Перевоспитание (инфантилизм). Часть 4

61
0

Я продемонстрировала стоящему на столе Саше коробку детских салфеток с изображенным на ней улыбающимся малышом в подгузнике. Реакция семилетнего мальчишки была предсказуемой – он обиженно поджал губки. Я довольно ухмыльнулась – таким, смущенно – обиженным, Саша нравился мне гораздо больше.

– Какой симпатичный карапуз, – улыбнулась я, показав ту же коробку подошедшей к столу Ленке.

– Ага, такой лапочка, – согласилась Ленка.

– Скажи, они с Сашей немножко похожи? – невинно спросила я подругу, украдкой наблюдая за стоящим на столе мальчишкой.

– Тем, что обоих нужно вытирать детскими салфетками после того, как писаются? – улыбнулась Ленка.

"Привыкай к ясельной атрибутике, – усмехнулась я, заметив, как обиженно скривился Саша, – Я тебя после этих салфеток еще много с чем сегодня познакомлю: слюнявчиками, пустышками, детскими бутылочками... И конечно горшком".

Я взялась за Сашины пижамные штаны, ожидая, что мальчишка вцепится в них мертвой хваткой, но к моему удивлению он послушно дал мне спустить штаны с трусами до коленок.

– Давай эту ножку, – продолжила я, освобождая Сашу от мокрой одежды, – А теперь вторую. Вот и сняли мокрые штанишки.

"Надо почаще с ним таким тоном разговаривать" – решила я, видя как обижается семилетний мальчишка на ласковое сюсюканье.

– Какие мы стеснительные, – насмешливо улыбнулась я, заметив, как Саша прикрылся ладошками между ног.

– Уже большой, – усмехнулась Ленка, – Наверно и маму из ванной выгоняет, когда купается.

– Семь лет – это по твоему большой?

Я насильно разняла Саше руки, улыбнувшись, как его захлестнула новая волна стыда.

– Знаешь, что, большой? – обратилась я к мальчишке, – Наверно и маечку лучше снять. Ты и ее умудрился намочить.

Я быстро сняла с Саши через голову майку, оставив семилетнего мальчишку голышом.

– Куда опять руками полез? – повысила голос я, пресекая очередную Сашину попытку прикрыться.

Полминуты я молча рассматривала голенького мальчишку.

– Худенький, – улыбнулась Ленка.

– А попка круглая, как у ясельного карапуза, – добавила я.

– И всё остальное тоже, – хихикнула Ленка, уставившись мальчишке между ног.

– Писюнчик с яичками? – уточнила я, еще больше вогнав мальчишку в краску, – Чего снова прикрылся? Маленькие дети не должны стесняться стоять голышом. Ты что и у мамы так прикрываешься, когда она вытирает тебя между ножек детскими салфетками?

– Что – о?! – возмущенно посмотрел на меня мальчишка.

– А кто тебя обычно вытирает после того, как описялся? – насмешливо поинтересовалась я, – Бабушка? Или в основном мама? Наверно по нескольку раз в день тебе мокрые штанишки меняет.

Саша обиженно поджал губы.

– Ну? – прикрикнула я на мальчишку, шлепнув его по рукам, – Кому сказала не прикрываться!

"Всю неделю твое хамство терпела – усмехнулась я, заметив, что Сашины глаза снова наполнились слезами, – А теперь я тебя немножко подразню, заставив стоять голышом".

– Такой обиженный взгляд, как – будто я на него наговариваю, – сказала я Ленке, кивнув на Сашу, – Просто удивительно, как он у нас до этого был сухим. И дома, не сомневаюсь, писяется. А в школу мама точно в памперсе отправляет.

– Только интересно кто ему там подгузники меняет.

– Как кто? Школьная медсестра на переменке. Я у нашей в кабинете видела большую упаковку памперсов.

Я строго погрозила Саше пальцем, заметив, что он снова потянулся руками к паху.

– Нет? – с насмешливой улыбкой обратилась я к мальчишке, – Не медсестра? А кто? Одна из девочек – старшеклассниц, которую твоя мама попросила присматривать за тобой в школе? Не знаю, Саша. Слабо верится, что с тобой подобный конфуз в первый раз приключился. Ты что из вредности это сделал? Чем я тебе сегодня не угодила? Постелила под простынь клеенку?

– Наверно просто поленился втстать и сходить в туалет.

– Потому что туалет на улице? Мог в первый попавшийся горшок пописять. Никто б из малышей на него за это не обиделся.

– Слушай, а может он решил им подражать?

– Нашим малышам? Из любопытства что – ли?

– Ага. Захотелось побыть ясельным карапузом.

– И не говори. Насмотрелся на Андрюшу с Максимкой и решил, что раз они просыпаются мокрыми, ему тоже можно писять в постель. Только не учел, что Андрюша спит в подгузнике, а Максимка в непромокаемых трусиках.

Ленка тихонько хихикнула.

– Признавайся, – обратилась я к Саше, – Ты из из вредности написял в постель или из любопытства?

Мальчишка смущенно отвел взгляд.

– Ну что ж, я сегодня твое любопытство постараюсь полностью удовлетворить, – пообещала я Саше, – Узнаешь, каково быть ясельным малышом.

– Серьезно собираешься обращаться с ним, как с маленьким? – с ехидной улыбкой поинтересовалась Ленка.

– Угу, – кивнула я, – И начнем прямо сейчас: с вытирания детскими салфетками. Быстренько ложись на спинку!

Саша неохотно улегся на постеленную на столе пеленку.

– А я думала, семилетний на пеленальном столе не поместится, – заметила Ленка, – Кстати, откуда у вас этот стол? Такие обычно стоят в детских поликлиниках.

– Как раз оттуда. Каждая поликлиника периодически избавляется от старой мебели. Вот мама и договорилась, что заберет оба стола из своего кабинета. Один привезли к нам домой, а второй – сюда, на дачу.

– Точно. У тебя ж мама – детский врач.

– Теперь понятно, почему пеленальные столы делают такими большими – для детей постарше, как Саша. Которые в школьном возрасте продолжают мочить штанишки.

Ленка смерила Сашу оцениваюшим взглядом и тихонько хихикнула.

– Никогда не думала, что увижу семилетнего ребёнка на пеленальном столе, – улыбнулась она.

– Вот так, лёжа на спинке? Скажи прикольно на этом столе смотрится.

– Особенно голышом, – со смехом добавила Ленка.

"Сейчас снова полезет прикрываться" – подумала я, наблюдая за смущенным мальчишкой. И точно – в следующую секунду Саша прикрыл обеими руками пах.

– Ленусь, можешь подержать ему руки? – попросила я подругу, – Чтоб не лез ими куда не надо. Он же не даст мне ничего вытереть.

– Вытянуть за головой? – спросила Ленка, разняв Саше ладошки, – Беспокойным малышам обычно там ручки держат. Чтобы карапуз не отталкивался ими от стола.

– Вас на практике этому учили? – поинтересовалсь я, улыбнувшись как мальчишка вздрогнул, когда детская салфетка коснулась его живота.

– Ага, – кивнула Ленка, – Может и ножки подержать? А то так ерзает.

– Спасибо, – кивнула я и дождавшись, когда Ленка возьмет Сашины ноги, принялась вытирать мальчишке низ живота.

– Просто не может лежать спокойно, – с улыбкой заметила Ленка.

– И не говори, – усмехнулась я, – Так пытается увернуться от салфетки, которой я его вытираю.

– Она что, холодная?

– Нормальная, – пожала плечами я, отметив, что салфетка и вправду была холодной, – Всех такими вытираю. Мне что, теперь специально для Саши салфетки греть? Как для трехмесячного?

– У нас на практике малыши ужасно холодных салфеток боялись. А нянечки в этом садике, прикинь, специально ими детей наказывали.

– Тех, кто писялся и какал в штанишки?

– Угу, – кивнула Ленка, – Представляешь, у них для таких всегда стояло в холодильнике несколько коробок детских салфеток. Меня чуть удар не хватил, когда я их там увидела.

– Побежала жаловаться воспитательнице? – улыбнулась я, – Или медсестре?

– И той, и другой пожаловалась. А они просто посмеялись и сказали, что мальчиков можно смело подмывать холодной водой. Наши нянечки, оказывается, только мальчишек так наказывали: двухлетних и старше.

– Я тоже не вижу особых проблем. Раньше ведь как было... До памперсов с детскими салфетками малышей вытирали между ножек мокрой тряпочкой. И когда отключали горячую воду, мамы спокойно подмывали детей холодной.

– Ну никто ж специально этого не делал – чтоб наказать ребёнка за то, что описался.

– Такое наказание гораздо эффективнее уговоров и нравочуений, – умехнулась я, – Надо и мне одну коробку с салфетками в холодильник поставить. Специально для Саши. Чтобы знал, что его ждет после мокрых штанишек. Я приподняла Сашин писюнчик и обернула его мокрой салфеткой.

– Так покраснел, когда ты занялась его писькой, – хихикнула Ленка.

– Кого ты тут стесняешься? – насмешливо спросила я Сашу, – Как будто мы с Леной никогда не видели маленьких мальчиков голышом.

– Семилетних? – с улыбкой уточнила Ленка.

– И даже старше, – ответила я, – Знаешь сколько я их у мамы в кабинете повидала.

– А она что всех осматривает без трусов – независимо от возраста? И тебе позволяет при этом присутствовать?

– В последнее время позволяет.

– Даже когда к ней приводят детей школьного возраста? Представляю, как их мамы на тебя косятся.

– Если б была без халата, наверно б косились.

– А в в белом халате за медсестру принимают? – усмехнулась Ленка.

– Или практикантку из медучилища, – добавила я, – Эти девчонки нас от силы на год старше. И если им позволено на все смотреть, то и я могу у мамы в кабинете сидеть.

Я задрала Сашин писюнчик наверх и придерживая его одним пальцем, принялась вытирать мальчишке мошонку.

– Самое удивительное, детсадовцы этих практиканток никогда не интересовали, – продолжила я, – Но как только к маме приводят мальчишку постарше, сразу целая толпа прибегает. Поглазеть, как она щупает ребёнку его маленькое мальчоночье хозяйство.

– Представляю, как мальчишки этого стесняются. Сомневаюсь, что все послушно спускают трусы и дают себя щупать между ножек.

– Стесняются или нет... Раз привели в поликлинку, врач должна всё проверить. А теми, кто капризничает и отказывается раздеваться, у мамы обычно занимается медсестра: ставит без лишних разговоров на пеленальный стол и раздевает догола. А учитывая, что этот стол стоит в мамином кабинете у окна...

– Только не говори, что сам кабинет на первом этаже, – перебила меня Ленка.

– Ага, на первом, – кивнула я, – И шторы обычно распахнуты. Врачей с медсестрами абсолютно не волнует, что с улицы видно всё происходящее у них в кабинетах. Главное, чтоб было больше света, когда осматриваешь ребёнка. У малышей же все такое маленькое.

– Особенно мальчишечьи пипетки.

– Кстати... – улыбнулась я, острожно оттянув хоботок, которым заканчивался Сашин писюнчик.

"Хорошо, что хоть наполовину открылся" – подумала я, рассматривая розовую головку.

– Как испугался, – усмехнулась Ленка.

– И не говори. Такое впечатление, что первый раз в жизни писюнчик открыли.

– Ай! – завизжал Саша, едва я дотронулась уголком детской салфетки до оголённой головки.

– Чё ты на него так сочувственно смотришь? – обратилась я к подруге, – Ни капельки ему не больно. Больше от страха орёт.

– Откуда ты знаешь?

– Мама сказала. Все мальчишки так у нее визжат во время этой процедуры. От страха, что с писюном что – то случится.

– Я конечно не врач, – заметила Ленка, – Но детскими салфетками б там не терла.

– Этими можно. Они без спирта и прочих химикатов. Мы с Юлькой проспиртованные не покупаем.

"Кричит, как резаный" – усмехнулась я, водя уголком салфетки по нежной щёлочке, – А как вырывается. Хорошо, что Ленка крепко держит мальчишку за руки и ноги".

– Говорю тебе – просто капризничает, – заверила я подругу, – Особенно учитывая, что ему похоже никто до меня не открывал писюнчик. Просто поражаюсь, как мамы мальчиков игнорируют элементарные правила гигиены.

– Нам воспитательница на практике наоборот сказала не пытаться мальчикам ничего открывать, – заметила Ленка, – Само со временем откроется.

– Много она знает, – хмыкнула я, – У Саши, как видишь, не открылось.

– А я что с тобой спорю? – усмехнулась Ленка, – Просто было сказано, что малышам до трех лет там нельзя ничего трогать.

– Мама считает, что нужно открывать писюнчик как можно раньше. Юлька Андрюше еще в годик все открыла. Делала ему целый месяц специальную процедуру.

– Какую?

– Потихоньку оттягивала кожицу. Сразу после купания, когда кожа распаренная. Мама показала, как.

– И Саше похоже такая процедура нужна, – улыбнулась Ленка, – Чтобы полностью открыть головку.

Повозившись с Сашиным писюнчиком еще полминуты, я сжалилась над ревущим мальчишкой и зачехлила его стручок.

"Надо будет сегодня всех искупать, – решила я, – Тогда как следует Саше там и помою. С мылом"

Я поменяла салфетку и чуть раздвинув Сашины голые ноги, тщательно вытерла мальчишке бедра.

– Можешь поднять карапузу ножки? – попросила я подругу.

– Вот так? – вопросительно посмотрела на меня Ленка, задрав Саше ноги.

– Еще выше. Чтоб полностью разжал попу.

"Привыкай к этой позе" – с улыбкой превосходства подумала я, наслаждаясь Сашиной беспомощностью.

– Так обиженно на тебя смотрит, – сказала Ленка.

– Не понравилось, что назвала его "карапузом".

– Я до сегодняшнего дня не знала, что карапузы... – Ленка на секунду запнулась, тихонько хиихкнув, – Бывают

семилетними.

– Бывают, бывают.

Я улыбнулась, заметив, что до отказа задранные ноги вынудили Сашу забавно выпятить вперед его маленькие мальчишечьи приборчики – точно так же, как это делали в подобной позе грудные и ясельные малыши.

– Так пять минут назад пытался прикрыть от нас своё мальчоночье хозяйство, – усмехнулась я, – А сейчас наоборот выпятил писюнчик с мошонкой, как напоказ.

– Старается, чтоб тебе было удобнее их вытирать, – засмеялась Ленка, еще больше вогнав Сашу в краску.

Похожие публикации
Вот и все. Вот и кончилась сказка. Как мне бы хотелось вернуться назад. Туда, где все только начиналось... Но... Ты ушла... Как много я бы изменила. Хотя нет, наверное, я бы оставила так как есть....
В дверь тихо постучали, Полина с причмокиванием, сопровождая каждый сантиметр старательным сжатием губ, выпустила член. Она встала с кровати и не накинув халата, открыла дверь комнаты. - Тебе чего? -...
С тихим, еле слышимым стоном Лависа мотнула головой и начала поднимать тяжёлые, словно окаменевшие веки. Лиорен стремительно отвёл в сторону руку с зажатой в ней бритвой и настороженно поднялся....
   Её тянуло на природу. Электричка? Нет это не для нее. Вышла на улицу.   Было раннее утро. Голосовать пришлось недолго. Призывно распахнув дверь "мерса", он вопросительно глянул на неё.    –...
Комментарии
Добавить комментарий
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.