над собой, жесткого секса...

Ткиле снова перевернул Изабель на спину, широко раздвинув ей ноги, вплотную приблизив к ее лицу свое. Несколько мгновений он с наслаждением смотрел на вздрагивающую от его толчков космолетчицу, на ее жалобную гримасу пассивного наслаждения, потом приник к ее губам, обхватил их своими, жадно засасывая, проникая в ее рот языком. Наконец он закатил глаза, приподнялся на руках, и впал в состояние какой-то сексуальной нирваны: его тело продолжало механически, с одной и той же скоростью, трахать Изабель, истязая ее ритмичными фрикциями, но сознание явно отлетело в иные сферы. Девушка извивалась, кричала, вздрагивала и сжимала руками ткань лежанки. Оргазм накатился на нее, заполнив тело волной удовольствия, заставив ее визжать, потом медленно схлынул, но почти сразу подступил с новой силой. Сладостная пытка продолжалась, разбухший и одеревеневший фаллос долбил свою жертву с маниакальным упорством, не думая останавливаться. Сколько это длилось - она уже не понимала. Находясь на грани потери сознания, взвизгивая и сотрясаясь, словно в лихорадке, Изабель в бессилии отдавалась третьему оргазму, чтобы через несколько минут отдаться четвертому, а потом пятому... Ткиле схватил ее за горло, чувствуя приближение развязки. Сперма туземца оказалась жидкой, и, моментально заполнив чрево, стала обильно изливаться по девичьей попке на лежанку. Девушка хрипела, но не могла даже поднять руки, чтобы попытаться освободить шею от железной хватки. Она лежала под ним, ожидая, когда он спустит в нее все свое семя и позволит вздохнуть. Звуки уже доносились словно издалека, реальность стала растворяться, когда воздух вдруг снова ворвался в ее легкие, не дав потерять сознание. Проникнув в девушку еще несколько раз, вождь дикарей откинулся на спину, тяжело дыша. Оттраханая Изабель повернулась на бок, поджав колени. Ее ягодицы и бедра с внутренних сторон были залиты белой липкой жидкостью. Раскрасневшаяся щелка еще выпускала из себя последние струйки.

Отдохнув, Ткиле погладил девушку, сжал ладонью ее выставленную попку, добродушно пошлепав.

- Прекрасный тело! Замечательно! Я бы делал тебя всю ночь, девочка... Юный, наивный девочка-птичка... Попадать в клетка! - он громко засмеялся, снова шлепнув ее по попе, - А может, мне дать твоим люди много золотых монет, и они оставят мне свой капитан, а? Я бы покупать тебя, сладенькая...

Он, снова возбуждаясь, просунул руку ей между ног, массируя промежность.

- Нет... Хватит...

- Стала бы не капитан, а мой рабыня!

Зарычав, он дернул ее за ноги, укладывая на живот, прижимаясь сзади и тыкая членом в ее ягодицы.

- Хочешь быть мой рабыня, птичка? Хочешь подчиняться и ублажать Ткиле-Хо?

Член с силой уперся в ее анус, потихоньку раздвигая его.

- Дааа...

- Хочешь?!

- Даа!!! Оооо...

Член проскочил в задний проход капитана Фие. Но Ткиле почему-то замер и тут же вышел из нее, встав на ноги. Он смотрел на лежащую на животе Изабель, готовую подчиняться ему, на ее стройные ножки, на сжимающуюся дырочку ануса между упругих ягодиц...

- Такой девочка будет прекрасным первым подарком! Даа... Я отдам тебя мой младший сын! Ты станешь его первый женщина!

Она ничего не ответила. Предательское желание еще горело внутри, и было все равно - кто сейчас возьмет ее, отец или сын.

Ткиле что-то прокричал. В соседних комнатах засуетилась прислуга. Через несколько минут в спальню вошел совсем еще юный подросток. Может быть, лет четырнадцати, или чуть больше. Он в нерешительности замер перед лежанкой.

- Давай, она твоя! - подбодрил его отец на своем языке.

- Голова людей-птиц будет моей первой женщиной?!

- Конечно! Ты же сам - сын головы! Не бойся. Она доставит тебе удовольствие, я знаю...

- Отец, это большая честь для меня - получить первым подарком женщину, спустившуюся из космоса. Но я не был готов к этому сегодня. И вообще в этом году...

- Поменьше сомневайся, иначе я начну думать, что ты слаб и труслив! - он подтолкнул сына вперед.

Тот скинул с себя тунику и приблизился к Изабель. Девушка не понимала, о чем они говорили, но намерения юного туземца были очевидны. Она лежала, уже перевернувшись на спину, раскинув руки в стороны, не пытаясь защититься или прикрыть себя. Он взобрался на лежанку, встал перед ней на колени и замер. Видя это замешательство, она не устояла перед желанием облегчить и его, и свою участь. Изабель раздвинула ноги, посмотрев на юношу тем взглядом, от которого у взрослых мужчин моментально просыпалось желание и дрожь пробегала по телу. Глаза парня расширились, член стал набухать. Он видел перед собой прекрасную женщину, превосходившую его и возрастом, и положением, но сейчас отданную мальчику в руки. Девушка ждала, что он бросится на нее, быстро и неуклюже овладеет, и на этом все кончится. Но он не торопился. Поглаживая ее ноги, медленно стянул коротенькую юбочку... Нежно сжал руками грудь... Его член приблизился головкой к ее входу... Он целовал ее шею, щеки, губы... Потом взял Изабель за запястья и прижал к кровати. Она застонала. Ей хотелось, чтобы мальчик был грубым и бесцеремонным. Космолетчица попыталась оказать сопротивление - освободить руки, вывернуться... В результате короткой потасовки сын вождя усмирил взбрыкнувшую красотку, скрутил ее, победоносно поглядев сверху вниз, на ее приоткрытые губки, между которых трепетало частое дыхание. Она последний раз изогнулась под ним, проверяя на прочность сковывавшие ее тиски, и, сдавшись, прошептала: «ну, давай, трахни меня...»

Знал ли этот юноша, что можно сделать с женщиной? Возможно, ему приходилось видеть это со стороны, и он вовсе не был таким неопытным, каким казался.

Парень опустил руку на ее промежность и, сначала нерешительно, а затем все увереннее начал осваивать пальчиками неизведанную территорию. Да, он не знал, где и как нажать или погладить, чтобы доставить партнерше удовольствие, но его грубоватые, хаотичные ласки возбуждали ее сейчас сильнее, чем движения опытного любовника. Пальцы туземца входили в ее лоно, давили на клитор, размазывали ее сок по ногам и ягодицам, нажимали на трепетную дырочку ануса... Изабель, не дождавшись проникновения, снова начала кончать. Изгибаясь и заливисто постанывая, она даже не поняла, когда мальчик вошел в нее. Просто между волнами экстаза обнаружила, что он уже вовсю трахает ее, погружая в подаренное ему тело совсем не маленький член.

И тогда капитан Фие окончательно утратила над собой контроль. Нет, сознание не покинуло ее, но все мысли были загнаны в такой дальний и темный уголок разума, что она превратилась в безвольную куклу: двигалась, издавала звуки, подчинялась приказам, но не могла ничего сделать сама, ни о чем подумать, почти ничего не запоминала. Она уже не видела и не чувствовала, что на ее затылке лежит рука одной из дочерей вождя, почти ежесекундно покалывая нежную шейку таинственными разрядами. Вокруг лежанки образовался круг из дюжины обнаженных мужчин, в нетерпении мастурбирующих...

Смутные ощущения от прикосновения чужих рук, потных тел, мужских органов внутри, берущих ее поочередно или одновременно - в рот, в попку, во влагалище... Ее растягивали за ноги и за руки, ставили в немыслимые позы, перегибали через какую-то жердь, связывая конечности, подвешивали вниз головой... Тело капитана беспрерывно истязалось здоровенными чужеродными фаллосами. Она кричала, стонала, взвизгивала, а ее все трахали и трахали, тискали груди, сжимали и крутили соски, били и шлепали по щекам и ягодицам, заставляли глотать нескончаемые потоки спермы. Внутренности девушки заполнило семя туземцев, липкие белые подтеки были на ее лице, плечах, груди, животе, ногах... Рядом, в резном позолоченном кресле, сидел Ткиле. Его торчащий член неспешно облизывала Литта. Вождю доставляло особое удовольствие наблюдать, как его сыновья и охранники изощренно насилуют Изабель, красавицу, спустившуюся к ним из космоса...

Лишь однажды сознание девушки прорвалось сквозь пелену похотливого тумана. Что-то выдернуло ее из забытья, но что именно? Запах! Да, не терпкая вонь разгоряченных туземцев, а нежный, как будто знакомый ей аромат. И чье-то тело сзади, орган, осторожно проникший в нее через растянутую дырочку между ягодиц. Запах исходил от этого тела. Вдруг резкая боль от слишком глубоко вошедшего в ее попку члена снова отправила Изабель в нокаут. Больше она ничего не помнила...

Очнулась космолетчица глубокой ночью, в той же спальне, на полу. Вокруг - тишина и ни одной живой души. Ее руки и ноги были связаны, из одежды на теле оставались лишь браслеты и ленточки. Девушка села, с трудом расковыряла узел, опутывавший ее щиколотки, и нетвердой походкой направилась вон из дворца. На улице царили тьма и ночная прохлада. Из леса ползла белая полоса тумана. Капитан поежилась, пытаясь зубами растянуть веревки на запястьях. Кто-то ухватил ее за ногу - это был дикарь, пьяный настолько, что не мог встать на ноги.

- Ты еще сунься ко мне, урод... - Изабель безжалостно врезала ему пяткой в голову. Бедолага взвыл и покатился по земле, закрыв лицо руками.

Вокруг площади догорали несколько факелов, отбрасывая пляшущие оранжевые блики. Костер почти потух. Всюду лежали туземцы, доведенные до бессознательного состояния пьяной оргией. Изабель искала глазами членов команды, но среди обнаженных тел не было видно никого, на ком были бы остатки одежды. Наконец ее взгляд зацепился за знакомую деталь: черная лента с каким-то маленьким серебряным украшением, которую носила на шее Инга. Девчонка лежала голая в переплетении мужских рук и ног. Похоже, ей тоже досталось...

- Инга! - капитан потрясла компьютерщицу за плечи, - Инга, очнись! Нужно уходить! Да вставай же ты...

Она с трудом вытащила ее из под чужих тел и несколько раз ударила по щекам. Та медленно раскрыла глаза.

- Что?... Изабель? Почему ты меня бьешь?

- Очнись, дура! Нужно возвращаться на корабль. Где остальные? Герхард, Таня?

- Я... Я не знаю.

Изабель еще раз внимательно огляделась, со злости топнула ногой и принялась поднимать Ингу.

- Вставай! Прекрасно, мать твою... Ни одежды, ни дестройеров, ни половины команды! Надеюсь, эти идиоты сами догадались вернуться на «Фортуну».

Девушки пробрались через лежащих дикарей к тропинке, ведущей в лес. Капитан оглянулась. Где-то во дворце остались ее дестройер и комбез, купленный на Капатхи. Слишком дорогие, во всех отношениях, «игрушки», чтобы просто так их бросить. Но возвращаться в логово Ткиле... Нет! Она решительно помотала головой и потянула за собой Ингу, углубляясь в джунгли.

Туман в лесу стоял сплошной непроницаемой стеной. «Маленький небесный Хо», свет от которого рядом с факелами был совсем не виден, здесь разливал очень слабое призрачное свечение. Изабель надеялась, что они не заблудятся, случайно свернув с широкой тропинки в сторону.

Холод начинал по-настоящему пробирать. Температура опустилась градусов на пятнадцать, если не больше. Кроме того, ходить босыми ногами по лесной подстилке, по всем этим сухим кореньям и сучьям, было далеко не то же самое, что шагать в удобных ботинках.

- Подожди! - Инга остановилась, поджимая ногу и растирая ступню, - Чертов лес! Как они по нему бегают...

- Нужно двигаться дальше. А то замерзнем здесь нахрен!

Где-то далеко позади треснула ветка. Девушки замерли, дружно повернувшись в ту сторону. Но больше ничего слышно не было.

- Ладно, капитан. Ты права - двигаем дальше!

Они припустили к кораблю, уже не слишком обращая внимание на впивающийся в ноги лесной мусор. Несколько раз им казалось, что они снова слышат непонятные звуки, то сзади, то сбоку. Изабель решила для себя, что это обычные лесные шумы, на которые днем не обращаешь внимания, а сейчас лишь страх делал их «опасными».

- Ай!

Она резко обернулась. Инга стояла, испуганно вглядываясь в туманную чащу.

- Что?

- Там кто-то есть!

- Кто? Дикари?

- Нет. То есть, не знаю. Может, какое-то животное. Оно сначала смотрело на меня, а потом убежало.

Изабель поглядела туда, куда указывала девчонка, и ничего не увидела. Но липкие пальцы страха уже заползли к ней в душу. Она судорожно сглотнула и молча продолжила путь, увлекая за собой спутницу. Странные звуки на некоторое время прекратились, но потом снова дали о себе знать, шурша и пощелкивая со всех сторон.

- Изабель! Мы туда идем?

- Конечно.

И тут она поняла, что не уверена в этом. Тропинку вообще сложно было разглядеть в тумане, а теперь под ногами и вовсе был лишь намек на широкую дорожку, протоптанную за долгие годы между «городом» и «космопортом». Она в смятении остановилась, пытаясь понять - тот ли это путь, или они все-таки заблудились.

Совсем рядом, в нескольких метрах от них, опять что-то хрустнуло. Потом с противоположного конца и еще ближе. Изабель в панике оборачивалась, пытаясь смотреть сразу на 360 градусов, из-за чего моментально запуталась, с какой стороны они вообще сюда пришли.

- Эй, кто здесь?

- Изабель, мне страшно!

- Тихо ты...

Инга замолчала, и на несколько мгновений вокруг действительно наступила полная тишина. Капитан Фие осматривала окружающий их лес, медленно поворачиваясь. Туман начинал рассеиваться, позволяя уже видеть сквозь кусты и деревья на несколько метров. Ее взгляд скользил по листьям, лианам, веткам, пока не уперся в два неподвижных зрачка, горевших в глубине зарослей.

- Ааааа!!! - отчаянно завизжав, стоявшая рядом Инга рухнула, словно подкошенная, и тут же неведомая сила с бешеной скоростью увлекла ее за ноги вглубь леса.

- Инга!!! Ингааа!!! - Изабель рванулась вслед за ней, но тут же остановилась. Ее душил страх перед лесом и чем-то неведомым, скрывающемся там, внутри. Она еще слышала, как девчонка отчаянно верещит, но крик быстро удалялся. Космолетчица до крови прикусила губу, сжала кулаки, и, пересилив страх, бросилась в погоню.

Пока Инга кричала, Изабель могла ориентироваться по звуку. Она продиралась сквозь джунгли, царапаясь, натыкаясь на какие-то колючки, цепляясь растрепанными волосами за ветки... Вдруг все стихло. Она пробежала еще немного и остановилась, тяжело дыша. Оглядевшись, пошла в ту сторону, откуда, как ей казалось, последний раз был слышен крик. Прорвавшись через спутанные лианы, она вышла на пятачок свободного пространства, но тут же затормозила, отшатнувшись. Перед ней кто-то стоял. Он был в тени дерева, поэтому она не сразу его разглядела, чуть не бросившись наутек. Существо было небольшого роста, и, в этом не было никаких сомнений, глядело на нее тем самым взглядом неподвижных зрачков, на который она наткнулась несколько минут назад. Изабель прищурилась, стараясь рассмотреть его получше, и вдруг уловила знакомые черты. Да, она его уже видела! Точно! «Это айок. Животный, глупый, но хорошо подносить еду или убирать мусор. Они жить в лесу» - вспомнила она слова Ткиле.

Существо что-то прорычало низким гортанным басом и молниеносно скрылось в кустах.

- Стой! Тварь...

Она бросилась за ним, хотя быстро сообразила, что не догонит.

- Стой говорю... Куда вы ее... Утащили...

Не понимая, в каком направлении скрылся айок, и в какую сторону бежать ей, Изабель снова остановилась. И тут же почувствовала чей-то взгляд за спиной. Обернувшись, она увидела уже двух карликов. Человекоподобные существа смотрели на девушку и издавали смесь шипения и рычания. Она с содроганием заметила, что их пальцы не совсем схожи с человеческими - они заканчивались острыми загибающимися коготками.

Отступив назад два шага, капитан наткнулась спиной на дерево. В это время слева от нее из кустов вышел еще один айок. Не дожидаясь, пока соберется вся кампания, Изабель бросилась бежать. Когтистая ладонь скользнула по ее ноге, оставив неглубокие царапины, но удержать беглянку не смогла.

«Мне пи... дец! Они меня сожрут!»

Натыкаясь в зарослях то на одного, то на другого карлика, девушка осознала, что ее загоняют, словно добычу. От страха она начала кричать и звать на помощь. Про Ингу мыслей уже не было: отсутствие криков компьютерщицы красноречиво свидетельствовало, что с ней случилось нечто очень нехорошее.

Она выбежала на большую поляну, явно расчищенную от джунглей руками туземцев. По периметру поляны стояли каменные глыбы, напоминающие постаменты, с замысловатым рельефом на поверхности. Изабель хотела перебежать через открытое пространство, чтобы снова углубиться в лес, но прямо напротив нее выскочило несколько карликов и она вынуждена была, поскользнувшись, резко свернуть вправо. Однако и с этой стороны дорогу перегородили айоки. Почти без всякой надежды на спасение она рванулась обратно, и... Да, бежать больше было некуда. Ее окружили со всех сторон, кольцо медленно сжималось. Замерев на месте, девушка оглядывалась, пытаясь угадать - кто из них нападет первым. Страх, обида и злость отразились на ее лице, но Изабель приготовилась сопротивляться до последнего и отдать этим животным свою жизнь подороже. Они не нападали, продолжая приближаться к ней, что было даже страшнее. Когда между айоками и девушкой оставался один шаг, она не выдержала: закричав, бросилась на карликов, распинывая первые ряды и пытаясь прорваться на свободу. Почти сразу ее повалили на землю, но она удачно двинула рукой сначала одному, потом другому, и, освободив место для маневра, смогла снова вскочить на ноги. Смешавшиеся в драке ряды неприятеля позволили Изабель определить в них самое слабое место. Двигая руками направо и налево она ломанулась в выбранном направлении. Не обращая внимания на глубокие раны от когтей и злобное рычание вокруг, девушка раскидывала айоков, словно свору диких собак. Удача отвернулась от нее у самой кромки леса. Кто-то схватил ее за ноги и она снова оказалась на земле. Больше ей встать не позволили: несколько тел навалилось сверху, а по лицу пришелся сильный удар, за которым последовал второй - так, что зазвенело в ушах. Ослабив сопротивление, она почувствовала, что ее, как Ингу, быстро волокут за ноги.

Айоки затащили добычу на один из каменных «постаментов», уложив Изабель животом на его рельефную поверхность. Судя по всему, этот рельеф был вырезан под человеческое тело. Коленями девушка стояла на земле. Ее руки, спущенные по сторонам глыбы, карлики примотали лианами к торчащим из камня железным кольцам.

То, что Изабель увидела прямо перед собой, заставило ее жалобно заскулить - поверхность «постамента» была густо заляпана красновато-бурым. Капитана «Фортуны» приковали к жертвенному камню, множество раз залитому чьей-то кровью.

Несмотря на сходство с человеком и какие-то навыки разумных существ, айоки были животными. В этом Ткиле оказался прав. Они с рычанием, огрызаясь друг на друга, бегали вокруг камня, толкаясь, хватая Изабель руками, забираясь на «постамент» и скидывая оттуда друг друга, словно стая псов вокруг суки. Только сейчас она заметила, что все карлики - самцы. Девушка в бессилии уронила голову на камень.

«Когда же это кончится?! Проклятая планета! Проклятые твари! Почему меня все хотят вые... ать?! Терпение Изабель, терпение... Лишь бы горло не перегрызли...»

Один из карликов, растолкав сородичей, пристроился к ее заду. Его член, тонкий и длинный, ткнувшись несколько раз в обнаженные ягодицы, попал наконец в дырочку многострадальной попки. Легко раздвинув ее анус, он входил в Изабель все дальше и дальше, не желая останавливаться. Она выпучила глаза, захлебнувшись криком. Натянув на себя внутренности где-то в глубине ее тела, фаллос животного остановился. Он сдал чуть назад, а потом снова вошел на всю длину. Айок сношал ее мелкими быстрыми рывками, почти не выходя наружу. Своим низкорослым телом он прижался к ее спине. Красавица так и не смогла набрать в легкие воздуха, чтобы закричать: от боли она дышала часто и прерывисто, лишь иногда на вдохе или выдохе издавая тонкий писк.

Она почувствовала, что в попку ей тыкаются еще два или три члена. Возня карликов закончилась тем, что они стали ломиться в ее зад сразу тремя органами. Но даже это не было так ужасно, как то, что они сделали дальше: чувствуя, что всем троим войти в самку нелегко, они стали пихать в ее дырочку когтистые пальцы, по два с разных сторон, и, упираясь когтями в мягкую плоть, растянули сфинктер. Тут же три члена вошли в попку Изабель. Несколько секунд она молча вздрагивала от их толчков, зажмурившись до слез, обхватив побелевшими пальцами железные кольца. Лишь затем из ее горла вырвался пронзительный крик. Некоторые айоки испуганно отпрыгнули в сторону, но те трое, что разрывали своими фаллосами ее зад, упрямо продолжали свое дело.

Отпрыгнувшие самцы снова подошли к ней спереди. У всех были эрегированные члены, из которых брызгами разлеталась то ли смазка, то ли животное семя. Их возбужденные стволы уже прижимались к ее губам и щечкам, пытаясь войти в рот. В лицо девушке летели струйки омерзительной жидкости. Она вертела головой, не даваясь маленьким насильникам, но когтистые руки зафиксировали ее и силой заставили разжать челюсти. Стоявший напротив айок пропихнул член между губ Изабель.

Первым ее желанием было стиснуть зубы и укусить тварь за причинное место, но фаллос карлика оказался таким твердым, что она не смогла причинить ему вреда. Он был словно не из живой плоти, а из твердого дерева. Айок загонял свой инструмент в ее горло, во рту у девушки появился горьковатый привкус его выделений. Жидкость беспрерывно сочилась из члена, и с нарастающим возбуждением самца - все больше и больше. Она стекала ей в горло и толчками выплескивалась наружу. На космолетчицу накатила дурнота, показалось, что сейчас ее стошнит, но девушка сдержалась, продолжая принимать в себя сразу четыре длинных и твердых органа.

Айоки вошли в единый ритм, одновременно проникая в горло и анус Изабель. Еще несколько толчков, и, выплеснув в нее остатки семени, они разом вышли, позволив слизистой жидкости изливаться из девушки. Она закашлялась, спазмы тошноты скрутили живот и ее все-таки вырвало.

В это время к соседнему «постаменту» карлики привязывали Ингу. В каком состоянии находилась девчонка, и когда они ее притащили - Изабель не видела. Ей было не до того: место изнасиловавших ее тварей уже занимали другие. Если бы сзади могли поместиться не три, а пять, или даже десять самцов, то в капитана Фие загнали бы все десять членов. Но на ее счастье больше трех айоков сзади не помещалось. На этот раз два фаллоса вошли в ее влагалище, в то время как один скользнул по проторенной дорожке, в анус. Сопротивляться проникновению члена в рот она уже не стала, самостоятельно раскрыв губки.

И в этот момент воздух содрогнулся. В джунглях раздался мощный рык, от которого, казалось, задрожали ветки деревьев. Многие карлики бросились врассыпную. Тот, что собирался насиловать ее в рот, замер. И только трое айоков, вошедших в девушку сзади, не могли уже остановиться. Рык повторился ближе, заставив сбежать замершего у ее головы насильника. Изабель знала, кому принадлежит этот дикий рев. И ничто другое ее сейчас не могло так обрадовать. Откашлявшись и собрав последние силы она завопила, что есть мочи: «Киииид-хееееееее!!!»

Ломая кусты и ветки деревьев на поляну выбрался дарконианец. Снова взревев, он быстро направился к ней. Айоки по-прежнему трахали девушку, в отчаянии стараясь кончить раньше, чем до них доберется краснокожий монстр. Инстинкт не давал им остановиться.

- Кииид-хеее!!! Убей их! Порви их всех!!!

В тот момент, когда сперма брызнула из тонких членов в измученное тело Изабель, смерть настигла ее мучителей. Короткий визг и спину девушки окропила кровь растерзанного карлика, потом второго, третьего... В ярости дарк гонялся за айоками, никому не давая пощады. Все, кто не успел убежать достаточно далеко, в течение пяти минут были убиты.

Тяжело дыша он встал посреди поляны, оглядываясь и выискивая оставшихся в живых. Но таких не осталось. Тогда он подошел к Изабель, упал перед ней на колени и нежно приподнял ее голову своими огромными ручищами.

- Освободи меня... - простонала она.

Кид-хе встал, обошел девушку сзади, и так же нежно провел рукой по ее спине, остановившись у самых ягодиц.

- Кид-хе...

В горле дарка разлилось глухое урчание.

- Не вздумай... Слышишь?

По телу Изабель пробежала волна испуга.

- Не бойтесь, капитан. Я сделаю все, что вы прикажете.

Двигателист «Фортуны» одним мощным рывком выдрал из камня кольцо, к которому была привязана левая рука девушки. Потом он сделал то же самое с правым кольцом и пошел освобождать Ингу.

Пока капитан отвязывала от своих запястий куски лианы, Кид-хе снял с камня Ингу.

- Как она?

- Без сознания. Придется нести ее на руках, - он взвалил девушку себе на плечо, оглянулся, удостоверившись, что Изабель следует за ним, и быстрым шагом направился в лес.

- Ты знаешь дорогу к кораблю? Мы с ней заблудились. Поэтому и влипли...

- Да, тут совсем недалеко.

- Это радует...

Корабль действительно оказался рядом, буквально в шести-семи минутах быстрой ходьбы. Остальные члены команды были уже на борту. Изабель попросила Мартина побыть с Ингой, переоделась в запасной комбез, взяла еще один дестройер и пошла за Кид-хе.

- Идем!

- Куда? - он с недоумением взглянул на капитана.

- Туда.

- Но... Зачем?

- Я кое что должна забрать.

Утро уже вступало в свои права. В лесу стало почти светло, а ближе к «городу» им попалось несколько туземцев, спешивших по каким-то своим ранним делам. Завидев девушку в кампании краснокожего великана они почтительно уступили им дорогу.

Когда они вошли во дворец, их встретила тишина. Похоже, его обитатели любили поспать. Изабель быстро отыскала Ткиле. Тот храпел на лежанке в окружении двух красавиц. Она бесцеремонно растолкала его, размахивая оружием, выгнала из спальни его жен-родственниц, и тоном, не терпящим возражений, приказала принести ее вещи. Перепуганный голова что-то громко крикнул на своем языке, но ему пришлось повторить это дважды, прежде чем кто-то из спавшей прислуги прибежал на зов хозяина. Через несколько минут капатхианский комбез и оружие капитана были возвращены.

- А теперь позови Литту!

- З-зачем? - заикаясь от испуга пробормотал Ткиле.

- Зови, я сказала!

Голова срывающимся на визг голосом выкрикнул имя своей младшей дочери. Видимо, Литта была где-то рядом, потому что появилась в спальне почти сразу.

- Выруби ее... - вполголоса обратилась Изабель к двигателисту.

Кид-хе щелкнул регулятором мощности на дестройере и не задумываясь выстрелил туземке прямо в голову. Она рухнула, словно подкошенная.

- Нееет! Что вы делать?! - ошеломленный Ткиле бросился к своей дочери.

- Вернись на свое место! - крикнула ему капитан.

Тот хотел было возразить, но, увидев направленное на него оружие, вынужден был подчиниться. Изабель подошла к нему вплотную, прижав дуло дестройера ко лбу перепуганного вождя.

- Нельзя просто так взять, и трахнуть капитана корабля... - процедила она сквозь зубы.

Осознав, наконец, какие именно к нему претензии у нежданных гостей, Ткиле криво улыбнулся.

- Ты, красивый человек-птица, недовольный остаться нашими мужчинами?

- Сейчас ты у меня недовольным останешься, ублюдок! - она наотмашь врезала ему по лицу рукоятью дестройера.

Оскорбленный голова вскочил, рванулся было к обидчице, но, увидев за ее спиной Кид-хе, остановился. На его лицо опять вернулась кривая усмешка, только теперь с кровавым подтеком.

- Зачем же бить меня? Ведь я делать тебе только приятно! Птичка...

Скрипнув зубами, Изабель повернулась к Кид-хе.

- А ну-ка трахни эту суку.

После секундного замешательства, двигателист направился к лежащей без сознания дочери Ткиле. Он легко сорвал с нее тунику и подтянул ноги девушки к животу, чтобы она оказалась стоящей на четвереньках с выставленной кверху попкой. Когда дарконианец высвободил свой огромный член, Ткиле не выдержал.

- Нет! Вы ее убить! Не смей! - вождь снова рванулся к дочери, но получил второй удар рукоятью по лицу.

- Не заставляй меня нажимать на курок... - Изабель, прищурив глаза, продолжала держать дикаря на мушке. Он медленно перевел взгляд с капитана «Фортуны» на Литту.

Кид-хе достал из маленького чехла на поясе флакончик, похожий на обычный спрей. Он прижал его к промежности прекрасной аборигенки, надавив несколько раз на активатор. Ткиле с ужасом наблюдал, как дарк пристраивает фаллос между ног его дочери. Но к его удивлению, этот невероятный по своим размерам инструмент легко раздвинул вход в чрево Литты и проник внутрь. Было отчетливо видно, как увеличился ее живот, когда член входил, и уменьшился, когда снова оказался снаружи. Судя по всему, никаких болевых ощущений ее хрупкое тело не испытывало: она не только не пришла в себя, но даже не пискнула. Кид-хе возбуждался все сильнее, обхватив жертву ручищами за талию и совокупляясь с ней все быстрее и быстрее. Лицо Ткиле побагровело от гнева. Но когда он взглянул на Изабель, злобная гримаса растворилась в непроницаемом безразличии.

- Ты же не такая, капитан Фие! Ты не питать злость, я знаю... - он подполз к ней на коленях, - Ты нежный девушка, а не воин.

Она взглянула на вождя дикарей, не опуская направленного ему в лицо дестройера.

- Ты же помнишь, как мы... Я же тебе достовлять удовольствие, правда?

Глядя на этого жирного борова, сделавшего с ней то, что дарконианец сейчас делал с его дочерью, она с трудом сдержалась, чтобы не нажать на курок.

Кид-хе совсем перестал замечать, что происходит вокруг - его жестокие удары внутри девчонки, казалось, должны были стать для последней фатальными. Но фартивианская слизь делала свое дело и краснокожий гигант не думал останавливаться.

- Не надо жестокость, пожалуйста! Я сделать все, что ты хочешь... - Ткиле подполз еще ближе к Изабель, осторожно пытаясь прикоснуться к ее свободной руке, - Ты ведь хотеть другого, правда? Ты так прекрасна! Не прятать свое желание в этот ненависть! Забудь свой обида. И я снова сделаю тебе то, что ты на самом деле хотеть...

Она почувствовала мимолетную слабость где-то внутри, внизу живота. Злость и прорывающееся сладостное томление боролись в ней несколько мгновений. Изабель опустила дестройер.

Ткиле подполз к ней вплотную, обхватив девушку руками, прижавшись к ней лицом, целуя ее живот, сжимая ладонями ее попку. Капитан закрыла глаза. Ее ноги подкосились, чуть согнувшись в коленях. Тогда он поднялся и слегка надавил ей на плечи.

- Вот так, птичка, вот так...

Изабель встала перед ним на колени. Ткиле достал свой член, бросив быстрый взгляд на не обращающего на них внимания Кид-хе.

- А теперь отдать мне свой оружие, сладенькая!

Она подняла дестройер. Вспышка осветила на мгновение спальню вождя. Он покачнулся и рухнул на пол. На месте головы Ткиле почти ничего не осталось.

- Изабель! Черт! Что ты наделала! - дарконианец вскочил, оставив Литту в покое, - Зачем ты его грохнула?!

- Тихо. Бери эту стерву и сматываемся.

- Что?! На кой она нам сдалась?

Капитан подошла к дарку и взглянула ему в глаза.

- Будем обсуждать мои приказы?

Кид-хе молча взвалил на себя Литту и направился к выходу. За его спиной прозвучали еще два выстрела - Изабель расправилась с подскочившими охранниками. На улице, среди простых туземцев, занимавшихся своими обыденными делами, желающих встать на пути у людей-птиц не нашлось. Хотя все прекрасно видели, что они уносят одну из «живущих в доме». И все же вскоре их нагнала целая группа воинов, злобно выкрикивавших что-то на своем языке. Капитан Фие хладнокровно расстреляла всех, кто не успел скрыться. Вид дымящихся трупов остановил дальнейшие попытки дикарей нападать на Изабель и Кид-хе, и они преследовали их до самого корабля на почтительном расстоянии.

У входа на «Фортуну» капитана с двигателистом встретили Мартин и Таня.

- Изабель, что происходит? Почему эта девушка с вами? Что с ней?

- Уйди, Мартин. Я не в духе. Кид-хе, запри ее в свободной каюте.

Оказавшись в рубке, она схватила микрофон внутренней связи и заорала: «Герхард, бегом в свое кресло!»

Запыхавшийся пилот ворвался в рубку, не понимая, в чем причина аврала.

- Мы сваливаем с этой говенной планеты! Заводи двигатели!

- Эй, эй - остынь! Сейчас проведем предстартовую, пристегнемся и взлетим. Что за паника-то?

Капитан бросила на него исподлобья тяжелый взгляд. «Взлетай!» - прошипела она.

- Простите, капитан. Понял вас...

Буквально через пару минут они стартовали.

Когда корабль нырнул в непроглядную тьму гиперпрстранства, Изабель объявила общий сбор в кают-кампании. Не было только Инги, подключенной к медмонитору, да пленницы, запертой в каюте.

Капитан закурила. Ее рука, державшая сигарету, слегка подрагивала.

- Мартин, достань мне обезболивающее...

Старик вскочил с кресла и, порывшись в аптечке, протянул ей пневмошприц. Чуть сморщившись, Изабель вколола себе дозу - лесной кошмар, настигший ее этой ночью, давал о себе знать.

- Ну что, друзья-товарищи, кто объяснит мне - где вы были, когда капитану требовалась помощь? А?

Команда молчала.

- Где вы, бл... дь, были?! - она перешла на крик.

- Слушай, ну мы-то тут причем? Ты же сама ушла с этим... - попытался оправдаться Герхард.

- Ушла? Ушла?! Ты это так называешь? Когда кого-то уносят, закинув на плечо, это значит «ушла»?

- По правде сказать, Белла, ты не очень-то сопротивлялась... - проворчал ее дядя.

Она со злостью швырнула об стену попавшийся под руку комм, заставив вздрогнуть всю команду.

- Ну почему из всех членов этого экипажа только дарк оказался более-менее человечным? - она отвернулась, уткнувшись лбом в холодный металл стены, но тут же резко обернулась и обвела всех пристальным взглядом, - Или, может, кто-то из вас вовсе не считает себя человеком?

На провокационный вопрос никто не отреагировал.

- Таня, ты-то где была?

- Изабель, прости, я... Я не знала, что так все обернется. Я ушла на корабль почти сразу, как только начался весь этот бедлам.

- Про тебя, Герхард, я даже не спрашиваю... Том, а ты? Ведь ты же оставался там, рядом с этим соломенным дворцом. Неужели не было желания проверить - все ли в порядке с капитаном, прежде чем сваливать?

Парень виновато развел руками. Похоже, он вполне искренне раскаивался.

- Мартин? - совсем упавшим голосом спросила Изабель.

Дядя отвернулся в сторону, но, в отличие от Тома, не с раскаянием, а с какой-то непонятной злостью на лице.

- Окей... - девушка подобрала разбитый комм и выкинула его в урну, - Передо мной теперь два вопроса: стоит ли довериться такой команде на Большом Невольничьем, где все гораздо опаснее, и стоит ли вообще вести вас к обещанным трофеям?

- Брось, капитан! - Герхард всколыхнулся, заслышав угрозу потерять солидный куш, - Это больше не повторится! Ну расслабились немного, утратили чувство меры, с кем не бывает.

Изабель подошла к Герхарду, облокотившись на поручни его кресла, и взглянув пилоту в глаза.

- Я смотрю, ты тут самый умный, что отвечаешь за всю команду. Мне, видимо, надо с радостью принять все как должное, позабыть, что по вашей милости мне три члена в задницу пихали, и с улыбкой на лице продолжить изображать наивную капитаншу, которую можно в любой момент подставить?

- Не передергивай.

- А ты можешь мне гарантировать, что на Большом Невольничьем не расслабишься и не потеряешь чувство меры? И моя задница больше не пострадает?

- Ээ... Ну да.

Изабель махнула на него рукой и отошла.

- Ребята, мы работаем в одной команде. Сегодня я пострадала. Ну, Инге, правда, тоже досталось. А завтра пострадать может любой из вас. Поэтому мы должны прикрывать друг друга. И это не пустые слова, вы же понимаете. Будьте внимательнее и никого не оставляйте один на один даже с самыми ничтожными проблемами. Иначе ни хера мы не получим! Все!

Она повернулась, чтобы уйти.

- Изабель, подожди! - Таня остановила ее в последний момент, - Ты не хочешь рассказать нам, зачем на борту лишний пассажир?

Капитан бросила взгляд на экипаж, посмотрела в глаза помощнику.

- Продадим ее на Большом Невольничьем Рынке. А пока пусть Кид-хе развлекается. Он заслужил.

- Отлично! - констатировала Таня, - теперь мы еще и работорговцы.

- Идем, краснозадый. Надо навестить, в самом деле, эту пассажирку.

- Я не краснозадый, я дарконианец!

- Неважно...

Когда Изабель и Кид-хе вышли, Герхард многозначительно посмотрел на коллег.

- Похоже, у девочки новый любимчик.

Глава VII

Литта уже пришла в себя и сидела на кровати, затравленно сжавшись в комок.

- Что я здесь делаю? Это ваш корабль? Вы... Вы похитили меня?! Да как вы!...

- Тихо, тихо! Давай обойдемся без громких слов. Да, это наш корабль, и ты теперь наша собственность. Жизнь жестокая штука, девочка.

- Что вы собираетесь со мной сделать?

- Пока ты будешь радовать своим молодым телом вот этого парня, - Изабель кивнула на Кид-хе, - А через несколько дней у тебя уже будут новые хозяева.

- Я... Я не смогу. Он убьет меня! Он слишком большой!

- Все так говорят. Но уверяю тебя - ты прекрасно справишься!

- Пожалуйста, капитан, верните меня отцу! Я вас умоляю!

- Об этом раньше надо было думать, сучка! Когда ты использовала свои способности, чтобы заставить меня сношаться с вашими дикарями! А теперь поздно давить на жалость.

Изабель снова повернулась к дарку.

- Имей в виду, если она тронет тебя рукой, то вполне может приказать тебе застрелиться. И ты застрелишься. Так что привязывай ее к чему-нибудь за руки. А я еще поговорю с Мартином - может он найдет способ нейтрализовать эту хрень в ее телепатических мозгах.

Но пообщаться с дядей у нее получилось только на следующий день, так как боль в измученном организме заставила заниматься исключительно собой. И все же эти проблемы казались Изабель незначительными, можно сказать - техническими. Гораздо больше ее занимали размышления о том, что происходит с провинциальной девушкой, никогда не считавшей себя склонной к насилию и разврату, и вдруг пустившейся во все тяжкие? Может, у нее и раньше были такие наклонности, только она их не замечала? Или это влияние нового образа жизни, обстоятельств? А главное - во что она превратиться? Кем станет, если все будет продолжаться так, как идет? Но менять ту жизнь, которую она сама выбрала, Изабель не хотела и не собиралась. Даже если милая девчонка с Ликстона останется лишь в ее воспоминаниях. Примирившись с этой мыслью она заснула. И ночью к ней снова пришел кошмар...

Она шла по коридору «Фортуны», с трудом разбирая дорогу - почему-то работало лишь тусклое аварийное освещение. Двигателей слышно не было. Никто из экипажа не появлялся. Изабель пыталась открывать двери кают, но все они были заперты. Гадкое ощущение, что там, в темноте, кто-то идет по ее следам, заставляло двигаться вперед, к рубке управления. Она несколько раз оборачивалась, но разглядеть что-то в этом неровном оранжевом свете было почти невозможно. Вот наконец и массивная створка люка, ведущего в рубку. Она дергает ручку, но люк не поддается. В панике Изабель срывает пломбу пиротехнического замка и тот отстреливает створку. Путь открыт! Но в этот момент гаснет и аварийное освещение. Тьма и безмолвие накрывают девушку. Она замирает на месте, с ужасом понимая, что в полной тишине слышит только один звук. Скрежет когтей по металлическому полу. Он приближается. Ее рука тянется к бедру, но дестройера нет - она опять вышла из своей каюты в одной футболке. Внезапно страшные звуки пропадают. Оно больше не двигается? Или пропало? Или... встало перед ней на задние лапы? Девушка снова поворачивается туда, где должен быть вход в рубку, пытаясь пройти на ощупь. И тут ее хватают за шею, с силой прижимают животом к стене... От страха она почти теряет сознание. Чьи-то когти, оставляя на ее спине глубокие кровавые борозды, срывают футболку. Когда нечто, покрытое, как ей показалось, жесткой шерстью, прижимается к ней сзади, Изабель с диким воплем вскакивает с кровати.

«Сон! Опять... Снова жуткий кошмар! Но всего лишь сон...»

Она зажгла свет в каюте. Дыхание и пульс с трудом возвращались в нормальный ритм.

- Твою мать, да что же это такое!

Девушка встала с постели. Часы показывали половину седьмого утра. Ей бы сейчас прижаться к твердому плечу, услышать чей-то уверенный голос... Но выйти в коридор в ближайшие полчаса она вряд ли сможет.

Ручка двери опустилась вниз. Изабель вдруг поняла, что не заперла ее. Она взвизгнула от страха, когда дверь распахнулась, но тут же перевела дух. На пороге стоял Мартин.

- Я слышал твой крик. Что-то случилось?

Она отрицательно помотала головой.

- Нет. Сон, просто плохой сон.

Она опустилась на кровать.

- Все хорошо. - Мартин обнял ее за плечи, присаживаясь рядом, - Сейчас все пройдет.

Изабель обняла дядю за шею, уткнувшись ему в плечо. Потом встала и налила себе воды.

- Со мной происходит что-то странное, Мартин. Этот сон... Я уже не понимаю, насколько он реален, откуда вообще в моей голове этот кошмар. Как будто что-то или кто-то навязывает мне это видение. И самое омерзительное в том, что я уверена, будто это случится на самом деле. Вернее, не я уверена, это сидит в моей башке... Не знаю, как объяснить! - она в отчаянии тряхнула головой.

- Симптомы, конечно, нехорошие. Но узнать их причину не так просто. Я не психолог. Это может быть последствием того, что случилось на «Мино», или... Не хотелось бы так думать, но, возможно, на тебя как-то пытается влиять чужой. Или эта девчонка - ты говорила, что она обладает какими-то телепатическими способностями.

- Нет-нет! Она здесь ни при чем. Сны появились еще до нее. Но ты прав насчет чужого. Нам надо его вычислить, иначе... Может, мы и ошибаемся, и он не виноват, но это надо знать точно. Кто он, почему скрыл свой настоящий вид, на что способен?

- Да, конечно. Только как его вычислить?

- Я не знаю. Помоги мне, Мартин. У тебя же большой опыт, ты должен что-нибудь придумать!

- Хм, придумать... Легко сказать. Попробуй распознай полиморфа.

Изабель нахмурилась.

- Ты говорил, что это совсем необязательно полиморф.

- Нужно учитывать любой вариант. Ну хорошо, я подумаю.

Она кивнула.

- Да, Мартин! Эта девчонка - Литта, ее можно как-то нейтрализовать? Ну, чтобы она не могла подчинять твое сознание, когда к ней прикасаешься?

- С этим как раз проще. Явление не новое, в галактике довольно много созданий, с которыми лучше не здороваться за руку! - он усмехнулся, - Я сделаю ей контроллер. Что-то вроде ошейника. Он наверняка сможет блокировать все ненужные нам механизмы в ее голове. В общем, проверим.

- Отлично!

«Фортуна» готовилась выйти из прыжка в промежуточной точке, чтобы затем уйти в гиперпространство и выпрыгнуть уже у Большого Невольничьего Рынка. Капитан сидела в своем кресле и как будто отрешенно наблюдала за работой Герхарда, Тома, поправившейся Инги. Никто из них не производил впечатления скрывающегося под внешностью человека чужого. Обычные люди, со своими тараканами в голове, человеческими привычками, слабостями, достоинствами. Работают, шутят, иногда ругаются.

В рубку вошел Кид-хе.

- Капитан, можно на минутку?

Она встала и вышла с ним в коридор.

- Как там наша пассажирка?

- Она у меня, в двигательной. Сейчас с ней Мартин, он что-то проверяет в ее паскудных мозгах.

- Ты ее не замучил? - Изабель игриво усмехнулась.

- О нет! Малышка вовсе не такая нежная недотрога, какой хочет казаться! Мы чудесно проводим время! - он вдруг посерьезнел и отвел взгляд в сторону, - Послушай, Изабель. Я хотел сказать... Ты, конечно, человек, а я дарконианец. И жизнь моя коротка, а эмоции слишком сильны. Но... Как бы это сказать...

Она прижалась спиной к стене, бросив на Кид-хе жалеющий и добрый взгляд, но не пытаясь ему помочь.

- Я не знал ни одного дарконианца, который бы чувствовал что-то особенное... по отношению к самке. Но ты, капитан, не такая, как остальные! Не знаю, что во мне происходит, но за тебя я готов умереть хоть сейчас!

- Я понимаю, - она приложила ладонь к его щеке, - Но давай пока оставим все, как есть. Может, это у тебя пройдет. Ну и, ты же видишь - разница между нами очень велика. Хотя во вселенной возможно что угодно!

Изабель с трудом дотянулась до его массивной головы и тихонько поцеловала.

- В любом случае спасибо!

Он кивнул. Наверное, если бы его кожа изначально не была красной, на щеках могучего дарка можно было бы увидеть алеющий румянец. Он развернулся и направился вглубь корабля.

Когда «Фортуна» вышла в обычное пространство, в рубке заверещала сирена.

- К нам кто-то приближается! - сообщил Герхард.

- Что еще за хрень! - Капитан попыталась разглядеть объект на мониторах бортового компьютера, - Сохраняй дистанцию, не дай им подойти близко! Инга, можешь прощупать радаром и вывести картинку?

- Один момент!

Появилась голограмма корабля, смоделированная компьютером.

- Вроде армейский. А может и пират... Том, связь какая-нибудь есть?

- Пока ничего нет. Хотя погоди... Да, идет сигнал! Вывожу.

В динамиках заскрежетало, потом стал слышен басовитый мужской голос: «Говорит лейтенант Виктор Абиан, федеральная жандармерия сектора Дельтотума. Выключите двигатели и приготовьтесь к досмотру!»

- Я капитан Изабель Фие, корабль «Фортуна», свободный торговец! Подтвердите ваш статус!

Почти сразу на мониторе загорелся герб жандармерии, под ним мигала надпись «статус подтвержден».

Изабель переглянулась с пилотом и штурманом.

- Лейтенант, вы можете назвать причину досмотра? У нас сейчас нет груза, на борту только экипаж.

- Вы в одном прыжке от так называемого Невольничьего Рынка, капитан. Досмотры здесь - обычная практика. Большой Невольничий для Федерации вне закона, если вы не в курсе.

Она выключила микрофон и снова посмотрела на членов экипажа.

- Что ж, похоже, придется их принять, - капитан переключилась на внутреннюю связь, - Таня, быстрее в рубку, у нас гости!

Потом снова включила микрофон.

- Хорошо, лейтенант, сближайтесь!

Изабель приказала Герхарду вырубить двигатели и зафиксировать корабль в пространстве. Тем временем в рубку вбежала Таня.

- Чем нам грозит досмотр жандармерии? - без вступлений обратилась к ней капитан.

- Ты знаешь, чем, - вполголоса ответила ее помощник, - в двигательной незарегистрированный пассажир. Скажут - везем на Невольничий с целью продажи. И будут правы...

- Чудесно... Что нам делать?

Таня пожала плечами.

- Для начала неплохо бы сочинить правдоподобную версию о цели нашего путешествия. А то и правда выходит, что мы идем на Большой Невольничий.

Изабель глянула на Тома, тот понимающе кивнул и склонился над сенсорной клавиатурой.

- Ну, а что с девчонкой? Может, попробовать ее спрятать?

- Бесполезно. Скорее всего, они нас уже просканировали и прекрасно знают, сколько живых организмов на борту. Это же копы... - помощник капитана задумалась, склонив голову на бок, - Они, как минимум, захотят взглянуть на незарегистрированного пассажира и задать ему пару вопросов. Ты можешь себе представить, что она им ответит?

- Угу. А за кого она может сойти? Из команды, я имею в виду.

Таня вздохнула.

- Да ни за кого. Только за пассажира. Какой из нее космолетчик... Но, опять же, куда мы этого «пассажира» «подбрасываем»?

- Том, куда мы летим?

- Есть два правдоподобных варианта. Мы можем прыгнуть к «Эйзен-17» - это большая станция в поясе астероидов двойной Дельты Треугольника, или к Мираску, планете фугленов. Честно говоря, нам не очень подходит ни то, ни другое. Но я бы предпочел Мираск. Отсталая цивилизация, малоизученная. Можно чего-нибудь напридумывать!

Изабель снова повернулась к своей помощнице. Та закатила глаза и шумно выдохнула, демонстрируя полное несогласие с происходящим.

- Таня! Пожалуйста...

- А что Таня?! Ты сама взяла ее на борт, а я сейчас должна...

- У нас нет времени на ругань! Ты же можешь что-нибудь придумать, я знаю. Ну прошу тебя!

- Бл... дь!... - она закрыла лицо рукой, - Скажем, что девчонка местная, с Мираска. Ну... Например, мы взяли ее для оформления сделки. Иногда Федерация требует присутствия кого-то из туземцев, если торговцы заключают с ними контракт. На покупку земли, там, или поставку каких-нибудь гребаных бананов. У них же нет электронных подписей и всего такого, поэтому только представитель.

- А они могут проверить - действительно ли заключалась сделка?

- Скажем, что все сорвалось, ничего не заключили. Девка дура, ничего не поняла, условия ставит идиотские, везем ее обратно, будем договариваться с другими племенами.

- Хм... Лажа, конечно...

- Знаешь, да пошла ты!

- Тихо, тихо! Прости, Таня, ты молодец. Все равно ничего лучше сейчас не придумать.

- Капитан, копы готовы к стыковке! - Герхард обернулся к Изабель.

- Окей. Швартуй их неторопясь. Дай мне пять минут, я сделаю девчонке небольшое внушение... - она быстро вышла из рубки.

Через пять минут на борт «Фортуны» вошли семь жандармов, закованых в боевые скафандры. Проверив воздух на корабле, все они подняли забрала. Среди досмотровой группы оказалось две девушки. Повинуясь указаниям лейтенанта, они рассредоточились по кораблю, сам же командир с одним из своих подчиненных направился в рубку.

- Ортиз, проверьте бортовик! - лейтенант кивнул жандарму.

Тот подошел к рабочему месту штурмана и достал портативный комп.

Том вопросительно взглянул на Изабель. Она кивнула и штурман отодвинулся, позволяя копу подключиться к пульту. Но ничего интересного жандарм там не обнаружил - компрометирующая команду информация усилиями Инги и Тома оперативно затиралась. Поэтому Ортиз довольно быстро отключился и отрапортовал командиру о том, что все в порядке. К тому времени остальные копы завершили осмотр и вернулись в рубку. Девушка-полицейский подошла к лейтенанту.

- Виктор, на борту все чисто, но есть пассажир. Она в каюте.

- Она? Интересно. Дай-ка угадаю: молодая, симпатичная, испуганная... Так? Типичный «товар».

- Не знаю, мы не видели. Там дарк у входа.

Лейтенант взглянул на Изабель.

- Капитан, что у вас за пассажир? Вернее - пассажирка? И почему ее охраняет дарк?

- Он ее не охраняет. Просто приглядывает. Я не хочу, чтобы кто попало шлялся по моему кораблю.

Она в двух словах изложила жандарму версию, придуманную Таней.

- Идемте, посмотрим на нее.

Они вышли из рубки, проследовали всей процессией по коридору и остановились у самой дальней каюты, возле входа в которую настороженно топтался

Кид-хе.

- Пропусти, - Изабель кивнула дарконианцу.

Тот отступил в сторону и капитан вместе с жандармом вошла в каюту. Девчонка, сжавшаяся в углу, выглядела именно так, как предсказывал Виктор - юная, красивая и испуганная.

- Добрый день! Я - лейтенант Виктор Абиан, федеральная жандармерия. Скажите - как вас зовут и что вы делаете на этом корабле?

Литта глянула на Изабель, стоявшую позади лейтенанта. Лицо капитана «Фортуны» было совершенно непроницаемо.

- Литта. Меня зовут Литта-Хо. Я здесь... - она снова бросила взгляд на Изабель, - Я здесь потому, что люди этого корабля хотели... хотели купить у моего отца, Ткиле-Хо, землю рядом с нашим городом.

- Угу, - Виктор пристально посмотрел ей в глаза, потом обернулся и позвал девушку, докладывавшую ему о результатах осмотра корабля, - Мелисса, проверь ее...

Та протиснулась в каюту, подошла к Литте и взяла ее за руку. К пальцам туземки она приложила какой-то приборчик, он коротко пискнул, и тогда она показала его своему командиру. Лейтенант задумчиво хмыкнул, молча развернулся, вышел из каюты. Изабель последовала было за ним, но в коридоре ее перехватил Мартин, все это время пытавшийся наблюдать за происходящим из-за спин впереди стоящих.

- У нее экспресс-анализатор! - прошептал он ей на ухо.

Капитан на секунду замерла, обдумывая его слова, после чего все же поторопилась вдогонку за жандармом.

- Что ж, - произнес Виктор у самого шлюза, - По хорошему я должен бы сопроводить вас до Мираска и убедиться в том, что все так, как вы говорите. Но, к сожалению, я не могу оставить сектор патрулирования. Поэтому вынужден поверить вам на слово. Тем не менее я составлю рапорт об этом досмотре и ваш корабль будет у жандармерии на особом контроле. Не советую больше появляться в окрестностях Большого Невольничьего. Счастливого пути!

Пока копы выходили, Изабель отвлекла Мелиссу, поманив ее в сторону. Девушка удивленно подняла брови, как бы спрашивая - «в чем дело»?

- Сколько у меня на борту чужих?

Вопрос несколько ошарашил жандарма, и теперь она нахмурилась.

- Двое? - Мелисса чуть повернула голову в сторону, не сводя с Изабель глаз, и настороженно прищурившись, - А разве вы не в курсе?

- Кто? Скажите, вы же знаете. Быстрее!

- Мелисса, где ты там застряла? У нас еще одна цель появилась! - окрик другого жандарма заставил ее дернуться к выходу, но капитан «Фортуны» ухватила ее за руку. Девушка остановилась и покачала головой.

- Я не знаю, правда. Простите, ничем не могу помочь. Кроме вашей пассажирки я никого не проверяла.

Она уже хотела войти в шлюз, но в последний момент обернулась.

- Если это так важно, - сказала она вполголоса, - последите за расходом кислорода в каютах. Возможно, чужой его потребляет иначе, или вообще не расходует. Удачи!

Мелисса скрылась в стыковочном тоннеле. Изабель хотела ее попросить не сообщать лейтенанту об этом разговоре, но не успела. Впрочем, она почему-то была уверена, что девушка сохранит его в тайне.

Оказавшись в рубке, капитан тут же приказала Герхарду уходить в прыжок на Большой Невольничий.

- Может, все-таки подождать? Жандармы могут отследить вектор прыжка.

- Они уже нашли себе другую жертву, так что прыгай, не рассуждай!

Пилот пожал плечами и стал сверять с Томом траекторию. Изабель некоторое время наблюдала за их работой, потом подкатила на своем кресле к Инге.

- Выведи на мой комп показания расхода кислорода по всему кораблю.

Компьютерщица как-то странно посмотрела на капитана.

- Хорошо. Можно узнать - зачем? С воздухом у нас все в порядке.

- Нельзя узнать. Выводи.

Перед Изабель развернулась подробная схема корабля на всех уровнях с кучей графиков. Она отыскала каюты, занятые членами экипажа, и с замиранием сердца принялась сравнивать показатели расхода воздушной смеси и поглощения углекислого газа.

«Тааак... Мартин. Ну, это понятно. Инга. Хм, вроде норма. Том. Порядок. Герхард. Герхард... Что за хрень? На треть выше нормы! Неужели?... Стоп! У Тани тоже самое! Выше на треть. Причем их каюты рядом. Может, просто какая-то техническая проблема в вентиляции? А если не проблема, тогда что? Кто-то из них? Тогда почему и в соседней каюте повышенный расход? Ну не оба же они чужие! Вот хрень»...

- Инга, можешь протестировать вентиляционные датчики номер 45-17 и 45-18? Там почему-то повышенный расход смеси показывает.

- Сейчас сделаю.

Изабель постаралась обратиться к ней не слишком громко, чтобы не привлекать внимание пилота и штурмана, но в какой-то момент ей показалось, что Герхард вздрогнул, услышав про вентиляционные датчики.

- Тесты проходят нормально, капитан. Но надо проверять - объективных причин для повышенного расхода нет. Возможно, все-таки поломка в системе.

- Когда уйдем в гипер - займись этим.

Инга кивнула.

В это время Том молча указал Герхарду на один из мониторов. Там, одна за другой, вспыхнули шесть точек. Для слетанной пары пилота и штурмана такой групповой маневр в космосе не был загадкой. Во взгляде напарника Герхард ясно прочитал - «пираты»! Точки быстро двигались в сторону корабля жандармерии. Том повернулся было в сторону Изабель, но Герхард едва заметно покачал головой: «не ввязываемся»! Он активировал маршевые двигатели и «Фортуна» ушла в очередной прыжок.

Похожие публикации
Он заметил стройную и симпатичную блондинку, которая страстно облизывала мороженое – от жары текущее по всем уголкам... Она тоже его увидела и улыбнулась, приглашая его к флирту... Ему понравились её...
Я весело вышагивала по аллее парка, звонко стуча каблучками по асфальту. Эффектная брюнетка тридцати лет, я с улыбкой смахнула со своего тёмно-синего костюма волосок и поправила такую же тёмно-синюю...
Когда в воскресение Кэтрин спросила детей после завтрака об их планах на сегодня, Сью переглянулась с Дэвидом и сказала, что поскольку погода хорошая, то они собираются провести день в городе и к...
Для Мадины это был первый рабочий день на машине скорой помощи. Будучи двадцатиоднолетней девушкой, она только-только закончила медицинский колледж, после которого сразу же пошла работать, и вот...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.